The Hunger Games: After arena

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Hunger Games: After arena » Архив игровых тем » Let me be your wings


Let me be your wings

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

1. Название: Let me be your wings
2. Фэндом: Малефисента
3: Участники: Диваль ака Грей и Аврора ака Авена
4. Место и время: Несколько лет после счастливого воцарения Авроры, ее замок
5. Краткое описание квеста: Даже поддерживаемое волшебством счастье может рухнуть в один момент. Королевство пало под натиском более сильного врага, там, где сияли волшебные леса, только пепел и страх. Пали защитники страны, пало бесчисленное число мирных жителей, погибли все самые близкие друзья... Но все ли?
6. Очередность постов: Аврора, Диваль
http://static.diary.ru/userdir/1/6/2/3/1623961/81246996.jpg

+1

2

Ты смотришь на то, как рушатся все твои мечты и надежды. Как дом, к которому ты так привык, разбирается по камешкам, а волшебные болота, в которых жили самые чудесные и замечательные волшебные жители, горят, сменяя яркие краски красным и оранжевым угрожающим светом. Огонь заберет все, что когда-то дала нам природа, и не оставит совершенно ничего. Цветы топчутся под ногами, огромные живые деревья валятся с корнями на землю, создавая огромный грохот, а люди с цепями из железа вновь и вновь охотятся на Малефисенту, которая всегда охраняла эти места…
После воцарения Авроры на королевский трон, все королевство изменилось. На болотах вновь зацвели цветы, а феи с удовольствием летали над прозрачными водами, любуясь в них своим отражением. Сама природа была рада тому, что Малефисента вновь стала той доброй девочкой, у которой никогда не отнимали крылья, а люди никогда не хотели на нее охотиться. Мир и покой царил в королевстве, а сама Аврора умела правила им, оставаясь все той же милой белокурой девушкой с лучезарной улыбкой. Крестная все же иногда называла ее ласково «Чудищем», а девочка радовалась каждой встречей с ней. Но жители все же настороженно относились к крестной матери Авроры, как и сам Филипп, который поклялся девушке в вечной любви. Казалось, что ничего не могло нарушить этот идеальный мирок.
Аврора пыталась найти уже ставшего королем Филиппа, вырываясь из разрушенного замка, который всячески пытался утянуть девушку назад, цепляя подол длинного платья за камни, за предметы мебели, за разрушенные стены. Кто-то вдалеке кричал, чтобы она уходила из замка, чтобы бросила все и спасала только свою жизнь, но Аврора не могла. Девушка лишь отвечала, чтобы все спасались из замка и никого здесь не было – жизнь королевы не достойна жизни сотен людей.
Люди бежали, кричали, пытались укрыться на болотах, которые жгли с такой ненавистью, будто это делал сам король Стефан. Война королевств началась неожиданно, поэтому королевская гвардия не справлялась, и уже большинство из них были мертвы, покоясь на земле со стрелами в сердце.
- Филипп! Филипп! – кричала Аврора, спускаясь по разрушенным ступеням. В светлые волосы забилась пыль от разрушений, а на испуганном лице остался песок, перемешанный с солоноватыми слезами. Девушке было страшно за свое королевство, за всех своих близких друзей, за свою семью. Но вдали, выскакивая из ворот, виднелся белоснежный коль Филиппа, а на нем сбегал и сам король, оставив королеву погибать вместе с замком. Конь несся так быстро, что та часть гвардии, которую он захватил с собой, не успевали за ним. И крики, и то, как тянула к нему руки Аврора, он не видел, и лишь мчался все дальше и дальше от павшего королевства.
Аврора осталась одна. Одна вместе с разрушенным домом, убитыми людьми и потерянными в бою близкими. На болотах еще остались всполохи от огня, а где-то вдали еще слышны шаги убегающих людей. Все, что делала совсем юная королева, оказалось ничтожным в сравнении с новой силой, которая пыталась захватить замок.
Ты находишь в себе силы и идешь по разрушенному дому, вытирая с лица оставшиеся слезы. Сил должно хватить только на это. Остался дым, пепел, слышен хруст надломленных надежд. Болота опустели – они сожжены дотла, замок разрушен, а все друзья храбро защищали это место. Ты невольно прислушиваешься к этой отупляющей тишине, ловя хоть какие-то движения, хоть какие-то посторонние звуки, чтобы только осознавать одно – ты здесь не один.
И Аврора замечает, что недалеко от нее кто-то пытается выбраться из тюрьмы разрушений. Кто же это может быть? Девушка бросается на помощь, упираясь всеми силами, чтобы разобрать завал, оставшийся после нападения. Слабость проходит, усталость снимает как рукой от того, что рядом с Авророй есть живая душа.
- Диаваль, - восклицает девушка, увидев среди развалин знакомую фигуру. Это были «крылья» Малефисенты, помощник, друг, семья. Аврора и не надеялась увидеть его, ведь с самого начала нападения он сражался вместе с ее крестной, защищая королевство. Но теперь в королевстве только он и Аврора. – Диаваль! Ты живой, - говорит она, бросаясь на шею к своему другу.
Живой! Ты должна продолжать искать дальше!

+1

3

Что-то пульсировало в лопатках. Пульсировало и жгло, накатывало волнами, будто кто-то тянул за крылья, медленно, по перышку выжигая их из тела. Диаваль с усилием открыл глаза. Было темно, пахло жженой каменной пылью. И было тихо...
Он попытался пошевелиться - боль растеклась по телу гулкой, вязкой волной. Вместе с ней вернулась и память. Вот армия переходят границу страны. Их ведут серые, потрепанные плащи, Малефисента смеялась, следя за ними в волшебном зеркале. Невзрачные людишки, больше похожие на беженцев, чем на гвардию могущественной армии. Они отправились к ним вместе, расправили сильные крылья, с упоением играя в ветрах. Отправились, чтобы предупредить о том, какие силы берегут покой королевства прекрасной Авроры. Почему они не подумали, что под плащами скрыто что-то пострашнее обычного человеческого оружия? Почему улетели, надменные, спокойные, даже не выслушав ответа на свой ультиматум?
Армия пошла по стране, сметая все на своем пути. Серые плащи принадлежали алхимикам, и их жестокий, подпитанный злым колдовством огонь не успокаивался, пока даже от камней не оставался только лишь пепел. Пламя было столь жестоким, быстрым и неистовым, что и без того немногочисленные солдаты, не нужные в мирное время, бежали в ужасе, а волшебные существа не могли пробиться сквозь чужеродную, жестокую магию. Они бросились к замку, он и его могущественная повелительница. Они бросились защищать самое дорогое, что у них было - жизнь белокурого Чудища. Но и для Малефисенты были припасены у серых плащей свои сюрпризы. Он видел, как падала она вниз, как мучительно переливались на перьях ее крыльев капли расплавленного железного дождя. Он чувствовал, как утекают из нее силы, и чувствовал, как последней своей волей она превращает его из некрупной птицы во что-то, что сможет защитить Аврору. Диаваль готовился ощутить себя грифоном, драконом, да хоть кем! Но угасающее сознание хозяйки дало ему самый частый образ. Диаваль обернулся человеком, слабым, лишенным магической поддержки человеком. Малефисента мертва. Он навсегда потерял свою хозяйку, самую близкую ему душу. Он навсегда потерял дар крыльев. И все это не будет напрасной жертвой, если он не защитит Аврору...

Он несся по ступеням, сжимая в руке меч, вырванный из ладони павшего защитника замка. Он слышал ее голос, ее легкий, мелодичный голос, но теперь это был не привычный светлый смех... Плач. Аврора, его королева, звала своего короля, звала с надрывом, со смесью ужаса и непонимания. Диаваль поднял глаза - как раз вовремя, чтобы увидеть белого королевского коня, уменьшающегося с каждой секундой.
- Мерзавец, - процедил ворон сквозь зубы. Костяшки пальцев, сжимающих эфес меча, побелели. Опьяненный яростью, он не сразу услышал нарастающий гул, а когда заметил его, делать что-то было уже поздно. Башня замка, тонким шпилем прорезавшая небеса, не выдержала атаки огнем, и с жалостливым плачем осела, накренилась, а затем медленно, будто отчаянно стараясь удержаться, обрушилась. Лавина полетевших камней накрыла его, и Диаваль упал во тьму.
- Аврора....

- Аврора, - сорвался с разбитых, пыльных губ сухой звук. Он слышал ее шаги, слышал, что она одна. Никто не уцелел? Никто не защищает ее? Почему так тихо - завоеватели отступили, бросив разоренные земли? Он попытался пошевелиться, уперся локтем в камень, границу которого обрисовывал свет, пытаясь хотя бы добыть себе немного воздуха. И слышит, как в скором времени ему начинают помогать выбраться, слышит, как она зовет его. Несколько минут, и он встает - пока только на колени, только чтобы расправить грудную клетку, отдышаться.
- Вы целы, Ваше Величество, - хрипит он первым делом, испытывая неимоверное облегчение. Аврора бросается ему на шею, но к таким бурным эмоциям он оказывается не готов - опять валится на развалины, едва сдерживая боль.

+1

4

Ludovico Einaudi - Fly
Пепел до сих пор витает в облаках, будто сказочная волшебная пыль, которая вмиг вернет все королевство на свои места. Вновь на земле появятся дома, вновь тут будут гулять люди вместе со своими детьми, а замок опять вернется на прошлое место – будет таким же величественным, готовым принять каждого человека. Но нет, пепел – это каменная пыль, а камни – это дом, который теперь разбросан по всей земле.
Все родные убиты, а те, кого она считала близкими, бросили ее, оставив столь юное создание в лапах разрушения. Даже Филлип, которого Аврора считала самым честным, порядочным и прекрасным человеком, и тот оседлал коня и поскакал прочь от замка, даже не пытаясь найти Аврору, чтобы забрать ее с собой.
И заметив хоть малейшее движение в этой поистине мертвой зоне, Аврора бросает все силы, чтобы спасти единственного, кто с ней остался – Диаваль, ворон Малефисенты.
Девушка бросается на шею к давнему другу, вновь обретя надежду на то, что все не так плохо, как она думает. Если живой он, то, быть может, и Малефисента где-то скрыта под завалами камней и железа… а может вовсе и не Филипп бросил ее здесь одну, а кто-то другой? Филипп не мог, ведь он не такой. Он любит Аврору всем сердцем и душой, он не бросит ее здесь одну.
- Со мной все хорошо, - Аврора улыбается… улыбается, едва сдерживая слезы, совсем не замечая, что ему больно. И как только она ловит себя на этой мысли, девушка ахает, будто совершила проступок, ценой которого будет только смерть. – Прости… - шепчет она одними губами.
Горели болота, над замком стоял черный смог, а нескончаемый пепел оседал на светлых волосах черными крупицами. Гробовая тишина стояла на королевством, что каждый шаг отдавался гулом в голове. Она должна искать каждого, она не может оставить свое королевство на растерзание волкам, кто именует себя войском.
- Я должна искать, мой дорогой Диаваль. Может быть Филипп где-то здесь, может быть остался еще хоть кто-то живой и нуждается в моей помощи.
Аврора забирается на камни, подбирая полы длинного платья. У нее есть вера, и эта вера должна помочь ей преодолеть все трудности. Но везде тихо – ни плача, ни вздохов, а лишь отупляющая тишина. Здесь нет ни одной живой души, кроме них самих.
- Он не мог бросить королевство. Это не Филипп. Он отважно защищал каждого жителя, пытался их уберечь.
Но все равно вокруг лишь тишина. Король, поджав хвост, ускакал на самой быстрой лошади, даже не пытаясь найти Аврору в этом разрушенном мирке. Но девушка будто пыталась внушить себе другой образ, отличный от того, что был на самом деле. Она видела его, звала, но его ли?

+1

5

Квест закрыт

0


Вы здесь » The Hunger Games: After arena » Архив игровых тем » Let me be your wings


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC

#pun-title table tbody tr .title-logo-tdr {position: absolute; z-index: 1; left:50px; top:310px }