The Hunger Games: After arena

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Hunger Games: After arena » Архив игровых тем » born to amuse


born to amuse

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

1. Название: born to amuse
2: Участники: ninel sanders, aedan smaragdus
3. Место и время: capitol, 3320 year.
4. Краткое описание квеста:
the way she came into the place
i knew right then and there
there was something different
about this girl.

all alone wishing on stars
waiting for you to find me
one sweet night I knew I would see
a stranger who’d be my friend.

5. Очередность постов: ninel sanders, aedan smaragdus

Отредактировано Ninel Sanders (2014-12-17 23:45:25)

0

2

в темноте кто-то зовет меня по имени. шепчет. дыханием щекочет мне шею. я не знаю его имени. мне страшно. мне страшно, потому что я знаю, что его больше нет. потому что я его убила.  я кричу. и просыпаюсь от своего крика.
меня зовут нинель сандерс. мне семнадцать лет. я победила в голодных играх. нет. я выжила в голодных играх.
поезд резко тормозит. я больно ударяюсь головой о стену. мы в капитолии. это значит, что тур победителей подходит к концу.
город пылает сотнями тысяч огней. за ними не разглядеть ни единой звезды. каждый год ради победителя в банкетном зале устраивают вечер.  стоя будто бы на облаках, в центре между потолком и полом парят музыканты. повсюду бесчисленные диваны и кресла. некоторые из них расположены рядом с камином. участок в центре выложен плиткой. пестрая толпа гостей уже вовсю танцует под медленный вальс.
стилист хорошенько постарался над моим внешним видом. я ему благодарна, но это было лишним. несколько раз подряд я ловлю на себе восторженные взгляды. улыбаюсь в ответ. видимо, теперь мне придется делать это как можно чаще. кто-то пытается со мной познакомиться. с кем-то меня знакомит мой ментор. я не хочу знать всех этих людей. мне становится не по себе. музыка начинает играть громче. корсет не дает возможности сделать глубокий вдох. еще немного и, кажется, я упаду в обморок. официанты предлагают закуски. голова кругом. мне нужен воздух. кое-как мне удается протиснуться сквозь гостей, и я оказываюсь на балконе. делаю глоток свежего воздуха. вечерняя прохлада проходит через грудь. я понимаю,  что капитолий не для меня. я не привыкла к таким шумным компаниям. я не привыкла быть в центре событий. я хочу в родной дистрикт.
немного придя в себя, я возвращаюсь обратно. сейчас я обращаю внимание, что столы ломятся от разнообразия еды. нам такое и не снилось. но еда меня не интересует. я беру бокал шампанского. делаю маленький глоток. кто-то берет меня под локоть и приглашает потанцевать. отказываюсь. я не танцую. я вообще неуклюжая. меня вообще не должно было быть здесь. делаю еще один глоток. что за показательные выступления. кому нужны все эти торжества. еще один. если я сейчас опьянею, я скажу уважаемому президенту, куда ему следует пойти. бокал почти пуст. взглядом ищу очередной. только бы никто не подходил. я хочу побыть в одиночестве. не надо меня трогать. я хочу, чтобы это все закончилось как можно скорее. я хочу снять это чертово платье. я хочу скинуть эти чертовы каблуки. в кого меня вообще превратили.
второй бокал меня расслабляет. мне даже начинает нравиться музыка, и я покачиваю бедрами ей в такт. танцевать я и правда не умею. только изображать подобие танца. да это и не требуется. я в хорошем состоянии.  легкое головокружение. слабое восприятие окружающего мира. в полночь заговорит президент. к этому времени я окончательно наклюкаюсь, тем более, что мой ментор уже давным-давно потерял ко мне всякий интерес.

+1

3

Чертов ежегодный тур победителей. Я сбился со счета сколько раз я возвращался в Капитолий, чтобы приветствовать президента, и чтобы увидеть воочию тех, кто в этом году остался единственным выжившим. В каждый год все происходит по-разному. Я имею ввиду возраст. Был Финик Одейр, который выиграл в четырнадцать, остальные, слава Создателю, старше. Но я, как и остальные победители, прекрасно знаю, что ожидает вчерашних детей дальше. И не знаю, что страшит больше - будущее менторство или то, что тебя может купить любая раскрашенная кукла в Капитолии. Мне везет. Я завел полезные знакомства и уже несколько лет являюсь "собственностью Плутарха Хевенсби". Это спасает меня от того, что приходилось переживать раньше.
Я вижу знакомые лица. Рубака машет мне здоровой рукой. Рядом с ним неизменно находится Сидер. Я приветствую еще двоих из пятого, одного из шестого. Знакомые лица, которые иногда снятся мне в кошмарах. Хеймитч, как всегда пьян, когда он только успевает набраться? Остается только дивиться постоянством ментора из Двенадцатого. В этом году я сделал щедрый подарок его трибутам, но это не принесло пользы. Победила девочка из Десятого.
Я привык, что более удаленные Дистрикты смотрят на меня, как на врага. Всегда именно так. Для них я Профи, но если мне удается поговорить с ними, завести знакомства, они понимают, что я далек от Профи Первого и Второго Дистриктов. От Вторых особенно. Сегодня на вечер особенно душно и особенно много народа. Особенный праздник? Сомневаюсь. Победители смешались с Победителями, и я уже не могу разделить их на части. Вижу Цезаря в малиновом парике и ухмыляюсь. Если бы я мог жить в Капитолии, я бы давно вытеснил его с телевидения, утверждаю это без ложной скромности. Мне удается проскользнуть, так чтобы Цезарь меня не заметил. Сегодня я не в настроении устраивать шоу, а если мы окажемся рядом, то непременно устроим бой двух петухов.
- Смарагдус! - кто-то хватает меня за плечи, и я вынужденно улыбаюсь. К такому поведению я уже привык, не удивляюсь, главное, во время нацепить улыбку. - Представляешь, мой трибут победил. Точнее победила!
Ментор из Десятого весь светится от счастья. Мне ли не знать, что чувствует ментор, когда его трибут выходит живым с Арены. почему-то принято считать, что у Первых и вторых больше шансов. Как показывает практика, совершенно не обязательно. Жалею, что рядом со мной нет Яшмы, ей бы здесь понравилось. Капитолий изменился с момента, когда она выиграла свои Игры.
- Поздравляю, - я абсолютно искренен в своих словах. Он уходит куда-то, оставив меня с этой мыслью. Ловлю бокал с шипучей гадостью и осматриваюсь. Я безошибочно определяю в одиноко стоящей девушке нового героя Арены. Останавливаюсь недалеко от нее, и замечаю, как бы невзначай. - В первый год всегда тяжело. Потом смиришься, попробуешь хотя бы.
Предлагаю начать разговор. Я не обижусь, если она развернется и уйдет. Не первая, не последняя. Но в большинстве случаев, мы все равно будем вынуждены видеться. И я не знаю, так и не научился говорить людям, что я всего лишь хочу помочь.

+1

4

тихо мурлыкаю себе под нос мелодию колыбельной, которую в детстве мне пела мама, а я, в свою очередь, - своей маленькой сестре. мне уже не так не уютно, как было вначале. пару раз ко мне подходил мой стилист, проверяя мой внешний вид. под глазами уже появились небольшие подтеки, но мне, если честно, все равно. черт бы с этой косметикой. я до этих событий вообще не знала, что это. только видела, когда представитель эскорта приезжала для объявления очередных голодных игр. мне и в голову не приходило, что однажды я буду стоять среди разукрашенных пигалиц.                                                                                                                                                                                    после моей "внеплановой победы", когда миновало интервью с цезарем, который год от года не менялся, меня привезли в мой дистрикт, я видела лица родных. они смотрели на меня так, словно я вернулась с другого света. кажется, они меня похоронили, когда на жатве назвали мое имя. в тот момент я сама себя похоронила.                                                                                                                                                                    сегодня моя группа подготовки что-то лепетала о том, что в этом году я буду ментором. видела я менторов. со своим я так и не нашла общий язык. а он носится по залу, вешаясь всем на шею и рассказывая байки, что сегодня я нахожусь среди них благодаря ему. глупость какая. за всю игру он мне ничего полезного не прислал. и не нашел ни одного спонсора, который бы потратился на буханку хлеба. хотя бы черствого.
опустошаю второй бокал и уже тянусь за третьим, когда мой наставник пролетает мимо меня, хвалясь, что его трибут стал победителем. - твой трибут просто остался в живых. вот и все. - рычу я сквозь зубы, чтобы он это не услышал. делаю глоток, смотря куда-то в толпу. я и не замечаю, как кто-то вырастает рядом со мной. замечаю твое присутствие только тогда, когда ты обращаешься ко мне. примерно минуту я молчу. думаю, есть ли смысл в продолжении разговора. я вообще не хотела разговаривать. предпочла бы и дальше стоять в стороне, не привлекая к себе внимания. и все же, видимо, привлекла. и все же поворачиваю к тебе голову. мне понравился голос. он был спокоен, мягок. и в то же время тверд. ты порядком отличался от всех присутствующих. я невольно вспомнила все видеозаписи, пересмотренные мной перед ареной. и точно. ты ведь тоже победитель. - каково это быть победителем? - я говорю негромко. язык уже начал подводить. из аккуратно уложенной прически выбился локон, и я прячу его за ухо, быстро отводя взгляд.                                                                                                                                   
ты единственный за вечер, кто не попытался ко мне прикоснуться. ты просто стоишь рядом. и мне это нравится. мне вообще нравится, когда незнакомые люди не внедряются в мое личное пространство. ты мне не знаком. ты не внедряешься в мою зону комфорта. ты мне уже нравишься. - то, что я здесь, - ошибка вселенского масштаба. должен был быть кто угодно, но не я. судьба сыграла злую шутку. два года назад игры отняли у меня младшую сестру. а ведь вместо нее я должна была вызваться. я этого не сделала.- алкоголь, даже в небольших количествах, развязывает язык. я снова поднимаю на тебе глаза. изучаю. передо мной стоит красивый мужчина. нисколько не потрепанный временем. хотя это только оболочка. красивый фантик. а что кроется внутри -остается загадкой. временное явление. - я не хочу такой участи. - киваю головой в сторону ментора 12 дистрикта. - неужели победа его так надломила, что он спился? - мне впервые захотелось высказаться. я привыкла все держать в себе, а сейчас на меня словно что-то нашло. я захотела задать миллион и один вопрос. мне хотелось говорить о людях и их целях в жизни. о снеге зимой, которым можно лечить раны, зная рецепты. о капитолийских причудах. о жизни, которая меня ждет в ближайшем будущем. и почему-то я была уверена, что ты ответишь на все мои вопросы. на свой манер. постепенно.

Отредактировано Ninel Sanders (2014-12-18 11:49:17)

+1

5

Я смотрю на нее через призму своего стакана. Через искрящуюся жидкость ее образ выглядит размытым, потерявшим очертания. В прочем, так выглядит любой трибут, ставший победителем. Буквально год к нему относятся, как к юному наследнику престола, а потом...Стоит ли девушке знать об этом? И тот ли я человек, который должен выложить перед ней все карты на стол? Легко пожимаю плечами, краткие и небрежный жест.
- Весело. По крайней мере, мне нравится, - я не лгал. Мне удалось достичь равновесия между тем, что я должен и что, я могу сделать. Мне приходилось подчиняться правилам Капитолия. Спасая свою возлюбленную от унижения и чужих ласк, я отдал себя, свое тело на растерзание тем, кто этого хотел. Но я получил больше. Намного больше. Бесценный опыт общения с людьми, завел полезные знакомства, понял, в конце концов, что не все жители Капитолия бездушные куклы. - О, тогда посмотри на меня. Вселенная сделала подобную ошибку еще двадцать лет назад.
Смеюсь. Я не был убийцей, не был Профи. Я был никем. Злата попыталась сделать из меня хоть что-то, чтобы меня не убили сразу, как я окажусь на арене. Мне удавалось долго бегать от своих оппонентов. Но будь я чуть жестче, я бы убивал. Я видел их всех, каждого из двадцати трех, и я знал, как бы убил их, если бы посчитал это нужным. ,Иногда я просыпаюсь от кошмаров, мне снится, что я все-таки убиваю и возвращаюсь домой с руками по локоть в крови. За спиной меня называли трусом, мне было все равно. Знаю, что эти слухи распускал Руби, мой брат, он считал себя достойным Первого Дистрикта, и считал, что с легкостью сможет стать чемпионом. Задумайтесь, его тело лежит под землей, а я получаю наслаждение ведя светскую беседу с очередной победительницей Голодных Игр. Жизнь не самая справедливая штука, но фортуна сама выбирает на чьей она стороне.
- Судьба настигает нас в свое время, - задумчиво говорю я. В моем Дистрикте добровольцы не редкость. Но случается так, что никто не вскидывает руки, и тогда тебя отправляют на бойню. Никто не вызвался вместо меня, даже Руби. Полагаю, его тщеславие заставило его повременить, ведь следующий год был юбилейным, пятидесятым. Что ж, его неброские десять минут на Арене никому не запомнились. - Тот факт, что ты здесь, говорит о том, что ты лучшая, или тебе просто повезло. Два варианта, но они оба имеют места быть. Так и большинство победителей здесь либо счастливцы, либо, действительно, профессионалы своего дела.
Небрежно прислоняюсь плечом к стене и смотрю на нее пристально, пытливо. Мне хочется понять, о чем она думает, проникнуть в ее сознание. Моя победа была так давно, что я уже забыл, что чувствовал тогда. Смятение? Счастье? Радость? Алкогольное опьянение? Слежу за ее взглядом и снова натыкаюсь на Хеймитча.
- Дело не только в победе, - смотрю, как Рубака и Сидер пытаются успокоить разбуянившегося Эбернати, и вздыхаю. Еще хорошо, что они не подключили меня. - Хеймитч хороший человек, но развитию хорошего человека не способствует одиночество.
Моей семье повезло. Точнее матери. Да, я и сам сознательно пошел на то, что со мной происходило. Хеймитч отказался, Джоана отказалась, и их семьи были убиты. Не хочу говорить ей об этом. Еще слишком рано.
- Но не все выдерживают. Кто-то спивается, кто-то использует морфлинг, кто-то сходит с ума, - понижаю голос, когда говорю об Энни. Я видел достаточно, и от этого моя душа раскалывается на несколько частей. Я не могу сопереживать всем, но отчаянно стараюсь.

+1

6

слишком жарко. я бреду по лесу, осматриваясь по сторонам. по вискам стекают капли пота, путаясь в растрепанных волосах. я не знаю, куда идти. выстрел пушки. очередной трибут мертв. я не слышу крика. возможно, у него и шанса на крик не было. сглатываю. как далеко я ушла. и что будет, если я не собьюсь с курса. мне еще ни разу не встречались трибуты. мне еще ни разу не встречались переродки или другие ловушки, заготовленные распорядителем игр. во рту пересохло. во фляжке уже нет воды. я так и не сумела найти источник. медленно опускаюсь на колени и закрываю ладонями лицо. у меня совсем не осталось сил. снимаю ветровку и запихиваю ее в рюкзак. в кронах деревьев щебечут птицы. я делаю глубокий вдох. нельзя расслабляться. нужно идти вперед. нужно найти воду.
мой ментор явно наслаждается зрелищем. мы с самого первого дня не поладили. он считал меня никчемной. я плюнула ему в лицо. наверное, с моей стороны это было некорректно, но подобное я слышала впервые. c этого момента я поняла, что ничего хорошего от него мне ждать не придется. теперь он с вожделением наблюдает за тем, как я борюсь за право на жизнь. выбиваясь из сил от обезвоживания. в паре шагов от меня семенит маленькими шажками еж. из сапога достаю нож. но не тороплюсь. просто стараюсь следовать за ним, в надежде, что из этого может что-то да получится. животное выводит меня к ручью. за это я ему благодарна. не я одна оказалась такой умной. буквально через какое-то время, стоило мне насытиться вдоволь ключевой прохладной водой, как из ниоткуда выпрыгнул парень, набросившись на меня и повалив на спину. я даже вскрикнуть не успела. похоже, он был без оружия, так как просто бил меня по лицу и старался задушить. в какой-то момент во мне открылось второе дыхание. я сумела отцепить его от себя и даже перевернуть на спину. ловким движением я извлекла нож и всадила его по рукоятку ему в грудь. и проделала это столько раз, пока не поняла, что он уже не дышит. я подношу трясущиеся руки к лицу. с губ срывается немой крик. снова пушка. отбегаю подальше, чтобы дать планолету возможность забрать тело. в ту ночь спокойно спать я уже не могла.
мельком смотрю на стакан в твоих руках. жидкость в нем разбивается о его стенки словно о скалы. маленькое море, запертое в округлых стенах. я никогда не была на море, хотя умею хорошо плавать. наверное, поэтому я еще люблю воду. она успокаивает. ей можно довериться. вода смывала кровь с моих рук, с лица. но запачканную душу так и не смогла отмыть.
- мне просто повезло. – замечаю я, скорее больше для себя. ты начинаешь отвечать на мои вопросы. даже забавно, что ты еще не сбежал и не посчитал меня сумасшедшей. – я не понимаю. не понимаю этих торжеств. ежегодно они чествуют одного победителя. а каково победителю смотреть в лица родителей, чьих детей больше нет. и, возможно, даже благодаря тебе. в чем заключается смысл быть ментором. устроить показательное выступление, чего делать не надо? ежегодно все дистрикты смотрят и делают для себя выводы. некоторые же просто умирают от горя. я не хочу брать ответственность за будущее поколение. я ничему не смогу их научить. я даже воду найти не могла. а нужно будет объяснить, что делать и как делать. мой ментор ничему меня не учил. зато теперь как хвалится. – усмехаюсь, головой слегка кивая в его сторону.
после своей победы я сутками сидела на берегу реки. качалась взад-вперед. со стороны могло показаться, что я схожу с ума. тихо бормочу что-то себе под нос. крепко сжимаю пальцами колени, пока они не начинают болеть. река слушала мои мысли, но никогда не давала ответы на поставленные вопросы. только манила к себе своей синевой. но даже река не была спокойной. стоило в ней плеснуться какой-нибудь рыбешке, как тихая гладь покрывалась кругами.
- я и не замечала, что здесь есть те, кто употребляют морфлинг. то, что спиваются, - да, видела. а сумасшествие? я слышала только про один случай. и то считала это выдумкой.
я не знаю, сколько прошло времени моего пребывания в этих стенах. вскоре меня снова загонят в поезд и отвезут домой. но почему-то домой не хочется. мне и в твоей компании не плохо. это первый случай, когда я говорю совершенно не знакомому человеку то, о чем думаю.
- как ваше имя? – неловко спрашиваю. нужна ли мне эта информация. думаю, что да. определенно. возможно, после этого вечера мы больше не встретимся. по крайней мере у меня будут положительные эмоции при воспоминании о капитолии.

Отредактировано Ninel Sanders (2014-12-18 19:28:39)

+1

7

Я мало вспоминаю свою арену, даже никогда о ней не говорю. Собственно, меня про нее и не спрашивали. Мне было пятнадцать, и мое лицо позволило мне заполучить много спонсоров. Это был тот год, когда организаторы были вынуждены подгонять несмелых трибутов, вынуждая их убивать друг друга, или они погибали от разных напастей. Я справлялся со всем, просто хотел выжить, чтобы еще раз увидеть ее лицо. Спонсоры дарили мне щедрые подарки. И не удивительно, что после победы на какое-то время я стал желанным гостем в Капитолии. Внешне все причесано и приглажено, но внутри гнилое и протухшее. Мне удобно смотреть сквозь розовые линзы, у меня нет другого выхода, иначе я бы давно свихнулся, как Энни...Снова думаю о ней, и сердце болезнено сжимается.
- Как и многим, - замечаю я. Многие выиграли, хотя были меньше, слабее свои оппонентов. В этом вся ирония Голодных Игр. Даже Профи не застрахованы от того, чтобы получить нож в спину от тех, от кого совсем не ожидали. Но я все больше убеждаюсь, что Капитолий смотрит на эти игры ради собственного удовольствия. Они делают ставки на трибутов и обогащаются за их счет. Подло и низко, но все же от этого никуда не деться. Нужно научиться с этим жить, принять это как должное, и тогда появляется какая-то надежда. - Я понимаю твои чувства. Ты убиваешь таких же детей, как ты, как те, что росли по соседству. Ночью не можешь уснуть, потому что слышишь их голоса, их крики, просыпаешься в холодном поту, потому что снова и снова видишь их лица. Я известен всего одним убийством. Я прошел всю Арену убив всего лишь одного трибута. Капитолию это не понравилось
Капитолию не нравится все, что идет в разрез с его представлением о ситуации. Так пострадал Хеймитч, так пострадали многие другие, о которых не говорят, и не вспоминают их оплошности.
- Это плохо, - соглашаюсь я. - Но, полагаю, у него так давно не было победителей, что он не знал, как правильно себя вести. Не стоит злиться на него.
От части веселье ментора вполне объяснимо, теперь он может передать свои обязанности другому человеку. Однако во многих Дистриктах входит в моду парное менторство. Например, как в Одинадцатом.
- Вы будете вместе обучать трибутов или он оставил это на тебя? - интересуюсь я, не желая, правда, совать нос куда не надо. Но все же мне необходимо утолить праздное любопытство. Вытягиваю шею, чтобы найти кое-кого взглядом и хочу взять ее за локоть, чтобы развернуть ее в эту сторону, но передумываю. Моя рука поднимается к ней, но потом я ею же просто указываю в сторону двух бледных молодых мужчины и женщины. - Это менторы из шестого. Мы зовем их морфлингисты. Они выиграли игры с разницей в год, если мне не изменяет память. Живут вместе, оба подсели на морфлинг после игр. Пару лет назад я потерял друга. Ментора из Восьмого. Он не смог справиться с зависимостью.
Она узнает о Победителях больше. Разумеется.
- Айдан. А ты Нинель, если я не ошибаюсь, - снова улыбаюсь и салютую ей бокалом с шампанским. - За знакомство, Нинель.

+1

8

узнав о том, что на мои плечи ляжет ответственность за детей, на которых выпадет жребий, я хотела провалиться под землю. разумеется, мой наставник спрячется в кусты. мы не смогли найти общий язык при обучении меня, про какой общий язык можно говорить при обучении детей, не знающих, что их ждет впереди. – все перейдет ко мне по наследству. – вздыхаю. ты мне показываешь на двоих в стороне. во рту резко пересыхает.
люди быстро привыкают к тому, что доставляет им удовольствие. мы используем морфлинг на случай, если необходимо обезболивающее. а есть те, кто использует морфлинг, чтобы душа не болела. зрелище жуткое. что еще хуже – жалкое.
что такое привычка? действие, которое мы совершаем, не задумываясь. сначала мы делаем что-то сознательно, контролируя наши действия. а затем это входит в режим нашего дня. и это действие становится таким же обыденным, как элементарное – умыться утром. привычка к употреблению морфлинга намного хуже. ведь в конечном итоге эта привычка, от которой ты не смог вовремя отказаться, сведет тебя в могилу.
несколько раз быстро моргаю, прогоняя от себя мысли о несчастных, и перевожу взгляд на тебя. внимательно изучаю тонкие черты твоего лица. мне редко встречались по-настоящему красивые люди. поэтому я пользуюсь моментом. ты меня постепенно водишь в свой мир. я вижу, как капитолий влият на тех «счастливчиков», кому удалось выбраться с арены. кажется, было бы лучше остаться там. чтобы капитолий остался без победителя. и оставался каждый год. чтобы не было возможности устраивать банкеты в честь тех, кому это не нужно.
ты называешь свое имя. айдан. я обязательно его запомню. разговор с тобой начал постепенно приводить меня в чувство. я вновь услышала звуки живой музыки. просто на какое-то время мир словно перестал существовать для меня. я видела людей, но не слышала их разговоров. я видела движения, но они казались замедленными, словно кто-то одновременно нажимал кнопки «плей» и «пауза». я слышу голоса, различаю обрывки фраз. замечаю проходящих мимо с рюмками с прозрачной жидкостью внутри. где-то я слышала, что именно благодаря этой жидкости капитолийцы могут есть хоть целыми сутками. ловлю себя на мысли, что в этот вечер моя реакция здорово заторможена.
тремя пальцами я прокручиваю длинную ножку изящного бокала с игристым напитком. – рада познакомиться, айдан. – впервые за вечер я искренне улыбаюсь. я так редко улыбаюсь, что порой люди думают, что я вообще не умею этого делать. последние два года отбили у меня всякое желание на какое-либо веселье. а тут внезапно появился такой ты. откуда ты взялся. весь такой волшебный. разбудил во мне нечто такое, что мне вновь захотелось дышать полной грудью. и жить. ты не сказал ничего особенного. не сделал. ты просто стоишь рядом и медленно попиваешь шампанское, растягивая удовольствие. просто, видимо, воздух вокруг тебя иной. наполнен частичками вируса, доставляющего внутреннее умиротворение и положительно влияющего на самочувствие.
смело могу предположить, что ты влюблен. ведь такой энергией, как у тебя, обладают только влюбленные. ее нельзя спутать ни с какой другой. некогда я тоже была обладательницей таковой. люди этого не замечали, так как я старалась избегать контактов. у меня был свой избранный круг фаворитов.
одобрительно киваю головой на твой жест. ты произносишь мое имя полностью, не пытаясь его сократить. в большинстве случаев люди при знакомстве со мной выдвигали версии, как можно уменьшить мое имя, чтобы было удобнее обращаться. я не одобряю. мне нравится. я привыкла к имени нинель. я родилась с этим именем. и не надо его менять.
общение со мной вряд ли можно назвать легким — иной раз такие фантазии бередят мне душу, что другому и во сне не привидится. с уверенностью можно сказать только одно — при всем я не склонна к агрессии. скорее уж, просто уйду в себя от конфликта. я напоминаю себе сомнамбулу. мое поведение выглядит целенаправленным и адекватным. но на самом деле я выполняю действия нецеленаправленно или в соответствии с тем, что мне снится в данный момент. тебе, видимо, общение со мной не кажется скучным. иначе бы ты давно ушел. либо есть другая причина.
- есть ли личная жизнь после победы? – внезапно задаю вопрос вслух. я всегда мечтала выйти замуж за любимого человека. будет ли у меня такая возможность теперь? после игр я отстранила от себя своего лучшего друга, тем не менее желая связать с ним свою судьбу, но так и не нашла в себе силы восстановить с ним былые отношения. он как и прежде всегда рядом. чувства только вот другие. возможно, появится кто-то еще. но есть ли в этом смысл. сейчас у меня есть возможность это узнать. пока часы не пробьют полночь.

+1

9

Нелегко было быть ребенком в Первом Дистрикте, особенно, если у тебя нет физических достоинств, ты не силен, не быстр, но твое воображение бежит впереди тебя. Отец хотел видеть в нас настоящих мужчин, Профи, и Руби, соответствовал его требованиям. А я…Меня любили соседи, я всегда был вежлив и приветлив, никогда не отказывал в помощи, и никогда не обижал ближнего своего. Покорно отправлялся в шахты, чтобы научиться разбираться в драгоценных камнях. Мне было сложно. Многое я не понимал, но придумал способ – я рисовал картинки на бумаге. Ассоциации с теми словами, которые доя меня, пытались донести, и стал разбираться в тонком ювелирном деле. Не слукавлю, если скажу, что на многих из тех, кто присутствуют  на этом вечере, изделия моих рук. Но мне это не льстит.
- Это сложно, - признаю я, не желая скрывать от нее правды. Это тяжело – смотреть в лицо молодым парням и девушкам, когда не знаешь, могут ли они вернуться домой. Если посмотреть на Хеймитча, он уже отчаялся чего-то требовать от своих трибутов, чтобы они могли победить. Рубака и Сидер еще пытаются держаться, но в их глазах столько боли тоски.- Я могу познакомить тебя с остальными, с кем захочешь. Мы все дружелюбные создания, помогаем друг другу, если это не обходимо. Все справляются с переменным успехом.
Каждый Дистрикт посещает радость, когда выигрывает его трибут. Жаль, что один из двух. А остальные одиннадцать Дистриктов находились в трауре. Двенадцатый дольше всех. Она задает вопрос, который заставляет меня задуматься. Я всю свою жизнь любил одну единственную. Увидев ее впервые, потерял покой и сон. Она была моим ментором, и мысль о ней заставляла меня выживать на арене. Я вернулся домой, но не к ней. Она была замужем. Воспитывала ребенка, и мне ничего не оставалось, как быть тенью этого с виду счастливого брака. Но была и другая проблема. Если бы я как-то показал, что чувствую к Злате, Капитолий мог бы использовать это против меня. И мне потребовалось сделать первый ход самому. Я предложил себя вместо нее. Я продал себя и свое тело, чтобы никогда
- Почему нет? У многих Победителей есть семьи, - это не ложь, не лукавство. – Правда, думаю, тяжело обычным жителям Дистрикта. Победители «особенные» люди, не потому что выиграли, а потому что у них навсегда остались шрамы на душе и сердце. Это кошмары, это визиты в Капитолий, это очень не простая жизнь. Это ответственность за будущее трибутов. Но они люди. У них есть желания и потребности. Однако…
Я осекаюсь, ловлю взгляд одного из спонсоров на себе и улыбаюсь. Улыбка стала моим оружием. Многие принимают меня за шута, за абсолютно не серьезного человека, никому не важно, что я переживаю каждый день, что я проникаюсь к новым победителям добрыми чувствами и волнуюсь за них. Для них я всего лишь игрушка с красивым лицом.
- Но семья – это большой риск. Знаешь, какое слабое место у любого человека? – снова смотрю на нее. – Это любовь. Когда мы любим, любой другой человек может обернуть это против нас. Угрозы нашим близким могут заставить нас совершать безумные поступки.

+1

10

хочу ли я знать всех этих людей или будет достаточно ограничиться одним приятным знакомством. я уже знаю некоторых победителей прошлых лет визуально. думаю, на сегодня этого вполне хватит. позволь мне просто постоять с тобой рядом. я допиваю бокал шампанского и ловко ставлю его на поднос мимо проходящего официанта. на сегодня алкоголя достаточно. а то ведь это может войти в привычку. в какой-то момент представляю себя в кресле с бутылкой крепкого алкоголя. а вокруг дым сигарет от тлеющих в пепельнице окурков. прокуренный осипший голос. сальные волосы небрежно спадают на плечи. полное отсутствие маникюра и грязь под ногтями. повсюду разбросаны пустые бутылки. и единственную компанию составляет облезлый тощий кот, истошным голосом требующий дать ему еды. меня аж передергивает. и вообще я хочу на свежий воздух. ты вводишь меня в курс отношений между победителями и простыми жителями дистриктов. я невольно вздыхаю. ловлю твой взгляд, когда ты смотришь куда-то в толпу. ты улыбаешься, а я пытаюсь понять, кого ты увидел. супругу? возлюбленную? друга? а вдруг ты подзовешь этого человека? или он сам подойдет? закусываю губу. ты явно что-то недоговариваешь. в силу своего характера я пытаюсь сделать анализ ситуации. однако, ты все же заканчиваешь свою мысль. и я отпускаю от себя мысли, все же периодически оборачиваясь на толпу. любовь действительно делает нас уязвимыми. поэтому, год от года свою дружбу с мальчиком я скрывала от чужих глаз. никто не знал, в каких отношениях мы находимся. нас считали близкими родственниками, хотя мы абсолютно не были похожи. мое лицо усыпано веснушками, он, в свою очередь, белый, как сметана. на губах мелькает едва уловимая улыбка. мысли о нем всегда согревали мне душу. тепло его рук и жар его тела меня всегда успокаивали. наверное, сильнее чем его я никого полюбить не смогу. - для чего необходимо приезжать сюда, если нет игр или тура?- почему-то меня зацепила мысль о посещении капитолия. что этому городу еще нужно. я ведь не собираюсь здесь жить. мы с родными перебрались в деревню победителей. и все же иногда я захожу в наш прежний дом. возвращаюсь к изголовью кровати младшей сестры и разговариваю с ней, проводя ладонью по одинокой, уже утратившей всякое тепло, подушке. в этой комнате все напоминает о ней. и даже не смотря на переезд, мы ничего не взяли с собой, решив оставить все, как есть. сейчас с нами живет огненно-рыжий небольшого размера кот. он бы ей понравился. а я тешу себя надеждой, что он был послан нам в дар от нее. я его нашла в мешке, брошенного в канаву недалеко от забора. он так жалобно пищал, что равнодушно пройти мимо я просто не могла. я достала мешок из канавы, ножом осторожно его вскрыла и достала изнутри мокрый комок шерсти, досмерти перепуганный, голодный и одичавший. стоило мне его прижать к груди, перепачканного, как он заурчал. дома я хорошенько его отмыла. матушка влюбилась в него с первого взгляда. а я решила, что это подарок моей маленькой сестры, чтобы мы не скучали. ведь он так оказался на нее похож. если бы не было любви, люди бы друг друга растерзали. и на это причин бы даже не искали. любовь делает нас человечнее. хотя я считаю, что животные гораздо лучше, хоть и живут инстинктами. - не хотите выйти на свежий воздух?- мне порядком надоели эти стены. эти люди. на балконе я видела свободные столики. поэтому сейчас предлагаю тебе составить мне компанию подальше от всех. без лишних ушей и глаз. прости меня за мою нетактичность. от каблуков у меня чертовски начали болеть ноги. без доли смущения я скидываю туфли и опускаю опухшие ступни на прохладный пол, наслаждаясь обретенной свободой. для полного кайфа я бы еще и от платья избавилась. меня манят к себе широко распахнутые стеклянные двери, ведущие на лоджию. с учетом того, что у нас в дистрикте, что такое лоджия даже не знают, я хочу насладиться прелестями этого места. ведь отсюда открывается чудесный вид на мерцающий в огнях капитолий. когда мы приехали в капитолий на поезде впервые перед самыми играми и толпа народу радостно нас встречала, я хотела, как можно скорее добраться до пункта назначения. нас провели в наши апартаменты, и я сразу же закрылась в комнате. сидела на окне и смотрела на город. на душе было так пусто и тоскливо. и удовольствие мне доставлял только шоколадный пудинг, который мне приносила безгласая миниатюрная девушка. она смотрела на меня всегда с жалостью. я отвечала ей тем же. я никогда не пыталась с ней заговорить. и она была мне за это благодарна. мы и так друг друга понимали. безгласые присутствуют сейчас и на банкете. я мельком их видела. все же они отличаются от остальных. - я помню девушку. она была безгласой. и в ее обязанности входило готовить и убирать в наших апартаментах. после моего возвращения с арены я ее больше не видела. что, интересно, могло произойти. - мыслю вслух. я бы хотела вновь ее увидеть. но даже сегодня ее не вижу среди присутствующих гостей и прислуги. хотя искренне верю, что ей просто удалось бежать.

+1

11

Я молча повинуюсь ее желанию выйти на свежий воздух. Мне самому становится душно в этом помещении, где снуют напыщенные индюки, дразня друг друга и показывая свое превосходство. Скоро эйфория от нового победителя пройдет, все встанет на свои места вплоть до следующих Игр, и тогда все пойдет по кругу. К этому быстро привыкаешь, потому мучаешься, как от зубной боли, что не можешь вырваться из этого круговорота, но каждый день делаешь то, что тебе велят. А иначе...
- Иногда Победителям присылают приглашения, - осторожно начинаю я. Наверно, будет лучше, если она узнает от меня о второй стороне медали, чем окажется одна перед лицом неприглядной стороны жизни победителей. Это входит в обязанности ментора, но, кажется, в этот раз я беру на свои плечи ответственность за эту девушку. - В основном, конечно, мы приезжаем во время ежегодного тура победителей, чтобы провести здесь несколько дней. Я приезжаю во время игр, делаю щедрые пожертвования и спонсирую некоторых трибутов. Это не запрещено, но и не распространено среди Победителей. Обычно, принято считать, что трибутам на арене помогают только спонсоры, но порой бывшие победители тоже вносят свою лепту.
Облокачиваюсь на каменные перила и смотрю куда-то вдаль, где горят яркие огни Капитолия.
- Мы принадлежим этому городу, принадлежим Президенту Сноу, и просто невежливо отказываться от его приглашения посетить столицу. Некоторые спонсоры до сих пор...кхм...продолжают делать некоторого рода взносы. И под давлением Президента, мы вынуждены подчиняться, - знаю, слишком размыто, но у меня язык не поворачивается назвать своими словами неприглядную правду. Наверно, это нечестно, что я хожу вокруг да около, но пока не могу понять, как она будет реагировать. Лишняя истерика совсем ни к чему. Кроме того, этот вечер в ее честь. Сегодня мы чествуем Нинель Сандерс, победительницу 71 Голодных Игр.- Безгласые...
Это больная тема для большинства Победителей. Они прислуга, которая обслуживает нас до начала Игр. Всегда покорные, всегда стремящиеся выполнить все, чтобы не пожелал триубт. Они всего лишь пытаются сохранить свою жизнь. Но держу пари, многие из них предпочли бы смерть той жизни, в которой они существуют.
- Сколько я бы сюда не возвращался, я никогда не видел в своих апартаментах одного и того же безгласого. Наверно, распорядители боятся, что мы привяжемся друг к другу. Или еще чего-то, не знаю, - жму плечами. Это правда. Жители Капитолия настолько привыкли к их теневому существованию, что наверно даже не обращают внимания, что они всегда разные. Может быть, они делают это для того, чтобы мы их не запоминали? - Вероятно, она работает в другим апартаментах, или ждет новых трибутов. Не думаю, что она здесь. Этот персонал обслуживает вечеринки и светские вечера. За трибутами ухаживают проверенные люди, чтобы не было огласок.
Сцепляю руки в замок. Яркие огни, которые иногда преследуют меня по ночам. Я видел столько боли и злобы в этом мире, что кажется, я видел не достаточно ярких красок. Радости было так мало, что я начал забывать о ней.

+1

12

говорят, что в каждой истине есть только доля истины. что в каждой лжи есть только доля лжи. бывает ложь во благо. еще встречается сладкая ложь. но наиболее востребована горькая правда. и этой мой случай.
ты говоришь с осторожностью, словно боишься меня спугнуть. ты явно ожидаешь, что, если я узнаю то, что ты хочешь рассказать, я не поверю своим ушам. или того хуже, впаду в истерику. внимательно тебя слушаю, отставляя туфли в сторону и облокачиваясь на каменные перила, смотря вниз. меня совершенно не воодушевляет, что нужно будет часто приезжать в капитолий, да еще и по каким-то приглашениям. но, видимо, это участь всех победителей. поэтому придется смириться.
поднимаю голову, смотрю вдаль, изучая сияющий различными цветами город. в том числе весь центр капитолия и, расположенный в нем, тренировочный центр. я определенно не хотела бы здесь жить, не смотря на его красоты. капитолий - это город, который не может содержать себя самостоятельно. он полностью зависит от дистриктов. мода капитолия очень странная. во многих людях нет никакой натуральности. у них есть причудливые татуировки на лице. они красят кожу в неестественные цвета, носят причудливые парики. они делают все, чтобы не быть похожими друг на друга. я медленно погружаюсь в свои мысли, уносящие меня далеко-далеко к лесу в родном дистрикте. там свежий воздух, там быстрая речка, где плещется рыба. в дистрикте пахнет зерном и свежевыпеченным хлебом. повсюду море из золотых колосьев. и я маленькая, с раскинутыми руками, кружусь под яркими лучами солнца, играющими с моими волосами и оставляющими маленькие отметины в виде веснушек у меня на носу. громкий смех разносится по всему дистрикту. теплый ветер играет с вьющимися волосами.  мне хорошо. и никакие мрачные мысли не посещают светлую головку. пока над головой не пролетает планолет, словно гром средь ясного неба, руша светлые надежды.
с планолетом я возвращаюсь в реальность, а именно к твоим словами о взносах некоторых спонсоров и подчинению президенту. встряхиваю головой, пытаясь сообразить, о чем речь. мысли посещают различные представления, что за спонсорские взносы и что еще от нас нужно сноу. – что, прости? что за взносы? – голос немного подрагивает. от волнения. я не верю, что помимо арены есть что-то еще, что из нас хочет вытянуть капитолий.
я слишком погружена в свои мысли, чтобы думать о безгласых. в какой-то момент мне даже не интересна становится их судьба. я разворачиваюсь на сто восемьдесят градусов и смотрю в зал, рассматривая потенциальных «кого-то».
человек-трибут, представитель своего дистрикта, в свое время выигравший голодные игры, как правило, после победы становится ментором будущих трибутов, которые будут участвовать в последующих играх.  чаще всего победителями становятся трибуты из первого, второго и четвёртого дистриктов.
а еще победители попадают под неминуемое влияние капитолия. и это мне вскоре предстоит испытать на себе.
мне часто снятся белые розы. их аромат настолько сладок и силен,  что въедается в подсознание. президента сноу часто можно было заметить с элегантной розой, приколотой к его костюму. видимо, когда он одевал мне корону победителя, я надышалась ароматом этой самой розы. вот и сейчас я остро почувствовала этот запах. словно где-то поблизости был целый сад. поэтому, резко развернувшись, я попыталась понять, откуда начал исходить этот запах, ведь только что его не было.

+1

13

Полагаю, я сейчас сделал именно то, чего делать не хотел. Совсем не осторожно коснулся острой темы, проблемной для многих, кто выбрался живыми с арены. Нас считали едва ли не королями, но было ли так на самом деле? Да, мы получали привилегии, которыми я точно мог бы поступиться, гораздо важнее, что отдаленные Дистрикты получали средства к существованию. В обмен просилось не так много, правда? Всего лишь встречи под сводом Капитолия на правилах того, кто назначал их.
- Мммм, я мог не правильно выразиться, мы уже не на Арене, но все еще зависим от Капитолия. Победителей часто приглашают в Капитолий для совместного время препровождения те, кто может за это заплатить, - капитолийцы расфуфыренные богачи разного достатка. Мы доступны многим. Не знаю, как объяснить ей этот малоприятный факт.
Она вздрагивает, выпрямляется, прислушивается, будто принюхивается. Делаю полушаг в сторону и смотрю в окно.
- Президент Сноу…- в моем голосе нет ничего, он словно обесцветился, когда нужно было говорить о нем. Ненавижу белые розы, ненавижу их запах, приторный, сладкий, въедающийся в кожу хлеще любого парфюма. Если ему необходимо сделать так, чтобы кто-то знал, что он под прицелом, этот запах станет вернее собственной тени. Даже, находясь дома, я не могу отделаться от него. Я заставляю себя думать о чем угодно, но только не о белых розах и, почему-то, крови. Не знаю, с чего я думаю о ней. Но, кажется, это было бы не плохое сочетание – белые розы и алая кровь. У всего есть цена, когда-то говорил мне отец. И я плачу эту цену, платил.
- Не все они так плохи, как может показаться, - сознательно увожу тему в сторону Плутарха. Мне нравится эта девушка. Не хочу, чтобы она стала очередной игрушкой Капитолия. Хочу, чтобы она с первого своего появления в Капитолии знала, что это не навсегда. Что есть люди, которые борются против режима Сноу, и когда-нибудь они победят. – Но прими мой совет, будь вежлива, чуть отчуждена. Чем больше ты грубишь и пытаешься доказать свою неприкосновенность, тем хуже для тебя. Точнее не так, тем хуже для твоих родных и друзей. Этот взрослый мир, которым так гордится Панем с Капитолием во главе, на самом деле лишает людей личности.
В моем голосе мелькает злость. Я злюсь на людей, которые меня покупали, которые прикасались ко мне. Солгу, если скажу, что все «покупки» вспоминаю с ожесточением и ненавистью. Иногда меня покупали для игры в шахматы или других настольных. Иногда я был чем-то вроде няньки или шута. Иногда я узнавал что-то новое от своих собеседников и учился. Были те, кто покупали, чтобы показать свое превосходство, кто любит унижать и уничтожать, кто любит ломать людей. Все в мире уравновешено. У всего есть баланс. И я верю, что у каждого из них огромная зияющая дыра в карме, как бы они не оправдывали свои траты средств.
- С этим нужно научиться жить. Это совсем не обязательно будет происходить с тобой. Но ты молода, красива, это привлекает, - где моя юность? Я отдал ее за то, чтобы сохранить независимость одной единственной женщины, которую не просто люблю, которую я возвел в ранг божества. Я готов отдать ей свою жизнь, не говоря уж о том, чтобы ходить босиком по битому стеклу. – Мы проявим не уважение, если останемся здесь, когда Сноу будет произносить свою речь.
Я не меньше ее хочу остаться здесь и не возвращаться в душное помещение, но я лучше ее знаю, чем непослушание может обернуться. Тем более это вечер в честь нового победителя.
- Я буду рядом, - раз ее ментору нет до нее никакого дела, тогда я возьму на себя его обязанности. Я подставлю плечо и не дам ей упасть в грязь перед президентом.

+1

14

однажды ты и я, мучимые хандрой,
снедаемые скукою давно,
задумали испробовать свою удачу.
решили мы занять себя игрой,
где приз – победа. ну а заодно
и сердце проигравшего впридачу.©

вы играли когда-нибудь в шахматы? данная игра заключается в том, что ее игроки поочередно делают ходы. ее цель – объявить мат королю соперника. голодные игры напоминают игру в шахматы, где каждый хочет достичь цели. своей цели.
во время жеребьевки было выбрано мое имя. это означало, что соперником капитолия стала я, и он сделал первый ход, выбрав белые фигуры. я сумела выжить. второй ход был уже за мной. и кажется, удача на моей стороне. но, выбравшись живой с арены и став победителем, я стала собственностью капитолия, ход которого оказался решающим. мне был объявлен шах и мат. и это я поняла только сейчас.
я всегда считала, что если трибут возвращается живым с арены, больше его никто не имеет права трогать. что он приобретает свободу. видимо, все мои догадки оказались ничтожными. и никто из нас не может противостоять капитолию. даже сильнейшие, и те принадлежат деспотичному государству.
я киваю головой, принимая твои указания. я редко когда кого слушаю. но находясь среди жертв модной индустрии, с упоением поглощенных ежегодными кровопролитиями, называемыми голодными играми, я чувствую себя абсолютно беспомощной. поэтому проглатываю каждое твое слово, стараясь запомнить указания. грубить нельзя, показывать неприкосновенность нельзя. с каждым произнесенным тобой словом я все больше теряюсь в догадках, что же меня ждет после сегодняшнего вечера.
запах роз усиливается. помню период подготовки к выходу на арену. тогда запах роз был повсюду. даже кожа приобретала розовый аромат. этот запах сейчас мог означать только одно. полночь. и президент должен начать свою речь.
звуки музыки приглушаются. танцующие пары расходятся. в зале воцаряется тишина и раздается мелодия столь ненавистного гимна. по мраморному полу медленно ступает сноу в окружении преданной охраны, поднимается на трибуну и, как только замолкает гимн, обращается к жителям капитолия.
мы покидаем балкон. прежде, чем мы успеваем зайти в душное помещение, я успеваю вновь надеть туфли. ты твердо говоришь, что будешь рядом. я тебе верю. мой ментор занимает место среди толпы. я нервно сглатываю, находя среди присутствующих сопровождающую. она сцепляет руки в замок, кивая мне головой. улыбаюсь ей уголками губ, хотя не понимаю ее возбужденного волнения. хотя она говорила, что после моей победы ее, возможно, переведут в более ближний дистрикт. я так подозреваю, сопровождающие дальних дистриктов своей участи не шибко рады. все-таки их трибуты слишком редко побеждают.
голос сноу звучит у меня в голове. в течение нескольких минут он рассказывает историю появления игр, повествует о 71-х голодных играх, на которых я стала победителем. по залу раздается раскат бурных аплодисментов, когда свет от прожекторов направляется на меня. сноу протягивает ко мне руку, широко улыбаясь. – поднимитесь ко мне, мисс сандерс. – я мельком смотрю на тебя, успевая крепко сжать тебя за руку, ища поддержки. президента нельзя заставлять долго ждать. я это понимаю. поэтому подобрав одной рукой подол платья и протянув вторую руку президенту, опустив ее в шершавую ладонь, я смотрю ему в холодные глаза и поднимаюсь по ступенькам к нему, вставая рядом. – поприветствуем победительницу 71-х голодных игр.- он отступает от меня, давая мне возможность выйти вперед, дабы показать себя капитолийцам и присутствующим победителям прошлых игр.
жестом сноу просит всех замолчать, после чего встает напротив меня, чтобы всем было видно происходящее. он протягивает мне запечатанный конверт, заявляя, что сегодня в зале присутствует человек, который ставил большую ставку на то, что с арены я выйду победителем. я отчетливо ощущаю на своем лице его дыхание. от него вновь пахнет розами и кровью. причем какой именно запах выделяется сильнее на фоне другого, я так и не смогла различить. я опускаю взгляд на конверт, пытаясь понять, что в нем. деньги? какой-то приз? или что-то полезное для моей семьи? – и он хочет с тобой познакомиться. – президент наклоняется ко мне максимально близко и говорит так, чтобы никто не слышал – будь хорошей девочкой. конверт вскроешь дома.
я крепко сжимаю в руках конверт, под аплодисменты спускаясь с трибун вниз. потихоньку начинаю прикидывать полученную от тебя информацию и возможное содержимое данного конверта, в связи с чем молю всех богов, чтобы удача оказалась на моей стороне.

+1

15

С момента моей победы на Голодных Играх прошло немало времени, но до сих пор я с дрожью в коленях воспринимаю появление Президента. Как многие, я испытываю к нему неприязнь, но воспитан так, чтобы не показывать этого на прямую. Более того, я покладист, улыбчив, внимателен и учтив. Плутарх говорит меня можно использовать, ему виднее, ведь именно это он и делает последние несколько лет. Использует меня, чтобы привлечь больше людей на сторону Революции. Хотя к чему лукавить, именно на сторону Хевенсби.
Мы покидаем балкон, идем вместе, легко касаясь друг друга локтями. Это сложно в первый раз. В первый раз вся ситуация пугает, и непонятно, где правда, а где ложь. Я сам боролся с этим, но с тех пор, как получил право голоса, стараюсь помочь детям. Да, по сути они все еще дети. Даже в восемнадцать они больше походят на детей, чем на взрослых людей с очерствелым сердцем. Отпускаю ее к Сноу, а сам остаюсь возле ступенек. Так она сможет видеть меня, так он сможет чувствовать, что я рядом. Президент скользит по мне взглядом, и я приветливо улыбаюсь ему, получая в ответ змеиную улыбку. Она до сих пор пугает меня, вводит в оцепенение. Ловлю бокал с шампанским с подноса одного из официантов. Не свожу глаз с Нинель. Президент обходителен, невозможно сказать о чем он думает в тот миг, когда сжимает ее хрупкую ладонь.
В этот раз Президент говорит немного, будто чувствует, что публика скучает. На момент его появления замолкают все разговоры, и оркестр перестает играть. Толпа хочет вернуться к празднику, и я чувствую это нетерпение. Улыбаюсь Сандерс, киваю в знак того, что она держится молодцом. Кажется, Сноу доволен. Не могу оторвать взгляда от конверта, и залпом осушаю бокал. Челка падает на лоб, но я не в силах отвести взгляда. Я мог бы уйти, но дал слово. И как только спина Сноу скрывается за темными портьерами, прикрывающими один из коридоров, я подаю руку своей новой знакомой, ограждая ее от любопытных взглядов.
- Ты молодей, - резюмирую я, чувствуя, как дрожит ее рука. Мне хочется обнять ее за плечи, утешить, успокоить, но не имею права нарушить ее личное пространство. Мы слишком мало знакомы. чтобы я мог предпринять нечто подобное. - Потанцуем.
Не спрашиваю, просто ловко перехватываю ее вторую руку, в которой она сжимает конверт, плечом оттесняя одного из желающих познакомиться. Слышу разочарованную брань за своей спиной и лишь улыбаюсь. Веду ее в центр зала, где уже вальсируют несколько пар. Я не смею надеяться, что смогу защищать ее весь вечер, и уже ловлю несколько ненавидящих взглядов, но делаю вид, что не замечаю этого. Хеймитч неодобрительно качает головой. Рубаке и Сидер удалось успокоить драчливого ментора, и сейчас он занимается тем, что снова пьет и не сводит глаз с нас. Понимаю, что не смогу ничего изменить, но хочу подарить ей чуть больше времени, чуть больше чувства защищенности.
- Я попробую решить эту проблему, - едва заметно киваю на конверт, который она волею судьбы прижимает к моему плечу. Мы вальсируем неспешно, и дважды я успел отказать уступить даму другим партнерам. Ее ментор выглядит взволнованным, но я не позволю ему и близко подойти к Нинель. В этот вечер ей нечего опасаться.

+1

16

я стояла рядом с президентом всего несколько минут, а, казалось, словно прошла вечность.    ты загораживаешь меня собой, укрывая от всего мира. моя рука в твоей. и не смотря на то, что я не люблю чужих прикосновений, тепло твоей кожи меня успокаивает. дрожь постепенно сходит на нет, когда ты при перехватываешь и вторую руку, в которой я крепко сжимаю яркий конверт, проводя меня в центр зала, где вновь играет музыка и танцуют пары. все возвращаются к прежним развлечениям. я предполагаю, что капитолийцам нравится сам процесс. краткая речь президента и представление меня столице воодушевляло их мало. кто-то шептался, кто-то с упоением пил и успевал закусывать, прячась за спинами других. кто-то откровенно зевал. и несколько человек считали деньги, доставая их с кошелька. я же только и делала, что кивала головой, словно глухонемая,  улыбалась и мельком смотрела на тебя, стоящего неподалеку. я чувствовала твою поддержку и держалась до последнего. и лишь когда сноу максимально укоротил расстояние между нами, что я смогла уловить этот странный запах, я едва не потеряла сознание. в глазах потемнело. стало трудно дышать. мне хотелось уйти. и мне дали эту возможность. ты подхватил меня за руку, чем заставил прийти в себя.
я не танцую. не потому что не хочу. не умею. я всегда только кружилась, до тех пор, пока не начинала кружиться голова. тогда я сразу падала на землю, зарываясь в густую траву, и смотрела на облака, думая, что я лечу, ведь именно в такие моменты  я отчетливо чувствовала, что земля уходит из-под меня. ты меня не спрашивал. просто вывел в середину и медленно закружил в танце. я сжимаю рукой конверт, прижимая его к твоему плечу. у меня даже начало получаться. я чувствую такт. полностью подчиняюсь тебе, ведь ты владеешь ситуацией. и в отличии от меня умеешь вальсировать - спасибо. если бы не ты, я не знаю, что бы я делала, стоя там. и пусть я не сказала ни слова, мне показалось, что я все сделала правильно. я ведь не на интервью с цезарем, чтобы нравиться всем. - я смотрю тебе в глаза, прижимая плечами. замечаю, что к нам направляется какой-то мужчина в блестящем пиджаке. ты вновь меня защищаешь, уворачивая от его рук. и мы снова остаемся вдвоем. - айдан, что это за конверт? - любопытство постепенно начало меня одолевать. сноу сказал вскрыть его, когда я буду в родном дистрикте. но до этого времени я сойду с ума, если не узнаю, что в нем. - он так на тебя посмотрел в один момент, словно ты ему был обязан по гроб жизни, но ты смог увильнуть от этого обязательства. у него такой взгляд, что в жилах сворачивается кровь.- ты уворачиваешь меня от очередного потенциального партнера. ты обо мне заботишься. я давно не испытывала этого. ты словно внимательный отец, который не хочет, чтобы к его дочери было повышенное внимание, так как еще слишком рано. чуть сильнее сжимаю твою руку, провожая взглядом кавалера. киваешь на конверт, который я по-прежнему прижимаю к твоему плечу. говоришь, что попробуешь решить эту проблему. и я киваю, опуская взгляд.
мне хочется верить, что когда-нибудь всему настанет конец. президент волей случая умрет. его место займет кто-то, кто вернет мир в панем. голодные игры перестанут существовать. больше не будет победителей. больше не будет смертей. и все будут счастливы. похоже на одну из сказок, которые я рассказывала перед сном своей маленькой сестре. к сожалению, она даже не дожила до этого дня. хотя, может, это и к лучшему. не стоило бы ей знать, что происходит после арены. лучше бы я упала в глубокий колодец, где нет света, и сгинула бы там.
- тебе тоже вручали конверт у всех на глазах? - я хочу быть готовой ко всему. мой ментор проходил через все это, хотя со дня моей победы он ничего не рассказывал о том, что будет происходить. когда он появлялся на нашем черном рынке, где мы старались обменять съестное на что-то полезное, я никогда не видела его в окружении его семьи. если честно, то никто не видел. может, он никогда не был женат. а может, он был круглой сиротой. никто не знал его историю. он не слишком общителен. предпочитает элитный алкоголь. и почти все время проводит в капитолии, хотя у него есть чудный дом в деревне победителей. ты на него не похож. ты даже не похож на уроженца первого дистрикта. они злые. самовлюбленные и эгоистичные. ты не такой. и вряд ли это в силу возраста. с возрастом люди становятся хуже, если в них это заложено. а ты светлый. и это проявляется во всем, что ты сделал за этот вечер. я наблюдала.

Отредактировано Ninel Sanders (2015-01-18 12:55:09)

+1

17

Мы танцуем не спешно. Я знаю, что сейчас никто не сунется к нам. А это значит, что я могу использовать свое положение и свои деньги, чтобы получить ее на этот вечер, тем самым лишив остальных возможности разрушить ее представление о мире в первый же вечер, когда ее официально чествовали победительницей. Это жестокий мир, в котором победителей судят еще больше, чем проигравших.
- Это...- я бросаю взгляд на конверт, и в этот момент музыка заканчивается. Я чувствую себя обнаженным в этот момент, совсем незащищенным. А если я не могу защитить себя, как я могу защищать ее? Предложив ей руку, я снова веду ее на балкон. Нас провожают взглядами. Мне остается смириться, ей придется привыкнуть. Оставшись одним на балконе, мы чувствуем некое подобие свободы. Но я не хочу больше здесь оставаться, и я предлагаю воспользоваться пожарной лестницей, чтобы сбежать. - Побродим по улочкам. Держу пари, ты никогда не видела Капитолий изнутри.
Я хочу, чтобы она помнила Капитолий с лучшей стороны, чтобы она его узнала. Я спускаюсь первым, потом помогаю ей. Звуки возобновившейся музыки остаются где-то далеко, там же остаются и голоса, которые уже невозможно различить. А на этих улицах мы абсолютно одни. Жители Капитолия прилипли к своим экранам, чтобы стать частью вечера, с которого мы сбежали. Распускаю бабочку и вешаю ее на плечо, расстегиваю несколько пуговиц на рубашке.
- Подобный конверт получает каждый победитель в вечер собственного чествования, - я снова возвращаюсь к насущей теме. Запрыгиваю на парапет и иду по нему, сохраняя равновесие широко раскинутыми руками. Мне бы хоть немного свободы, хотя бы чуть-чуть, как у вольной птицы. - В конверте ты найдешь письмо от президента Сноу. В письме говорится о том, как много значат для Капитолия победители игр, о том, как много они значат лично для Сноу. А дальше ты прочтешь о том, что можешь выбрать любой из домов, которые находятся в деревне победителей в своем Дистрикте.
Спрыгиваю с парапета и смотрю куда-то в даль.
- Еще в этом конверте напоминания о том, что все делается на благо Панема, и о том, что как только Капитолий пригласит тебя посетить город, ты должна это сделать. Тебя будут приглашать. Мужчины, женщины, молодые, старые, все, как один богатые и важные для Капитолия и в частности для Сноу, - оборачиваюсь к ней и делаю шаг навстречу, снова вторгаясь в ее пространство. - Хотел бы я тебе пообещать, что смогу защитить. Но я не хочу тебе врать. Те, кто отказываются подчиняться, страдают. Их заставляют. Джоана Мейсон отказалась быть "купленной" и убили всю ее семью. Не пожалели даже детей. Они безжалостны в стремлении подчинять и доминировать. Но я знаю людей, которые могут помочь.
Люди находят возможности не подчиняться. Бедная Энни Креста казалась беззумной, и я не могу винить ее. Она пережила настоящий ужас, когда обезглавили ее партнера по Дистрикту. Победители из Шестого в основном наркоманы, с ними не хотят связываться. Мне жаль Финика, который до сих пор является самой желанной "игрушкой". Когда-то я продал себя и нащупал единственный возможный способ оградить мою любовь от посягательств этих людей. Я завел полезные знакомства, и думаю, что смогу убедить Хевенсби в том, что Нинель Сандер может быть полезной для него. И в таком случае, Плутарх найдет для нее покупателей, которые никогда не обидят девушку. Но для этого нужно время.

+1

18

кажется, сейчас я узнаю ответ на свой вопрос. по телу пробегает легкая дрожь. такой волнительный момент. внезапно музыка останавливается, и я вновь ощущаю на нас удивленные взгляды. или это только для меня они кажутся такими. выводишь меня на балкон. а я вовсе не против. в твоей компании я чувствую себя спокойно, расслаблено. тем более, что рядом больше никого нет. следующее твое предложение кажется мне полным безумием. но весь вечер уже стал безумием. я познакомилась с чудесным человеком и ни разу не пожалела об этом. меня впервые поддерживали и я это чувствовала.  с этим человеком я кружилась в танце и, не смотря на конверт, который содержит в себе какого-то рода неприятную информацию, я чувствовала себя вполне довольной. а сейчас он предлагает мне сбежать вниз по пожарной лестнице, чтобы скрыться от чужих глаз и насладиться ночным капитолием, и я соглашаюсь. держусь за твои руки, аккуратно сползая вниз, чтобы не порвать платье и не сломать каблуки, после чего выпрямляюсь и вынимаю из волос шпильки, запиханные со всех сторон для создания пышной прически. запускаю пальцы в волосы, придавая им привычную форму, и опускаю шпильки в ближайшую мусорку. не зная, куда деть конверт, всё же продолжаю держать его в руке. внимательно наблюдаю за тобой, после чего расправляю руки и кружусь несколько раз, плавно перемещаясь по дороге, вдыхая ночной воздух. слушаю твой рассказ, осмысливаю его и бросаю взгляд на конверт с посланием. и я вновь благодарна тебе. если честно, я уже сбилась со счета, сколько раз за вечер ты сделал нечто такое, что произвело на меня впечатление, заставило тебе довериться и даже считать другом. хотя друзей у меня никогда не было. только один. а теперь пришел ты, ворвался ураганом в мою жизнь и перевернул ее. я вникаю в каждое твое слово. немного хмурюсь, после чего задаю вопрос: - победителей покупают? как товар? и для каких целей? - вопросы наивные, глупые, но важные для понимая. если бы я вскрыла конверт дома при родных, тех бы точно хватил удар. уж лучше знать все наверняка и заранее. чтобы быть готовой. и не тешать себя пустыми надеждами. ты не спеша вводишь меня в этот мир. никто бы этого не сделал. мой ментор явно не собирался рассказывать мне обо всех прелестях возложенного теперь и на мои плечи бремени. - ты уже сделал многое для меня. спасибо. если бы я могла как-то тебя отблагодарить. - поднимаю на тебя взгляд. мне нравится твоя легкость, проявляющаяся в речи, в движениях. и ты совершенно не похож на уроженца первого дистрикта. побольше бы таких людей. - ты случайно не моя фея-крестная? весь вечер меня оберегаешь, а сейчас думаешь о том, кто бы мог мне помочь. - смеюсь и слегка толкаю тебя в бок, после чего скрещиваю руки и иду вперед, продолжая наблюдать за тобой.
в детстве я любила читать книжки, слушать и рассказывать сказки. мне нравились истории о доблестных рыцарях, красивых дамах и лесных волшебниках, творящих чудеса. вот и ты один из таких волшебников. только без волшебной палочки, мантии и волшебной книги с заклинаниями, но зато с потрясающим обаянием и харизмой, которых нет у большинства смертных.

Отредактировано Ninel Sanders (2015-01-19 23:53:44)

+1

19

Я не могу не улыбаться, когда слышу ее голос. Мне нравится. Мне нравится, когда она говорит, как смеется. В ней есть что-то, что заставляет меня смотреть на нее, не отрывая взгляда. Она молода, привлекательна, умна, следит за своими словами. У нее большое будущее. Было бы...Но однажды ее имя вытащили во время Жатвы. А теперь она победительница Голодных Игр. И теперь ей придется смириться с тем, что Капитолий будет смотреть на нее, как на готовый экспонат, который можно потрогать при желании.
Больше всего меня угнетало отсутствие права голоса и права выбора. Нельзя выбирать из приглашений. Даже если их придет несколько, ты должен послушно исполнить все прихоти столицы. Во благо Панема. Эта формулировка выводила меня из себя. Но все молчали. Да я и сам не рисковал высказывать свои недовольства вслух.
- Да, покупают. Практически, как товар. Но, Нинель, я хочу, чтобы ты понимала, что не все они преследуют одну цель. Большинство, да. Они завидуют. Победители - богаты, красивы, но доступны только тем, кто за это платит. Это дань Панему. Таким образом Сноу пытается держать все в руках. Чтобы не было тех людей, которые могли бы повести за собой недовольных, - я осторожно подвожу тему к той, о чем хотел поговорить в самом начале. Мне нравится эта девушка, и я хочу, чтобы ее будущее было радужным и безмятежным. Я хочу подарить частичку той надежды, которая есть у меня.
Но я не первый раз сталкиваюсь с тем, что люди не верят в Тринадцатый. Для большинства он погребен, стерт с лица земли, они даже не представляют, что под землей есть бункер, где существуют люди, и они готовятся дать отпор режиму президента. - Я просто хочу, чтобы Победители знали, что их ждет. Нечестно, когда молодых людей бросают в эту бездну, и для того, чтобы они подчинялись убивают их семьи. Трибуты и так многое теряют, чтобы еще страдать.
Я  выгляжу глупо. Говорю о глупых вещах, но я так давно ни с кем не говорил об этом. Хеймитч и Рубака считают, что это делает людей сильнее. Я не верю в это. Продажи ломают людей. Они спиваются, становятся наркоманами, кончают с собой. Не каждый может справиться со своей долей, особенно, когда один.
- Если бы я был твоей феей-крестной, я бы сам надел это платье, - смеюсь, легко толкая ее в плечо. - Знаешь, я мало, что могу сделать, но знаю людей, которые смотрят далеко вперед. Когда-нибудь Панем изменится. Однажды не будет Голодных Игр. Ты веришь в это?
Хевенсби говорил мне, что ему будут полезны любые люди, особенно его привлекали дальние Дистрикты. Я понимаю, они лишены большего. Они более озлоблены по его мнению. Мне напротив, они нравились больше. Все предвзято относятся к Первому Дистрикту. От Второго я сам пытаюсь держаться подальше. Но в любом случае, я, как хороший, последователь, выполняю все указания Плутарха.
- Что бы ты сделала, если бы появилась надежда изменить этот мир? - мне, в отличие от Хевенсби, не нужно многого. Я верю людям.

+1

20

на какое-то мгновение я представляю тебя в своем платье и с волшебной палочкой в руке. зрелище неописуемое. и хорошо, что ты всё же в брюках и рубашке. хотя ты и в этом наряде был бы очень даже милым. улыбаюсь своим мыслям и опускаю взгляд себе под ноги, закусывая губу. я часто думаю над тем, что было бы, если бы мир изменился. какими были бы люди. я так часто обещала своей сестре, что однажды все закончится. что мы будем чертовски счастливы. но увы. время идет, времена года меняются, люди стареют, а капитолий и его устои остаются неизменными. вновь смотрю на тебя и обнимаю себя руками. - знаешь, то, что ты делаешь, это замечательно. ты готовишь почву. рассказываешь, что будет и как. а еще ты веришь в лучшее. я тоже верю. не знаю, как это будет, когда и что из этого получится. но я искренне верю, что все изменится. что больше не будет тирании. что все дистрикты будут дышать спокойно. люди больше не будут умирать от голода, от болезней, потому что нет средств на приобретение лекарств. я верю, что все будут жить как нормальные люди, а не рабы. - глубоко вздыхаю и закрываю глаза. я представляю себе просторы своего дистрикта. золотые поля колосьев. вдалеке лес, где моя любимая речка. повсюду люди. все здоровы. дети веселы и резвятся по полям, не зная печали. и ни одной угрозы. ни одного вражеского планолета над головой. широко распахиваю глаза и вновь смотрю на тебя. - если бы у меня был хотя бы один шанс, я бы попыталась что-либо изменить. и мне всё равно, что я еще совсем девчонка. я не умею держать оружие, так научусь, если будет нужно. я не умею быть сильной, но если понадобится, то надломлю свой характер. был бы только шанс. - если бы я могла что-либо изменить. я слишком люблю тех, кто меня окружает. я люблю место, где я живу. я люблю этот свежий воздух, ароматы пшеницы и свежеиспеченного хлеба. если бы я могла, я бы сделала своих людей счастливее. а еще я почти уверена, что тринадцатый дистрикт жив. я слышала об этом одной зимой, когда с лучшим другом мы пробрались на собрание, устроенное поздним вечером. миротворцы тогда убили какого-то человека. а я дала себе обещание, что никогда не возьму в руки оружие. сейчас я почти готова это сделать. нужен только мотив. цель и мотив. - на моих глазах однажды приговорили к смерти мужчину. после этого случая по нашему дистрикту расползлись слухи о том, что тринадцатый дистрикт был уничтожен только с внешней стороны. я не знаю подробностей. нам запретили говорить об этом. и поэтому я слабо представляю себе, что значит только с внешней стороны. если тринадцатый существует, то надежда на изменения в этом мире возрастает. к сожалению, это только ничем не подтвержденные слухи. - я задумываюсь над своими словами и подбираю подол длинного платья, перекидывая его через руку. отмечаю про себя, что оно хоть и чертовски красивое, но ходить в нем совершенно не удобно. поднимаю глаза к небу и смотрю на мерцающие маленькие звезды, которые кажутся неестественными в этом городе. всё же в родном дистрикте они крупнее и можно увидеть различные созвездия. замечаю, что падает одна звезда, и быстро хватаю тебя за локоть, пальцем указывая на нее - загадывай желание быстрее. - сама же быстро закрываю глаза и сцепляю руки в замок у груди, быстро произнося про себя задуманное, улыбаясь уголками губ. после чего с довольной улыбкой и хитрым прищуром смотрю на тебя. - я все еще верю в чудеса. одним из таких чудес оказался ты. так почему бы падающей звезде не исполнить крохотное желание, не правда ли? -слегка пританцовывая я продолжаю идти рядом с тобой и тихо мурлыкаю себе под нос мелодию, играющую в зале. - ты хорошо танцуешь. даже меня научил. - делаю пару па и, приподнимая подол платья, делаю реверанс, опуская голову вниз.

+1

21

Я слушаю ее и делаю для себя выводы. Она та, кто подходит нам. Не знаю, как Хевенсби заставил меня думать, как он. Как это получилось, но общаясь с людьми, я всегда вижу перед собой потенциальных участников революции. Мне необходимо задать всего несколько вопросов, чтобы понять, что именно движет людьми, и какие их цели. Порой я ошибаюсь, но все люди совершают ошибки.
Нинель из тех, кто верит в будущее. Для меня этого достаточно. Знаю, что Плутарх не одобрил бы моего поспешного решения, но чем больше лет проходит, тем сложнее становятся нравы капитолийцев, и тем больше приходится переносить победителям. Это несправедливо, да и вообще нехорошо.
- Без крови это невозможно, понимаешь? - мягко говорю я. Мне снятся сны, где Панемом правят все Дистрикты, где к их мнению прислушиваются. Двенадцатый не голодает, Одиннадцатый не так напряжен, между Дистриктами можно свободно перемещаться, а не ждать Голодных Игр, чтобы стать победителем и побывать во всех. - И все это просто мечты, если нет другой силы, равно Капитолию? Что, если я скажу тебе, что это не слухи? Что где-то далеко, где когда-то был Тринадцаты, а теперь равнина с разрушенными зданиями, зарождается новое движение против режима Сноу?
Я не оборачиваюсь, пугливо не осматриваюсь. Моего отца расстреляли за то, что он имел связь с Тринадцатым. Сына Златы расстреляли за то, что я не успел его огородить от этого. Так почему я все еще иду рядом с ней? Почему живу в этом мире лжи и грязных сплетен? Ради таких людей, как Нинель. Ради тех, кто еще верит в то, что этот мир можно изменить.
- Не смотри на меня так, Нинель, я не могу дать тебе сейчас больше информации, ради твоего же блага, - мы все еще движемся в сторону апартаментов победителей. Я знаю, что это всего пара часов неспешной ходьбы. - Но уверяю тебя, однажды с тобой встретится человек, который расскажет тебе много больше, и возможно, попросит тебя стать частью чего-то большого.
Если не увижу Плутарха в ближайшее время, оставлю ему письмо с просьбой приглядеть за Нинель. Знаю, что Хевенсби не придет к ней в первый же год. Будет присматриваться, будет наблюдать, искать информацию, и когда поймет, что я был прав, тогда спасет ее из лап Капитолия. Жаль, что я никак не могу повлиять на скорость принятия его решений. Хевенсби должен быть аккуратен и не привлекать к себе лишнего внимания.
- Конечно, хорошо танцую, - улыбаюсь. - Я уже столько лет победитель, что у меня просто не было другого выбора, как научиться.
Глядя на падающую звезду, я думаю о Яшме. У меня нет других желаний, как быть с ней. Но она не любит меня, или мне так кажется. Мой бывший ментор всегда была ко мне добра и дружелюбна, не более того. Я же еще мальчишкой влюбился в нее. Может быть, это мой шанс получить желаемое?
Твои движения меня отвлекают. Я смеюсь, отвешиваю тебе поклон.
- Мне льстят твои слова, Нинель. Я рад, что мы познакомились с тобой. У тебя большое будущее. - смотрю на нее зелеными глазами и снова предлагаю руку. До здания, где останавливаются победители еще полчаса времени. - Расскажи мне о своей семье.

0

22

когда я была совсем еще ребенком, я любила смотреть на небо. я встречала закат на веранде дома, раскачиваясь в кресле-качалке с книгой в руках. а затем долго всматривалась в звезды. мама говорила, что, если будет падать звезда, нужно обязательно загадать желание. и оно сбудется. и как бы это наивно не звучало, но каждый паз, смотря на небо, я жду, что упадет звезда. что она пересечет все небо, а я загадаю одно единственное, веря, что сбудется. а сейчас я начинаю понимать, какова сила мысли и веры в действии. оказывается, слухи, что бродили по дистрикту, оказались истинной правдой. и тринадцатый готовится дать отпор. нужно только время. я уже даже настроилась идти в бой. однако ты меня сбиваешь с мысли. мои родители это единственные люди, которые остались у меня из родных. бабушка умерла, когда мне было четырнадцать лет, от сердечного приступа. моя малышка умерла незадолго до бабушки на арене. мои родители делают вид, что жизнь не закончилась. я знаю, что каждую ночь мама плачет. я знаю, что отец ее утешает и обещает, что все наладится. а в смерти моей сестренки ничьей вины нет. просто это наша жизнь.
мы идем по пустой улице. звуки музыки уже давно остались позади. и я мысленно отмечаю про себя, что этот вечер я не забуду. хотя бы просто потому, что он не похож на другие. сомнительная романтика.
- что я могу рассказать..- я недолго думаю. подбираю слова. подбираю истории. я люблю своих родителей. и никогда этого не скрывала. - мои родители чудесные люди. они преданны друг другу и своему ремеслу. наша семья считается одной из самых дружных. не смотря на то, что в нашем дистрикте преобладают профессии, связанные с выращиванием и обработкой зерна, мой отец нелегально занимается мясом. благодаря его ремеслу я научилась обращаться с ножом. матушка же истинная домохозяйка. она занималась мной и моей младшей сестрой. внешне я больше похожа на отца. а матушка с моей сестрой одно лицо. - я улыбаюсь, вспоминая шелк огненно-рыжих волос, переливающийся на солнце. вспоминаю колыбельные, которые мы пели по вечерам, перекусывая теплым хлебом, который нам таскал коул, и парным молоком, которым снабжала нас наша корова на заднем дворе. нам не особо приходилось голодать. мы жили, в отличии от голодающих дистриктов, где приходилось выживать. нас особо не трогали миротворцы. только лишь посмеивались. конечно, были и периоды, когда приходилось экономить, но это было редкостью. мы умело распоряжались тем, что у нас было. проблемы у нас возникали только лишь с лекарствами. медиков у нас не было. и это было проблемой. - когда на жатве назвали мое имя, моя матушка едва не слегла с приступом. она боялась, что потеряет и меня. отец держался. он в меня верил. он надеялся, что я не сломаюсь. и я чувствовала его присутствие все время, пока была на арене. также как чувствовала свою сестру. возможно, их поддержка мне и помогла. - я слегка пожимаю плечами. - они верят, что однажды все наладится. они молчат, но я знаю, что, когда все вокруг погружается во тьму, они смотрят друг на друга и полушепотом говорят о будущем, когда не будет границ между всеми, когда будет свободный доступ. когда никто не будет зависеть друг от друга. я даже знаю, что отец пообещал матери отвезти ее на море в четвертый. - я усмехаюсь, переводя взгляд на тебя. - ты похож на моего отца. вы думаете одинаково. только почему-то с тобой я могу говорить и вести себя иначе. если с отцом всё же есть какие-то недомолвки, то с тобой я могу говорить о вечном. это странно. не привычно. но от этого только интереснее. а ведь падающие звезды действительно исполняют желания. и твое обязательно исполнится. - я поднимаю глаза к нему, вдыхая ночной воздух. пусть у него все будет так, как он заслуживает. и если любимая не рядом, пусть все изменится. он того заслуживает. пусть его мечты исполнятся. и пусть все боги меня услышат, ведь он хороший.

Отредактировано Ninel Sanders (2015-01-28 11:40:52)

+1

23

Моя жизнь полна разных встреч. Некоторые из них приносили мне разочарование. Не в людях, я беспечно продолжаю верить в то, что люди по натуре своей хорошие и заметные личности. Но это не всегда правда. Мне скоро будет сорок, но я все равно верю в светлое будущее. Эту веру подкрепляют во мне другие встречи. Со мной знакомятся, делятся своим опытом, и я жадно впитываю его. Я хочу учиться, считаю для этого никогда не поздно. Не существует рубежа, когда человеку надоедает узнавать мир.
Я узнавал мир ее глазами. Смотрел на жизнь глазами новой победительницы Голодных Игр. У каждого из тех, кто был до нее свой взгляд и свое отношение. Во многом он меняется спустя несколько дней. Но в большинстве случаев никто не рад этой чертовой коронации, которая всего лишь вешает ярлычок с ценником. Мы все ближе к апартаментам, и вскоре нам придется расстаться. Не осталось чувства недосказанности, и это меня радует.
- У тебя замечательные родные, Нинель. Береги их, чтобы потом осуществить их мечты. Я знаю, что осталось недолго. Не могу сказать точнее, не потому что не доверяю тебе. У тебя удивительная способность - тебе хочется верить. Машина Тринадцатого Дистрикта крутится, как часовой механизм, каждое движение выверено до миллиметра. И скоро все изменится. Больше не будет границ, больше не будет Голодных Игр и последствий, что с ними связано. - Я не похож на фанатиков из Тринадцатого. Плутарх показывал мне несколько записей, заставляя меня учиться и делиться своими мнениями. По его словам, я могу заговорить любого, но проживу ровно столько, пока им не захочется меня убить. Я устал объяснять всем и каждому, что умею убивать, но просто не хочу. Я остался самим собой на своей Арене, отказываясь убивать. Но порой я чувствовал, как адреналин растекается по моей крови и видел, как убиваю своих соперников. Вряд ли Злата Джаспер думала, что я выживу. Но я как тот щенок, которого топят в ведре с водой, а он назло злым рукам старается выбраться. - Это был чудесный вечер. Я бываю в Капитолии каждый год, и был бы рад видеться с тобой. Ты можешь позвать меня в любое время дня и ночи. Так поступают некоторые личности. Я люблю общаться, я люблю помогать. Когда-нибудь у меня будет шоу, похожее на то, что ведет Цезарь. Но в нем не будет такой подоплеки. Я просто буду развлекать уставших жителей Панема после тяжелой рабочей смены.
У дверей нас встречают бесгласые. Не думаю, что у нас будут проблемы. Нинель провела на этот вечере столько времени, сколько необходимо тем, кто хотел ее приобрести. Кроме того, они прекрасно понимали, что я не позволил бы никому подойти к ней. Подаю руку, чтобы помочь ей подняться по ступенькам. Мне нельзя подняться с ней на девятый этаж, и мы прощаемся у лифта.
- Я буду помнить этот вечер, Нинель, - я галантно целую ее руку, а потом не выдерживаю и крепко обнимаю девушку. - Я постараюсь защитить тебя.
Мне нельзя давать пустых обещаний, но чем больше я говорю, что буду ее защищать, тем больше я верю, что смогу это сделать. Улыбаюсь. Это и в правду был чудесный вечер.

+1

24

Завершен)

0


Вы здесь » The Hunger Games: After arena » Архив игровых тем » born to amuse


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC

#pun-title table tbody tr .title-logo-tdr {position: absolute; z-index: 1; left:50px; top:310px }