The Hunger Games: After arena

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Hunger Games: After arena » Архив игровых тем » I am the rising tide, I am the war I fight


I am the rising tide, I am the war I fight

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

1. Название: I am the rising tide, I am the war I fight
2. Участники: Avena Aionella Baker-Nero, Cashmere Lane
3. Место и время: 3 дистрикт, конец революции
4. Краткое описание квеста: Кашмире не привыкать к боевой обстановке, но ей вовсе не по нраву ни отделение в сегодняшней вылазке от брата, ни шибко молодая напарница. Вряд ли и Авена в восторге от компании блондинки, но как-то ладить тем не менее придётся.
5. Очередность постов: Авена, Кашмира.

+1

2

Отряд собирается на вылазку. Где-то промелькивало название, которое когда-то в начале войны заставлял учить наизусть, чтобы можно было выкрикнуть посреди ночи, вынырнув из глубокого сна, но уже никто не помнит этот пустой набор цифр. Хотя, если перевернуть военные жетоны, то можно увидеть. Но разве это важно? Вылазка. А это значит, что опять будет пролита кровь людей и чья-та сторона уйдет с победой или надеждой на то, что еще не все потеряно. Сегодня мы отправляемся в Третий Дистрикт, который скромно называли «Дистрикт изобретателей», в котором собраны все последние технологии Панема.
Авена Бейкер как раз была из этого Дистрикта, и поэтому вопрос о том, кто отправится в качестве «лекаря за пять минут», отпадал моментально, ведь никто не мог знать Дистрикт лучше, чем сами жители. Бейкер и еще одна девушка с отряда, которая отлично стреляла закрытыми глазами, были как раз местными.
- Возьмите минимум, проверьте оружие, вернитесь домой.
С такими словами Бейкер отправили из медицинского блока на нижние этажи для  осмотра командиром перед отправкой. Опять самая младшая из всего отряда.
- Пойдешь с Лейн. Пусть хоть кто-то из вас умеет стрелять, - поддевает белокурую девушку командир, указывая на сумку с нужными медикаментами для вылазки. Сегодня пообещали горячий бой, из которого вряд ли кто-то выползет живой.
«Если нужна срочная операция, - а ты следи за этим, - пристрели лучше, чем тащить на планолет труп».
Слова прямо ободряли и вселяли надежду. Все, чему учили здесь, повторялось как мантра с каждым шагом. Шаг – если юркая, то лучше стреляй из укрытия. Шаг – жалеть вас никто не будет. Шаг – не положено по возрасту. Сопровождающий обязательно. Шаг - … Правила, которых было слишком много, но они прочно засели в голове. И почему номер отряда выветрился? R что-то там.
Бейкер кивает командиру, осматривая свою напарницу и подругу по несчастью. Профи. Никто не любит работать с трибутами и менторами, ведь у них в голове определенно свои тараканы распивают что-то запрещенное, а затем метко попадают ножом в глаз любому, кто решит забрать все веселье себе.
Сработаемся?
Этот отряд отправляется еще с несколькими в других планолетах. По голографу передали, что в квадратах 5-8 ведутся бои, поэтому требуется подмога, а командир достаточно четко обозначил, что победа здесь обеспечит беспрепятственный захват Второго и Первого Дистрикта, лишив Капитолий главного – миротворцев и оружия. Нет этого – нет войны и смысла в ней. Это понимал, наверное, даже ребенок.
Пока совершается полет, солдаты шутят между собой и обговаривают отметить все на поверхности в заброшенном доме после отбоя, намекая, чтобы Бейкер притащила как можно больше спирта – доступ же есть. Авена закатила глаза, проверяя более тщательней, чем в бункерах, наполняемость аптечки. В основном это бинты, ведь если какое-то серьезное повреждение, то для этого есть оружие. Дополнительная защита для Авены – это нож в тяжелом ботинке,  о котором знал каждый из отряда. И если раньше проскакивали даже шутки по этому поводу, то теперь все прекрасно знают, что именно это оружие столько раз вытаскивало девушку из неприятностей.
«Живучая».
- Приближаемся к Третьему. Кашмира, верно? – Бейкер обращается к девушке, которая находилась рядом. К ней как раз и приставили ее. – После высадки можешь делать все, что тебе требуется. То есть… мне не нужна защита, если именно это и подразумевало руководство. Просто, чтобы ты знала.

+1

3

При любом другом раскладе Кашмира наверняка обрадовалась бы вылазке и возможности размяться во вред Капитолию. Но сегодня всё пошло не так... Во-первых, их с Блеском определили в разные отряды. Блондинка должна была отправиться в третий "изобретательский" дистрикт, а брат - в более опасный, "военно-миротворческий" второй. Без неё. Как вообще можно на чем-то сосредоточиться с этой мыслью? Тем не менее "солдат Лейн" надевает облегающий боевой комбинезон, проверяет оружие, собирает в тугой хвост золотые волосы. На пояс и за голенище ботинка всё равно по привычке цепляет ножи. Она, конечно, метко стреляла, а вся эта защитная одежда на солдатах обеих сторон теперь доставляла кучу проблем для контактного боя... Но метнуть нож в глаз и прочие незащищенные места девушка могла с огромным удовольствием. Старые привычки не ржавеют.

-Пойдешь в паре с нашим медиком, они у нас скоро будут наперечет - Кашмира недовольно кривит губы, но выбора не остаётся. Не то чтобы она жаждала быть полезной... Вот доставить побольше хлопот Капитолию хотелось. Даже если придётся быть в паре с доктором-малолеткой, таскающей по полю боя чемоданчик с крестом. Тем более желающих работать с Кашмирой находилось немного - многие по привычке сторонились профи, остальные уже успели столкнуться с тяжелым характером блондинки. На самом деле она опаснее была в быту, чем в бою. В военной обстановке Кашмира всё же принимала на себя определенные обязательства... А в свободное время спокойно могла заехать под дых парню, слишком красноречиво на нее поглядевшему. Но где вы видели психически нормальных победителей?

"Лучше бы я полетела во второй дистрикт, а не Блеск, раз нас разделили... С ним ничего не случится... Не случится, не думай об этом" сидя в планолёте, гипнотизирует сама себя Кашмира. Кто-то из солдат игриво осведомляется, что у такой красотки ещё есть смертоносного помимо пистолета. Блондинка отвечает взглядом мясника, изучающего тушу для последующей разделки. Смельчак тушуется и переводит шутки в плоскость спирта. То-то же.

"Всего пара дистриктов и всё закончится. Капитолий уже на грани" напоминает себе Кашмира, когда планолёт идёт на посадку. В отличие от многих она не страдала наличием высоких идеалов или стремлений... Ею двигали жажда мести и желание бороться за нормальную жизнь для них с Блеском. В этой борьбе хороши были все средства, сейчас она среди повстанцев, но только лишь потому, что их курс совпадает. Возможно временно, как знать.

-Да, Кашмира - вынырнув из мыслей, коротко отвечает девушка на вопрос. Ещё и за этой придётся следить, а Лейн и сама себя чувствовала не очень уверенно, зная, что сегодня её не прикрывает брат. Вдвоём они сражались намного эффективнее, как две части единого целого. Блондинка потягивается, разминая затекшие мышцы, и зелёные глаза придирчиво обегают собеседницу.

-Посмотрим на месте. Не выскакивай у меня из-за спины, и возможно она тебе действительно не понадобится - лучше предупредить заранее. Нервы ни к черту, чего доброго проделает в медике лишнюю вентиляцию, а докторов заменить сложнее, чем рядовых солдат. Из окон планолёта уже можно различить очертания дистрикта и Кашмира, хмурясь, вглядывается в линии кварталов. Какой из них ждёт их отряд?

+1

4

Иногда не понимаешь, почему все происходит именно так, а не иначе. Почему сегодня ты открыл глаза в Тринадцатом, а на завтра тебя отправляют в какой-то Третий, который никогда не приносил толку (только так, пару человек), почему сегодня у теюя комфортные условия, а завтра придется нянчиться с какой-то девчушкой, которая хоть и говорит, что умеет сама за себя постоять, но ответ головой перед начальством не будет радовать никого.
- Отлично, - сухо отвечает Бейкер, кивая в сторону Кашмиры.
Планолет плавно опускается на землю, выгружая новую порцию свежего мяса для сурового боя. Этот квадрат тих и пуст – бои ведутся дальше, около заводов с важным оборудованием, а здесь совсем ничего нет, даже людей.
- Вы отправляетесь вдвоем. Головой за нее отвечаешь. – Командир еще раз приказывает старшей  светловолосой, обращая затем внимание на других. Стратегия им и так была понятна с самого начала. Прежде всего следовало всеми правдами и неправдами отбить дистрикт у миротворцев и четко показать, что Тринадцатый готов к тому, чтобы штурмом брать Капитолий вместе с попугаями и самим президентом во главе.
Поход по развалинам. Это дом Авены Бейкер в общем смысле этого слова. В этом дистрикте она жила до своих Игр и вернулась в руины, которые следовало выгрызать из лап чертового правителя, который будто пытался все больше и больше разрушить, чтобы ничего не осталось от прошлого Панема, будто сам понимал, что ему ничего больше не остается, как отдать власть в новые руки. Новая игра? Очередная игра в хорошего и плохого копа?
Девушки направляются в свой квадрат. Пробираться нужно аккуратно, быть незаметными, бесшумными. Авена должна была в первую очередь осмотреть всех раненых и оказать первую помощь тем, кто еще был в зоне «поддаваемых лечению». Для остальных в кобуре был припрятан пистолет, а стрелять на расстоянии 30 см Авена могла хорошо. Кто вправе выбирать то, кто будет жить, а кому навсегда остаться здесь?
- Стой, - шикает Бейкер на светловолосую девушку, когда та собиралась сделать очередной уверенный шаг. Профи. Было видно во всем. Но кому понравится, что ему приказывает какая-то девчонка-малолетка? Авена показывает, что на той стороне улицы их ждут. Светлая форма миротворцев выделялась на грязных домах, построенных их прогнившего кирпича, который сыпался. Там можно было прекрасно спрятаться, и Авена знала эти места намного лучше, чем те, кто составлял эти карты.
Аптечка на плече у юного доктора мешалась. Этот путь считался самым безопасным, но в итоге именно здесь и ждала засада.
- Чудесно. Из нас двоих стреляешь хорошо только ты. Будут варианты?
Но в этот момент капсула, которая располагалась рядом, начинает взрываться, обдавая девушек едучей и противной жидкостью, Но ничего не происходило. Кожу не жгло, костюмы не разъедало, а автоматы все так и продолжали работать. И даже после такого взрыва «засада» ничего не предприняла.
Какого черта?
Казалось, что сейчас Бейкер была готова словить первый бесплатный урок от профи по тому, что нечего мешать нормальному и здравомыслящему человеку, который прекрасно знает, что он делает, но в этот момент откуда-то появляются ужасные переродки, напоминающих огромных собак с черной шерстью. Они слепые – вместо глазниц зияют черные бездонные дыры, а ноздри колышутся, учуяв какой-то запах. Запах. Противный, едучий запах из капсулы, которые и являются одним из оружия Капитолия.

+1

5

По крайней мере, девочка с ней не спорила. Уже хлеб. Глядишь, вернутся тем же составом. Когда планолёт опускается, Кашмира ещё раз проверяет шнуровку ботинок, ножи и ещё какие-то припасы на поясе... Некоторые девушка взяла с собой из первого дистрикта. Академии профи, тем более в Первом, всегда были отлично оснащены - просто грех не воспользоваться. Третий вполне ожидаемо встречает развалинами... Пиная носком толстого ботинка какой-то камушек, Кашмира невольно задумывается - а как там в Первом? Стоят ли ещё их с Блеском дома? Остались их запасы драгоценных камней? Будут ли они востребованы в будущем? Они с братом вовсе не собираются связывать свою жизнь с повстанцами и помощью в устаканивании новой власти... Как только это станет возможно и безопасно - они хотят вернуться в первый, строить свою жизнь вдвоём - по сути, Блеск и Кашмира никогда остро не нуждались в ком-то, кроме друг друга.

Пока голова блондинки занята размышлениями, тело двигается само, повинуясь укоренившимся рефлексам и инстинктам. Вроде бы идут по камням и обломкам, но Лейн почти не слышно - глядя под ноги для определения каждого шага, она скользит, как притаившаяся в ветвях дерева хищная кошка. В академии, помнится, заставляли ходить по бумажной ленте так, чтобы её не сбить... Девочка с аптечкой идёт рядом. Тоже не производит особого шума, так что Кашмира довольна уже и этим.

Но поджимает недовольно губы, когда медик на неё шикает. Вот уж в чем ей советы не нужны... Впрочем, памятуя, что спутнице этот дистрикт родной, и что-то она может знать лучше, блондинка неохотно останавливается и щурится. На фоне грязных кирпичей действительно выделялась заметная, хотя тоже порядком потрепавшаяся форма. Миротворцы. Сделав шаг назад, Лейн привычно просчитывает ситуацию. Они сейчас видят троих или четверых... Это не было бы большой проблемой, но там, где они стоят, дома целые - вполне могут использоваться, как убежище.

-Вариант не стрелять. Возможно, мы видим не всех. С этими справиться не проблема, но если их там бо... - фразу Кашмиры прерывает взрыв капсулы, из которой почти сразу на комбинезоны брызжет серая мерзкая жидкость. Блондинка напрягается в струну, ожидая боли, ожогов, язв, чего угодно - насмотрелась всякого на арене. Но жидкость ведёт себя подозрительно мирно. Да бросьте, Капитолий ведь не ставил задачей испачкать им форму? Ответ на вопрос приходит даже скорее, чем хотелось бы девушке. Переродки... Огромные черные собаки, слепые, но с раздувающимися ноздрями. И Лейн готова была поставить все свои ножи на то, что знает, какой запах они так старательно вынюхивают. Они с Авеной - чудесная мишень под соусом. Пожалуй, переродки были единственным, чего Кашмира действительно боялась в этих чертовых вылазках - над людьми она по умолчанию чувствовала преимущество, оружие изучила в академии... Но эти твари действительно были сильны и, благодаря больной фантазии Капитолия, непредсказуемы. Девушка скользит взглядом от переродков к миротворцам, но не трогается с места, что-то просчитывая. Из огня да в полымя неохота, тем более миротворцы переродков не привлекут... Но есть вариант нейтрализовать обе цели. Если повезёт, если двигаться быстро. "Просто не задумывайся"

-Надень маску - коротко велит Кашмира девочке и снимает с пояса пару темных кругляшков. Дымовые шашки. Создают достаточно плотную завесу, чтобы миротворцы их упустили... С переродками сложнее, но какая-то слизистая у них есть, во рту и в носу? Дым должен её здорово потрепать. А они тем временем могут уйти поверху, по развалинам. Вряд ли кто-то решится стрелять. Блондинка сама надевает маску и поджигает запалы шашек. Одну кидает в гущу стаи переродков и та глухо приземляется на землю, вторую - между переродками и миротворцами, ближе к последним, вспоминая метание снарядов. Бросок выходит неплохой для такого перерыва в практике. Буквально через две секунды раздаётся шипение и улицу начинают заволакивать едкие густые клубы дыма.

-Давай! У нас будет фора около минуты - Кашмира хватает медика за руку и тянет за собой, ловко прыгая по камням и взбираясь выше на развалины. Бегом, бегом, пока у миротворцев не прояснилась видимость и не появилась возможность снять вылезшие на открытую местность цели. Наверняка там тоже все в масках.

-Если не оторвёмся - придётся избавляться от комбинезонов. У нас по маршруту нет воды? - честно предупреждает блондинка. Нет, ей идея скакать по Третьему без формы не нравится. Она так и не дочитала до конца инструкцию для солдат, но наверняка где-нибудь есть пункт, предупреждающий от подобных действий. Другой коленкор, если где-то есть река или канал... Вода собьёт след.

Отредактировано Cashmere Lane (2014-11-03 10:31:50)

+1

6

Жить в условиях постоянной боевой готовности, учиться держать язык за зубами, а все мысли оставлять при себе – вот что быть подростком со съехавшей крышей на войне. Но со съехавшей ли? Тут каждый второй такой, поэтому бить себя кулаком в грудь и кричать, что я такой – это достаточно глупо. Авена не спорила. Она знала, что из этого не последует ничего важного, а словестная баталия в данной ситуации будет не просто лишней, а крайне ненужной, ведь трата таких важных сил, которые лучше потратить на войну, ни к чему не приведут.
Авена со своим отрядом долетели до Третьего. От него лишь остались развалины и заводы, которые были нетронуты миротворцами. Удивительно, но сейчас Дистрикт смотрелся точно так же, как и тогда, когда в нем жили люди. Бедность во всем, только теперь она хотя бы обоснованная – война.
Светловолосая девушка шла по разбитым дорожкам, по которым когда-то бродила, будучи маленькой девочкой со светлыми косичками. Сейчас же домой вернулась сильная, независимая (но разве?), умеющая отнимать и возвращать жизни. Гордится нечем.  Но с каждым шагом девушка понимала, что ей был дан второй вернуться, второй раз сделать что-то для других, и в этот раз она не собиралась его упускать.
- -Вариант не стрелять. Возможно, мы видим не всех. С этими справиться не проблема, но если их там бо... – фраза Кашмиры обрывается, как позади взрывается капсула и обдает содержимым девушек. Секундный ступор. Ничего не происходит. Просто грязная форма, но разве этого хотел Сноу? Но тут появляются безобразные переродки с выколотыми глазами и ужасной слюной, капающей из пасти прямо на остатки асфальта. Мерзкая картина.
Но тут Бейкер слышит, что Кашмира просит ее надеть маску. Маска? Какая к черту маска? Но мотив девушке ей оказался понятен, когда в ее руках она замечает дымовые шашки. Быстро обеспечив себе защиту, девушка осознала, что бежит за Лейн максимально быстро, что мышцы уже горят, в легкие уже не могут нормально выполняют свою работу.
- Дальше. Озеро, - кратко говорит она, точно зная весь дальнейший путь. Теперь вести надо было Кашмиру.
Обрыв. Высоко падать, но там вода, которая смоет все, что было в этой капсуле. Авена тормозит светловолосую девушку, чтобы та с размаху не упала прямо вниз. Можно спуститься безопасным путем, но это будет долго и никому ненужно, поэтому выбирается прыжок. Моментально, без мыслей о том, что будет дальше.
Вода обжигает кожу так, что на ней, наверное, остались покраснения. Но это не так важно, ведь теперь за ними не гонится стая модифициорованных тварей.
Когда-то Авену научил плавать Финник, поэтому теперь она могла спокойно выбраться из воды, не вопя при этом спасительные слова. Берег, мокрая одежда. Авена выжала светлые волосы, посмотрев в сторону Лейн.
- Молодец, - сказала она ей. – Быстро среагировала. В общем, метров четыреста до места боя. Одежда высохнет максимально быстро. В засаде миротворцы, и это плохо, - отрапортовала Авена, поправляя застежку на сумке. Благо, что ткань была непромокаемая, а застежка не пропускала воду, поэтому все нужные препараты остались при них. Но оставаться здесь долго нельзя было – необходимо двигаться вперед. Девушки продолжают свою дорогу.
Опять молчание. Опять никто ничего не говорит лишнего, будто каждый погружен в свои мысли. Авена думает о разрушенном доме, а Кашмира? О чем думаешь ты?
Но выстрел один, второй, как только они опять оказываются в черте всех боевых событий. Рядом, близко.
- Расходимся?
Но не тут то было. Капсулы в Третьем опять начинают взрываться одна за одной, и в этот раз эта понесла за собой разрушения домой. Камни будто лопались изнутри, что самые верхушки начали обваливаться одна за одной. Бежать… но тут Авену хватает миротворец и со всей силы бьет девчонку виском о что-то твердое. И тут у Кашмиры остается два варианта: спасать девчонку и остаться под завалом или спастись самой? Но на саму Кашмиру уже нацелен автомат. Думай, ментор.

+1

7

Отлично. Озеро - как по заказу... Кашмира прибавляет темпа, так как ей до сих пор кажется, что она чувствует спиной дыхание слепых переродков, но вода, к счастью, не заставляет себя долго ждать. От плавания блондинка не была в диком восторге, но тем не менее на воде держалась вполне уверенно, так как это входило в перечень того, что способно помочь выжить на Играх. На арене не понадобилось, зато сейчас кстати. Уже возле обрыва Кашмира тормозится об руку Авены и с недоверием смотрит вниз. Времени выбирать путь у них всё равно нет... А кратчайшее расстояние к цели, как известно, прямая. Снова дав себе команду не задумываться, блондинка разбегается и ласточкой сигает с обрыва головой вниз. Чтобы не отбить живот или конечности - озеро выглядит достаточно глубоким. К слову, ещё одно преимущество ножей - намокнув, они не становятся менее опасными, а к огнестрельному оружию на этот счет бывают вопросы.

Бурным течением озеро не пугает, так что вскоре напарницы по заданию выбираются на берег. Кашмира, как и Авена, выжимает волосы, проверяет, на месте ли ножи - не потеряла. Хотя об использовании оставшихся дымовых шашек теперь можно забыть - всё отсырело. Учитывая оставшихся позади переродков - очень легко отделались.

-Обычный просчет. Миротворцы проблема полегче, чем переродки - справимся - несколько удивленно отвечает профи. В академии их не шибко-то хвалили, прямая наводка задача-решение, и сейчас это было безумно кстати. Когда представляешь себя на тренировочной полосе препятствий, отключаешь эмоции - всё идёт, как по маслу. Рано, конечно, об этом пока говорить. Но будь с ней в паре Блеск, а не медичка - миротворцы бы волновали её не больше, чем пыль на комбинезоне. Какое-то время идут молча, думая каждая о своём. Кашмира прикидывает, сколько ещё времени им заниматься этим рейнджерством по дистриктам прежде, чем революция окончательно свершится и подарит им с братом мирную свободную жизнь. Совместную жизнь. Когда у тебя есть мотивация - сражаешься намного яростнее. И скоро предоставляется шанс это показать. Услышав выстрелы, Кашмира выныривает из мыслей и настороженно крутит головой. Совсем близко, но раздаются буквально со всех сторон, нет особого смысла определять направление...

-Ты уверена, что доберешься? - спрашиват блондинка спутницу. Она бы с удовольствием "разошлась" и пошла дальше в одиночестве, без оглядки на кого-либо. Если не с Блеском, Кашмира предпочитала работать в одиночестве. До этой благословенной возможности оставался буквально шаг, когда чертовы капсулы снова рванули. Одновременно с появлением миротворцев. Сверху летят камни, Авену схватил и крепко приложил виском один из появившихся мужчин в белом. Второй, вылетев из разлома стены, уже держал на мушке Кашмиру. "Чудно..." времени думать почти нет, но девушке этот пейзаж кое-что напоминает. Одну ситуацию на её играх, когда она смогла оторваться от преследования своего главного противника, парня из второго дистрикта. Медленно, но так, чтобы это было заметно, она тянет руку к висящему на поясе и скорее всего бесполезному после озера пистолету. Вряд ли её убьют сразу, эти тупицы не упускают случая покуражиться над повстанцами:

-Оружие на землю, куколка - рычит миротворец, ощупывая взглядом фигурку в подсыхающем комбинезоне. Кашмире того и надо - сам попросил! Не отрывая взгляда от мужчины, она медленно наклоняется - его рот и нос скрыты маской, но глаза открыты. Идиот. Пистолет ложится на камни, девушка начинает так же медленно подниматься... Счет, как и с переродками, на секунды. Приём грязный, но честно она никогда не играла - только на победу.

-За куколку! - схватив ладонью пригоршню песка и острых осколков гравия, Кашмира резко выпрямляется, швыряя эту смесь в незащищенные глаза миротворца. Может начать палить, но обычно у всех перевешивают рефлексы. Взревев, мужчина поднимает обе руки к глазам, и его автомат какое-то время не опасен. Поднимаясь, блондинка (раз уж была внизу) выхватывает из голенища нож и кидается на миротворца, как пума. Пара точных ударов в артерии - она убийца, а не садист. Через пару секунд для мужчины всё кончено, и форма из белой перекрашивается в алую. Кашмира разворачивается ко второму миротворцу, всё ещё держащему Авену - ростом он выше девочки, что сейчас играет ей на пользу. Оценив расстояние до цели, блондинка прямым броском от плеча посылает в него нож... Но время сориентироваться у соперника было, так что он наугад стреляет левой рукой. Будь он левшой - Кашмира бы не заняла место в планолёте на обратном пути. Но она только чувствует, как пуля чиркает по голени, и по ноге начинает литься горячая кровь. Её нож в левом плече миротворца, это всё, что она сейчас может сделать для Авены. Повинуясь законам физики, задетая пулей блондинка пятится назад... "Камни!" Расстояние до стены она почти пролетает прыжком. Приземляется на тело первого миротворца за несколько секунд до того, как камни организовывают перед ними завал... Но сзади стена, они на остатках бывшей ступеньки, и вокруг Кашмиры и трупа образовывается что-то типа камеры. Здесь можно просидеть довольно долго, если нравится проводить время в подобной компании.

-Авена! - кричит блондинка из завала, показать, что жива. Она надеется, что уж с раненым врагом девочка справится. Сейчас не хотелось бы терять компанию медика - ноге однозначно потребуется помощь.

+1

8

Бежать с максимальной скоростью в мокрой одежде… пожалуй, это предел мечтаний любой девушки в Панеме. Но чего только не сделаешь, чтобы от тебя отвязалась целая стая переродков с пустыми глазницами и огромной пастью, полной ядовитой слюны. Кажется, таких девушек они перегрызут за секунду, оставив только пару светлых локонов для опознания – все же важные лица Панема.
Они идут молча, каждая думая о своем. И, уже находясь совсем недалеко, Авена предложила Кашмире разойтись по разным сторонам, чтобы каждая не была зависима от другой. Удобно и максимально производительно. Если Лейн может занять какую-то оборонительную позицию, то Авена как раз наоборот.
- Ув…
Но тут разрывается капсула и взрывает дома, находящиеся рядом. Камни летят на девушек, преграждая путь, и тут один из миротворцев достаточно грубо схватил Авену и с силой ударил. Девушка еще в сознании, но сильная боль пронзает голову, что чисто рефлекторно она сощуривает глаза. Картину дальше она видит смутно, будто у нее плохое зрение и она сидит без очков. Но толчок в сторону, будто ее откинули, и зрение хоть немного проясняется. Завал, а где-то под ним Кашмира пытается показать, что она жива, зовя совсем бесполезного медика. Это уже плюс, что блондина в нормальном состоянии. Теперь перед Авеной встал другой вопрос – миротворец с ножом в плече.
А вот это я заберу!
От оружия, которое болтается у нее на плече, нет толку, поэтому девушка быстренько оглядывается в поисках хоть чего-то, что ей могло бы помочь. Оружие миротворца. Идеально.
Авена выставляет перед собой непонятный автомат и жмет на курок. В плечо отдает максимально сильно и больно, но выбора нет. Миротворец падает заживо, а Авена, подойдя к нему, выдергивает из плеча нож Кашмиры – ножи нужно беречь, а затем отправляется к завалу.
- Все нормально? Здесь никого нет из миротворцев.
Белокурая девчушка кладет на землю тяжелую аптечку и начинает разбирать последствия взрыва, еще ощущая сильную боль в области виска. И когда часть камней была оттащена, а Кашмира выбралась на свободу, девушка заметила, что на ее ноге осталась запекшаяся кровь.
- Обработать? Можешь инфекцию занести, - сказала Бейкер, посматривая на ранение. – Все же думаю, что нет, лучше не стоит расходиться, а так и остаться работать в паре. Кстати…
Авена достала нож Кашмиры и протянула его девушке.
- Твое. Спасибо за помощь.
Было сказано сухо, но при этом достаточно точно и лаконично – как и должны, наверное, говорить трибуты. И если бы не Лейн, то тело  Авены уже валялось где-нибудь под завалом, что его даже никто и не нашел бы.
- Готова?
Девушка протягивает оружие миротворцев взамен испорченного. Главное, что оно умеет и может стрелять, а это значит приближает финал затянувшейся войны между одним государством. Впереди слышны крики, выстрелы, где-то сбрасывают бомбы. В воздухе стоит смог, что тяжело дышать. Нужно помочь раненым, если это возможно, или убить.

+1

9

Посиделки с трупом миротворца - далеко не самое весёлое занятие. Особенно, когда от того, сможет ли девочка-медик справиться с его дружком или нет, во многом зависят твои шансы на освобождение. Кашмира вообще не любит от чего-то зависеть, так что брезгливо двигает тело ногой и вся обаращается в слух, приникнув к зазору между камнями. Всё равно ни черта не видно... Но она слышит нечто, напоминающее приглушенный звук выстрела, падение чего-то тяжелого, а следом - неужели! Голос девочки.

-Отлично. Я в норме - отзывается блондинка. Тут же камни начинают шевелиться, и она со своей стороны посильно помогает разбирать завал. Всё же им повезло, что миротворцев было только двое. Два на два - нормальный расклад при умении видеть ситацию, но окажись здесь более многолюдная засада - мелкие ухищрения, к которым прибегли девушки, едва ли бы им помогли. Завал постепенно расчищается, достаточно убрать несколько основных камней, чтобы худая Кашмира смогла протиснуться наружу. Оставят над безымянным миротворцем что-то типа кургана, забавно.

-И тебе - так же коротко отвечает девушка на благодарность, принимая свой нож. Она рада, что оружие к ней вернулось. К своим ножам блондинки относилась, как к детям. Знала их плюсы и минусы, своевременно полировала, порой даже разговаривала с ними, выбирая оружие для очередного задания. Сегодня с ней был лёгкий (для скорости), но острый нож с длинным тонким лезвием и костяной ручкой ручной работы. Поиск очередного экземпляра для своей стальной коллекции часто захватывал Кашмиру не меньше, чем нормальных девушек шопинг. И миротворцы не стоили того, чтобы раскидываться любимыми игрушками. Девушка рукавом комбинезона стирает с лезвия кровь и возвращает нож обратно в ботинок. Уровень адреналина снижается, так что боль в ноге пульсирует всё отчетливее. Блондинка с благодарным кивком принимает автомат. Ножи хороши для ближнего боя, а он здесь, к сожалению, не всегда удаётся. Ещё одна проблемка - и можно будет идти дальше.

-Да, лучше перестраховаться. Хотя вроде бы задел не сильно - Кашмира опускается на ближайший более-менее удобный камень, морщится от боли, вытягивая раненую ногу. Верхний слой крови уже начинает запекаться, но сама рана до сих пор пульсирует - чуть больше крови, чем ожидалось. Всё равно ничего страшного. Вроде бы. Если в аптечке Авены найдётся какое-нибудь обезболивающее, чтобы Кашмира смогла нормально наступать на ногу - она скоро забудет про эту царапину.

-Готова. Надеюсь, на сегодня сюрпризы закончились... В конце концов, большую часть маршрута прошли - после обработки раны блондинка встаёт, опираясь на валун, и осторожно переминается с ноги на ногу, перенося вес. Жить будет. Вешает на шею добытый автомат - к слову, оружие у миротворцев легче, чем у повстанцев. Какие-то капитолийские сплавы? До полевого госпиталя минут десять ходу мирным прогулочным шагом, но откуда у них такая роскошь. Крики и выстрелы по-прежнему доносятся со всех сторон. Не исключено, что у них на пути есть ещё какие-то препятствия... Кашмира начинает нервничать, больше не чувствуя себя неуязвимой. Если бы только здесь сейчас был Блеск.

+1

10

PS

Я должна была придумать следующий пост с интересным заданием *_____*

Я помогаю разобрать завал, откидывая то один камень, то другой из завала. Некоторые оказываются легкими, а для того, чтобы оттолкнуть другие, приходится применять максимально много силы. Кашмира в норме, и это хорошо хотя бы для того, что нет минус одного бойца. Кашмира в норме, и это хорошо хотя бы для того, что нет минус одного бойца. Не отвечаю на слова Кашмиры, продолжая разбирать завал, и когда появляется достаточно пространство, девушка выныривает из завала, а затем, приняв свой нож обратно, вытирает его об рукав комбеза, оставляя на серой форме красные линии от лезвия. Ужасающее зрелище.
Я спрашиваю про рану, и когда получаю право ее обработать, показываю, чтобы Кашмира села на камень – так куда проще. Вытягиваю ее больную ногу на другой камень, чтобы было все на виду, а затем, открыв аптечку, начинаю на каком-то автоматизме обрабатывать боевое ранение. Все действия заучены от и до, поэтому обычно я пыталась развлечь беседой раненого, но сейчас… вряд ли. Хотелось просто немного тишины на фоне взрывов. Удручающая картина.
- В общем, все. В Тринадцатом когда будем, надо будет еще разок обработать. Там уже лекарства получше этих будут. Сейчас не больно наступать? – спрашиваю я, делая шаг назад, будто любуюсь на свою работу со стороны. Кашмира вроде бы теперь не морщилась от боли, а это самое главное. Рана затянется, что даже шрама не останется.
- Все будет нормально. Пойдем.
Подхватываю аптечку, которую я оставила на земле, когда обрабатывала рану Кашмире, и отправляюсь дальше, взбираясь по камням вверх. Завал остается где-то позади нас, и уже начиная с 26 квартала, организовано военное убежище. Но перед этим мы проходим странную улицу, полностью заполненную не серым, а каким-то голубоватым дымом, оседающем на одежде в виде блестящих голубых гранул. Кажется, будто Капитолий решил распылить здесь лак для волос с блестками. Показываю Кашмире, чтобы та прикрыла нос и рот хоть чем-то, а сама, закрыв дыхательные пути рукой, увеличиваю скорость. В начале 26 квартала за грудами развалин спрятаны тела, истекающие кровью, какие-то боеприпасы, мешки, трупы, сваленные в общую кучу для братской могилы и ужасная вонь от огнестрельного оружия. Над площадью стоял смог от выстрелов, костров, но теперь здесь не было того странного дыма. Дышать было слишком тяжело, а от увиденной картины хотелось разрыдаться. Местные жители, которые никогда не брали оружие в руки, бились тем, чем приходилось. Подростки, дети лет 12, мужчины, женщины – все, как единое целое. Миротворцы палят без разбора, а в ответ получают разряд электричества, что некоторых начинает моментально корежить. В Третье не умеют убивать по-другому. Точнее, здесь никогда никого не убивали.
Между нами проносится пуля. Пару сантиметров в сторону, и пришлось бы опять доставать аптечку. Но сейчас совсем не время ностальгировать насчет потерянного времени – пора браться за дело и наконец-то делать то, за чем мы сюда пришли.
- Раненые. Я пошла к ним, - говорю я блондинке, практически срываясь с места. Здесь, я думаю, капсул со всякой ерундой нет, хотя миротворцы еще та ерунда.  Первый раненый. Боевое ранение в голову, парализация частей тела, органов зрения. Таких мы на планолет не берем, но оставлять его умирать здесь будет совсем негуманно.
«Если случай без доставки в 13, то убивайте. Сорвите жетоны, чтобы не числился пропавшим». Сухая лекция доктора Сандерса для полевых мед.сестер и врачей, которым далеко до врачей по сути.
Но что-то меня отвлекает. Из крупной расщелины между камнями я вижу на поле боя совсем маленькую девчушку. Маленькую девочку со светлыми волосами и красивом белом платьице в мелкий цветочек голубого цвета. В руках у нее был мишка, а ноги были совсем босыми. Она боится и совсем не понимает, что здесь творится. Она – это я… У меня такая прическа, такие глаза и такой мишка.
Сейчас мне не до больного. Что за бред? И, так и не сделав финальный выстрел, рысью мчусь в самую гущу событий, расталкивая людей, чтобы не потерять из виду  девочку. Но ее нет. Ее просто нигде нет. Вокруг одни миротворцы, повстанцы, военные.
Капитолий любит галлюцинации… Но она там была! Ее убили! Тебя или ее?
Выстрел. Пуля по косой задевает кожу талии, оставляя после себя больше ожег, чем порез.
- Ты видела ее? ТЫ ЕЕ ВИДЕЛА?
Но у Кашмиры свои видения.

+1

11

-Пока не болит, надеюсь, до возвращения в тринадцатый это не изменится - прислушиваясь к ощущениям от своих шагов, сообщает Кашмира. То ли у Авены правда лёгкая рука, то ли придаёт сил тот факт, что задание скоро будет выполнено. До госпиталя идти всего-ничего... Блондинка карабкается по камням, оставляя позади завал и трупы миротворцев. По плану у них квартал 26, где и располагались раненые.

-Что за черт? - недовольно бормочет Кашмира, стопорясь перед последним у них на пути переулком. Он весь заполнен голубоватым туманом, совершенно непохожим на дым после взрывов или каменную пыль. Вещество явно химического происхождения. Очередная капсула? Но агрессивным оно тоже не выглядит... Пока девушка размышляет, медик, зажав рукой рот и нос, ныряет в странный дым. Увидев, что напарница осталась невредимой, Кашмира вздыхает в стиле "разве можно так кидаться невесть во что", прикрывает нос и рот локтем и рукавом комбинезона, как можно скорее бежит вслед за Авеной, пока хватает дыхания. Из переулка выбираются без видимых изменений в состоянии, только комбинезон покрыт голубоватой мерцающей пылью.

-Что это было? Пыльца фей? - фыркает Кашмира, разглядывая одежду и встряхиваясь, как мокрая собака. В итоге она приходит к выводу, что этот голубой дымок - остаточное явление после срабатывания какой-то капсулы, которую им увидеть не посчастливилось. Ну хоть где-то повезло... Потому что от оглядывания по сторонам настроения не прибывает. Вонь машинного масла и каких-то механизмов, тела, сваленные в кучу, как строительный мусор. На залпы огнестрельного оружия местные жители отвечают электрической атакой. Эффектно, но недостаточно массово... Впрочем, где им было учиться? Этому дистрикту не хватает пары-другой профи. Жаль, нет специального отряда с мастер-классами.

-Иди, я буду в радиусе - отзывается блондинка задумчиво, надеясь найти тихий угол и посильно отдохнуть. Раненым от неё толку мало - тем, кто может выжить, она не помощник, а тем, кого остаётся только пристрелить... Кашмира предпочитала не тратить пули на потенциальных покойников. Может и милосердно, но никакого азарта, как с теми же миротворцами. Ещё раз оглянувшись на тела, девушка думает о том, сколько жизней унесёт в итоге эта революция и какое чудо, что они с Блеском и Диадемой всё ещё живы, их не убила даже арена. Действительно заговорённая семейка.

За неимением лучших вариантов Кашмира следит взглядом за подходящей к первому раненому Авеной. Не нужно быть медиком, чтобы понять - для него всё плохо. Рана с запёкшейся кровью на голове, потухший взгляд, никакой реакции на приближение медика... Вроде Авена даже начинает доставать пистолет, когда Лейн поворачивает голову на какой-то звук, видит в десятке шагов от себя знакомый силуэт и чувствует, как по телу маршируют ледяные мурашки. На стопку деревянных ящиков с какими-то боеприпасами опирается, улыбаясь, худощавый рыжеволосый парень. Серые глаза, обаятельная улыбка, высокий, чуть сутулит плечи.

-Немо?... - пересохшими губами шепчет Кашмира. Но такого просто не может быть... Паренёк из четвёртого мёртв уже несколько лет. Сомнений быть не может, потому что убила его она. В кошмарах о своих играх блондинка видит Немо, падающего в горный ручеек с ножом, по рукоятку вошедшим под левую лопатку. Наивный паренёк, влюбившийся в девочку из первого, не зная, что та дала себе зарок выиграть любой ценой. За грохотом выстрелов Кашмира его не слышит, но видит, как двигаются губы Немо, понимая каким-то шестым чувством, что он ей говорит. "Ну, здравствуй, русалка" - парень протягивает руку в её сторону, делая шаг, и девушка с криком, какого в голову не придёт ожидать от профи, бежит за Авеной. Та почему-то оставила раненого и расталкивает локтями без разбору повстанцев, миротворцев... Что она там увидела? Кто-то экстренно истекает кровью?

-С ума сошла?! Медик здесь ты, я если что тебя только пристрелить смогу - рявкает Кашмира, нагоняя напарницу. На секунду навыки перевешивают страх и девушка тянет Авену назад, схватив за запястье. Обе бледные, с трясущимися губами... Блондинке не иначе как чудом удаётся осознать, что Бейкер опасно высунулась на линию огня - вот и комбинезон в районе талии обзаводится дырой с обугленными краями. Кашмира не понимает, о чем говорит Авена, но упорно тянет девушку назад, хочет, чтобы та посмотрела ей за плечо и сказала, видит ли высокого рыжеволосого парня.

-Её? Там никого нет кроме миротворцев. Лучше скажи... Парень, рыжеволосый, он там? За моей спиной? - если бы Лейн нашла в себе силы оглянуться, она бы никого не увидела. Но она скорее согласится пустить себе в ногу ещё одну пулю, чем снова встретиться взглядом с Немо. Ей даже не приходит в голову, что будь он реальным - уже давно успел бы к ним подойти. Кашмира вцепилась в запястье Авены так, что побелели костяшки пальцев, а в сапфировых глазах вместо былой насмешливой самоуверенности светятся страх и боль. С рукава на кожу стряхиваются голубые хлопья. "Что если... Может, это из-за того тумана?" хочется закрыть глаза и опуститься на землю прямо здесь, накрыв голову руками.

+1

12

Заморозить эпицентр боли было достаточно хорошим решением, чтобы нормально обработать хоть и небольшое, но ранение Кашмиры. Воевать придется даже с оторванной рукой, ногой или головой, а с царапиной и ожогом так тем более – таковы правила этой игры, и если их соблюдать, то Революция пройдет идеально.
Мы продолжаем карабкаться по камням, пока не оказывается в квартале, полный какой-то пыли. Пыль от разрушенных домов? Камней? Что за черт?
Этот вопрос озвучивает Кашмира, явно читая мои мысли. И, зажимая дыхательные пути, мы проходим через сияющее облако, которое определенно блестело на солнце. Что это может быть? Но это единственный путь, по которому можно быстрее добраться до указанного места. Если бы не эти чертовы миротворцы и переродки, то операция прошла куда быстрее и продуктивней, чем сейчас.
- Черт знает что. Я не удивлюсь уже ничему. Но мы вроде бы нормальные, так? Ничего не взорвалось, никто за нами не бежит. Уже плюс, - пытаюсь я подбодрить Кашмиру, но оглядевшись вокруг понимаю, что и подбадривать нечего. Везде и крутом антиутопическе зрелище от и до. Разруха, трупы, кровь, дым, крики. Сердце сразу же сжимается в комочек, ведь сейчас придется убивать тех, кого нельзя будет доставить на планолет – им нельзя давать шанс никакого. Гуманность, как говорили в Тринадцатом, и убийство, как говорят в Третьем. Противоречивые понятия, но сейчас они должны сойтись в одно, чтобы наконец-то выполнить это чертово задание.
Я киваю, когда Лейн говорит, что будет в радиусе. Ей нечего смотреть на то, как я пытаюсь побороть собственных демонов и убить живого человека. На войну нельзя пускать чутких людей, которые видят этот мир через призму альтруизма. Я отдам все, лишь бы только другим было хорошо, и это плохо.
Первый раненый ,и уже убийство от моей руки, но я не успеваю это сделать. Ребенок. Совсем маленькие ребенок стоит посреди всех военных действий – это неправильно! Я бегу, сношу на пути абсолютно все, пытаясь отыскать девчушку в толпе… себя в толпе. Но как это могу быть я, если… если…
На меня рявкает знакомый голос. Кашмира здесь, и она ищет раненого, но у меня дрожат губы, а в глазах стоят слезы. Ее здесь нет. Меня здесь нет. Почему ЕЕ здесь НЕТ?
Резкая боль. Хватаюсь за бок, прикусывая губу, чтобы не закричать, но Лейн тянет меня куда-то обратно. Пожалуйста, не надо. Там девочка, там ребенок. Ее убьют, ее убьют из-за меня, из-за Капитолия, из-за Сноу! Она не виновата, прошу.
- Она здесь! Она там! – ищу взглядом светлое платье, светлые локоны и милую улыбку. – Миротворцы, - отвечаю на вопрос. – И там миротворцы.
Обреченно, ведь здесь никого нет, кроме наших страхов и нас. Миротворцы так и палят по людям, а люди пытаются убить миротворцев. Ничего не меняется, абсолютно ничего.
- Нужно закончить работу. О них никто не узнает ничего. Они потеряются.
Я пытаюсь тянуть Кашмиру куда-то, но вместо нее вижу миротворца с ножом в груди. Первый мой убитый человек. Дальше еще несколько миротворцев, военных. У них пробиты грудные клетки, головы, они истекают кровью. Я вскрикиваю, отпускаю руку Кашмиры и зажав голову, пытаюсь унять этот страх. Они мертвы. Они мертвы. Они мертвы!
И голубой туман вновь оседает на одежде, попадает на кожу. Люди начинают кричать, начинают стрелять без разбора, убивать друг друга, убивать самих себя. Много блесток – нужно уходить отсюда.
-  Ты виновата, что нас нет.
Что? Мама? Отец?
- Ты виновата, что не вытащила меня с арены. Что позволила Мелларку убить меня.
Мальчик из Третьего?
- Мисс Бейкер. Вы можете стать новым символом.
Сноу? Что он здесь делает?
- Нет-нет, прошу, нет! Не надо. Пожалуйста, не надо.
- Ты виновата, что я мертва.
Напарница Алиса. Ее убили в Капитолии пару недель назад.
- Ты виновата… ты виновата.
Виновата! Да, черт возьми! Забирайте все. Нужна я? Пожалуйста!
Я достаю нож из сапога и, выставив его рукоятью вперед, во второй раз решаюсь сделать сложный поступок – перестать быть виноватой во всем.
Миротворцев на поле боя нет. Остались некоторые, но они не могут ходить и лишь мычат, так же ловя галлюцинации

+1

13

Квест закрыт

0


Вы здесь » The Hunger Games: After arena » Архив игровых тем » I am the rising tide, I am the war I fight


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC

#pun-title table tbody tr .title-logo-tdr {position: absolute; z-index: 1; left:50px; top:310px }