The Hunger Games: After arena

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Hunger Games: After arena » Архив игровых тем » У всего есть своя цена


У всего есть своя цена

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Название: У всего есть своя цена
2: Участники: Деалла, Авена
3. Место и время: Капитолий. Жатва.
4. Краткое описание квеста: После собрания в доме президента было принято решение устроить последние Голодные Игры. И вот на Жатве Эффи вытягивает имя очередной девочки, которая должна стать трибутом Авены Бейкер. Как же пройдет первая тренировка?
5. Очередность постов: Деалла, Авена

0

2

И следующий трибут от девушек... Деалла Лавуа! - её имя выпало одним из последних, что, пожалуй, можно было посчитать особенно обидным. Все равно что почти увернуться от мчащегося на вас грузовика, но все-таки чуть-чуть не успеть...
«Хотя, вообще-то, это некорректно выбранный пример. Под колесами грузовика должно быть плохо в любом случае». - Ди, пожалуй, недостаточно осознавала, во что вляпалась, раз оказалась способна думать о чем-то своем, поднимаясь на трибуну, где уже стояла группа таких же особо везучих подростков и малых детей.
Где-то на второй ступеньке она вспомнила про других ребят из приюта - тех, чьи родственники тоже попали под категорию посмертно виновных в нелояльности к делу Революции. Лавуа обернулась и торопливо помахала своим, благо большей частью они были погодки и стояли рядом... Оценили ли ребята такую попытку ободрить их, девушка не поняла. Провожавший Деаллу до сцены солдат легонько подтолкнул её в плечо, так что пришлось поторопиться с восхождением на эшафот.
Дальше все шло немного скучно - девушка старательно запоминала объявляемых трибутов и имена приписываемых им менторов. По-настоящему изумилась только когда вызвали на сцену девочку лет 12, а тишину на площади ничего не потревожило. Ди правда думала, что хоть где-то люди должны более всего бояться именно смерти своих детей. Или её мама и папа тоже умерли?.. И, в любом случае, неужели никому её не жаль?..
«С другой стороны, вызвалась бы добровольцем я, если бы меня не выбрали? Врятли. Я сказала бы себе, что нужно больше жалеть Аваланж, чем эту Симону... Самону?.. Ладно, позже уточню».
После того, как отобрали нужное количество детей, всё прошло как будто в урезаемой по ходу пьесы сценарии - даже не видевшая предыдущих Игр Деалла ощущала какую-то поспешность, даже в голосе ведущей смутно слышалось желание протараторить положенные слова чуть-чуть быстрее.
Капитолийская Жатва представляла собой скорее пародию на предыдущие, нежели продолжение традиции устраивать резню под музыку и фейерверк. Во всяком случае, так потом Деалле говорил Доракс - парень, с которым ей предстояло делить ментора.
«Говорят, что наказывают нас за Игры, а сами их даже устроить не могут. Видела как ведущая сбилась, когда тот парень закричал, что его отец им всем за это сделает? И ещё эта толпа солдат, и менторы, которые скорее друг за друга, чем за трибутов... Бейкер, кстати, даже не выигрывала на Арене, если бы не началась война, она бы точно дольше дня не протянула. Интересно, она сама верит, будто бы способна нас чему-то научить?» - юноша  потом ещё говорил про казнь президента, голосование за 75-е Игры, но затем резко умолк. Толи вспомнил, что сидящая рядом с ним девушка считается соперником, толи просто не ощутил должной солидарности со стороны Деаллы... Толи ему тоже стало неуютно говорить в присутствии солдат. Или охранников?.. Деалла так и не поняла до конца, зачем в автомобиле с двумя подростками аж трое вооруженных мужчин. Она даже слегка оробела в их присутствии - во всяком случае, расспрашивать парня об Играх и менторе (ему, хотя бы, о чем-то говорила фамилия той девушки) постеснялась.
«Если бы я захотела распиарить Голодные Игры, то основываясь на личном опыте сказала следующее: будьте фанатами этого шоу, так как однажды вас могут избрать участниками. И, как и я, вы не поймете половины происходящего вокруг, если ваши отношения с телевизором не слишком складывались». - Деалла хотела пошутить на эту тему. Но, встретившись взглядом с одним из солдат, предпочла молча отвернуться и смотреть в окно.
У неё возникло ощущение, что в этом шоу не совсем для шутников. Или, вернее, совсем не.

Беспокойство Лавуа почувствовала только утром следующего дня, после завтрака. Раз в пятьдесят более вкусного, чем в приюте, но вызывающего, тем не менее, острое желание именно в этот приют и вернуться на часок-другой.
Там была общая столовая, с кучей галдящей ребятни. Бывало весело. А тут...  Тут люди с каменными лицами ставили тарелки и бокалы перед девушкой, но не смотрели на неё. Ди за все утро ничего, кроме сообщения о времени первой тренировки так и не услышала.
Как на зло, всплыло всё, что успел рассказать мальчик-трибут накануне. И про то ментора Бейкер, которая вроде как этих Игр и добивалась, и про очевидное отсутствие у наставников желания помогать подопечным...
В общем, к тому моменту, когда Деалла зашла со своим почетным вооруженным эскортом в лифт, бесподобная яичница с беконом танцевала в её сжавшемся от волнения желудке канкан. К счастью, богатый внутренний мир девушки согласился не пытаться превратиться во внешний. Последнее, что собиралась делать Ди в сложившейся ситуации - это праздновать труса.
«Интересно, а пункт о денежном пособии для победителей остался в силе? Аве можно было бы сделать операцию», - мысль вспыхнула и почти сразу угасла. Деалла была оптимисткой, а не фантазеркой. И убийство двадцати с лишним человек (маловероятное при её физической силе) вовсе не тянуло на хэппи-энд из воображения девчонки её возраста.
Двери лифта распахнулись, но солдаты с Ди, как выяснилось, ходить по учебному полигону не планировали. Ей просто указали на девушку со светло-русыми волосами, заявив, что это ментор.
Лавуа вроде бы как видела сидящих возле сцены будущих наставников и даже старалась запоминать... Но, если честно, оказавшись в трех шагах от почти сверстницы, она всерьез засомневалась - может это все-таки не та Авена Бейкер?.. Она и взрослой не казалась, не говоря уже о том, чтобы счесть эту особу какой-то злой...
«Кажется, мое миропонимание устарело», - невесело хмыкнула про себя Ди, - «но у меня целых две недели на формирование нового... Итак, начнем».
Мэм... Мисс. Авена Бейкер - это вы, не так ли? Я Деалла Лавуа, трибут от Капитолия.- девушка прикинула, насколько очевиден последний факт и таки выдала, - хотя, вы врятли тут ждали любовь всей жизни или, например, садовника.
Ди сомневалась, что ментор оценит шутку. Но зато самой ей полегчало.
На чьей бы стороне не собиралась оказаться удача, Деалла Лавуа совершенно точно знала - если у неё есть силы хоть на миг растянуть губы в улыбке, резон в том, чтобы жить дальше ещё есть.

+2

3

75 Голодные Игры объявляются открытыми.
Девушка в светлом платье стоит посреди площади на совсем недавно возведенной сцене, окруженной огромным количеством детей в возрасте от 12 до 18 лет. Правила Жатвы неизменны, как и сам ход Голодных Игр. Трибуты выбираются путем простой выборки – их имена написаны лишь один раз, а менторами назначаются те, кто побывал на Играх, даже если и не выигрывал их. Так и оказались в списке Авена, Пит, Китнисс. Три человека, которые пережили последние Игры и которые были назначены на новые в качестве наставников. Скорее всего несуразица, если бы эти трое, более подходящие под статус трибутов, не прошли войну и не остались живы. Не баловни судьбы.
Рядом с молодыми менторами стоят и прожжённые опытом люди, кто знает всю эту кухню, кто умеет выбивать деньги, кто умеет нравится. Чему может научить 17-летняя девочка? Что она будет говорить потенциальным спонсорам? Видимо на это и сделана ставка.
Начинается Жатва. Выбирают по очереди мальчиков и девочек, будто это добавит капельку новизны в саму церемонию. И эти мальчики и девочки поднимаются на свой эшафот, опустив голову вниз, кусая губы, сжимая руки в кулаки… теперь обозлены они, вместо того, чтобы радоваться, как обычно это делали. Никто не делает жест прощания, никто не аплодирует. Пусто. Никаких эмоций у людей.
Эффи сбивается, смотря каким-то потерянным взглядом на детей, на их родителей. Дети пытаются сказать, что родители все купят, устроят новую войну, сделают так, чтобы никто из присутствующих здесь не выжил, но просто удар в бок для таких хиленьких решает все – затыкаются, стоя в строю.
Мне на этой Жатве достается один из таких мальчиков и полная противоположность ему девочка. С ними я познакомлюсь только завтра. Церемония заканчивается, детей увозят в Тренировочный центр, а нас, участников совета и тех, кто приближен к нему, собирают в доме президента для обсуждения дальнейшей тактики Игры и тех, кому сегодня не повезло. Практически все оказались как-то связаны с Голодными Играми, кроме трех подростков – Деаллы, Сансоны и Олимпа. Их нужно вытащить с Арены целыми и невредимыми.
На следующий день я с самого утра отправляюсь в Тренировочный Центр. Теперь на время Игр я практически переезжаю туда жить, заняв одну из «квартирок» вместе с ненавидящим меня и всех повстанцев мальчиком и тихой девочкой, которая совсем не понимает, что попала в чертову кабалу, которая никогда не закончится. Сумку с вещами доставят за меня, а сама я отправляюсь в зал, чтобы встретиться со своим первым трибутом.
Мальчик ждал около стенда с копьями, выбирая себе первое в жизни оружие. Он доставал одно за одним, выпуская из рук древко неправильно, что само копье практически сразу же падало на пол с характерным звоном.
- Неудачная попытка - тоже попытка. Авена, твой ментор, - я тепло улыбаюсь мальчику, подходя к нему ближе. Но мальчик явно не собирался со мной вести дружбу. Он схватил оружие, и как только я оказалась на достаточно расстоянии, чтобы хотя бы ударить меня этой штукой, юноша замахнулся для удара. Задело руку, но не так больно, как могло было бы.
- Ты даже не победитель, - с язвой отвечает он, фырча от недовольства.
- А может быть я и в Революции не участвовала? Я здесь для того, чтобы помочь тебе выжить на Арене, чтобы спасти тебя. – Тише, Авена. Ты сама такой же колючей была. Нет, не ты, а твой напарник.
- Я сам могу справиться. Что ты мне дашь? Сопливую историю? Или научишь салатики делать из трав? Или глупо хихикать на интервью, выставляя себя полной кретинк…
Он толкает меня в грудь, а затем ударяет по лицу со всей силы, что я падаю на пол, даже не успевая блокировать его удар. Другие менторы оборачиваются, а некоторые даже спешат помочь мне подняться, но я мотаю головой из стороны в сторону, как бы давая понять, что все нормально.
Спокойно, Авена. Пускай сам побудет на плаву и сдохнет в первые же минуты Игр.
- Успокойся. В твоих интересах первому двинуть кони на Арене, - достаточно грубо начинаю говорить я, как только оказываюсь на ногах. Главное, так это не ударить в ответ или же не запустить в него нож или же шпиль, которые держат мои волосы. Чтобы отвлечься, я начинаю поправлять край спортивной кофты. Нам, менторам, тоже положено носить одежду, которая отличала бы нас от остальных, только без нашивки номера Дистрикта.
- Твой совет? – с ухмылкой продолжает говорить он, пытаясь прессинговать. Делает пару шагов вперед, но я стою и жду дальнейших действий. Кого я вижу перед собой? Мальчика на понтах и с кучей денег, в которого будут вкладывать его семья, лишь бы только он протянул хоть еще денек.
- Не совет, а настоятельная рекомендация, - спокойно говорю, а затем легонько ударяю в солнечное сплетение, чтобы свалить мальчика на пол в позу эмбриона. Мне нужен лед, чтобы приложить к скуле, которая определенно через полчаса засияет фиолетовыми красками.
«Первый трибут оказался буйным. От Доракса в награду достался синяк».
Сообщение отправляю Грею, так как у нас с ним была договоренность насчет моих трибутов. Доракса в плане спасения детей с Арены нет и не будет, и это я ясно написала в смс.
Мальчика уводят на этаж, а ко мне спускается девочка, найдя меня с охлаждающим пакетом около щеки. Она стесняется меня, но не боится, и это уже радует. Я отдаю пакет одному из солдат, а затем смотрю на девочку. Практически моя ровесница. Как же тебя угораздило попасть сюда, девочка?
- Я даже не знаю зачем в Капитолии садовник, - я пожимаю плечиками, пытаясь улыбнуться, чтобы не пугать Деаллу еще до тренировок. – Авена, хорошо? Я вытащу тебя с этих игр.
Последние слова я говорю, обнимая темноволосую девочку, чтобы никто не слышал таких ненужных слов. Это не пустые слова, не надежда, брошенная куда-то в воздух. Мы все вытащим тех детей, кто попал сюда случайно.
- Давай начнем с того, что ты уже умеешь и чему бы ты хотела научиться.
Вроде бы стандартные вопросы ментора к трибуту, которые я когда-то слышала на 74 Играх у других трибутов. Мой же ментор Бити знал, чему меня нужно учить и как. Деалле же следует подобрать оружие, которое поможет ей выжить на Играх, пока не наступит идеальный момент.
- Когда-то знание трав спасло мне жизнь. Объединяйся в союзы и трави. Я расскажу тебе о некоторых травах там, на этаже, а здесь мы немного разовьем твою физическую силу.
Щека начала припухать и болеть. Рукопашный бой будем учить завтра, а сегодня отправимся в симулятор, чтобы заставить Деаллу сразу же работать на полную катушку.
- Пошли. Это симулятор действий - проекции с оружием. Обезвредь их, чтобы выйти отсюда. Вот, - вкладываю ей в руки нож, закрыв поверх рукоять своей рукой.
- Я не думала, что так все обернется… тебя здесь не должно было быть.

+1

4

От слов и действий ментора Деалла на несколько секунд теряется - последнее, чего она ожидала, так это покровительственно-дружеских объятий и обещания спасти.
«Доракс ведь сказал, она хотела игр!» - Лавуа почувствовала, что щеки предательски вспыхивают. Здесь она ни от кого поддержки не ждала, решила даже не надеяться... И теперь чувствовала себя как будто нарушительницей правил.
Спасибо... Авена, - пробормотала чуть растерянная Деалла, после чего - о, счастье! - неловкий момент закончился, уступив место тренировке.
Впрочем, наверное, это должно было стать куда более смущающим. Первый же вопрос Авены почти поставил Ди в тупик. Не хорошие же оценки по литературе станут залогом спасения?..
-Ну... Я умею... - Деалла прикусила нижнюю губу и секунд пять просто стояла, собираясь с мыслями. Наконец, появилась догадка, -О! Моя мама была медсестрой, так что я немного разбираюсь в медикаментах. То есть, таблеток на играх, наверное, нет, но я помню составы некоторых лекарств... Бегаю, вроде бы, неплохо.
Проговаривая все это, Ди взглядом шарила по стендам с оружием, пытаясь понять, какие навыки вообще должны цениться на Арене. Неужели только владение каким-нибудь там луком или топором?..
-Не думаю, что за пару недель сумею научиться драться. Скорее прятаться или ориентироваться на местности... Что-то... Мирное? - не совсем уверено предложила девушка, надеясь, что Авена сумет понять, о чем она.
Не зря. Деалле полегчало, когда ментор заговорила о травах. Разобраться в чем-то подобном казалось возможным.
«Надо будет ещё расспросить подробней о союзах и... » - вторую часть совета как-то странно было даже обмозговывать. Травить?..
Лавуа даже не знала, уместно ли спрашивать у ментора, каково это - убивать кого-нибудь? Например, Доракса или вот ту девочку, которой у стенда с оружием что-то объясняла женщина-наставница.
«Во всяком случае, я должна быть готова попытаться защитить себя», - решила Ди, следуя за Авеной к симулятору и покорно принимая из её рук нож. Легкий, со сверкающим лезвием, в котором собственное отражение можно будет разглядеть. Зачем делать красивой ту вещь, которую скорее всего будут пачкать чужой кровью?..
-Не уверена, что в этом здании вообще кто-то должен был быть. - Пожала плечами Деалла. И, чтоб Авена не подумала, будто бы это обвинение, добавила, -Я имею ввиду и эти, и предыдущие Голодные игры. Мне ещё повезло: моя смерть положит конец всем смертям.
На губах сама собой расцвела улыбка - Ди действительно понравилась подобная трактовка. Если на ней игры закончатся, то, что ж, это будет смерть-победа, а не просто смерть.
-И пусть удача всегда будет... Тра-ла-ла... - Уже отвернувшись от Авены и заходя на симулятор, пробубнила Лавуа. Нож она сжала вначале как кухонный, но почти сразу поняла - бить надо как-то по-другому. Так будет точно не удобно, значит следует...
Именно в этот момент возникла обещанная проекция: безликая переливающаяся золотистым светом фигура человека, вооруженная таким же золотисто-иллюзорным мечом.
Ой! - Деалла пискнула, шарахнувшись от неожиданности в сторону. В голове мелькнула паническая мысль - а является ли оружие фикцией? Или её ударит током, или резанет, или...
С гудящим звуком, напоминающим о лампах в коридорах приюта, «лезвие» вошло Ди куда-то в живот, после чего проекция заморгала и распалась. Больно действительно не было. Но осознание того, что на Арене умерла бы, не успев начать сражение, неприятно резануло по самолюбию.
«Оказывается, погибать в бою - не так уж романтично». - Мысленно фыркнула Ди, оборачиваясь к Авене. Лавуа очень постаралась, чтобы ни выражение лица, ни голос не казались жалобными. Глупой, напуганной, отчаявшейся она твердо решила из мира живых не уходить...
Можно ещё раз? - Попросила девушка ментора, махнув ножом в сторону, где только что была проекция.
«В теперь нужно быть внимательнее».
В теории всегда легче исправить свои прочеты, чем на практике. Это Деалла поняла где-то на третьем поражении. Буквально всё, что делала, выходило не так.
Она пробовала удержать дистанцию, чтобы противник не мог дотянуться до неё мечом. Дважды пробовала, если точно. В первый раз устала кружить по замкнутому пространству, на миг отвлеклась и получила удар в шею. При второй попытке попыталась атаковать самостоятельно, бросив в проекцию ножом... А тот перелетел через противника. Ди же была повторно «убита» в живот.
Исправляясь, Лавуа решила попытаться как-то увернуться от удара и пырнуть проекцию оружием. Восемь попыток. Лишь одна почти похожа была на удачную - девушка успела наклонить голову, избежав первого удара мечом. Правда, пока она замахивалась, пытаясь понять, где у иллюзорного человека уязвимое место, голограмма успела отступить и воткнуть ей оружие в глаз.
«Долго думаю. Поэтому не успеваю действовать», - осознала Ди. И попыталась стать попроще. Отскакивать, делать выпады ножом, будить рефлексы, а не мысли... Дыхание сбилось, волосы все время злили, пытаясь залезть в глаза. Деалла не знала точно: толи её стали убивать чуть медленнее, толи она выдохлась и ей просто хотелось закончить быстрей.
Спустя ещё шесть попыток, девушке уже стало плевать. Запнулась - умерла. Замахнулась ножом - умерла. Стояла и пыталась выровнять дыхание - умерла. Умерла-умерла-умерла-умерла-умерла.
«Интересно, Авена уже поняла, что обещание меня спасти стоит забрать назад?» - Деалла не успевала оглядываться по сторонам, поэтому не знала, наблюдает ли ментор вообще за тем, как бездарно репетирует свою гибель трибут. Не знала, вертятся ли возле симулятора другие дети. Посмеются ли они или поймут, что здесь всем светит именно такой расклад?..
-Ну, ладно, трибут-победитель... - Одними губами пробормотала Деалла, почти с ненавистью глядя на вновь возникающую проекцию. -Удача всегда на твоей стороне. Это мы поняли.
«А теперь можешь продолжать меня лупить. Я буду репетировать предсмертную улыбку и махать клятым ножом, словно бы верю, что могу с тобою как-то совладать... Ахахаха. Черт. Снова в глаз. У меня зрение не сядет перед играми?»
Деалле казалось, она скоро съедет с катушек или упадет в обморок. Потому, что чем тяжелее становилось физически, тем сильнее хотелось истерически смеяться... Ну, вернее, плакать, но лить слезы она бы себе не разрешила. Оставалось только истерически смеяться. Почти что на своих собственных похоронах.

Отредактировано Dealla Lavoie (2015-01-11 19:55:07)

+1

5

Трибут и победитель – это две разные вещи. Слишком разные, чтобы смотреть на них прямо, не пытаясь провести каких-нибудь ненужных параллелей. Кто я? Трибут или победитель? Я сама не знаю… Эта потерянность проявляется абсолютно во всем, даже в моей манере говорить, улыбаться потенциальным спонсорам и вести непринужденные беседы.
Первый спонсор после объявления трибутов. Я скромно улыбалась, пытаясь собрать воедино простую истину, что нужно одаривать подарками простых «детей», которые попала сюда случайно. Кажется, не сработало. Я не знаю что мне говорить, как мне говорить и зачем мне говорить. Менторство – не мое.
Менторство – не мое. Получив синяк в подарок от своего первого трибута, в зал заходит Деалла. Девочка, над чьей судьбой я проплакала всю ночь, изучая сведения, предоставленные группой Сенеки Крейна. А ведь сама хотела Игры – не такие. Я знала, что Грей меня осуждает и мысленно говорит о том, что любой необдуманный полностью поступок выступает против самого же человека. Это практически как заявить «наслаждайся своим триумфом, Авена». Но сказал, что поможет вытащить девочку с Арены… как?
Деалле явно неудобно находится рядом со мной. Действительно. Рядом с той, что выступала за смерть детей Капитолия на Арене, находясь еще в том возрасте, что саму можно забросить в эти же условия. Интересный получился бы ход – эти Игры запомнились бы надолго. Но чтобы не началась резня капитолийцев жителями Дистрикта, Игры буди необходимым аппаратом в новом управлении.
Чтобы уйти от смущения и извинений, которые подкатывали к горлу, я спрашиваю об умениях Деаллы, пытаясь прикинуть в голове массу вариантов защиты девочки.
- Травы и бег? Это отлично. Ты сможешь убежать и прожить на травах и ягодах куда дольше, чем все остальные, если не сработает система объединения в союзы. Здесь нет профи как таковых, поэтому объединятся придется, посматривая на тренировки других трибутов.
Мой голос звучит как-то странно. Я бы сказала, что так говорят профессиональные менторы, которые избавились от сострадания и поняли, что слезами никто не останется живой – для этого нужно провести отличную социальную работу с жителями и с самим «ребенком». Ребенок. Я сама по сути такой же ребенок, как и они.
- Драться ты не научишься, но некоторые приемы ты сможешь усвоить и использовать в случае, если кто-нибудь нападет на тебя. Они все боятся оружия, кроме той девушки, которая занималась спортом и того сильного парня. – Я слегка касаюсь плеч Деаллы и разворачиваю девочку, показывая ей тренировку мальчика. Это не должно ее напугать, а наоборот замотивировать. Каждый имеет шанс на выживание.
Каждый имеет шанс на выживание. Мы отправляемся к симулятору действия, где Деалла могла попробовать свои силы прямо сейчас, сразившись с моделями других трибутов, записанных камерами. Если верить словам Сенеки, то здесь есть каждый победитель с его личными приемами, а кто же может быть лучшим тренером, кроме как сами эти «дети»?
- Ты не умрешь, Деалла. Игры закончатся не на твоей смерти.
Девочка заходит в симулятор, а я включаю программу, наблюдая за стеклянным барьером как она справляется с заданием. Неправильно держит нож. Слишком медленно реагирует. Не видит то, что творится за ее спиной. Не доверяет своим инстинктам. Не успевает взять оружие. Не видит цель.
Когда я взяла впервые нож в руки, я его не метала, как это сейчас делает Деалла. Я его спрятала, чтобы никто из профи его не нашел. А затем впервые воспользовалась, когда пришлось помогать Китнисс  с нападающим на нее миротворцем. Нож в спину – подлая смерть от трибута. После этого меня стала обучать Мирта, когда мы останавливались, чтобы поесть или пару часов поспать. Нож и Пит – моя тренировка. Если я сделать что-то неправильно, то Питу будет очень больно, и это меня мотивировало. Слезы, истерики, но я делала… и научилась. Так я и должна научить Деаллу. Я должна ей помочь преодолеть свой страх.
И каждый раз я все перезапускала программу. Еще раз. Еще раз. Еще раз. И посмотрев на очередной провал, я обхватываю нож всей рукой и захожу сама в симулятор. Со мной ей будет спокойней. Это нарушение правил и я получу выговор. Плевать. Плевать. Плевать. Я должна ей помочь.
- А теперь мы вместе пройдем программу, хорошо? Долго не думай. Не рассчитывай все по миллиметрам – это отнимает у тебя много времени. Увертывайся – это даст фору.
Начинается сама симуляция. Пиксельные враги пытаются запустить в нас копья, стрелы, ножи, Сначала идет нож. Мой, Деаллы. Я ей говорю в основном куда повернуться, и если она не справляется, то мой нож пролетает в миллиметре от нее лица. Пиксели, пиксели, пиксели… они разлетаются оранжевыми бусами по нашей комнате, а на лбу выступают прозрачные капельки пота. Убита. Опять убита. Снова убита. Это правильно и реально – с каждым новым заходом количество убитых пиксельных врагом становится на порядок больше. Деалла большая молодец.
- Вот видишь, ты же можешь. И локоть держи немного выше.
Сейчас я чувствую себя той девчонкой, которая впервые зашла в тренировочный зал и обомлела, увидев столько оружия в одном месте. Только теперь я слегка ученая девчонка.
- Хватит на сегодня симулятора. У нас целая неделя впереди, и каждую тренировку мы будем пробовать. У меня будет другой к тебе вопрос. На эти Игры вам тоже разрешили взять один предмет с собой. Что ты будешь брать? Эта вещь должна быть нужной…
Ты не возьмешь с собой сентиментальную вещь. Или мы под нее замаскируем что-то другое. Дорогая Деалла, мы все вытащим тебя с Арены.

+1

6

Деалла втайне начала не то чтобы отчаиваться - терять уверенность в том, что её потуги имеют какой-либо смысл. Когда ментор сама шагнула в симулятор, Лавуа на долю секунды потупилась. Почти сказала, что не хочешь продолжать.
«Я уже поняла, что долго думать не надо. И что следует увертываться. Но у меня не получается. Просто не получается и всё!»
Ей хотелось произнести это вслух, выразительно взмахнув руками и добавив в голос нотку пафоса. А потом уйти в предоставленные ей апартаменты и зарыться под одеялом до самого старта Голодных игр.
Но поступить так означало обрубить последнюю ниточку, способную вывести с Арены. А Деалла не была уверена, что там, на играх, не почувствует вдруг сводящее с ума желание пережить всех и вся.
И потом, немного стыдно было признавать свою беспомощность перед почти ровесницей. Обычной на вид, не напоминающей кого-то сверхъестественного. Пожалуй, будет нелепо утверждать, будто бы она не может попытаться походить на светловолосую, достаточно простую девушку, с синяком на щеке.
«В конце концов, она ведь тоже когда-то начала с игр. И как-то выжила».
Деалла не стала спорить, морщиться,  постаралась не демонстрировать, что ей до жути надоело пиксельное воинство. Нет, она честно попыталась учесть всё, о чем говорила Авена.
Ди вновь отскакивала, силилась увернуться от очередного удара копьем, мечом или чем-либо ещё. Если задуматься, при её маленьком росте это даже не должно было быть сложным. Но получалось, по мнению Деаллы, не ахти как.
Присутствие Авены, её участие в бою с тенями, не совсем облегчило задачу. В какой-то степени даже наоборот. Участие в бою другого человека напоминает Деалле о главном.
На Арене вместо золотистых силуэтов будут люди. Имеющие определенный цвет волос и глаз, манеры поведения, имена, в конце концов... Осознание этого сковало Ди, но только на время. Потом девушка взяла себя в руки и вновь принялась танцевать нечто безумное с группой ужасных иллюзорных воинов.
Каким-то чудом она слышала советы Авены и даже умудрялась понимать их.
Отскочила. Отскочила. Выпад... Ранена и сразу же убита. Увернулась. Ударила. Убита.... Убита... Увернулась. Отскочила. Увернулась и... Ой-ой?..
Первая развеявшаяся проекция вызвала такой ступор, что следующие три свои гибели Деалла и не заметила. Она не ждала, что может хотя бы одну фигуру из сотни победить.
Впрочем, особо радоваться было нечему. Лавуа все ещё проигрывала команде графических профи. Просто у них иногда стали случаться потери.
И, тем не менее, Авена сказала закончить. И в её голосе как будто даже не звучало разочарование... Что ж, радует.
«Только бы не большая часть игр походила на это... Безумие с оружием», - эту мысль также она оставила при себе. И постаралась не углубляться в неё, боясь, что начнет анализировать, насколько страшнее реальный бой, где ранят и убивают с первой попытки.
Деалла устала. И решила, что накручивать себя будет потом. 
-Предмет? - Переспросила Ди, хмурясь. В рекламных роликах про такое не говорилось. Определенно, надо сегодня же сесть смотреть записи предыдущих игр. И всё подробно изучить.
-Я не смотрела трансляции игр, мне трудно сориентироваться. - Призналась Деалла. -Вещь, которую берут, не должна быть оружием, или лекарством, или фляжкой с водой?..
Она ничего не сохранила от родителей. Не собирала никаких мелких безделиц в приюте. Потому, что маленькие милые вещицы - это как цепь, ими постепенно начинают дорожить сильнее, чем воспоминаниями, которые эти глупые предметы пробуждали. Если ты дома хранишь рваные носки, связанные когда-то давно любимой бабушкой, то ты покинешь этот дом очень нескоро. Потому что носки рваные и старые, их нелогично увозить с собой. А бросить все же жалко. Они памятные. Вот так становятся зависимыми от безделиц. Так ненужные предметы превращаются в неснимаемую цепь...
Деалла же привязываться к приюту или старой, уже, наверное, проданной кому-то квартире родителей, не собиралась. У неё всегда было такое замечательное завтра. Будущее.
Она бы навязала бы себе дырявых чертовых носков, только потом. В месте, к которому хотелось бы привязать и себя, и Аваланж.
«А у Авы была плюшевая обезьяна, наверное и сейчас с нею, в больнице. И мамину брошку я крепила ей на свитер, она бы не потеряла... »
-Что-то, чем можно развести огонь? Компас?.. Можно взять какую-нибудь острую заколку, если я совсем не смогу раздобыть оружие... - Деалла внезапно зачастила, словно испугавшись хода своих мыслей и стремясь сбежать к делам насущным.
-А передать что-то родственникам до игр можно? Я, знаю, нельзя видеться, но просто отравлять вещи трибутам раньше разрешалось? - Почти без перехода от одной темы к другой, выдала Ди. Не ожидая даже, что произнесет нечто подобное.

Отредактировано Dealla Lavoie (2015-01-26 00:28:39)

+1

7

Симулятор действия подошел к концу. Руки так и чесались опять запустить пару ножей в проекции и с победной улыбкой выйти, будто я принесла какую-то важную награду. Симулятор действия был опробован до того, как здесь появились трибуты, и опробован он был самими же менторами. После этих проб каждого из нас записали и сделали еще дополнительных пиксельных врагов – да, я сражалась сама с собой. Деалла показала хороший результат. Не высококлассный, но и не совсем печальный. Она может работать и сможет победить, если приложит хоть немного усилий.
После выбора трибутов ночью сразу же собрали совет, где обсуждался вопрос «лишних людей» на Арене. Лишними оказались в первую очередь Деалла и Олимп, родители которых совсем не были причастны к Революции. Олимп скитался по улицам Капитолия, а Деалла находилась в приюте – где, черт возьми, справедливость? Почему не решились соблюсти все требования, которые были выдвинуты? Дети тех, кто был за политику Сноу, а не тех, кому некуда было идти. И поэтому определенная команда людей уже начала продумывать шаги, которые приведут к выводу этих детей из игры с меньшими потерями. А нам, менторам, было приказано их тренировать от и до.
Почему-то события той ночи так резко вспылили в голове, когда я вижу эту девочку. Девочку, как и я сама.
- Вы не знали? – Я удивлена. Почему никто не знал о том, что со своего дома можно взять что-то на память? У меня была подвеска из серебра. Та, что висит на шее до сих пор как знак напоминания о той, какой я была. Мама застегнула мне ее со словами, что я прекрасно знаю, где могу ее применить. Серебрободо. Каждый знает прекрасное действие этого металла.
- Да, ты правильно поняла. Все вещи проходят специальную проверку перед тем, как вы сможете взять их на Игры. Но если твой ментор прожил большую часть своей жизни под опекой самого гениального человека, а твой стилист слишком наглая особа, чтобы дать такой красивой девушке умереть, то мы что-нибудь придумаем полезное для тебя. – Я ободряюще улыбаюсь, намекая на нужное оружие… и пускай это будет заколка, как у меня. ЗАКОЛКА. Мое оружие от Бити, которое он мне подарил, прибыв я только в Тринадцатый.
- Это не может быть компас и острая заколка, но если все сделать правильно, то твой предмет может стать и тем, и другим. Я могу передать все, что ты захочешь. Что ты хочешь?
Почему-то в этот момент я подумала о еще одной Лавуа, которая числилась в личном деле Деаллы. Девочка с онкологическим заболеванием, находящаяся в данный момент в городской клинике. После своего менторства я отправляюсь в онкологический центр на практику, и иногда буду бывать и в городской, чтобы наблюдать и делать первые попытки лечения.
Я позабочусь о ней, Деалла…
- Видишь того молодого человека?
Указываю взглядом на Олимпа. Второго случайного участника Игр.
- Подумай насчет союза с ним. Вам нужно продержаться пару дней, а затем я тебе помогу.
Деалла, прошу тебя, прочти в моих словах то, что я так хочу тебе сказать.
- Он умеет выживать в любых условиях. И, уверяю, он скоро перестанет тебе быть соперником. А сейчас мы с тобой немного поговорим о болевых точках и о захватах. Если хочешь остановить противника, то смело бей ему в горло. Несильный хлопок по кадыку – у тебя есть шанс убежать. Ударишь оружием, то можешь убить. – Я дотрагиваюсь пальцем до центра шеи, показывая все на себе. Затем спускаюсь к солнечному сплетению. – Твоя мама была медиком. Ты прекрасно знаешь, что это. Какой удар ты сюда сделаешь, чтобы я упала на пол и поджала колени к груди? Или же упала без сил? Покажи мне.
Вопрос-экзамен-практика. На любое действие можно поставить блок, а с блоками ты вряд ли еще встречалась, девочка. Если ты узнаешь базовые приемы, то тогда твои шансы поднимутся до 80%.

+1

8

Как угадать, что на Арене нужнее всего, если не знаешь, в каких именно условиях придется выживать? Деалла считала безусловно необходимым еду и воду - но их придется добывать уже на месте. А вот прочее... Какую из возможных вещей выбрать? Ту, которая поможет сориентироваться на местности или ту, которая пригодна для высекания искры и разведения костра? Или ей лучше думать, чем бы выколоть кому-то глаз?.. А может нужнее всего окажется нечто способное остановить кровотечение?..
И снова она много думает, взвешивает «за» и «против», перебирает в уме всевозможные сценарии дальнейших событий. Деалла, Деалла, когда ты уже научишься не рассуждать, а принимать решения?
-Авена, а что брала на Голодные игры ты? - Наверное, трибутам положено выспрашивать каждую подробность пребывания на играх, но Ди этот вопрос все равно кажется скользким, неприятным. Ей и нужно, и неловко поднимать данную тему. Все-таки история борьбы человека за жизнь - это личное, а Лавуа с ментором только познакомилась.
Но, что поделать. У неё теперь совсем нет времени кого-либо долго изучать и узнавать. 
-Я бы хотела оставить письмо для младшей сестры. Только чтобы она получила его после игр, - нет-нет, девушка не станет уточнять, что письмо нужно на случай её невозвращения. Если повезет, Деалла просто заберет конверт у Авены, порвет на куски и поедет в больницу, забирать Аваланж...
Но оптимизм и самонадеянность - разные вещи. Ди понимала, что от возможности перестраховаться и оставить Аве хоть что-то после себя тоже не следует.
«Она должна знать, что я помнила о ней. Всегда. Я должна быть уверена, что Ава поймет, не посчитает себя брошенной... Нужно придумать, как убедить её бороться и дальше. Даже если я ей уже точно не смогу ничем помочь».
Уже не первый раз за день Деалла ощущает неловкость. Ей приходится во всем полагаться на Авену. Просить и спрашивать об очень личных вещах. А ведь Лавуа привыкла, что надеяться на кого-то глупо, у всех свои беды и чаяния.
Аваланж - единственный родной человек, но, по иронии судьбы, и для неё, и для Деаллы больше делают чужие люди. Это неправильно и странно. Но мир вообще, кажется, не грешит избытком логичности...
И тут Авена указывает взглядом на одного из трибутов. Высокий, широкоплечий. Скорее молодой мужчина, чем мальчик. Он и на Жатве бросался в глаза, так что Деалла помнит его имя - Олимп.
И в симулятор этот почти полубог заходит с, не много, ни мало боевым топором. Который кажется в его руках игрушкой, хотя Ди не сомневается - ей такую штуку над головою не поднять.
-Где в Капитолии учили выживать в любых условиях? - с долей скептицизма спрашивает Деалла, смотря уже не на трибута, а на Авену. -Академия миротворцев?
Ей не понравилась идея Бейкер - загадочное пророчество о том, что парень перестанет быть соперником кажется сомнительным.
Он большой, сильный, умеет выживать в трудных условиях. Вывод - ему вовсе не нужен союз. А если нужен, Олимп наверняка пойдет к другим парням, тому же Доркасу. Мальчишки по определению сильнее, скорее всего и выиграет один из них...
«Ладно. Вначале закончим тренировку и попробуем понять, насколько я менее опасна, чем предложенный Авеной союзник».
Может быть, ментор полагает, будто Деалла куда умней его? Ставку на знания делать логично. Потому как грубая физическая сила - явно не главное достоинство мисс Лавуа. Увы-увы.
Деалла снова хмурится - да, она знает, какие последствия у ударов в кадык или под дых. Первое предпочтительнее, потому даже не слишком крепкий человек может серьезно навредить. Теоретически.
-Солнечное сплетение. Нервные узлы и нервы, их соединяющие. - Кивает Деалла, следя за жестом Авены. Она уже понимает, что удар наверняка можно блокировать и ментор знает, как. А Ди и в школе не дралась, так что сомнений в слабом результате нет.
И всё же девушка пытается показать, как, по её мнению, надо. На этот раз заставляет себя действовать без долгих раздумий, концентрируясь только на положении своих пальцев и амплитуде движения.
Все-таки есть нечто жуткое в необходимости поднимать руку на другого человека. Даже в качестве тренировки.
«А там, на Арене, нужно порой и убивать. По-настоящему». - Деалле хочется обернуться на других трибутов, долго и с жадностью рассматривать их, пытаясь понять - можно ли как-то оправдать свое желание выжить, пусть даже и на костях других людей?
Нужно найти в себе силы как-то проникнуться неприязнью к другим детям. Иначе как она заставит себя научиться убивать их?..
Каким «прелестным» человеком можно вернуться с Голодных игр. То-то обрадуется такой новой, злой сестричке Аваланж...

Отредактировано Dealla Lavoie (2015-02-18 11:13:41)

+1

9

Я частично рассказываю Деалле про Игры и борюсь с желанием сжать кисть руки с максимальной силой, чтобы передавить приток крови к конечности. Легкая покалывающая боль в пальцах намного лучше приводит в себя, чем сильная душевная после. Игры. От них у меня осталась лишь пустота, огромная дыра где-то внутри, которая заполняется совсем редко. Игры у меня отобрали все: дом, семью, саму меня. И сейчас я понимала, что Игры тоже самое сделают с девочкой, что стоит напротив.
Я не хотела, чтобы все получилось так. На ее месте должна была стоять капитолийская штучка, которая покупала победителей и обожествляла Игры.
На этом месте и не должна была стоять я.
- Близкие люди нам давали какие-то памятные вещи напоследок.
Я тянусь к цепочке на шее и показываю серебряную букву «А», изрядно погнутую во многих местах. Первый раз я сорвала ее, когда только ехала в Капитолия, а после из-за вылазок я теряла «память», но потом все же находила. И сколько раз Грей не предлагал сменить, нормально восстановить, все заканчивалось моим жестким ответом. Это та часть меня, которую я бы не хотела менять.
- Мама каждую жатву носила это у себя. Серебряный кулон… серебро обеззараживает в некоторых случаях, но для меня это было в большей степени знак, что я не готова убивать кого-то.
Прячу украшение обратно под футболку. Нельзя хоть на секунду казаться слабой перед Деаллой, иначе она не поверит, что я смогу ее вытащить с этой гребанной Арены!
- Я передам ей все, - тихо отвечаю я, делая про себя заметочку на уточнение деталей про сестру. Об этом нужно говорить не в тренировочном центре, а подальше от всех этих лиц. Я до сих пор доверяю лишь определенному кругу людей. – Поговорим об этом на нашем этаже.
Последняя фраза звучит как-то холодно и резко, прежде чем я предлагаю ей обратить внимание на сильного молодого человека, который тренировался с топором. Именно Олимпа и Деаллу все хотят вытащить, дабы исправить ту ошибку, что закрылась в списках детей, чьи родители остались верны политике Сноу. Но нельзя же так сразу же говорить Деалле, что как только появится возможность, то либо одному дадут победить, а другого заставят перед камерами театрально умереть, либо их двоих… но только если они сами продержатся двое суток на арене.
- Его учила улица. Его имя – это тоже случайность, за которую каждый несет ответственность. Я не заставляю, а просто показываю, с кем тебе было бы безопасней первое время.  После вы сможете разойтись. Если надумаешь, то я поговорю с Финником.
И Финник, как по заказу, улыбается мне своей голливудской улыбкой, мол, у вас все хорошо? Перед тем, как мне сказали, что я буду ментором, я встретилась с Финником, Бити и Вайресс и спросила о том, что мне нужно сделать в первую очередь. Но почему-то все наставления куда-то ушли, лишь только я познакомилась с Деаллой. Я должна подготовить ее к Играм.
Мы начинаем другую тренировку. Рукопашный бой и повтор всех болевых точек. Деалла говорит все в точности верно, а затем пытается блокировать мои удары. Пытается, и это уже хорошо. Когда Бити пытался мне показать блоки, я закрылась руками и сказала, что я труп.
- Выставляй локти под прямым углом. Они у тебя сильно провисают. И не ставь только блоки, а нападай сама. Представь, что у тебя в руках камень, который ты подобрала. Он небольшой, но и им ты сможешь легко меня убить.
Уворачиваюсь от Деаллы, танцуя на полу какой-то неизвестный танец. Я специально не делаю так, чтобы она упала, а лишь промахнулась  - это все для развития ловкости и реакции. И еще немного такой тренировки, я останавливаюсь.
- Стоп. Хватит на сегодня. Сейчас мы поднимемся наверх, чтобы ты приняла душ и немного отдохнула. Завтра начинаются все мероприятия, посвященные медийной стороне Игр. И мы должны продумать, что ты и о чем ты будешь говорить на шоу Цезаря.

+1

10

Мальчик, которого научила выживать улица. Девочка, которая жила в приюте. И другие дети, о прошлом которых Деалле пока никто и ничего не рассказал.
«Значит, игры с участием детей тех, кто не поддержал революцию? Наследники людей, пивших кровь дистриктов? Ну-ну».
Ди не считает себя глупой. Она знает, что мероприятия мирового масштаба не организовывают абы как. И список детей-смертников не составляют от балды - во всем должна, просто обязана прослеживаться какая-то логика.
«Забавно. Игры, войны, казни - везде гибнут люди и во всех случаях это результат чьего-то расчета. Не скверный выворот судьбы, а дурно или хорошо, но воплощенный план какого-то особенно влиятельного человека».
Всё это крутится с голове Деаллы в то время как Авена обменивается улыбками с другим ментором - симпатичным мужчиной лет, наверное, двадцати пяти. Скорее всего, он и есть Финник. Имя знакомое, видимо, три года назад на телевидении звучало довольно часто. Красивые победители появлялись не только в посвященных играм передачах: они вечно были гостями на обожаемых мамой кулинарных шоу, участвовали во всяких модных показах, присутствовали в качестве особых гостей на музыкальных концертах... Кажется, кто-то из них даже появлялся в паре выпусков прогноза погоды - но Ди здесь этого человека не видит или попросту не узнает.
Разговор о союзе сходит на нет или, вернее, откладывается. Авена учит Деаллу ставить блоки и даже пытается заставить атаковать в ответ - волей-неволей Лавуа приходится отодвинуть зародившееся подозрение на второй план.
«Или богатые капитолийцы заплатили, чтобы вместо их детей послали других, или», - Ди на миг отвлекается, пытаясь понять, под каким углом у неё локти, -«или организаторы просто хотят видеть определенного победителя. У которого и до игр ничего особенного не было».
Почему-то эта часть тренировки утомляет Деаллу намного меньше предыдущей. Толи Авена добрее симулятора, толи ножом орудовать тяжелее, чем только своим телом - непонятно. Может быть это то самое второе дыхание, которое якобы обязано открываться, когда устанешь до синих чертей?..
Авена объявляет конец тренировки, хотя успехи Ди пока что не слишком велики. Наверное, все-таки правильнее будет на Арене убегать... И, как там сказала ментор в самом начале? Травить?
-А суть медийной стороны Игр в том, что... - Деалла сделала паузу, словно бы катая мысль на языке и пробуя на вкус, -Нужно произвести правильное впечатление на спонсоров и зрителей?
Спонсоры, впрочем, тоже являлись зрителями. Это те, кто покупает различные нужные вещи для трибутов. Это Ди знает, потому как рядом с её школой был один из тех центров, где принимались пожертвования для участников Игр. Стартовая сумма, правда, превышала ту, что выдали двенадцатилетней девочке на карманные расходы. Так что сама она никогда никому не помогала. А мама с папой?.. Тут Деалла затруднилась бы сказать. Они должны были платить за капельницы и лекарства для Аваланж.
«Хах. А ведь организаторы игр могли просто мониторить имена капитолийцев, никогда не дававших денег для трибутов. По этой логике мы попадаем в список плохих семей. Мама и папа ведь переключали канал, стоило мелькнуть заставке из Голодных игр. Они не знали, не хотели знать, кто в них участвует».
Нет, Ди не злится. Ей всего лишь любопытно - почему она? Или та высокая девушка, мимо которой они с Авеной проходят, или Доркас, или Олимп?.. Просто отбор капитолийцев или все-таки система, попытка выделить определенную группу людей?..
У Деаллы на языке вертится миллион вопросов, из которых только пара сотен посвящена Цезарю и интервью. Но все-таки соображает, что об этом кричать посреди тренировочного центра не стоит. Лучше на этаже, где поменьше людей.
«Кстати об этом. А когда Авена будет заниматься с другим своим трибутом? Нас она, вроде, не собирается объединять в союз?» - ещё плюс два вопроса попадают в список. Просто доехать на лифте и уйти в душ, не вместо того, чтоб завалить ментора интересующими темами, становится ещё сложнее.
Но спустя некоторое время Ди уже рада тому, что не начала прямо с порога. Потому как в голову приходит ещё один вопрос - стоит ли выбалтывать Авене Бейкер абсолютно всё?.. Да, она милая, явно пытается помочь, но, все-таки, трибуты и менторы на сей раз представляют собой две противоположные фракции - победившие в войне и проигравшие.
Возможно, стоит доверять, но доверять поосторожнее?..
«Моя голова лопнет от сомнений. Как мыльный пузырь».
Душ Деалла принимает так быстро, как только может. А может она уложиться в минуту-полторы - приют тоже кое-чему учит. Например, не занимать общую душевую надолго.
«А ведь я скучаю по ребятам», - с некоторой долей удивления осознает Ди, пока вытирает мокрые волосы у зеркала. Она всегда твердо знала, что детский дом - это не навсегда. Считала, надо его просто пережить, а потом устраиваться на работу, думать, как обеспечить всем необходимым Аваланж... Но, тем не менее, сейчас вдруг оказалось, что Лавуа и с некоторыми знакомыми из приюта будет не против свидеться. Если останется жива.
Ещё одна приятная особенность центра подготовки заключается в том, что несколько комплектов одежды предоставляют на месте. Нет нужды сверкать перед всеми футболками, которые до Деаллы носили ещё два-три человека.
В комнату, где ждет Авена, она вернулась уже чуть менее потрепанной - по ощущениям, во всяком случае. Темные бриджи, бирюзовая просторная майка, волосы забраны в небрежный хвост - они ещё чуть-чуть влажные и теперь точно долго будут высыхать. Но Ди так все равно удобнее.
-Итак. Я помню, медийная сторона Голодных игр. - Деалла садится на диван и начинает с самого, на её взгляд, неудобного вопроса, -для того чтобы мне помогали... Нужно говорить, что я сирота и давить на жалость? То есть, я не могу отрицать первого, но не совсем готова ко второму.
Девушка даже на похоронах родителей не могла плакать - у неё почти болезненная антипатия к собственным слезам. С другой стороны, если рассказ о желании вернуться к маленькой одинокой сестренке может помочь выбраться с Арены... Не лучше ли поступиться гордостью?
-И кому конкретно нужно нравиться в этих Голодных играх? Капитолию? Дистриктам? Сразу всем? - Деалла имеет представление о вкусах капитолийцев, хотя, возможно, у наиболее состоятельных жителей города они все-таки чуть-чуть отличны. А вот Дистрикты... Тут полагаться можно только на мнение Авены. Сама Ди давно изжила веру в то, что сироты похожи на жителей шахтерского городка или района, производящего древесину. Революция во многом была справедлива, но ковалась победа, очевидно, не для таких, как Лавуа.

+1

11

Новую жизнь мы сами решили построить на крови детей, коих мы сами и решили убить тем же способом, каким убивали и нас. Мы сами решили умыться в черной крови от злобы и желчи и грязной от дел их семьи. Некоторые здесь оказались совершенно случайно. Некоторые же совершенно заслуженно. И я прекрасно понимала, что мне выдался тот случай, когда один из моих «детей» сыграл практически в ящик. Я понимала, что теперь на мне лежит задача куда сложнее, чем была до этого в моих мыслях – спасти совсем невиновного человека.
Мы заканчиваем тренировку и начинаем говорить о другой стороне игр – медийной, которая начнется вот уже завтра. Интервью, фотосессии, видеорепортажи – все это совсем не похоже на тот идеальный мир, который видели многие подростки в своих мечтах.
- Именно так, Деалла. Чтобы произвести впечатление.
Слова звучат эхом в голове. Я не здесь, а опять на своих Играх, когда Вайресс вела меня по этим коридорам и говорила точно такие же слова. Ментор верила в мою победу больше, чем я сама, поэтому каждый ее жест расценивался как знак веры именно в меня. Они с Бити остановили свой выбор на мне, как и я сделала это сейчас. Кажется, история повторяется вновь и вновь.
Я увожу девочку наверх и закрываю дверь на самый обычный ключ, а не на магнитный, так как электроника в ближайшее время мне не нужна. Полчаса на душ, а после отключение всей системы на этаже, чтобы ни камеры, ни микрофоны не поймали ни одно наше слово.
- Полчаса тебе будет достаточно?
Киваю девочке. Надеюсь, она поймет мой знак и наконец-то примет меня как друга, а не как врага. Хотя какое тут принятие, когда я на весь Панем объявила, что хочу крови? Все пройдет и забудется….
Я отправляюсь в душ, чтобы смыть с себя грязь сегодняшнего дня. Первый день менторства, а я уже расклеилась, будто бумага в дождливый день. Нужно взять себя в руки и начать работать. Нужны спонсоры, нужная хорошая реклама и нужные связи в центре управления. Может быть стоит поговорить с дочерью Крейна, чтобы та связалась с отцом? Грязно это. У других больше шансов помочь таким способом своим трибутам, чем у меня. Что я могу?
У тебя президент в друзьях. Твой молодой человек является его премьером. А ты в совете. Сделай что-нибудь.
Я могу.
Как только я заканчиваю собираться, беру в руки телефон и звоню Грею, который обещал подъехать в Тренировочный. Видимо, у него появились неотложные дела, или же он начал решать мои проблемы без меня. Пару гудков, он берет трубку.

- Авена, что-то случилось? – его голос показался каким-то встревоженным.
- Все хорошо. Ты не занят? – Я чувствую себя какой-то маленькой девочкой, которая нашкодила во дворе и теперь отчитывается перед отцом за содеянное. Кажется, что это скоро войдет в привычку.
- Я могу найти пару минут. Как твой первый день в роли ментора? Мне кажется, что ты какая-то грустная. – На заднем фоне слышится шуршание бумаг, а затем глухой стук тяжелой ручки об поверхность стола. Грей как обычно работал.
- Просто я не могу быть хорошим ментором для Деаллы. Я никакой ментор в сравнении с теми, кто уже пробовал себя в этой роли.
- Тише. Согласен, что у тебя в этом вопросе совсем нет опыта, но ты стараешься вытащить ее, как другие менторы наоборот играют против своих трибутов. Ты справишься, Авена.
- Я постараюсь. Как договаривались?
- Разумеется.

Наши разговоры прослушиваются. Как и все другие разговоры всех людей. Поэтому, чтобы передать хоть какую=то информацию, мы договорились заменять ее другими словами. Договорились – это встреча в 22.00 в доме, где жил Неро до того, как стал политиком. Если получится, то я вытащу и Деаллу на встречу с человеком, который сможет тоже помочь ей косвенно выиграть игры.
Я заканчиваю разговор, собираюсь волосы в косу и выхожу в гостиную. Мой мальчик-трибут завис в своей комнате и готовится к интервью с капитолийской особой ,как это принято по правилам. Я же подхожу к щитку и, выключив электричество на этаже, пережимаю пару проводов. Свет есть, а камеры и микрофоны совсем далеки от нас. Такому фокусу меня научил Бити, когда мы готовились к моим Играм.
- Нас никто не слышит и не видит. Нет, мы не будем давить на жалость, потому что это будет тактика каждого, кто здесь собрался. Жители Дистриктов пережили многое, поэтому их не разжалобить таким. Я предлагаю быть тебе честной перед ними и перед собой. Расскажи, что ты потеряла семью, которая не участвовала в Революции. В Дистриктах знают какие дети должны были попасть на Игры. Если ты готова рассказать про сестру, то скажи, что тебе есть к кому вернуться. Не надо плакать или улыбаться насильно. Это будет делать каждый трибут.
Я кладу руку на ее, когда она спрашивает, а кому она должна понравиться на этих Играх.
- Честно? Здесь это уже не имеет значения. Ты должна просто рассказать свою историю. В Капитолии есть хорошие люди, в Дистриктах есть богатые люди. Если она будет читая и искренняя, то тебе помогут обе стороны. Маленький бонус и уравнивание стартовых возможностей – семьи тех детей, что попали на игры, не имеют права делать ставки.  Эти Игры будут такими же нечестные, как и все другие. Только победителей здесь будет куда больше, чем в прошлых. Подумай над союзом с Олимпом до вечера. Если получится, то мы совершим одно правонарушение. Хуже уже не будет.

+1

12

Деалла внимательно слушает, иногда кивая в такт советам ментора, но не пытаясь перебить вопросом или возражением. Хотя и первое, и второе у неё имеется.
Вопросы будут заданы чуть позже, когда Ди усвоит ответы на предыдущие. А возражения... Ну, много ль толку будет от того, что она прицепится к фразе о детях, которые должны были попасть на Игры?
«Я теперь трибут. Моральная сторона вопроса мне вообще, похоже, будет противопоказана отныне», - хотя соблазн побыть наивной, помечтать о том, как всех пожалеют и отпустят, если они очень хорошо попросят, так велик... Деалле даже чуть-чуть жаль, что она не фантазерка.
Всю жизнь она со спокойным выражением лица принимает удары судьбы, а могла бы просто спрятаться, уйти в какой-нибудь идеальный вымышленный мир. Может быть это не полезно, особенно когда тебе необходимо бороться за жизнь... Но Ди все равно порой завидует наивным детям, у которых нет ни будущего, ни настоящего, ни даже прошлого - только красивая, защищающая от трех составляющих жизни мечта.
-А вот этого я все равно не понимаю, - Лавуа оглянулась на двери, убеждаясь в том, что слышать и видеть этот разговор из находящихся на этаже действительно некому. Или Авена имела ввиду технические средства слежения?..
-Как вообще заключаются эти союзы? Трибуты подходят друг другу и говорят «привет, классный топор, давай будем враждовать в конце Игр, а не в начале»? - Этот вопрос Деалле действительно не давал покоя. Как, ну как подростки, знающие, что придется убивать всех, с кем общаешься или погибнуть от их рук, не сходят с ума?.. Лавуа вроде бы и не планирует кого-либо ударить ножом в спину, а иной раз ловит себя на каком-то смущении, словно она тоже виновата перед другими ребятами.
-Я имею ввиду, какой толк Олимпу от меня, если он сильный и может выжить в трудных условиях? Ему не логичнее захотеть пойти в союз с кем-то из парней? - Ди не хочется акцентировать внимание на своих недостатках, но обманывать себя и ментора бессмысленно, -этот союз выгоден мне, а не ему. Значит, ни Олимп, ни, эм, Финник, теоретически соглашаться не должны.
«Пффф. Теоретически. Ты бы лучше практику подтягивала, а не путала саму себя».
-...Но, если я правильно понимаю намеки, то... - Деалла продолжила было нить рассуждения, но осеклась.
Правонарушения и большее количество победителей - это кажется достаточно понятным. Но нет. Наверняка Деалла неверное интерпретирует слова Авены. Это абсурд, сторонники новой власти не могут позволить кому-то сбежать, или взорвать Арену, или... В общем, им наверняка невыгодно допускать приятные для трибутов неожиданности.
Разве что правила изменят официально. Но это тоже казалось не слишком вероятным. А ещё Ди осознала, что ничегошеньки не смыслит в политике - потому как слово «непонятно» у неё уже лезло из каждой темы.
-...мне стоит спрашивать и знать, что именно ты имеешь ввиду? - Наконец формулирует свой вопрос Деалла. Правда, выходит совсем не то, что она собиралась сказать изначально. 
«Такие дела как Игры если начинают, то доводят до конца. Иначе это походит на умышленный поджог с последующей неумышленной попыткой потушить пожар. Весьма рискованно, наверное», - Деалла смотрит на обивку дивана, хотя мысленно она уже далеко от гостинной. Внезапно в голову приходит объяснение всех неясных фраз. Очень плохое объяснение, просто ужасное, но... Ди улыбается и чувствует что-то похожее на умиление. Она сжимает на миг пальцы Авены, положившей свою руку на её - и это, наверное, первое настоящее проявление расположение со стороны трибута, а не ментора.
-Авена, - Ди прикусывает нижнюю губу, но потом все-таки решает прояснить раз и навсегда, - я не смотрела Игры, не всё понимаю, но... Основные вещи для меня вполне ясны. И я могу с этим справиться. Без всяких допингов в виде ложных надежд и обещаний каких-то неожиданных сюрпризов, которых на самом деле не будет. Серьезно. Не надо говорить мне неправду. Я лучше ничего не буду знать, чем буду чувствовать себя обманутой в самом конце...
Самое странное, что она верит собственным словам. Да, иногда ей хочется побыть наивным ребенком, который верит только одному сценарию - самому лучшему. Но это временные слабости. А настоящая Деалла Лавуа точно знает - самым лучшим является не конкретное развитие событий, а отношение к нему. Можно, наверное, остаться на Арене, но не чувствовать себя в последние минуты жизни проигравшей.
Только для этого ей нужно уметь видеть ситуацию со всех сторон. А не смотреть на мир глазами того ребенка, который настроен лишь на один созданный воображением сюжет и все безграничные определения понятия «хорошо» сводит к нему...

Отредактировано Dealla Lavoie (2015-04-10 02:56:04)

+1


Вы здесь » The Hunger Games: After arena » Архив игровых тем » У всего есть своя цена


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC

#pun-title table tbody tr .title-logo-tdr {position: absolute; z-index: 1; left:50px; top:310px }