The Hunger Games: After arena

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Hunger Games: After arena » Архив игровых тем » Откуда мне знать, что сны могут быть разных цветов?©


Откуда мне знать, что сны могут быть разных цветов?©

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

1. Название: Откуда мне знать, что сны могут быть разных цветов?©
2: Участники: Злата, Айдан
3. Место и время: дом Златы. За несколько месяцев до революции
4. Краткое описание квеста: Он давно уже перебрался в ее дом. Он стал ее мужем, пусть об этом никто и не знает. Всего несколько дней до возвращения в Капитолий на новые игры. Но эта ночь не спокойна для них обоих.
5. Очередность постов: Злата, Айдан

+1

2

Злата уже лежит в постели, и практически спит, когда матрас под ней прогибается. Это может означать только одно – муж вернулся домой. Опять поздно, почти за полночь. Айдан обнимает ее, и она тут же поворачивается в его руках.
- Ты опять поздно. Я тебе ужин на кухне оставила, - бормочет она сквозь сон. Муж что то отвечает, но блондинка практически спит.  В надежных руках, укрывающих ее от любого кошмара.
Ей снова сниться этот сон. Кажется она выучила его наизусть. Она даже понимает, что спит, но все равно боится. Она стоит перед богато украшенными дверями, за ними слышится музыка. Оглядывает себя, свои руки, будто видит в первый раз. Ей снова 17и в дом родителей пришло первое приглашение в Панем. Приглашение, именно так они называли факт продажи. Но она этого еще не знает. На ней серебристое платье до пола, переливающееся всеми цветами радуги, даже в волосы вплетены драгоценности. Она юна и прекрасна, в ее мир еще не вхожи кошмары. Она глупа и наивна в своей радости от того, что получила приглашение.
Двери перед ней открываются и она проходит в зал. К ней тут же устремляется виновник торжества – ее сегодня пригласили на день рождение. Молодой человек очень красив, высокий, кареглазый с правильными чертами лица и длинными темными волосами, подвязанными в хвостик. Дорогой смокинг сидит на нем как влитой, подчеркивая ширину плеч и статность фигуры. Он расточает комплименты, а она лишь хлопает глазками, как ее учили. Одна ее улыбка и вся мужская половина зала у ее ног. Она позволяет приобнять себя за талию, кокетничает с молодым человеком. Оказывается его зовут Густав, а пригласил Злату его отец. Даже во сне все слишком реально, каждая деталь слишком напоминает о той ночи. Злата не понимает, что начинает дергаться в кровати, пытаясь выбраться из плена Морфея. Но кошмар не отпускает ее от себя.
Она идет под руку с Густавом и открывает бал. Его рука на талии, его губы в районе ее плеча, слишком близко и слишком часто. Ей становится неловко, впервые за этот вечер. Но она не слышит первых звоночков тревоги. Что он ей сделает? Она же победительница. Злата отвлекается на свои мысли и не замечает, как ее уводят на балкон. Они одни, легкий ветерок приятно холодит ей плечи. Густав нависает над ней как башня и прижимает девушку к себе. Ей это не нравится, с трудом, но Злате удается высвободиться из объятий. Густаву это не по нраву, и молодой парень резко хватает ее за подбородок. Его поцелуй грубый, жесткий, он чуть не прокусывает ее губу. Вот тут ей становится по настоящему страшно. Дальнейшие события она помнит плохо. Вокруг нее туман, неясные тени, даже музыку плохо слышно. Следующее, что она видит – это комната Густава. Его спальня. Как она тут оказалась? Почему ее никто не спасает? 17летняя Злата напугана, паника хватает за горло и парализует тел.. У молодого человека в глазах злость и жажда обладания, он глух к ее мольбам. Мужчина делает резкое движение и вот Злата уже на кровати. Его руки кажется двигаются везде и сразу. От грубых действий драгоценности срываются с платья, она может слышать, как она падают на пол. Девушка сопротивляется, кричит и царапается, но все без толку. Он как паровая машина, решил добиться своего. Густав в свои 21 год был сильным парнем и от одного его движения тонкий щелк платья рвется на две части. Злата уже плачет, тушь размазывается по щекам, черные слезы убегают вниз по щеке и прячутся в волосах. Она чувствует сильный запах алкоголя, но ничего не может сделать. Следующее, что она чувствует – боль. Чудовищная боль, которая пронзает и тело и мозг. Злата кричит, пытается столкнуть его с себя, прекратить мучения, но выхода нет. Во сне ее сжимают сильные руки, на яву ее сжимают сильные руки. Не понимая, что это уже не сон, она пытается высвободиться из мужских объятий.
- Пожалуйста, пожалуйста не трогай меняю Не делай мне больно, - она просыпается от собственного крика. Несколько секунд не может понять где она, а потом прижимается к груди мужа. Вцепляется в него так, будто он сейчас исчезнет. Все ее тело сотрясают громкие рыдания.
Даже во сне он не может оставить ее в покое.

+1

3

До новых Голодных Игр осталось совсем чуть-чуть. Возможно, мне стоило перестать ездить в Капитолий, особенно, теперь, когда я женат. Еще не могу свыкнуться с этой мыслью, что в моей жизни появилась та, о которой я мечтал так долго. Мне пришлось сегодня задержаться на работе. Я приводил в порядок дела, Агат просто наводил порядок. Вместе с ним мы и отправились домой, когда он раза три напомнил мне, что пора уходить. Нужно что-то менять в своей жизни, я должен бежать домой с работы, а не засиживаться допоздна.
На улице мне встретились миротворцы, но я вел себя тихо, не привлекал к себе внимания. Мы добрались до деревни Победителей. Я разрешил Агату жить в своем доме в обмен на то, что он будет содержать его в чистоте и порядке. Мы разошлись в разные дома.
Дом Златы встретил меня тишиной и спокойствием. Должно быть, хозяйка уже поднялась в спальню. Скинув ботинки, я босиком отправился наверх. Яшма убрала из своего дома все ковры, простив мне эту слабость. Она никогда не задавала вопросов об этом, и я был бесконечно благодарен, что не нужно вспоминать об этом. Зайдя в спальню, я увидел, что моя супруга мирно дремлет на кровати. Она похожа на ангела, моего родного ангела. Я разделся и юркнул к ней под одеяло. Ее руки тут же обвили мой торс. Я коснулся губами ее макушки.
- Я уже поел, - пришлось соврать, чтобы не прерывать ее сон. Она мирно спала на моей груди, а я разглядывал блики луны на потолке. Мне не спалось. Локомотив, ведомый Плутархом Хевенсби набирал скорость. Скоро уже ничто не сможет его остановить. Этот поезд способен снести все на своем пути. Плуто был великим руководителем, но даже он не может сказать, какими будут последствия.
Я уже стал засыпать, когда Злата беспокойно заворочалась в моих руках. Это не редкость. Нам часто снятся кошмары. Неважно сколько времени пройдет, но забыть весь ужас арены не так-то просто, а может, даже невозможно. Привычно сжимаю ее в своих руках, поглаживая по спине. Но то, что я слышу в эту ночь заставляет меня напрячься.
- Яшма, Яшма, это я, - пытаюсь ее успокоить и разбудить. Трижды хлопаю в ладоши и зажигается верхний свет. Она моргает, пытаясь понять, где находится, а потом снова прижимается к моей груди. Я обнимаю ее, глажу по спине, убаюкиваю, пока ее тело содрогается от рыданий. - Это просто плохой сон.
Мой голос звучит тихо, я не знаю, что нужно говорить. Не понимаю, не знаю, что ей снилось, но чувствовал ее боль. Имею ли я право спрашивать, что видела она во сне? Какого цвета был ее сон и почему принес ей столько боли и страха. Осторожно освобождаюсь из ее рук и ухожу на несколько минут на кухню. Возвращаюсь держа поднос с двумя чашками и горячим чайником. Меня после кошмаров всегда успокаивает крепкий чай. Наливаю две чашки и насильно заставляю ее сделать несколько глотков.
- Поговори со мной, - не требую, прошу, уговариваю поделиться своей болью, снять с себя эту тяжесть. Я многое не рассказывал ей, не считал это нужным, но предлагаю ей рассказать мне. Нечестно, но я хочу помочь.

+1

4

Три громких хлопка разрывают тину и комнату озаряет яркий свет. Он бьет по глазам и Злате приходится зажмуриться. Она все еще во власти кошмара, ей кажется дверь сейчас распахнется и сюда ввалится пьяный Густав. Но в доме тихо, она не одна – рядом Айдан. Айдан, который крепко обнимает и успокаивает ее. Голос мужа как бальзам, проливается на ее душу. Рыдания постепенно стихают, этому способствуют поглаживания мужчины. Плохой сон?  Это был настоящий кошмар. Кошмар которой, как она надеялась, ушел из ее жизни навсегда. Приближение Квартальной бойни воскресило каждый из них. Она снова оказывалась на Арене, снова мучилась жаждой. За ней снова гнался Сноу, пытаясь отобрать сына. И Густав. В ее снах снова был он.
Она наконец затихает и успокаивается на груди у мужа. Ей не хочется смотреть в ему в глаза – он сразу станет расспрашивать. А рассказывать не хочется – эту тайну она хочет унести с собой. Не потому что он не достоин услышать ее, а потому что стыдно. Стыдно так, что хочется зарыться в самую глубокую яму и спрятаться навеки.
Айдан осторожно высвобождается из ее объятий и ей хочется кричать, просить его, чтобы он остался. Но муж уходит и женщина остается одна. Пару минут сидит в постели, пытаясь согнать с себя остатки сна. Лицо мокрое от слез, ночнушка прилипла к телу от пота. Так она спать не может, поэтому идет в ванную. Ополаскивает лицо водой и смотрит в зеркало. Бледная, глаза опухли от слез и в них все еще гнездиться страх. Разве этого она хотела для себя, для мужа? Предполагалось, что они будут жить долго и счастливо. В условия их брака не входили ее ночные кошмары и его бдения. Но как, как выбросить из головы тот мерзкий день? Ответа на этот вопрос она не знала.
Злата отвернулась от зеркала и стянула мокрую ночнушку. Ей бы душ принять, но с минуты на минуту должен был вернуться Айдан. Поэтому она натягивает недавно отстиранную футболку мужа и идет обратно в спальню. Только успевает накрыться одеялом, как в комнату входит муж, с подносом.
- Прости, что разбудила, - она срывает с одеяла катышки, пока супруг пристраивает поднос на ее коленях. Пит ей совсем не хочется и она даже говорит об этом Дану, но тот почти что насильно вливает в нее половину чашки. На удивление горячий чай действует расслабляющее. Ей становиться спокойно, она почти успокоилась.
Ровно до того момента, пока муж не просит ее рассказать. Но как ей начать, если она об этом даже вспоминать не хочет. Она отводит взгляд и несколько минут тупо смотрит в одну точку. Муж терпеливо ждет. ЕЕ пальцы переплетаются с ее и она начинает говорить. Голос ее тихий, больше похож на шепот. Смотреть на мужчину она не может.
- Меня продали, когда мне было 17 лет, - рука мужа дергается и Злата обращает на него внимание своих глаз. Он потрясен, и этому нечего удивляться, - Эту истою не знает даже твой всезнающий Плутрах. Ее скрыли за семью печатями, чтобы не было скандала. Ну так вот, меня продали когда мне было 17. В дом родителей пришло приглашение. Моей радости если честно не было предела, - она грустно улыбается и опускает глаза на их переплетенные руки.
- Если бы я знала, к чему это приведет. Но победители об этом друг с другом не говорят, сам знаешь. И вот я такая вся счастливая и нарядная прихожу на день рождение. Именинника звали Густав. Густав Граммер. А может и сейчас зовут, не знаю, - она безразлично пожимает плечами, - Его отец имел свой бизнес и мог позволить сделать такой подарок своему сыну. Вечер был шикарным, собрались все сливки общества. Он не отходил от меня ни на шаг. Рассыпался в комплиментах, танцевал со мной. И никогда не выпускал бокал из своих рук. Это я сейчас понимаю, но тогда. Тогда я была наивной дурочкой. Я не буду рассказывать тебе всего, но под конец вечера я оказалась в его комнате. И он не хотел слышать слова «нет». Как бы я не умоляла его, как бы ни просила.
Она замолкает и руками закрывает лицо. Слезы снова собираются в глазах, а Злата сдавливает лоб так, будто хочет выдавить все воспоминания.
- На утро за мной кто то пришел из слуг и вывел к ожидающей машине. Так я и приехала домой, в новом дорогом платье, которое мне дал Густав. Родителей дома не было, поэтому они ничего не узнали, - она замолкает, ожидая его реакции. Вся соль этой истории еще впереди, ведь Айдан не знает главного.

+1

5

Я знаю, каково это, когда с тобой происходят вещи, о которых стыдно рассказать. Знаю, потому что не единожды они происходили со мной. Неважно, по какой причине, важно, что они оставляют следы в душе и сердце, как зарубки на дереве. Ноя никогда не пытался забыть. Память интересно устроена, сегодня ты не помнишь мелочей связанных с насилием над твоим телом, а завтра ты готов давать показания перед судом, вспоминая все до дрожи в коленках.
Мне есть о чем вспомнить, есть что рассказать. Я научился делить свой мир на черное и бело, и лишь появление в моей жизни Яшмы, добавило других красок. С того разговора мы никогда не возвращались к деликатной теме моего самопожертвования. Понимаю, почему она не хотела его спрашивать.
Мне не пятнадцать лет, когда победа стала для меня событием, и я не знал, что будет происходить со мной дальше. Сейчас я знаю, чем заканчивается победа для выживших. Их продают, как вещь, как лот на аукционе. За меня торговались, и так мерзко мне никогда не было. Они выкрикивали свои имена и называли сумму, а главный капитолиец в идиотском рыжем парике стучал своим молотком, пока не была названа сама большая сумма.
Для меня не секрет, что до моей победы Злату продавали. Никто не говорил об этом, но я всегда был умным мальчиком и умел складывать факты и предложения. Кроме того, Плутарх во время наших частых разговоров, напоминал мне, что факт продажи не обходит никого из победителей. И все же моя рука дрогнула, когда она произнесла это. Я был слишком слеп, чтобы думать о прошлом, желая обезопасить ее в настоящем.
Я осторожно отвожу ее руки и за подбородок поднимаю ее лицо. Смотрю в глаза. Я не могу найти слов утешения, не хочу вообще говорить о том, что все пройдет. Ничего не пройдет. Время идет, но облегчения нет.
- Прости, что не смог уберечь тебя от этого, - под пристальным взглядом моих зеленых глаз она передумала плакать. – Я хотел сделать все, чтобы тебя не коснулась эта участь – быть проданной, но, увы, разница в нашем возрасте не позволила мне сделать этого. Мне жаль. Но теперь мы вместе, Яшма, теперь никто не тронет тебя. Густаву больше нет места в твоей реальности и в твоих фантазиях. Я не позволю ему причинить тебе боль.
Мой голос тихий и уверенный. Но в голове я прокручиваю все варианты расправы над этим человеком. Мое упорство и уверенность позволяет мне быть уверенным, что я найду этого человека и превращу его жизнь в ад. Не произношу этих слов вслух, но думаю о том, что мне нужно позвонить Плутарху. Хевенсби, наверняка, знает, где искать этого Граммера. Но ближе всего для меня дождаться революции, дождаться ее окончания, и тогда Густав окажется у ее ног, вымаливая прощение и помилования.
- Наша память делает нас сильнее, - уверенно заявляю я. Я помню каждый свой раз с женщинами, с мужчинами. Помню, унижения и оскорбления, помню все то, что ломало меня и делало сильнее. Я прошел это испытание с честью, не дав им возможности видеть мои слезы. Я помню забавные истории, которые мне рассказывали в Капитолии, помню цветы, которые я собирал для других. Помню вечерние посиделки. Не все мои «покупки» заканчивались постелью. И не все воспоминания об этом были мне не приятны. Я помню вкус чая с малиной, помню боль от битого стекла, помню чужие прикосновения, чужие поцелуи. Капитолий выводил все пятна моей души, не оставлял свидетелей, не оставлял ничего, что можно было бы привязать к ним. У меня не осталось ничего о том Капитолии. Снова пристально смотрю на нее, что-то складывая в уме, а потом, должно быть, шокирую ее словами. – Удивлен, что они разрешили тебе оставить ребенка.

+2

6

Медицина в Капитолии достигла небывалых высот. Врачи столицы могли практически все. Отрастить отрубленную конечность, пришить новую кожу, они могли вернуть человека к жизни. Но они не могли стереть воспоминания. Существуй такая таблетка, она бы отдала все свои деньги, лишь бы заполучить ее. Выпить и разом забыть все ужасы, которые она испытала в молодости. Забыть абсолютно все, что связано с ее победой. Эгоистично, скажете вы? да пусть так, пусть она забудет всех и вся, но ее память перестанет мучить ее. Каждый раз, казалось в самый неподходящий момент эти воспоминания врывались вв жизнь и омрачали все, чему она радовалась. А жизнь у нее была счастливая- она была счастливой женой рядом со своим мужем, у нее наконец то появились друзья, знакомые. С приходом Айдана в ее жизни словно появилось солнце. Оно освещало все самые темные уголки души и приносило покой. А сейчас вот очередной кошмар и все разбилось как хрустальный шарик. Да и Айдан смотрел на нее особенным взглядом, который она знала - он что то задумал.
- Я знаю, ты что то задумал, - она сжимает пальцы супруга, привлекая к себе внимание, - Я знаю этот твой взгляд. Я знаю, ты вполне способен на то, что задумал, но пожалуйста не стоит. Это не то, чего я хочу.
В какой то степени она чувствовала себя виноватой перед мужем, в свое время она не сказала ни слова о продажах. Наверное от того, что ей было стыдно перед этим мужчиной, стыдно от того, что ее так использовали. Да и менторы не имели право рассказывать хоть что нибудь своим трибутам - кара за это была жестокой. Поэтому ей приходилось лишь молча наблюдать за тем, как пятнадцатилетний Айдан познает мир взрослых людей. Мир полный тайн, полный грязи. В этом мире категорически запрещалось быть самим собой, рассказывать кому бы то ни было о своих мечтах и желаниях. Нужно было всегда улыбаться и быть благодарными Капитолию за такую честь и Сноу за такую возможность.
Она не раз благодарила небо и судьбу за то, что ее любит такой человек как Айдан Смарагдус, но в эту ночь она в очередной раз убедилась в том, что ее муж настоящая находка для нее Кто бы мог подумать - он извиняется за то, в чем не был повинен и на что не мог повлиять.
- О боже милый, пожалуйста не надо, - Злата пододвигается ближе к мужу и целует его в уголок губ, - Не надо извиняться передо мной, ты был не в силах изменить это. Это прошлое, в котором не было тебя и я не хочу думать о нем.
Она говорила правду, жизнь без него это как просмотр черно белой пластинки без звука, никаких красок жизни. А сейчас он сидел рядом с ней и кажется без проблем разгадывал все ее тайны. Очередной скелет в ее шкафу был раскрыт.
- Они не собирались, - она прячет от него глаза, ей неудобно, неловко об этом говорить, - Я поняла, что беременна когда была на 9 неделе. Мне стало плохо и меня отвезли в больницу. Если бы об этом узнала общественность - скандала не избежать. - пальцы гладят гладкую кожу мужской руки, пока погружалась в прошлое.
- Отец Густава, узнав об этом, был в ярости, он требовал аборта. Президент Сноу был согласен с ним, но тут вмешались врачи. Сделай они мне аборт и я никогда не смогла бы больше иметь детей. Мне просто повезло с доктором. Поэтому наш президент решил выдать меня замуж. Заплатил Эндрю приличную сумму и через 7 месяцев я родила Кристофера. И нашу счастливую семью показывали во всех Дистриктах. Кристофер был точной моей копией, поэтому при знакомстве ты и не увидел разницы.
Она замолчала, ожидая реакции мужа. Он удивительно умел находить нужные слова в подходящий момент.

+1

7

Мне нравился этот мальчишка. Наши дома располагались друг против друга, и я имел возможность лицезреть их "счастливую" пару каждый день. Я видел, как она гуляет со своим сыном, наблюдал за ними, как вор, следящий за своими жертвами будущего грабежа. Я не имел никакого права входить в эту семью и быть ее частью. Даже тот факт, что после своей победы я остался один, а Руби был убит на Арене, не изменил ничего в общих правилах. Никому не было дела до того, что я, фактически, сам был ребенком, брошенным на произвол судьбы. Но я видел то, что, мне казалось, не видела Злата. Теперь я понимаю, что она все знала и просто мирилась в поведением Эндрю.
Нет, он не изменял, во всяком случае, у меня нет никаких доказательств, да и зачем ему это, если рядом с ним была Яшма? Моя золотая Яшма. Чем больше проходило времени, тем больше злился Эндрю, что все выходило из-под его контроля. А потом и вовсе он исчез.  Знала бы она, что я причастен ко всем бедам в ее жизни. Отдавшись одному из влиятельных людей Капитолия, я попросил его о помощи. Я делал для него все, чего тот только мог пожелать, и в скором времени ее супруг просто исчез, а после она получила свидетельство о его смерти. Не знаю, что произошло на самом деле, никогда не хотел знать. Но это дало мне возможность выйти из тени, и оказаться рядом с ней. Кристофер тянулся ко мне, хотя я не считал, что заслужил этого.
Я был готов стать для него нянькой, сиделкой, убирать в их доме, лишь бы быть ближе к Яшме. Я словно был одержим ее улыбкой, ее взглядом, и я никак не мог насытится ими. Я брал с собой Кристофера, показывал ему работы в шахтах, и однажды он заявил, что будет сортировщиком драгоценных камней. Он сказал это мне так серьезно, что я даже растерялся. И мне до сих пор не смириться с тем, что касательно и я стал виновником гибели мальчика. Если бы я только был внимательней, если бы я только воспринимал его взрослым, а не ребенком, я бы смог его спасти.
Поднимаю на нее глаза с лихорадочным блеском.
- Только потому, что ты меня об этом просишь, - прекрасно понимаю, что она знает меня. Видит в моих глаза решимость. Если я найду Густава, я его уничтожу. И мне плевать, как глупо и нелепо будет выглядеть это со стороны. Слушаю ее внимательно, а потом улыбаюсь. - Я плохо знал твоего мужа, и почти на него не смотрел, чтобы сравнивать внешность мальчика и его. С Густавом я так же не был знаком, и потому он до сих пор жив. Знаешь, у них есть дурацкая привычка хвастаться между собой своими достижениями.
Говорю с горечью в голосе. Я познал всю эту грязь, из которой меня вытащил Плутарх Хевенсби. Он лишил их возможности покупать меня последние лет семь, может больше. Жаль, что тогда его не было у власти, жаль, что тогда Плуто ничего не мог сделать, чтобы помочь ей, чтобы помочь мне. Но меня тревожит, что Хевенсби никогда не говорил об этой истории. Знаю, что я полностью завишу от него, я делаю только то, что говорит Хевенсби, и это гарантирует мне и Яшме не прикосновенность. И понимаю, что это всего лишь еще один рычаг давления на меня. - Я бы все равно любил твоего сына, чьим бы он не был. И когда у нас будет свой ребенок, мы назовем его Кристофером.
Я не говорю это с целью обидеть ее или намекнуть на возраст, я говорю это, потому что это логическое развитие семейных отношений. Революция не за горами. И когда режим Сноу падет, все будет иначе. А пока эта цель будет достигаться, прольется не мало крови, в Панеме будет много сирот, которым будет необходим дом. И Я считаю, что мы можем взять некоторых на воспитание. Мы будем хорошими родителями. Пересаживаюсь ближе к спинке кровати, тяну ее за руку к себе и обнимаю, поглаживая по спине.
- Все будет хорошо, Злата, тебе больше никто не причинит боли...

+1

8

Кто мог подумать, что Злата в восемнадцатилетнем возрасте станет мамой? жизнь вообще любит преподносить нежданные сюрпризы. Итак, она вышла замуж и родила ребенка. Пока ходила беременная, не знала как относиться к своему еще нерожденному малышу. Но стоило взять его на руки и все мысли разом ушли - светленький, голубоглазенький, как все малыши, он уже в младенчестве был похож на нее. Слава богу Сноу со своими приспешниками оставили ее в покое, Густав с отцом тоже навсегда покинули ее жизнь.
- Главное, что он исчез из моей жизни раз и навсегда, правительство позаботилось о том, чтобы моя репутация была безупречно чистой, как у всех победителей, - она могла вести тихую жизнь со своей семьей в отдалении от Капитолия и его слишком бурной жизни.
Злата надеялась, что вместе с Эндрю им удастся построить настоящую семью, но ничего не получилось. Эндрю как и она, обучался в Академии, его мозг был настроен на то, чтобы участвовать в Играх. Но его имя так и не выбрали. Женитьба на победительнице - единственный выход стать хоть мало мальски известным. Но его известность очень быстро прошла. Осталось чувство неудовлетворения и злости. На руках у молодой мамы был ребенок и это не способствовало их походам по разным вечеринкам. Время шло, семейная пара все больше отдалялась друг от друга. Они ни разу за всю свою семейную жизнь не жили в одной комнате, а к появлению Айдана в ее жизни, муж перебрался на первый этаж. Хоть Айдану и было всего пятнадцать, когда он стал жить рядом с ней, он вел себя как настоящий мужчина. Ее сын подрастал, и вместо того, чтобы тянуться у "отцу", Кристофер почти все свое время проводил с ее бывшим трибутом. Почти каждый вечер он приходил с шахт, черный и чумазый, и приносил ей какой нибудь подарок, будь то слюда или простая руда. К тому времени как мальчик вырос, у нее в шкатулке собралась целая коллекция дорогих ей камушков. Ей нравилось, что ее сын питает такую же тягу к драгоценным камням, что и Айдан. Никто лучшего него не мог подвести ее сына к управлению компанией.
И тут пропадает Эндрю. Он конечно и раньше мог уйти в загул на несколько дней, но его не было неделю. Ей принесли лишь свидетельство о его смерти. Это был первый звоночек, но она честно не поняла, что случилось и кто повинен в смерти мужа. Она никогда не желала ему зла, они жили мирно.
Со смертью мужа в ее жизни остался только Айдан. Он был на пике популярности, его лицо кажется заглядывало во все окна..
- Это мне нужно просить у тебя прощение. Я должна была рассказать тебе о том, что такое продажа. Должна была подготовить тебя к этому, - она удобно устраивается рядом с мужем, обхватывает руками мужское тело так, будто он сейчас исчезнет как дым. Его слова вызывают новую порцию слез. Как бы она хотела носить под сердцем его ребенка, но и выход, предложенный ей мужем, казался самым идеальным, - Мы воспитаем замечательных детей, у них будет такой пример перед глазами. Если ты говоришь, что все будет хорошо, значит так и будет. Что я зря за тебя замуж выходила? - впервые за эту ночь на ее лице появилась легкая улыбка.

+1

9

Замолкаю, понимая, что я сказал какую-то глупость. Не понимаю, как эти слова сорвались с моего языка. Разница в возрасте меня не пугала. Напротив, мне даже нравилось, что она старше. Дело не в опыте и мудрости, дело в том, что мне было к чему стремиться. Я хотел соответствовать ее уровню. Быть ее достойным. Мне пришлось рано повзрослеть, как многим, кто попал на Арену, и чья жизнь после обернулась не так радужно, как они себе представляли.
- Поверь мне, милая, я знал, на что иду, - обнимаю ее за плечи, снова целую ее макушку. Если бы она только знала, как сильно я ее люблю. Эту любовь невозможно выразить словами, просто невозможно подобрать слов, эпитетов, сравнений. Из-за этой любви я бываю слеп, бываю навязчив. Не могу себе даже представить себя без нее. Мне кажется, если она уйдет, я умру. В один миг перестану дышать. Говорят, нельзя так любить, это невозможно, это не правильно, но что сделать, если я люблю? - Я рассказывал об этом не только своим трибутом, играл с огнем. Но я считал, что это правильно. Многие менторы получали себе смену и просто сбегали, исчезали из мира своих трибутов, бросив их на произвол. Наверно, поэтому я никак не могу перестать ездить в Капитолий.   
Размышляю вслух о том, о чем она, должно быть, даже думать не хотела. Во всяком случае, в свете последних событий тема кажется нелепой. За подбородок разворачиваю ее лицо к себе, смотрю в глаза, а потом целую. Целую нежно, отдавая ей свою уверенность в завтрашнем дне. Каждый раз перед сном я говорю себе, что завтра обязательно будет. Каждый раз, засыпая с ней, я уверен, что завтра будет лучше, чем сегодня. Она вдохновляет меня жить дальше.
Она права. У наших детей будет хороший пример перед глазами - два любящих друг друга человека. Мы, должно быть, та самая идеальная семья, где муж и жена без ума друг от друга, и неважно сколько времени пройдет.
- Знаешь, мне тоже часто снятся кошмары. Капитолий считает, что если перед отправкой домой дать выпить лекарства и заставить посетить враче, то вместе со щрамами на теле исчезнет и память. - нежно глажу ее по спине, словно убаюкиваю. Смотрю на свои ноги, на которых нет и следа от тех издевательств, которым я подвергался. Насилие не только половой акт с тем, кого ты не хочешь, но и физическое причинение боли, или моральное издевательство над человеком. Я помню свои ноги в крови, потому что одному капитолийцу нравилось делать из меня клоуна, а потом морально уничтожать меня. Но это осталось в прошлом. Прошло то время, когда я справлялся с этим один. Теперь у меня есть Яшма. - Но они сделали нас сильнее, а наши отношения крепче.
Снова целую ее, крепче сжимая в своих руках. Этой ночью мы вряд ли уснем, во всяком случае, я точно не смогу заснуть. Буквально через пару дней будет жатва 74 Голодных Игр. А значит, после на правах помощника менторов я снова поеду в Капитолий, а Злата останется здесь. Я бы хотел остаться с ней, но у меня есть обязанности перед Революцией. Я должен выполнить свой долг, чтобы мое будущее с ней было безопасным. Я попросил Агата присматривать за ней, а главное, как только получит сообщение от меня, он должен будет помочь ей добраться до Тринадцатого.

+2

10

Любовь бывает разной. Она может как уголек тлеть всю жизнь, подпитывая и поддерживая влюбленных на всем протяжении их жизни. Она может быть горячей как костер, в которой сгорает все ненужное и лишнее, а порой сгорают и сами влюбленные. Любовь может быть разрушающей, как любовь Хитклиффа. Любовь может быть удушающей, когда один влюбленный любит сильнее, чем другой. Злате порой казалось, что она душит своей любовью, но по другому она не могла. Она никогда не видела, что такое любовь по настоящему. Родители ее были с виду идеальной парой, но никто не видел того, что происходило в их доме. Нет, не было ссор, драк, в их доме царило полное равнодушие. Зайдя в дом, они расходились по разные стороны, зачастую оставляя маленькую Злату одну. Они и в Академию отдали ее, чтобы под ногами не мешалась. Про свою №счастливую семью№ они вспомнили только когда девочка попала на Арену. Пока она там умирала от жажды, ран и страха, они на всю страну рассказывали о том, какие они счастливые, показывали ее комнату. У нее даже появились подружки. Разве это любовь?
Она думала, что может полюбить своего мужа, но Эндрю больше интересовали камеры и известность. Он ей чертовски напоминал отца, а она не хотела становится второй своей матерью.
И вот в ее жизни появляется Айдан. Именно рядом с этим мужчиной она стала постигать азы любви. Может  делала что то не так, но она любила искренне и всей душой человека, который принял ее и полюбил. По другому она не умела.
- Ты намного смелее меня, - его поцелуи в макушку были настолько нежными, настолько теплыми, что она начала согреваться, - Из меня вышел никудышный ментор, и да я знаю, что ты захочешь сказать. Но тебя то я вытащила.
В ее словах звучала гордость. Ей было плевать на то, что она была ментором победителя, ей было важно то, что выжил именно Айдан. Он заслуживал это.
Его поездки в столицу оставались для нее загадкой. Сама она не ездила туда, приглашения от Сноу стопкой ложились на стол, она понимала, что терпение у президента не бесконечное. Тем более с некоторых пор у президента мог появиться рычаг давления на женщину. Об этом она вообще старалась не думать.
- Мне не нравится, когда тебе сняться кошмары, я чувствую себя бессильной.  Кажется эти сны неотъемлемая часть наших побед. Я вообще стараюсь к врачам не обращаться, они мне каких то маньяков напоминают, - она не может сдержать тихого смеха, - Главное, что все эти испытания привели меня к тебе, а больше ничего не надо.
Она нежилась в объятиях своего суженого, никто, никто и никогда кроме него не мог подарить ей таких ощущений простым объятием. Это чувство покоя, чувство безопасности ни с чем нельзя было сравнить. Наверное это и есть любовь.
Его поцелуй , такой невинный помог ей наконец полностью расслабиться, и отпустить кошмар этой ночи. Но одно ей не давало покоя - Айдан скоро поедет в Капитолий. А она останется одна в Деревне - почти все победители съезжались в столице на Парад трибутов. Блондинка не могла объяснить, но она нервничала, может отсюда и появление кошмаров. Но если ради ее безопасности ей предстоит остаться в неведении - Айдан будет молчать как могила. Но это не означало, что она не будет переживать за него.
- Обещай, что будешь осторожен, - ее руки невольно сжались сильнее вокруг его тела, - Я ничего не знаю, но чувствую - в этот раз что то не так. Просто обещай, что не полезешь в самое пекло. И я буду спокойна и обещаю беспрекословно послушаться тебя.

+1

11

Я давно не чувствовал себя счастливым. Только, когда она сказала мне да, мне показалось, что моя жизнь прожита не зря. Я вдруг совсем иначе взглянул на свои прожитые годы и увидел разные цвета. Удивительно, что с человеком делает любовь. Кто-то скажет, что наивным и глупым, близоруким, и совсем не понимающим, что происходит вокруг. Пусть так, но любовь дарит силу и желание идти вперед. Любовь дарит человека, которые будет рядом с тобой, чтобы ни случилось. Любовь озаряет все, чего бы не коснулись наши руки. Я готов делиться своими чувствами, кричать о своей любви, молиться, чтобы всем в этом мире однажды повезло так же, как мне.
Даже в будничные моменты, когда они окунаются в совсем безрадостные моменты своей жизни, я знаю, что дома меня ждет Яшма, я знаю, что стоит мне переступить порог этого дома, как все печали и проблемы останутся позади.
- Да, все хорошо, что хорошо заканчивается, - улыбаюсь я. Мне хорошо с ней, и это правда. Некоторые люди в моем окружении считают, что наши отношения не продержатся и нескольких месяцев. Это одна из причин, почему я выбрал тайную церемонию. Я не хочу никому ничего доказывать или кого-тов чем-то убеждать. Я люблю ее всем сердцем и всей душой. И пусть мы пока не можем никому рассказать о том, что сделали, кольца на наших пальцах будут согревать наши души. - Послушай, Яшма, - поднимаю ее лицо за подбородок и заставляю смотреть в глаза. - Я уеду на семьдесят четвертые игры. Я должен помочь Хевенсби. Я нужен Блеску. Хотя, в последнем я сомневаюсь, однако он всегда вежливо соглашается, когда я произношу это вслух.
Улыбаюсь уголками губ, разглядывая морщинки вокруг ее глаз. Она выглядит привлекательно без тонны грима и макияжа, которыми пользуются жители в Капитолии. Она выглядит такой домашней, такой любимой, я готов бесконечно смотреть на нее.
- Я оставил Агату особые указания, и я хочу, чтобы ты сейчас пообещала мне выполнить все, чтобы он не сказал. Эти указания на всякий случай. Не думаю, что произойдет что-то из ряда вон выходящее, но каждый свой отъезд в Капитолий я прошу Агата приглядывать за тобой, и если Революция начнется внезапно, он доставит тебя туда, где ты будешь в безопасности. Пообещай мне, что выполнишь это, - я предполагаю, что сейчас скажет она. Яшма захочет подтверждение того, что со мной все будет в порядке. Беда в том, что я не могу дать никаких гарантий на этот счет. Абсолютно никаких. Я не знаю, когда это случится, не знаю, чем закончится. И не знаю, буду ли в живых к тому моменту, когда Агат доставит ее в убежище Тринадцатого Дистрикта. Я не уверен в собственном завтра, поэтому живу сегодняшним днем. Ничто не отнимет у меня надежды на лучшее будущее, которое я хочу для себя и своей семьи. - Злата, поклянись, - теперь я почти требую. Я хочу, чтобы она жила. Я хочу жить с ней, я выберусь из любого пекла, лишь бы вернуться к ней и снова увидеть ее улыбку. Снова почувствовать тепло ее рук и нежность ее взгляда.

+1

12

Каждая девочка мечтает быть принцессой. Принцессой в пышном в платье, в блестящих украшениях, красивой прической и с короной на голове. И самое главное – с принцем. Красивым, умным, добрым, таким каким его описывают в сказках. На белом коне, как подобает каждому принцу.
Еще в детстве Злата заслушивалась сказками, которые ей читала няня перед сном. Лежа в кровати, обнимая любимого медведя, она словно переносилась в мир сказочных героев. Представляя себя на месте главных героинь, она хотела встретить своего принца. Думала, вот увидит его и с первого раза поймет – это он.
Но жизнь очень быстро показала, что если принцы и бывают, то только в сказках. Мечтательность и простодушие были спрятаны глубоко внутри, являя на свет железный характер. Родители хотели видеть в ней идеальную дочь, которая не задумывается о таких пустяках, как чужие жизни. Академия хотела видеть в ней бойца, главной целью которого – победить на Голодных Игра. Панем и Капитолий хотели видеть в ней благодарного победителя. Все от нее что то хотели и она была такой как требовалось. Только перед одним человеком она могла быть с собой – рядом со своим сыном. Только он мог видеть перед собой ту добрую и милую Златой, для него она была самой обыкновенной мамой. Мама, которая утешит, если поранить коленку, мамой, которая покажет новых зверей и научит читать первые сказки. Мамой, которая всегда будет на его стороне. И мамой, которая будет оплакивать смерть своего сына до последнего вздоха. Только один человек на всем белом свете знал, насколько ей тяжело. Айданехавший с ней в одном поезде, так и проследовал за ней всю дальнейшую жизнь.
Для остального мира она была ослепительной блондинкой, которая расточала улыбки и хлопала ресничками. Она понимала, какое впечатление производят ее светлые волосы,  голубые глаза и стройная фигура – картинка, а не победитель. Но ее очень быстро и жестоко вернули на землю, в 17 лет ей разрушили жизнь, и казалось, расписали ее судьбу до самой смерти.
Все изменилось в один день. Кто мог подумать, что мальчик, взошедший на сцену, станет смыслом ее жизни. Больше 30 лет этот юноша был рядом с ней, ничего не прося, не требуя. Не обвиняя ее ни в чем, он, молча, нес свою любовь по жизни, довольствуясь крохами общения. Кто бы мог подумать, что она разделит с ним не только постель, но и свою душу. Айдан единственный, кто знает ее темную и страшную тайну. И она нисколько не удивится тому, что в новостях в скором времени появится новость о безвременной кончине Густава. Что бы не говорили о ее муже, он мог быть очень хладнокровен и жесток, когда дело касалось ее.
Его голос чрезвычайно серьезен, как и сама его просьба. Блондинка некоторое время просто сморит на него, пытаясь прочитать на его лице ответы на свои вопросы. Ничего.
- Ты мог бы не просить об этом, я сделаю все, как ты просишь, - на его лице проступает облегчение, но Злата не была бы Златой, если бы не возразила, - Но ты хоть понимаешь, что оставляешь меня одну в неизвестности? А где будешь ты, пока я буду в безопасности? Кто будет приглядывать за тобой? Плутарх готов обеспечить сохранность твоей жизни?
Вопросы, вопросы, у нее были миллионы вопросов, и не было ни одного ответа. Для всего остального мира они до сих пор просто друзья, а ей с каждым разом все сложнее было отпускать его в неизвестность.
- А если мне снова принесут бумагу с соболезнованиями, и я даже не буду знать, где ты? А могут вообще не принести, и я буду умирать в неизвестности, - она старается говорить также твердо, но голос предательски срывается, - Поклянись и ты мне, что вернешься ко мне. И тогда я слова против не скажу и отпущу тебя.
Смарагдус стал для нее самым важным мужчиной в жизни. Он ее свет и тьма. Он ее начало и конец. Он ее дыхание и жизнь. Без него мир ничто и жизнь бессмысленна.
- Я клянусь, - ему важно услышать эти слова, а кто она такая, чтобы возражать, - Я клянусь, что послушаюсь Агата.

+1

13

Квест завершен.

0


Вы здесь » The Hunger Games: After arena » Архив игровых тем » Откуда мне знать, что сны могут быть разных цветов?©


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC

#pun-title table tbody tr .title-logo-tdr {position: absolute; z-index: 1; left:50px; top:310px }