The Hunger Games: After arena

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Hunger Games: After arena » Архив игровых тем » Home, sweet home.


Home, sweet home.

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://24.media.tumblr.com/b2e8b9945b32c02ac1191d42275d6be4/tumblr_mxmh6dPHN51qihxh5o1_r6_250.gif

http://25.media.tumblr.com/f848e7dd43cf2a97685e0406b19d8d68/tumblr_mxmh6dPHN51qihxh5o3_r3_250.gif


1. Название:
Home, sweet home.
2. Участники:
Katniss Everdeen & Peeta Mellark
3. Место и время:
Дистрикт-12; Революция окончена; 3323 год.
4. Краткое описание квеста:
Пришло время возвращаться домой. А есть ли этот дом? Есть ли куда возвращаться? Где теперь жить уроженцам разбитых Дистриктов? Где строить свой быт и думать о будущем?
Одни руины, пыль и мусор, вот что увидит Пит и Китнисс, когда смогут вернуться обратно в Двенадцатый. Сейчас тут нет ничего, если только маленькая надежда, которая все еще теплиться в душе парня.   
5. Очередность постов:
Katniss Everdeen & Peeta Mellark

+1

2

Равномерное гудение планомета звучало так успокаивающе. За время революции Китнисс достаточно наслушалась взрыва бомб, рева пожаров и криков людей. Ей хотелось тишины. Тишины и покоя. После окончания Революции их пару все хотели видеть, трогать, поздравлять и благодарить. Китнисс была на грани. Она не могла уйти от всех этих людей. Но смерть сестры подкосила ее. Она как будто лишила ее почвы, и девушка барахталась где - то между небом и землей. И не было ей покоя.
Все вопросы были решены, споры улажены, и Пит, хвала Питу, смог договориться об их отправке домой. Она не знала, кто еще вернется с ними, но сейчас они были одни. Пока они летели, никто из них так и не заговорил, между ними установилась тишина. Но это была тишина не угрюмая или неловкая, это была особая тишина. Тишина, в которой уютно можно было посидеть, когда твой собеседник понимает тебя с полуслова. Собеседник. Ее собеседник не так давно стал ее мужем. Девушка прокрутила кольцо и оно сверкнуло в лучах солнца. Альма Койн решила поиздеваться над ними, устроив их свадьбу и сняв это на камеру. А ведь они с Питом мечтали о другом! О тихой свадьбе у себя дома, с традиционным поеданием хлеба. А оказались в банкетном зале, где было много незнакомых лиц, и Койн со своего места усмехалась ей. Чем вам не Капитолий со Сноу во главе? Она не хотела попасть под колпак еще одного тирана. Не хотела этого и для своих родных.
Планомет совершил круг и мягко приземлился на землю. Только сейчас Китнисс почувствовала, как гулко бьется ее сердце. Она знала о том, что ее дом разрушен. Но знать и видеть это совсем разные вещи.
Собрав волю в кулак, она вышла вслед за Питом. И обомлела от шока. Первое что ее встретило это пыль. Казалось она была везде, и скоро проберется в волосы, глаза и зубы. А потом появились руины. От этой картины она вздрогнула и вцепилась в руку Пита. Только так она могла выдержать это испытание. На месте школы, где они учились теперь стояла груда камней, наверняка под ней до сих пор находят людей, разбор завалов еще не закончился. Лавки, магазинчики, все на этой улице представляло груду камней. Здесь не то что жить, дышать было невозможно.
Озираясь и познавая весь ужас происшедшего, молодая пара медленно шла по городу. Вот и главная площадь, точнее очередная груда камней и пятна крови. Она давно привыкла не вздрагивать от ее вида, но в собственном Дистрикте...
А вот и Черный рынок, именно там она продавала свою дичь. Ничего, только сгоревшие балки. А дальше, дальше было то, что осталось от дома Пита.
Китнисс крепче сжала его руку, когда они подошли к тому, что осталось от его дома.
-Если бы я могла, я бы вытащила их отсюда, я бы все сделала, чтобы спасти твоих братьев, - ее губа дрожала и она быстро отвернулась. Лучница хорошо помнила этот двор, даже могла назвать то место, куда упала желанная булка хлеба, - Мне действительно очень жаль.
Они продолжали стоять, им просто некуда было идти. Весь их город представлял собой руины. Китнисс боялась двигаться, она знала, что ее ожидает дальше. Но пасовать или трусить было не в ее стиле, поэтому они смело направились к ее дому.
Ни одной травинки, ни одного цветочка, их утюжили так, чтобы не осталось ничего живого. Не в силах выдержать такое зрелище, Китнисс упала на колени и зарыдала. Ее стоны были больше похожи на скулеж. Ей было так больно, что целый мир не мог вместить ее горя.

Отредактировано Katniss Everdeen (2015-01-22 16:29:49)

+1

3

Пришло то время, когда пора возвращаться домой. Все кончено: революция, смена режима, суды, казни и «незабываемые» последние Голодные Игры. Остался лишь один, последний этап – вернутся обратно в родные стены Дистрикта-12.
Уже больше года, Пит и Китнисс не были дома. За весь период революции они побывали в разных Дистриктах, но так ни разу им не удалось увидеть свой, родной. Они знали о бомбежке, они знали, что бывший президент первым делом пустил под расход именно их дом, но видеть и слышать это же разные вещи! Прислушиваясь к гулу планолета, закинув голову на подголовник, Пит почти час просидел в одном и том же положении с закрытыми глазами. Они не говорят с Китнисс, сейчас их молчание было куда более комфортным, чем какие-либо слова на всей этой планете. Каждому было о чем подумать и что-то для себя решить, а самое главное приготовиться к тому, что они могут увидеть приземлившись.
Почувствовав, как они идут на снижение, Мелларк открывая глаза, смотрит на Эвердин. По всему ее внешнему виду можно подумать, что сейчас она самый спокойный человек в мире, но ее взгляд, ее глаза выдают обратно. Парень на секунду позволяет себе притронуться к руке девочки и, улыбнувшись, он кивает ей, тем самым, говоря, что он с ней и все будет хорошо. Возможно, он еще сам не готов увидеть то, что через какие-то минуты предстанет перед его глазами, но это их дом и рано или поздно они должны были сюда вернуться.
Мягкая посадка, трап и вот они дома. Дом, милый дом! Точнее то, что от него осталось. Едва пыль успела осесть, внутри сразу же, как будто что-то оборвалось. Нет ни единого уцелевшего дома. Все в руинах, а если где-то и виднеется какая-то стена, то стоит ее лишь задеть пальцем, она тут же разлетится, превращаясь в пыль и груду камней.
Осматриваясь по сторонам, Пит осознает насколько пуст Дистрикт. Единственные кого еще можно встретить, это рабочие, которые пытаются снова вдохнуть жизнь в это место. Теперь, я понимаю, почему люди не спешат возвращаться или едут в другие места. Почувствовав цепкую хватку Эвердин, Пит со страхом оглядывается в ее сторону. Она должна быть сильной, она должна это выдержать. Жизнь в столице не их вариант, Капитолий не дает ей отпустить свою боль. Он держит Китнисс на месте, а ей надо научиться идти вперед. Придерживая Огненную за локоть, они решаются сделать первый шаг и пойти дальше. Школа, Котел, Дом Правосудия… ничего не уцелело. В памяти всплывают старые картинки, когда в Дистрикте еще все было целым. Их дом не был красив, все здания парню всегда казались убогими лишенные каких либо красок, но при этом они всегда обладали душой. Возможно Дистрикт-12 самое серое, забытое Богом место, но в отличие от красивого и богатого Капитолия тут была настоящая жизнь во всех ее красках.
Едва поднимая ноги, ступая все дальше и дальше, Пит начинает узнавать улицу, на которую они только что свернули с Китнисс. Улица, где был его дом. Дом с пекарней, в котором всегда пахло свежей выпечкой. Останавливаясь у дерева, где когда-то сидела Эвердин под проливным дождем, Мелларк не моргая, смотрит в пустоту. Нет ничего, лишь обуглевшие разбросанные камни, куски крыши, тряпки и пустота. От увиденного хочется закричать во все горло. Возможно, Пит бы так и сделал, будь он один, но он не один. Китнисс сжимает его руку и парень, отворачиваясь от места, что раньше называлось его домом, с грустью смотрит в ее серые глаза.
- Я не сомневаюсь. Но, зная мою мать…, - Ему тут больше нечего делать, поэтому он просто идет прочь, потянув за собой девочку, - Спасибо! -  Пит еще вернется сюда. Возможно, он даже построит на этом самом месте свою новую пекарню в память о родителях, братьях, о прошлой жизни. Пит думает об отце, самом близком ему человеке. Между ними всегда была связь, мужчина был единственный, кто понимал своего младшего сына. Он никогда не лез ему в душу, но если парню нужно было с кем-то поговорить, сын не раздумывая, шел к отцу, - Все будет хорошо, я переживу и это, - сейчас говорить трудно, но у него нет другого выхода, о себе он подумает как-нибудь потом.
Продолжая идти прямо, теперь Мелларк отчетливо понимал, куда Китнисс его ведет. Из всех улиц всего Дистрикта, Пит мог пройти только по двум с закрытыми глазами. Эвердин хочет посмотреть на то, что осталось от ее дома. Ему хочется остановить ее и увести куда подальше, но разве она послушает его? Эвердин хочет посмотреть на то, что осталось от ее прежнего дома, хоть ответ ей уже известен.
- Китнисс! - Пит наклоняется к девушке, - Китнисс! – обнимая Огненную, Мелларк прижимает ее к себе, - Поплачь, тебе станет легче, - он целует ее волосы, а в голове возникает мысль, что это впервые, когда Пит видит слезы Эвердин. Она никогда не позволяла себе подобных эмоций на публике. Может быть, когда девочка оставалась наедине, она не раз таким способом выплескивала все свои накопившиеся эмоции, но при нем это происходило впервые, - Все хорошо. Пойдем, пойдем отсюда, - парень хочет сказать, что от бомбежки пострадал только ее дом, что семья ее была спасена, но когда он вспоминает Прим, Пит передумывает говорить об этом. Поднимая девочку на ноги, придерживая Эвердин за талию, Мелларк хочет увести ее отсюда, вот только ее собственные ноги как будто не слушаются Огненную. Она еле идет, слезы душат, а Пит думает, что им бы не мешало взять с собой воды, - Давай, ты посидишь тут, а я сейчас попробую найти для тебя воды, - усаживая девочку на очередную глыбу, что попадается им на дороге, Меллар не хочет ее оставлять одну, но другого выхода у него нет. Постоянно оборачиваясь назад, да бы не потерять Эвердин из поля зрения, он ходит мимо руин домов, выискивая целый стакан или чашку. Что-то должно было уцелеть, куда-то закатиться. Разбирая завали, переворачивая все, что он может поднять, Пит находит чашку. Она без ручки. Ручка откололась, по всей видимости, когда посуда разлеталась во все стороны, однако пить из нее можно и это сейчас самое важное. Подбегая к колонке, нажимая на рычаг, в надежде, что из крана польется питьевая вода. Пит быстро споласкивает чашку и набирает в нее воду.
- Выпей! – присаживаясь на корточки напротив Эвердин, он передает Огненной чашку, - Осторожно, не порежься, - она уже не плачет, но силы как будто покинули ее, - Как ты? Можешь идти? – Мелларк гладит бледную щеку девочки, - Нам надо уходить, мы еще не все посмотрели, - придерживая Китнисс за руку и талию, он отпустит девочку только тогда, когда она сама будет к этому готова.

0

4

Она настолько сломлена, что даже не замечает, как ее поднимают с колен. Даже несмотря на прошедшее время, воздух пропитан дымом и копотью. Дым и копоть, вот что осталось от ее дома. Дома, где она провела все свое детство. Где делала первые шаги, где разучивала первые ноты вместе с отцом. Дом в котором обрели, хоть и недолгое, счастье ее родители.
Она вцепляется в Пита как в спасительную соломинку. Зарывается в его шею носом, позволяя обнять себя теплыми руками. Его аромат окутывает ее и дарит спокойствие. Когда она в последний раз плакала при нем? Когда она вообще в последний раз плакала? Они были женаты уже год, но Китнисс только сейчас позволяет себе выплеснуть горе при муже. Кто говорит, что время лечит? Она этого не заметила. Может должно пройти больше времени? Неизвестно, но тупая боль от потери сестры давно засела в ее сердце и только один человек может притупить ее своими ласками и поцелуями.
Ее истерика мало помалу переходит на нет. Она оказывается сидячей на валуне. Когда он успел ее вообще усадить? И где он? В первую секунду девушка испуганно оглядывается, но находит его у колонки. В этом весь Пит. Она не знала, как это у него получалось, но он словно читал ее мысли и всегда действовал на пол шага впереди. Вот и теперь он приносит покоцанную чашку, полную воды.
Она все еще дрожит, так, что керамика несколько раз стукается о зубы. Но потом справляется с собой и делает маленькие глотки. Никакая, даже самая наичистейшая вода не могла сравниться с водой в этой кружке.
Она выпивает весь стакан и наконец может изобразить что - то наподобие улыбки. Пальцы мужа касаются щеки и по ее телу разливается тепло, которое согревает похлеще спиртного.
- Прости, я не хотела испортить тебе рубашку, - девушка хватается за руку Пита и поднимается с земли. Здесь ей больше делать нечего. Может быть когда - нибудь она и сможет снова прийти сюда, но прошло еще слишком мало времени.
Она послушно обнимает мужа и бредет дальше с ним по улице. Жизнь в этом дистрикте больше никогда не вернется в прежнее русло, она больше не может сходить на луговину, там теперь огромное кладбище с останками тех, кто умер под бомбами. Но одно место все таки осталось целым – Деревня Победителей. Как в отместку или насмешку эти домики стояли все такие же идеальные, поджидая своих хозяев.
Таких домой больше нигде не было, в основном в 12 строились маленькие, низенькие хибарки, только очень немногие могли позволить себе хороший прочный дом. У родителей Пита стоял добротный дом, в котором всегда пахло хлебом, у Китнисс же небольшой домик в один этаж.
В деревне даже фонтан остался на месте, и в нем журчала вода. Это было настоящим издевательством над дистриктом и лично над ними. Китнисс угрюмо рассматривала дома. Будь ее воля, она бы вернулась в свой домик, но у них с Питом не было больше дома.
Они уже перешли ворота, как вдруг она услышала мяуканье. У ворот стоял никто иной как Лютик. Поцарапанный, с пораненной лапой, но живой и здоровый.
- Смотри, кто здесь! - девушка села на корточки и стала звать кота. Он подошел не сразу, но она все таки смогла взять его на руки. Кот протестующе зашипел, но девушка тут же шикнула на него.
- Ну что, где мы будем жить?

Отредактировано Katniss Everdeen (2015-01-22 16:36:06)

+1

5

Думать о том, что твой дом превратился в руины больно, но еще большее на это смотреть. Вот так вот в один день, в одно мгновение, место, где раньше жили и работали люди, превратилось в большое пепелище, где нет ничего кроме голодных собак и птиц, ищущих себе наживу. Конечно, новый Капитолий теперь бросает все силы, чтобы отстроить разбитые революцией Дистрикты. Но, сколько тут еще работы! Сколько сил еще сюда нужно вложить, чтобы люди снова смогли тут жить.
Сейчас Дистрикт-12 пусть, тут практически никого нет не считая строителей и нескольких гражданских лиц, таких как Пит и Китнисс. В гостях хорошо, но дом есть дом, пусть, даже если тут негде жить. Подобный дом не упрощает жизнь чете Мелларков, но смотреть на боль Китнисс  в Капитолии было невмоготу. Разве это жизнь, сутками сидеть в номере отеля и не выходить за его пределы? Разве это жизнь, когда парень стоял над душой девочки и просил ее хоть немного поесть, а она лишь в очередной раз просит дать ей немного времени побыть одной. Им необходимо было уехать, и Пит сделал все необходимое для этого. 
- Перестань, рубашка это мелочь, тряпка, которой когда-то можно будет мыть полы, - почему Пит не подумал о том, чтобы взять воды раньше? Ему следовало ожидать подобной реакции Эвердин, не смотря на то, что слезы были плохим сюрпризом, - Ничего, мы сможем, все будет хорошо, - Пит подбадривает Китнисс, хоть от части ему и самому в это поверить тяжело, но он не может отступить, не сейчас. Сейчас среди этих двоих только Огненная может быть слабой, парню же необходимо крепко стоять на ногах. Думая о Деревне победителей, с другой стороны Дистрикта, Мелларк предлагает пойти дальше и все осмотреть. Должно же быть хоть что-то, что осталось целым в этом месте. Парню кажется, что он видел контур крыш вдалеке, а значит, у них есть неплохие шансы на новый временный или может быть постоянный дом.
Оставляя, пустую побитую чашку у места, где сидела Китнисс, прижимая к себе ее исхудавший за последнее время стан, Пит повел девушку к Деревне победителей. Тут практически никто и никогда не жил, не считая Хеймитча всеми известного ментора-алкаша, который в последнее время, связавшись с Эффи и пожив в Дистрикте-13, практически перестал пить. Вот кому-кому, а Абернати жизнь в подземелье точно пошла на пользу.
Они не спешат, им больше некуда спешить. Новый дом и новая жизнь теперь от них никуда не денется, тем более, когда дома в деревне остались не тронутыми. Трубы на крышах, сами крыши плавно переходящие в стены, окна, двери, крыльцо, даже фонтан до сих пор работал. Капитолий и тут нашел иронию, когда оставил это место нетронутым после бомбежки. Тут как будто бы просто остановилось время, пока жизнь снова не войдет в привычное русло.
- Смотри, кто здесь! – едва они успели шагнуть за ворота, послышалось протяжное мяуканье, на которое Китнисс тут же отреагировала. Присаживаясь на корточки, девочка подзывает к себе кота, однако он не сразу на нее реагирует. Конечно, Пит знал, насколько у Эвердин были натянуты отношения с этим животным. Парень не раз замечал, как Лютик шипел на Китнисс стоит ей пройти мимо него, но, тем не менее, рыжее существо первым делает шаг на встречу.
- Ну что, где мы будем жить? – поднимая кота, усаживая его в своих руках, при этом, обменявшись взаимным шипением, девушка задает, пожалуй, главный на сегодняшний день вопрос.
- Сейчас посмотрим, но предлагаю держаться подальше от дома Хеймитча, - ступая вперед, парень рассматривает фасады домов, - Он столько лет пьет, что в его доме должно быть страшно зажечь спичку, - вот она фальшивая щедрость былого Капитолия - дома для победителей. Они безупречны, их размеры впечатляют, но в отличие от остальной части Дистрикта-12 в них никогда не было души. Красивые пустышки, которые все пытались обходить стороной, а вот теперь придется тут жить, - Надо посмотреть какие они изнутри и только потом что-то выбрать. Предлагаю посмотреть вот эти два, - Пит указывает рукой на два стоящих лицом к лицу дома. Они на довольно приличном расстоянии от дома Хеймитча, так что если их ментор снова решиться взять за старое, им он будет не помеха, - Можешь подождать меня тут, я сам осмотрюсь, - улыбнувшись, парень вошел в первый дом. По сравнению с былым Дистриктом-12 это были настоящие хоромы, но если вспомнить Капитолий, то можно подумать, что Сноу до сих пор продолжает смеяться над ними. Прогуливаясь по дому, осматривая комнату за комнатой, Пит понимает, что ему совершенно все равно как будет выглядеть следующий дом. Они наверняка одинаковые, да и этот вполне подходит, тут есть все, остальное же они сделают сами.
- Добро пожаловать домой, - широко раскрывая двери, Пит приглашает зайти Китнисс вовнутрь и осмотреться, - Здесь пусть, холодно, совершенно нет уюта, но это все поправимо, главное, что здесь есть то, что нам может понадобиться до того, как жизнь вернется в это место, - закрывая за Китнисс входные двери, Мелларк наблюдает за девушкой и за котом, у которого тоже появился новый дом.

0

6

«Все будет хорошо». Только его голос может произносить эти слова с полной уверенностью. И она ему верит. Безоговорочно. Пит никогда не обманывал и не подводил ее. Если этот мужчина что - то обещал, то делал это. Вот и сейчас они оказались в 12 только благодаря ее супругу.
В Капитолии было хорошо, но там было плохо. Из ее тела пропала жажда жизни. Будь ее воля, она бы целыми днями сидела в кресле и предавалась грустным мыслям. Но рядом был Пит. Пит который тормошил ее, кричал на нее, брал за руку как маленькую девочку и водил за собой по улицам. Он фактически кормил ее с ложечки, вливая в нее бульоны и лекарства. Он мог часами сидеть, держа в своих объятиях и перебирая ее темные волосы. И только ночью, ночью она становилась сама собой. Китнисс до сих пор мучили кошмары, но стоило только Питу прикоснуться к ней, как мертвецы убегали, напуганные теплом его тела. А потом…потом ее тело загоралось огнем, потушить который мог только он. Девушка исступленно занималась любовью со своим мужем и засыпала, обессиленная под утром. Но засыпала с блаженной улыбкой на лице.
За своими мыслями она не замечает, как они подходят к одному из шикарных домиков. Она невольно смотрит на дальний дом, в которым окна смотрятся как черные дыры. Также как  во всех других домах, в этих коробках нет жизни.
- Интересно он вернулся или остался с Эффи? –неожиданно ее сердце сжимает необъяснимая тоска. Она скучает по своему ментору. Хоть у них и были не самые простые отношения, но именно он своими жесткими советами помог продержаться ей весь этот год. Сарказм Хеймитча не давал ей опускать руки, как же она могла допустить такое, чтобы ее ментор оказался прав? Да скорее ад замерзнет.
Пит открывает дверь и пропадает в недрах дома, Китнисс же мнется в дверях. На ее руках протестующее мяукает Лютик, видимо она слишком сильно его сжала. Коту удается вывернуться и он убегает в дом.
- Вредный кот, а ну стой!! – девушке не остается ничего другого, кроме как следовать за животным.
В доме пахнет затхлым воздухом, но не смотря на слой пыли, мебель здесь новая. Обои приятного голубого цвета не режут глаз, на полах теплые ковры, на окнах шторы нейтрального цвета. Слава богу в этих домах не наблюдалось никакой помпезности Капитолия. Это просто дом, в котором можно жить, не сходя с ума от ярких цветов и изобилия красок.
Пока она обходит первый этаж, Пит поднимается по лестнице. На первом все стандартно. Гостиная, кабинет и кухня. Да такая большая, что здесь может поместиться вся ее большая семья. Прим здесь понравится. От воспоминания о сестре щемит сердце – маме бы тоже здесь понравилось. Она всегда мечтала о большом уютном доме.
Чтобы отогнать от себя грустные мысли, Китнисс бегом преодолевает лестницу и идет искать Пита. Парень стоит на пороге какой - то комнаты. Китнисс подходит к нему сзади и сама замирает. Кровать, огромная кровать сразу же бросается в глаза. Она не может не чувствовать как краска заливает лицо. Это теперь ее спальня. Ее и Пита.
- Это будет наша спальня? – девушка говорит тихо, нона мужа не смотрит. Она все еще смущена, это ночью, для своего мужа она раскрепощена, а днем она снова превращается в нелюдимку Китнисс Эвердин, которая не умудрилась заметить, что в нее влюбился парень.

Отредактировано Katniss Everdeen (2015-01-22 16:40:56)

+1

7

«Дом, милый дом». Было первое, о чем подумал Пит, когда, немного осмотревшись, парень приглашает Китнисс зайти во внутрь. Хороший дом или плохой, с этой минуты он принадлежит им, а это значит, что и его уют будет полностью теперь зависеть только от них самих. Немного понаблюдав за котом, который, по всей видимости, выкарабкался из рук девочки самостоятельно, на что Китнисс весьма не дружелюбно реагирует, все, на что сейчас надеться парень, так это на то, что с этой минуты у них все будет хорошо. Конечно, произошедшее с их домом, разбивает, морально истощает, но это не значит, что во всем этом нет ни какого просвета.
- Эффи не захочет сюда переезжать, поэтому я думаю, что Хеймитча мы тут теперь не скоро увидим, - перед тем как подняться на второй этаж, чтобы посмотреть, что же их ожидает этажом выше, Пит отвечает Китнисс на поставленный вопрос, - Я поднимусь и посмотрю что там, - кивнув головой в сторону второго этажа, парень пошел на верх.
Все те же спокойные тона и все та же пыль Дистрикта-12. Мелларк проводит пальцем по поверхности тумбы, оставляя на ней отчетливый след, бросая взгляд на посеревшую тюль в конце коридора.
Решаясь начать свой обход с конца коридора, Пит прокручивая ручку входной двери, отпирает ее. Дверь немного скрепит, то ли от того, что в этом доме никто и никогда не жил, а значит ей не пользовались, то ли от того, что со временем петли успели немного проржаветь. Так или иначе, надо будет их смазать. Пит проходит в глубь комнаты, чтобы осмотреться. По всей видимости, это что-то типа комнаты подростка, нет никаких опознавательных знаков мальчик это должен быть или девочка, лишь бледно зеленые обои, шторы в цвет, одна небольшая кровать, стол, стул и шкаф. Прокрутившись вокруг своей оси, еще раз панорамно на все это посмотрев, Мелларк выходит из комнаты, направляясь к другой двери. Ванна! Полезная находка, оставляя дверь открытой Пит идет к третей комнате обнаруживая там тоже самое, что и в первой, если только цветовая гамма была немного ярче. На этот раз он не заходит, комнаты абсолютно идентичны, даже мебель стоит точно так же, развернувшись на девяносто градусов, теперь парня интересует оставшаяся дверь у самой лестницы. Последняя. Щелчок и Пит видит совершенно не похожую комнату на остальные. По размерам она была в два раза больше, и в отличие от остальных спален в этой было два окна, одна большая двух спальная кровать с тумбами по бокам, туалетным столиком и двумя дверьми.
- Это будет наша спальня? – за спиной послышались легкие шаги и голос Китнисс, которая, как и он остановилась у порога.
Сложно сказать с какого момента они стали отождествлять себя настоящей парой. После интервью на семьдесят четвертых Голодных Играх прошло не много не мало один год и не много не мало почти как год они женаты. Конечно, свадьба была полным фарсом, очередной пиарход для нужд революции, но каждое действие, каждая испытание этой чертовой войны лишь объединяло их, связывая одной, прочной нитью.
- Нравится? – Пит видит смущение Китнисс и это лишь забавляет его. Она до сих пор заливается румянцем, несмотря на то, что провела с ним уже не одну ночь. Обнимая девушку за талию, притрагиваясь свободной рукой к ее алой щеке, Пит поглаживает бархатную кожу девочки, перед тем как поцеловать Китнисс в губы. Аккуратно, будто боясь спугнуть с цветка бабочку, Мелларк накрывает губы девушки своими, чувствуя все ее напряжение. Она не сразу отвечая на его ласку, а на первый взгляд невинный поцелуй парня, перерастает в что-то большее, когда Мелларк увлекает за собой Эвердин в глубь комнаты. Да это их комната, да это их кровать и да, теперь они могут тут делать что захотят, по крайней мере, пока они будут вдвоем в этом доме, комнате. Сбрасывая с плеч Эвердин  накидку, Пит аккуратно укладывает Китнисс на пыльные, но совершенно новые простыни, не отрываясь от ее губ. От легких, практически неощутимых прикасаний, его поцелуй переходит на более требовательный и жадный. Ему всегда будет мало Китнисс Эвердин, сколько бы лет он не имел доступа к ее телу и душе. Снимая с себя куртку, его руки тянуться к краю футболки, избавиться от которой можно только в случае, разорвав их поцелуй. Нехотя, словно от него отрывают кусок его собственной плоти, Мелларк отстраняется от девочки, нависая над ней. Он смотрит на нее. Все тот же румянец, вот только взгляд теперь немного другой, улыбнувшись, почувствовав ее горячи руки на своем оголенном торсе, парень снимает с себя футболку отбрасывая ее в сторону, возвращаясь к губам Эвердин. На этот раз она не заставляет себя ждать, моментально отвечая на его ласки. Опираясь на левый локоть, Пит гладит: шею, ключицу, грудь девушку, опуская свою свободную руку все ниже и ниже, нащупывая край ее кофты, чтобы запустить свою руку под ткань. Отвечая  на все его прикосновение, тело Китнисс становиться податливым, а губы сами требуют продолжения. Постепенно избавляясь от всей ненужной одежды, чувствуя одну за другой волну возбуждения, наслаждаясь каждым изгибом, каждым миллиметром оголенного тела Китнисс, Пит не спеша, будто пробуя ее на вкус, словно дорогое вино входит в девушку, роняя стон блаженства. Она его, она знает, что он любит, а каждое новое движение, прикосновение Огненной лишь сильнее сводит его с ума. Двигаясь в унисон, Мелларк ворует стоны Эвердин, выдыхая свои ей в рот, чтобы потом снова и снова ее целовать. Не оставляя без внимания ни единого сантиметра женского тела, вдыхая аромат, наслаждаясь каждым мгновением, парень чувствует, как девушка в его руках вздрогнув обмякает получая свою разрядку. Китнисс уже все, а ему еще необходимо немного времени, еще несколько движений ее бедрами для него и он отправиться вслед за ней. Целуя ее ключицу, Пит не перестает двигаться, лишь немного увеличивая свой темп, пока он сам не получит ожидаемого результата.
- Мне уже нравиться эта кровать, - откидываясь назад, восстанавливая дыхание, тут же заключая в объятия супругу, Мелларк смотрит в потолок, - Люблю тебя! – он переводит взгляд на Китнисс, целуя ее в лоб и в губы.

+1

8

За спиной Пита распахнуты почти все дери- значит он там уже побывал. Но его, как и ее влечет именно эта комната. Они оба застывают на пороге, пытаясь представить себе, как будут жить в ней. Это был их первый и она наделась единственный дом. Здесь совсем не чувствовалось уюта и домашнего тепла, совсем как в Капитолийском отеле. Но кажется они оба согласны с тем, что это то. Что нужно им обоим.
В Капитолии весь это год они жили в предоставленном им номере. И он так ей напоминал номер в Тренировочном центре, что она не могла спокойно спать. Ей постоянно казалось, что вот вот в двери задет Эффи с объявлением или ввалится пьяный Хеймитч. Хеймитч вваливался, правда, но не приносил с собой хороших новостей. Китнисс находилась в постоянно м напряжении и частенько срывалась на тех, кто был рядом. Чаще всего это был Пит. Она поражалась его титаническому терпению. Он молча сносил ее истерики, потом обнимал и прижимал к себе. И что самое удивительное – она успокаивалась. Разум снова возвращался в ее голову, она покрывала поцелуями лицо своего мужа и извинялась. Извинялась миллионы раз за свой скверный характер. Но он лишь улыбался и говорил, что все в порядке.
Рядом с Питом она становилась другой. Как по мановению палочки холодная и расчетливая Китнисс пропадала на время, а на поверхность выходила нежная Китнисс, которая осыпала ласками своего мужа. Он мог одним только своим взглядом успокоить ее гнев и растопить холод в ее взгляде. Одни его объятия и она забывала обо всем.
Вот и сейчас, стоило ему потянуть ее на себя, как она забыла о том, что собиралась разобраться с котом. И вообще о том, что они в пустом доме и сюда в любой момент может заглянуть незваный гость. Первое нежное прикосновение губ и девушка сама потянулась к нему, как цветок к солнцу. Он и был ее солнцем, он единственный согрел и растопил ее холодное сердечко.
- Пит, кто нибудь может зайти, - успевает она пробормотать между поцелуями, пока ее накидка летит на пол, - Ты меня вообще слышишь?
Они оба знали, что это лишь слова. Последняя попытка сохранить голову на плечах. Но вместо ответа Пит укладывает ее на простыни и весь ее мир сужается до размера этой кровати и мужчины рядом. Он отрывается лишь на минуту – чтобы снять с себя футболку и у нее появляется возможность рассмотреть своего Пита. Для нее он был идеальным абсолютно во всем. Она обожала каждую его мышцу, каждый волосок на теле. Кто бы мог знать, что она полюбит такой всепоглощающей любовью?
Муж возвращается в ее объятия и последняя здравая мысль тонет в водовороте страсти. Его поцелуи, его ласки срывают стоны с ее губи, она притягивает мужское тело к себе так близко как может. Ручками она гладит его грудь, спину, будто запоминая каждую черточку его тела. Его же руки заставляют ее тело гореть огнем, она задыхается и не знает как потушить этот огонь. И так каждый раз. Стоит ему привлечь ее к себе, как тело Китнисс реагирует быстрее чем разум.  Будь ее воля она бы растворилась в нем насовсем. В данный же момент она осыпала его поцелуями, лихорадочно, будто его сейчас у нее отберут. Вся их одежда очень быстро оказалась на полу и Пит наконец внял ее мольбам. Она что то бормотала, о чем то просила его, но в памяти сохранились лишь блаженные движения, которые возносили ее в небеса. Она, который раз оставила отметины на его спине, это было ее клеймо,  знак того, что этот мужчина принадлежит только ей. Китнисс до замужества и не подозревала, что такое ревность и как она может проявиться. Рядом с Питом ее ревность расцвела в полном объеме. И хоть муж не давал и повода, она не могла спокойно реагировать на толпы женщин, липнущих к ее молодому мужу. Только по ночам он убеждал ее, что любит только ее.
Китнисс целует мужа в губы до тех пор пока его движения не приводят ее к кульминации. Она такая сильная, что девушка не может сдержать крика. Громкого, удовлетворенного крика. Буквально через несколько мгновений муж присоединяется к ней и оба блаженно валятся на кровать. Только сейчас она замечает солнечный свет, который льется из окна прямо на их кровать. От лучей солнца волосы Пита горят золотом, на лбу блестят капельки пота. А дверь их комнаты распахнута настежь. Природное смущение снова берет свое и девушка, накинув простыню, пытается встать с кровати. Но не тут то было, муж тянет ее в свои объятия и брюнетка не в силах отказать ему. Она привычно сворачивается калачиком рядом с ним и переплетает свои пальцы с его.
- Нам нужно вставать, вдруг кто нибудь зайдет, - поднимая голову. Китнисс снова ловит его губы в поцелуе. Кажется никому из них не хочется покидать эту кровать. И пусть все ее тело и волосы в пыли, это неважно, - Люблю тебя, - вторит она ем

+1

9

Что может еще слаще ласкать слух Мелларка, чем «Я люблю тебя» из уст Китнисс Эвердин?! Абсолютно нагая в его объятиях, с растрепанными волосами и этой особой улыбкой на губах… Пит провидит своей рукой по лицу девочки убирая с ее лба прилипшую прядь волос, позволяя себе бросить смешок на предположение супруги.
- Китнисс, Китнисс! – он слегка тянет ее имя, будто не понимая волнения девочки, - Если только это будет Лютик, - но как говорится, помяни черта и он появится. Легкий шорох в коридоре привлекает внимание парня, на который он тут же реагирует, приподнимая голову, - А вот и он! – Пит замечает крадущегося рыжего кота от чего уголки его губ дрогнули и поползли вверх, пока любимец Прим заглянув в спальню, побежал дальше, - Вот нас и застукали в самый неподходящий момент, - наклоняясь к плечу Эвердин, Пит оставляет на нем легкий поцелуй, пока его руки снова ласкают ее тело. Она прекрасна! От пальцев ног до кончиков волос, Мелларк любил в ней все, каждый миллиметр ее тела. В ней нет изъянов. Реагируя на его новую ласку, позволяя немного сползти с их голых тел простыне, губы Пита находят самый большой шрам оставшийся у нее после революции. Ожег. Врачи Капитолия, конечно, хорошо поработали над ним, но след все-таки остался, - Я думаю, что тебе лучше пойти в душ или я просто не смогу остановиться, - едва отрывая свои губы от ее тела, парень едва выдавливает эти слова из себя. Все в нем кричит и требует снова прижать к себе и никуда не отпускать Китнисс, пока отголоски одурманенного разума говорят ему о том, что у них еще слишком много планов на сегодня и целая ночь впереди.
Выпуская Эвердин из своих рук, не позволяя ей забрать кусок посеревшей ткани, что они уже успели облюбовать, Пит смотрит, как девочка быстро скрывается за нужной дверью, - И жили они долго и счастливо, - парень говорит это тихо, только для себя перед тем, как встать с кровати и, свернув простынь в два раза повязывает ее у себя на бедре. Беглый взгляд на разбросанную ими одежду и Мелларк идет к окну, услышав, как Китнисс включила воду. Их ждет очень много работы, следующий год будет тяжелый, перед тем как пейзажи за окном снова станут более радужными, перед тем как люди снова смогут тут жить и пере тем, как его семья ни в чем не будет нуждаться.
Открывая еще одну дверь в этой комнате, Пит видит перед собой подобие капитолийских гардеробных. Разница лишь в том, что она намного меньше и не наполнена всем тем разнообразием, к какому привыкли жители столицы. Замечая махровую ткань на самой верхней полке, потянувшись за ней, Мелларк достает полотенце, подумав о том, что, скорее всего в ванной комнате этого добра не хватает.
- Я принес полотенце, - так и есть, еще одна голая и не обжитая комната, - Я смотрю, у нас есть горячая вода, - пока весь Дистрикт разбит, Деревня Победителей продолжает пользоваться всеми благами цивилизации. Оставляя одно полотенце для себя, зацепив его край за крючок возле душевой кабины, второе Мелларк разворачивает для девочки, которая как раз отодвигает запотевшее стекло в сторону и выходит из душа.

+1

10

Она как кошка, млеет от прикосновений мужа, кажется еще чуть чуть и замурлыкает. Ей не хочется двигаться, будь ее воля так  всю жизнь пролежала бы в кровати, позволяя рукам мужа блуждать по ее спине. У них уже появились свои маленькие привычки – Пит обычно вырисовывал узоры на ее спине, а Китнисс засыпала, закинув на него ногу. До встречи с Питом она и не думала об этой стороне отношений. Да и после встречи как то не представляла себя и его вместе. Скажи ей кто – нибудь два года назад, что она выйдет замуж за булочника, и мало того полюбит его, она рассмеялась бы этому человеку в лицо. А теперь она лежала на кровати и таяла как мороженное на солнце. В этом был весь Пит Мелларк, ему как будто нравилось открывать в ней то, о чем она сама не подозревала.
- А я тебе говорила – этот кот меня не любит, - она упирается локтем в кровать и хмуро наблюдает за тем, как Лютик, неодобрительно зыркнув на нее, отправился дальше, - Давно бы на суп спустила, но Прим любит этот блохастый комок шерсти.
Пока она провожала взглядом кота, муж решил воспользоваться ее рассеянностью. Простыня медленно сползла с ее плеча, а его губы стали исследовать нежную кожу. Китнисс затаив дыхание, наблюдала за ним.
Первое время она никак не переживала из за того, что ее спина напоминала больше карту мира, чем человеческую спину. Но это было ровно до тех пор, пока ей не пришлось первый раз раздеться перед мужем. Ей было неловко, ей было стыдно, ведь до этого у нее была чистая и красивая кожа. Но Пит не был бы Питом, если бы не прочитал ей целую лекцию о том, что ему совсем плевать на ее шрамы и он любит ее, такой какая она есть. Но время от времени она все еще вздрагивала, стоило его губам прикоснуться к ее шрамам. Его губы, оставляя влажную дорожку, спускались все ниже по спине, а горячее дыхание опаляло кожу, пока он говорил.
- Отпусти меня и я пойду в душ, - она попыталась вытащить из под пекаря простыню, но не тут то было – Мелларк вольготно развалился на кровати. Ей пришлось бежать в ванную обнаженной. Иной раз он напоминал ей ребенка.
Ванная представляла собой смесь железа и мрамора. Да, им предстоит много работы. Кафель был чертовски холодным, поэтому она на цыпочках пробежала мимо зеркала и включила воду. Хвала небесам из душа полилась горячая вода. Китнисс нырнула под душ и стала быстро мыться. Пока руки намыливали губку, она ломала голову над тем, что сделать в первую очередь. После смерти отца хозяйством занималась она, так что в этом не было ничего сложного. Они должны были подготовить дом к приезду Прим и обустроиться сами. Но первым делом нужно было найти еду. Заурчавший желудок тут же согласился с ней.
Выжав волосы, она открыла дверь кабинки и увидела Пита, тот стоял с полотенцем в руках. Китнисс быстро замоталась в пушистое полотенце и поблагодарив Пита, отправила в его душ. Пока он мылся, она вытерлась и оделась в свою одежду. Еще одна проблема – нужно найти одежду, в военных ботинках по дому не походишь. Девушка заплетала влажные волосы в косу, когда Пит вышел из душа. С его волос капала вода, капли бежали вниз по груди и скрывались под полотенце. Китнисс быстро отвернулась и завязала волосы резинкой. Отвлекаться будет потом, ночью.
- Ты одевайся, а я спущусь вниз и поищу еду, - тяжелые ботинки загремели по лестнице, пока девушка спускалась вниз. Ну конечно этот наглый котяра уже ждал ее на кухне, требуя себе еду. Зыркнув на кота, Эвердин стала обшаривать все шкафы. Один за другим она осматривала кухонные полки и не обнаруживала ничего, кроме консервов. Холодильник тоже был девственно чист. В доме не было нормальной еды. А завоз еды будет не скоро. Кажется придется идти на охоту. Ее лук и стрелы лежали упакованные в сумке, не зря она решила их взять с собой.
Надев отцовскую куртку, она распаковывала лук, когда вниз спустился Пит.
- В доме нет нормальный еды, нужно идти на охоту, ты со мной? – конечно он пойдет с ней, тут даже спрашивать не нужно было, - Тогда возьми какую нибудь емкость – соберем ягод.
Китнисс в сопровождении Пита вышла на улицу. Ее голова все еще была мокрой, холодный воздух неприятно прошелся по волосам, заставив ее поморщиться. Заперев дом, они молча вышли из деревни и отправились старым путем Китнисс к лесу. Походя к луговине, она крепко сжала руку мужа –без него здесь она не пройдет.
Лес встретил их тишиной и покоем. Стоило закрыть глаза, и можно было представить, что ничего не изменилось. Но изменилось все.
- Если хочешь, можешь собрать ягод. Только пожалуйста, не бери морник, это темные ягодки такие,- не дай бог он по незнанию соберет смертельные ягоды

Отредактировано Katniss Everdeen (2014-12-15 23:24:40)

+1

11

Ломать, не строить и то, что было разрушено Капитолием всего за час, потребует не мало сил и времени для восстановления, но разве это важно сейчас? Революция окончена, Сноу больше нет, а всего несколько минут тому назад в его постели лежала голая Китнисс Эвердин. Выходит, мир не так уж и плох в конечном итоге, если главная цель парня была достигнута. Завоевать внимание Огненной девушки многого стоит, но услышать от нее слова любви практически приравниваются к самоубийству. Хочешь быть счастлив - умей рисковать, и Пит рискнул. Однажды дав себе обещание, что ни за что на свете не повторит ошибки своего отца, теперь Мелларк мог с уверенностью сказать, что сдержал данное самому себе обещание полностью. Воспользовавшись удобным случаем, вызывая по первой на себя цунами негодования от Китнисс, в конечном итоге сама того не осознавая, она однажды попросила его остаться с ней, а он просто ответил ей: «Всегда!»
Обвязанный простыню вокруг бедер, Пит подает девочке махровое полотенце не упуская возможности снова и снова любоваться ее наготой.
- Всегда, пожалуйста! - выхватывая махровую ткань из его руки, Китнисс обворачивается ею, и выходит из душевой кабины, уступая место парню.
На душ у Пита не уходит много времени, сегодня не тот день, когда можно немного позволить себе постоять под теплыми струями воды и понежиться. Быстро сполоснувшись, оставляя за собой мокрые слеты, парень снова обвязывается полотенцем в место того чтобы хоть немного обтереться перед тем, как выйти из ванной комнаты. Китнисс уже одета, пока его одежда тихо и мирно покоиться там, где ее бросили.
- Хорошо, я скоро буду, - Эвердин оставляет его одного в комнате, и Пит тут же начинает собираться. Обтирая полотенцем волосы, тем самым, высушивая их, он быстро собирает свои вещи и так же быстро натягивает их на себя. Много времени это не занимает, меньше чем через десять минут Мелларк спускается на первый этаж, находя Эвердин с луком в руках.
Нет ничего удивительного в том, что первое, о чем она подумала, когда вспомнила о еде - это охота. Она привыкла охотиться, вся ее жизнь состояла из охоты, пока парень тихо и мирно поедал подстреленных ею белок.
Поинтересовавшись, пойдет ли с ней Пит на охоту, и парень сразу же соглашается. Глупо было думать, что он оставит ее одну. Прекрасно это понимая, по все видимости девочка, скорее всего и спросила об этом только из-за вежливости, прекрасно зная ответ наперед.
- Тогда возьми какую-нибудь емкость – соберем ягод. – одобрительно кивнув, Мелларк пошел на кухню подыскать что-то подходящего. Открывая первые два шкафчика, обнаружив в них только посуду, третий порадовал парня куда больше, когда перед глазами расположилось небольшое ведерко с ручкой. Это было то, что нужно! Забирая его, отыскав в своих вещах нож (дело привычки), они отправились в лес на охоту.
- Ну, что даешь мне лук? – всю дорогу эти двое молчали, Китнисс лишь позволила себе ухватиться за руку парня, когда они подходили к луговине. По всей видимости, воспоминания нахлынули на Эвердин и она позволила себе легкую слабость.
Протягивая свою руку к луку, наблюдая за удивленным взглядом девушки, Пит слегка подшучивает над Китнисс, - Да, я пошутил, - рассмеявшись, он проводит рукой по талии девушки наблюдая за тем, как ее недоумение переходит с легкий смех, - Ведро и ягоды! – словно напоминая девушке, Пит машет перед ее лицом пластиковым ведерком, перед тем как она предупреждает его о морнике. Сейчас Мелларку тяжело вспомнить, но кажется, он знает, как выглядят эта ягода, - Не переживай, иди на охоту! Встретимся на этом месте через час, а если этого времени тебе будет мало, то я подожду тебя, - легонько чмокнув супругу в губы, парень пошел в противоположную сторону от Китнисс. Его шаги слишком шумные, чтобы они могли охотиться в паре. Пит вспоминает их первую охоту и то, как сильно нервничала Огненная, когда вся дичь разлеталась в разные стороны едва им стоило подойти к ней. Тогда она тоже отправила его собирать ягода, поэтому в этот раз их вылазка и его ответственное дело совершенно не удивило парня. Правда, она должна признать, что за все это время, Мелларк тоже научился передвигаться немного тише. Жаль только, что до его охотницы ему еще далековато.
Запоминая обратную дорогу, парень вскоре замечает несколько кустов красной смородины. А вот это уже не плохо. Облюбовав свою находку, Пит начал собирать ягоды перебираясь с одной ветки на другую, с одного куста на другой, пока не собрал все, что попало ему в глаз. За двадцать минут, а то и того меньше Мелларк собрал целое ведерко смородины. Его улов не плохой, он вполне может возвращаться к назначенному месту. Собираясь уже было так и поступить, в нескольких метрах Пит замечает еще один куст с черными ягодами. Вспоминая слова супруги, и о том, что морник может быть очень похож на черную смородину, Пит решает набрать эти ягоды отдельно. Для него это вполне может быть смородина, вот только рисковать не стоит, пусть уж Китнисс окинет эти ягоды своим взглядом. Сорвав лист лопуха, свернув его трубочкой, парень собрал для начала небольшую горстку. Толку если это в конечном итоге окажется морник, ну а если нет, он всегда сможет сюда вернуться. Собрав все свои вещи, Мелларк пошел обратно.
Совершенно не удивляясь тому, что Китнисс еще не вернулась, Пит присаживается на траву выставляя возле себя ведро с красной смородиной и лист лопуха с черными ягодами. Запрокидывая руки за голову, откидываясь назад, закрывая глаза подставляя лицо под солнечные лучи, Мелларк сам того не замечает, как умудряется заснуть в ожидании своей супруги.

+1

12

Создавалось ощущение, будто за стенами Деревни победителей находился другой мир. Здесь за забором в фонтане журчала вода, росла трава и пели птички. Там, царила лишь засуха и запустение. Конечно все трупы и останки давно найдены и захоронены. Но даже год спустя, она не может забыть той картины разрушения, что предстала перед ней с ее последней поездки сюда. Город как будто вымер. Нет, здесь нова были люди, полным ходом шло строительство, но все это уже было нетто. Старый дух Шлака исчез вместе с десятками тысяч людей. Это уже не тот Двенадцатый, по которому за руку ходила Китнисс.
Забора уже нет, остались только сваи. Они молча проходят луговину, Китнисс все еще не может здесь находится. Зеленой травы еще нет и в помине, земля разрыта, а под ней покоятся жители Дистрикта. В том числе родные Пита. Крепко держа за руку Пита, она углубляется в лес. Зеленые деревья накрывают их причудливым куполом и она наконец может вдохнуть полной грудью. Вот оно, то, чего ей так не хватало Капитолия. Лес для нее живой организм, где каждая веточка и каждая букашка живет своей жизнью. На дворе стоит поздняя весна, поэтому лес расцвел всей красотой. Воздух переполнен ароматами сочной травы и дерева, в воздухе слышится шум листвы и гомон различных животных. Она оглядывает его зелень с не меньшим удовольствием, с каким занималась с мужем любовью.
- Идем, - она ведет мужа к тому месту, где обычно прятала свой лук. Так и есть, обернутый в непромокаемую ткань, цел и невредим с полным колчаном стрел. Как будто ждал ее.
Девочка закидывает колчан стрел за плечо и оборачивается к мужу. Лучик солнца удачно лежит в его волосах, создавая нимб над головой. Парень стоит с протянутой рукой.
Лук? Дать ему лук? Он, что серьезно что ли? Да они только вошли в лес, а он своей ходьбой всех зверей распугал. Ходит так, будто сваи заколачивает. Но ее недоумение быстро переходит в смех, когда парень машет перед ней ведром.  Его поцелуй все еще говорит на губам, а она не может сдвинуться с места. Как, ну как у него так получается? Так вели себя ее родители,  отец никогда не возвращался из леса без подарка для мамы. Они часто обменивались улыбками и поцелуями, думая, что детей нет рядом. У них это получалось так естественно. Пит делал тоже самое. Он не задумывался о своих действиях. А вот Китнисс было сложно привыкнуть ко всему этому.
Шаги Пита наконец замолкли в лесу и Китнисс может сосредоточиться. Натянув тетиву, она почти бесшумно движется по лесу. Здесь давно никто не охотился, поэтому зверье непуганое. Они спокойно передвигаются по лесу, не боясь людей. С каждым шагом девочка успокаивается все больше, она снова в своей стихии. Только в этот раз никто не сможет ее наказать, ни миротворцев, ни Сноу больше нет. Первой ее жертвой стал кролик. Затем она сняла с дерева пару белок. На первое время им хватит, а дальше они придумают где добыть еду. С тушками в руках, она направляется к ручью. Там с помощью ножа разделывает животных и промывает в воде. Мясо готово к употреблению, осталось только подарить. Пора возвращаться к Питу. Он ее еще не ищет, значит время еще есть.
Китнисс с мясом в руках возвращается к их месту. Мужа нигде не видно, от чего девочка прибавляет шаг. Она набирает воздух в легкие, чтобы окрикнуть его, как видит шевеление травы недалеко. Так и есть, Мелларк лежит с закрытыми глазами. Рядом ведро, полное ягод. И лопух, на котором блестит горстка ягод. Улыбка тут же пропадает с ее лица, и она сломя голову несется к мужу.
- Пит!! Пит!! - муж открывает глаза, и Китнисс от испуга шлепает его по груди, - Черт побери ты меня напугал!! Пит, это же морник! Я же просила его не собирать!!
Она испытывает облегчение такой силы, что трясутся руки. Китнисс крепко прижимается к мужу, и ее тут же заключают в объятия.
- Ты меня до смерти напугал!

0

13

- Пит!! Пит!!, - Мелларк сквозь сон слышит голос Китнисс, который становиться все ближе и ближе, пока он не будет его полностью, заставляя открыть глаза, - Черт побери ты меня напугал!! Пит, это же морник! Я же просила его не собирать!! – испуганная, с дрожащим голосом, девочка бьет парня в грудь, - Ты меня до смерти напугал! – в ответ Пит просто обнимает Эвердин, прижимая ее к себе. Он не хотел напугать девочку, просто справившись быстрее Огненной, решил ненадолго прилечь и отдохнуть.
- Все хорошо! Все хорошо! - Пит гладит Китнисс по спине, не выпуская ее из объятий, - Я не ел эти ягоды. Набрал, но не ел! Был не уверен в них, поэтому просто собрал небольшую горстку, - Мелларк успокаивает девушку, чувствуя, как дрожь в ее теле начинает сходить на нет, - Тише! Я просто спал, просто спал. Справился быстрее тебя, а когда прилег на траву, чтобы не маяться без дела, уснул под шум листьев, - выпуская из своих объятий супругу, взгляд парня падает на добротный улов Китнисс, - Я смотрю, ты хорошо поохотилась, - улыбнувшись Эвердин, Пит взглядом указывает на уже разделанные тушки мяса и, поднимаясь с места, подает руку Огненной помогая ей встать. – Домой? – в лесу их миссия на сегодня окончена, но это слово «дом» как-то еще немного странно воспринимается с тем учетом, что почти весь Дистрикт-12 разрушен, а новую крышу они нашли всего несколько часов назад. Холодный и необжитый дом, в котором, возможно, никогда не было ни единой души с момента его постройки и до сегодня. Подхватывая ведерко с ягодами и сумку Китнисс, которую она бросила пока бежала к парню, Мелларк еще раз улыбнувшись девочке, увлекает Китнисс за собой.
- Так значит, вот как выглядел твой лук? – за все то время, пока Пит наблюдал за Эвердин при тирании Сноу, он никогда не видел, чтобы она покидала Дистрикт с чем-то в руках или выходила из леса держа что-то кроме добычи. Проносить оружие в Двенадцатый было еще опаснее, чем ее на первый взгляд невинные прогулки за забором. За лук в Дистрикте ее бы сто процентов казнили на площади, но что миротворцы бы сделали с ней за вылазки на свободу? Пит не имел ни малейшего понятия, все, на что он мог надеяться, что этого никогда не случиться, а если уж ее и поймают, то просто выпарят все на той же площади.
А ведь однажды она едва не попалась. Они снова проходят мимо того места, где когда-то стоял забор, а неподалеку был земельный вал, за которым иногда сидел парень, дожидаясь возвращения Китнисс. Он не часто так делал, но когда у него выпадала такая возможность, прекрасно понимая, что девочка проводит на свободе довольно много времени, парень брал с собой книжку или какой-нибудь учебник и занимался, ожидая появления Эвердин, время от времени поглядывая в сторону леса. Погружаясь в воспоминаниях, Мелларк вспоминает, как однажды не понятно по какой причине (тока нет, как и самих проверок, не считая дней перед жатвой) двое миротворцев проходили мимо забора, разговаривая о чем-то своем. Тогда ему пришлось привлечь все их внимание на себя и увести стражей порядка как можно дальше от забора, потому что из лесной чащи Пит заметил выходящую Китнисс. Тогда им повезло, что-то задержало девочку, а ему не так уж сильно и досталось в тот день. Небольшой допрос от миротворцев, что он делал возле забора и пару оплеух от матери, которой пришлось отдать несколько буханок хлеба, чтобы загладить возникшее недоразумение. Но красные уши и шишка на затылке, не самое страшное, что могло произойти, если бы капитолийские прихвостни увидели Китнисс, - Не подарок Бити, но на вид тоже ничего. Сама его сделала? – теперь Огненной не обязательно его прятать в лесу, она спокойно может забрать его домой и ей слова никто не скажет.

+1

14

- Никогда, никогда так больше не делай!! - ее все еще трясло от того испуга, что она пережила. Честно говоря, она сама не ожидала от себя такого, но одна только мысль, о том, что она может потерять Пита приводила ее в ужас. Она почти год прожила с ним в одном номере и настолько привыкла к его присутствию рядом, что без него наверное не выживет. Нет, даже не так, она не захочет жить. Именно в данный момент, на этом лугу, дрожа в его руках, она наконец смогла задать себе вопрос "Это и есть любовь?". Ее родители любили друг друга, это было понятно и без слов, мама фактически погибла сама после его смерти. На долю секунды Китнисс поняла свою мать - она бы тоже пожелал уйти вместе с Питом. Но почему? Что же он такого сделал, чтобы она так нуждалась в нем? Некоторые люди могли сказать, что ничего особенного - он просто был рядом, он заботился о ней. Но именно эта забота и пленила ее сердце. С 12 лет она стала главой семьи, привыкла решать все проблемы. А тут Пит, который, как он утверждал, любил ее больше 10 лет. Может быть он прав? Может стоит поверить ему и открыть свое сердце?
Сколько она просидела с ним на лугу ей было неизвестно. Солнце мягко припекало спину, руки мужа не переставали поглаживать ее и девочка со временем расслабилась. Она смогла разжать, вцепившиеся в него пальцы и посмотреть в его лицо. После сна на свежем воздухе, он выглядел таким....ее, что девочка не могла сдержаться - она снова обхватила его шею руками и с облегчением обняла, - За тобой нужен глаз да глаз!
Не только улов Китнисс оказался богатым, сын пекаря собрал полное ведро ягод. Китнисс зашвырнула подальше лопух со смертельными ягодами и вслед за мужем отправилась обратно. На секунду ей навсегда захотелось остаться там с ним на поляне, собирать ягоды и ловить зверей. И никогда не вспоминать о развалинах своего дома.
Их веселье закончилось в тот момент, когда они вышли с луговины. И опять копоть, руины и никакого будущего. Девочка не понимала, как Пит может надеяться на что то хорошее, в этом аду. Но кажется этот мальчик надеялся за них обоих.
По городу они перемещались совершенно свободно, впервые ей не нужно было прятаться и ждать ночи, чтобы отнести мяснику или тому же пекарю добытое мясо.
И кажется в первый раз на охоту она ходила с Питом. Кто бы мог подумать?
- Да это мой лук, - она любовно поглаживает тетиву, прежде чем закинуть его за спину. С этим луком она охотилась уже несколько лет, до отцовских творений ей было конечно далеко, но этот был тоже неплохо сработан. Она была уверена, у отца в тайниках в лесу были спрятаны еще луки, но она так и не смогла найти их - вот они были настоящими произведениями искусства, - Этот я сделала сама. Меня папа научил.
И она замолчала, пораженная тем, что Пит практически ничего не знает о ее жизни там, в лесу. То что происходило в лесном царстве оставалось там, вместе с ней и ее другом. Кажется пришло время и ее мужу узнать немного о ней. Ведь на это строится семейная жизнь, разве нет?
- Меня практически всему научил отец. Я и плавать умею, только благодаря ему. Здесь есть озеро, - она замолкает, пока они входят в дом и идут на кухню, - И небольшой домик, я тебе его покажу.
Не сговариваясь, молодые люди собирают свой ужин. Пит вполне профессионально занимается мясом, пока Китнисс рыскает по шкафам в поисках хлеба и трав. В какой то момент она оказывается рядом с парнем. Утыкается лбом ему в плечо и тихо шепчет?
- Пит, что мы будем делать? У нас нет ничего, а скоро закончатся и эти припасы. Где мы возьмем деньги, чтобы прокормить себя? - хоть новое правительство и отправило их домой не с пустыми руками, но эти запасы денег и еды не вечны. А меньше всего она хотела, чтобы их настиг голод.

+1

15

Один шаг из ада в рай и из рая в ад, вот на что было похоже, когда чета Мелларков входила и выходила из лесу. Лес – это что-то живое и дышащее, Дистрикт - мертвое и дурно пахнущее. Капитолий безжалостно похоронил их с Китнисс дом, снося все на своем пути превращая то, что раньше называлось Дистриктом-12 в руины, пыль и пустошь. Однако это не значит, что теперь тут больше никогда не будет жизни. Птица феникс возрождается из пепла и точно так же произойдет с этим местом. Пусть пока эти улицы вызывают тоску и печаль, стирая улыбку с лица, которая еще пару минут была искренна и непринужденна. Но, приложив немного усилий и помощь совершенно нового Капитолия, люди и глазом не успеют моргнуть, как все снова вернется на круги своя.
- Я не знаток, но мне кажется, что это хорошая работа, - Пит хочет отвлечь девочку от грустных мыслей, которые вызывает общая обстановка в Дистрикте, поэтому он заводит разговор на близкие ей темы, тем более, что ему самому интересно узнавать что-то новое об Эвердин, - Я бы пожал ему руку за то, что он научил тебя плавать, - стоило только Питу вспомнить сколько раз Китнисс спасала ему жизнь, вытягивая его из воды, как чувство благодарности к этому мужчине само по себе возрастает в десятки раз. Хорошо, что теперь я хотя бы немного умею держаться на воде, - Далеко пруд от того места, где мы были сегодня? – они зашли сегодня довольно далеко, но кроме как небольших ручьев Мелларк ничего не заметил, - Что за домик? Знаешь, - Пит переплетает их пальцы, - Я с большим удовольствием посмотрю на место где ты проводила свое детство. Гляди, может еще что о тебе узнаю, - сколько бы лет Пит не наблюдал за девушкой, как бы не пытался узнать ее получше, вот только никто и никогда кроме как сама Китнисс Эвердин не расскажет о себе лучше.
Открывая дверь их нового дома, пропуская девушку вперед, не сговариваясь, парочка прямиком идут на кухню, чтобы заняться своим поздним обедом или возможным ужином.
Принимаясь за мясо, Пит слышит, как Китнисс исследует их кухню на наличие все возможных припасов. Год долгий срок, за это время что-то могло испортиться, чего-то не оказаться, а некоторых вещей и в помине могло тут не быть. Шкаф за шкафчиком, полка за полкой и уже совсем скоро девушка оказалась около Мелларка.
- Пит, что мы будем делать? У нас нет ничего, а скоро закончатся и эти припасы. Где мы возьмем деньги, чтобы прокормить себя? – в ее голосе слышится паника. Оставляя мясо в покое, не выпуская из одной руки нож, свободной, но грязной рукой, Пит обнимает Эвердин за талию, пытаясь не выпачкать девушку.
- Все будет хорошо, - оглядываясь по сторонам, Мелларк замечает, насколько скудной оказалась находка супруги, - У нас есть мясо, у нас полная сумка припасов из Капитолия, ты нашла муку и если она без моли я смогу испечь нам пресных лепешек. Китнисс, посмотри на меня, - отстраняясь от девушки, парень хочет увидеть ее глаза, но она упорно продолжает прятать свое лицо у него на плече, - Мы не первые и не последние кто вернулись и еще вернуться сюда, Китнисс. Ты слышишь этот шум? – не выпуская супругу из объятий, к Питу доносится далекий стук топора, - Мы тут не одни, Капитолий об этом знает, а это значит, что с завтрашнего дня сюда будут приезжать люди. Мы смогли изменить Капитолий, так почему в тебе нет сил поверить в то, что мы сможем изменить наш Дистрикт? Сегодня мы приведем в порядок этот дом, а завтра займемся нашим будущим, - место для новой пекарни выбрано. Это будет его старый, теперь уже разрушенный дом детства, где с завтрашнего дня он начнет расчищать завалы  и подготавливать землю к заложению нового фундамента. У Пита есть планы и возможно стоя на развалинах Китнисс их еще не видит так ясно, как видит это парень, но он с ней, а значит ей просто необходимо ему довериться, тем более, что за последний год своей жизни они научились этому.

0

16

Слова Пита о ее умении плавать, заставляют девочку вздрогнуть. Знает ли он, что сцены которые она сейчас вспомнила, приходят к ней в кошмарах. От этих воспоминаний она кричит по ночам, и боится уснуть. Там, в царстве Морфея, девочка раз за разом оказывается на том злополучном берегу, где их вместе с остальными трибутами настигли птички. Картинки того, как они бегут в сторону воды настолько ярки, как – будто происходили только вчера. Она посекундно может пересказать тот день. Не самый лучший день в ее жизни. Она до сих пор слышит, как Пит плюхается в воду. Тогда его спасла Авена, а во сне Китнисс плывет к нему и каждый раз, каждую ночь не успевает дотянуться до него, - ее пекарь уходит под воду, только волны расходятся по поверхности воды. Именно на этом моменте она каждый раз просыпается. Напуганная, тем, что это не сон. И каждый раз будит спящего мужа, только для того, чтобы убедиться, - он жив, с ним все в порядке. Китнисс никак не может справиться со своими кошмарами, она может только надеяться на то, что со временем они отступят.
- Да уж, и не напоминай, - мальчик переплетает свои пальцы с ее, и девочка улыбается. Разговор заходит о ее любимом, тайном месте, - Да, довольно далеко. Туда даже не ведут тропинки, приходится идти через кусты. Но знаешь, оно того стоит. Когда ты увидишь это место, ты влюбишься в него.
Китнисс была уверена в том, что Пит оценит красоту этого места. Он во всем видел красоту. Даже в ней.
- А я думала, ты все обо мне знаешь, - Китнисс действительно так думала, порой ей казалось, что муж знает ее как облупленную, знает все о ее прошлом, настоящем и, возможно, будущем. Иначе почему бы она вышла замуж.
Дом с момента их ухода нисколько не изменился, все такой же холодный и чужой. Но стоит Питу развести огонь, как обстановка сразу же меняется. Девочка кожей чувствует, как комната наполняется теплом и приятными ароматами. Как только запах еды достигает носа, она сразу понимает насколько проголодалась. В животе тут же раздается урчание.
Но ей не до голода, больше всего девочку волнует их будущее. И Пит, вместо того чтобы пожурить ее, обнимает одной рукой и прижимает к себе. Девочка утыкается носом в его плечо, и внимательно слушает его. От него снова пахнет хлебом, и это сильнее всего вселяет в нее надежду – ее мальчик с хлебом снова возвращается к ней.
Муж говорит убедительно, в его голосе только твердая уверенность. Он еще так молод, ему только исполнилось 18. Вместо того, чтобы наслаждаться своей юностью, он сознательно взвалил на себя обязанности главы семьи.
Китнисс все таки внемлет словам мужа и напрягает слух, и правда вдалеке раздается стук топора, - работы в их дистрикте уже начались. Дай бог, чтобы они закончились, и ее дом снова стал домой. С живыми людьми, а не призраками тех, кого здесь уничтожили.
И с каждым произнесенным словом становится легче. Он как – будто вселяет в него новые силы, новую надежду. Надежду на то, что ей больше не придется беспокоиться о том, что они будут есть, во что одеваться, и где брать деньки. Она не одна, у нее есть Пит.обо всем позаботиться. К этому надо привыкнуть. Она теперь не одна.
- Спасибо, - девочка встает на цыпочки, и мягко целует Пита в щеку, - Я просто немного растерялась под грузом событий.
О таком она может признаться только ему одному, он поймет, он не осудит. Он найдет такие слова, которые сразу ее успокоят, и развеют всякую панику.
- И с чего мы начнем строить наше будущее? –лично у Китнисс не было ни одной мысли, так что, как говорится, Питу и флаг в руки.
Их ждет не приготовленный ужин, но девочка совсем не хочет выпускать из своих рук супруга. С ним слишком хорошо, особенно когда боишься.

+1

17

- Я не знаю ничего о твоем любимом месте, а это значит, что не все! – у них есть дом, но он их пока еще не ждет. Здание с холодными и мало знакомыми стенами в компании с не обжитостью и затхлым запахом были прямым тому доказательством. Хорошо, что все это быстро поправимо, - И что-то мне подсказывает, что озеро будет только началом того, что мне следовало о тебе узнать, - без каких-либо лишних вопросов пара прямиком пошла на кухню, принимаясь заниматься приготовление пищи. Теперь у них предостаточно времени для себя и своего будущего, вот только Питу все равно иногда необходимо об этом напоминать Китнисс.
- В этом нет ничего удивительного, - не выпуская девушку из объятий, Мелларк продолжает подбадривать Китнисс, - Вид за окном не веселый, а тебе немного сложнее увидеть проблеск света в темноте, чем мне. Ты не одна. Я с тобой. Нас двое. А это значит, что вдвоем мы куда сильнее, чем поодиночке, - отстраняясь от девочки, бросая нож на столешницу, парень берет первую попавшуюся тряпку и вытирает ее руки, - Так, давай ты сейчас сидишь на этот стул, - сбив с его поверхности пыль, Мелларк усаживает девушку, - А теперь! Ты возьмешь себя в руки, и будешь нарезать овощной салат из тех продуктов, что мы привезли с собой. И знаешь? С этого мы пожалуй и начнем. Плотный ранний ужин и жутко пыльная работа по дому. Я знаю, ты пока еще не чувствуешь его своим, как и я сам, но после того, как мы его вычистим, что-то подлатаем, что-то подкрасим, все измениться. Ты веришь мне? - дождавшись легкого одобрительного кивка головы от супруги, парень возвращается к мясу.
Раскладывая нарезанные куски на разогретую сковороду, сын пекаря принимается за старую, но хорошо ему известную работу. Он пообещал приготовить Эвердин пресных лепешек к мясу, а значит, ему стоит поторопиться.
Проверив муку, которая была идеально сохранена, Пит принялся за дело. Для него все очень просто и легко, словно это катание на велосипеде. Сделав это однажды, ты уже никогда не сможешь об этом забыть. Ноги сами будут крутить педали, а руки держать руль. Что, правда, в его случае, руки сами работают с тестом, а голова напоминать о пропорциях.
- Приятного аппетита! – мясо стушено, а пресные лепешки одна за другой ложились на стол. Передавая Китнисс ее тарелку, Пит кладет возле нее нож и вилку, пока девушка заправляет салат, - Как по мне, все выглядит не хуже чем в самом Капитолии, - присаживаясь напротив  супруги, парень берет небольшой кусок мяса из своей тарелки и отправляет его в рот, - Если только разница в том, что в Капитолии нам не приходилось готовить самим, - накалывая следующий кусок, Пит отправляет его следом за первым, едва успевая прожевывать. Он довольно сильно проголодался, но если вспомнить о прогулках и долгой дороге с Капитолия в Дистрикт, то в этом нет ничего удивительно. Удивительно лишь то, что Мелларк только сейчас понял, насколько он голоден.

0

18

Гулять и просто болтать ни о чем с мужем оказалось на удивление легко и просто. «Мужем». Слов то какое. Странное, чужое, как – будто из чужой жизни. Но слово как и сам статус принятое Китнисс. За этот год ее жизнь совершила невероятный кувырок, и вернулась на свое место в новом образе. Теперь она не просто трибут 12 Дистрикта, она жена Миссис Мелларк. Хоть они и женаты год,, но называться фамилией мужа все еще непривычно. Непривычно но приятно.
- На самом деле, озеро это единственное, о чем не знает никто, - на ее лице играет легкая улыбка, все из за того, что рядом любимый муж и они дома.
Но хорошее настроение как ветром сдувает, как только они оказываются в жилище. Пусть раньше у нее и не было таких хором, дом им заменяла маленькая лачужка. Но там было уютно, там чувствовалось тепло домашнего очага. В том доме все говорило о том, что здесь живет семья. Какая никакая, а семья.
Здесь же одни голые стены да паутина. Кажется, паутиной заросла сама душа Китнисс. И на свете есть только один человек, который может стряхнуть ее.
Поглаживания Пита успокаивают, и девушка начинает слушать его. Она впитывает слова мужа как губку, и наконец, начинает представлять. Вон там, в очаге у них будет гореть огонь, там на полочках будут стоять разные баночки, которые они вдвоем насобирают. Чисто выскобленный стол будет встречать их свежим ужином. В спальне вместо пыльных простыней их будут ждать чистые, свежевыстиранные. Все это они создадут сами, своими трудом и потом. Ради той картины, что описал Пит, девушка должна постараться.
Пока муж вытирает ей руки, девушка не ожжет скрыть улыбки. Ей хочется приподняться на цыпочки и поцеловать его в благодарность. Но их ждет неприготовленный ужин, поэтому девушка послушно садится за стол и берет в руки нож. Удивительно, когда она в последний раз делала что – то без пререканий?
- Я тебе верю, - и это чистая правда. Судьба так сложилась. Что Пит стал единственным родным ей человеком. Она и сама не заметила, как полюбила этого человека. Китнисс только раз видела проявление любви – между своими родители. А теперь то же самое было между ней и Питом. Девушка была уверена – это тоже самое. Это любовь. Теперь она может со спокойной душой говорить о ней с мужем.
Китнисс резво режет овощи на салат, пока муж занимается мясом. Не проходит и получаса, как по кухне распространяется аромат мяса и хлеба. Вот тебе и домашний уют. Только сейчас, готовя ужин, Эвердин понимает – насколько же она проголодалась. Ей с трудом хватает сил, чтобы накрыть на стол, мясо выглядит невероятно вкусно.
Первый кусочек вызывает у нее блаженный стол.
А на вкус еще лучше, чем в Капитолии, там никогда не подадут такого свежего мяса, - девушка облизывает пальцы, прежде чем взять кусочек хлеба. Он еще горячий и хрустящий, приятное дополнение к ужину. Далее всякие разговоры прекращаются – молодая пара во всю занята своим ужином. Китнисс заканчивает есть первая, подперев подборок, она наблюдает за мужем. Огонь в очаге отбрасывает тень на его лицо, создавая огненный ореол вокруг его и так светлых волос.
- Подожди, у тебя тут.. - она протягивает руку и снимает пальцем каплю масла с уголка губ. Не задумываясь, она облизывает пальчик, и откидывается на стул.
- Hу, что начнем уборку с кухни?
Китнисс обреченно оглядывает кухню, работы им предстоит непочатый край.

0


Вы здесь » The Hunger Games: After arena » Архив игровых тем » Home, sweet home.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC

#pun-title table tbody tr .title-logo-tdr {position: absolute; z-index: 1; left:50px; top:310px }