The Hunger Games: After arena

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Hunger Games: After arena » Архив игровых тем » Tear us apart


Tear us apart

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Название:  Tear us apart
2. Участники: Диадема, Ланделин
3. Место и время: перед 75-ми ГИ, тренировочный центр.
4. Краткое описание квеста: Диадема решает зайти на родной первый этаж тренировочного центра, чтобы попрощаться со своими воспоминаниями об арене, но встречает там новую обитательницу комнат, которые когда-то принадлежали ей. Два мира столкнутся, что с этого выйдет?
5. Очередность постов: Диадема, Ланделин

0

2

В последний раз проводятся голодные игры, с той лишь разницей, что теперь трибуты дети Капитолия. Это был выбор победителей игр прошлых лет, и голос Диадемы, приехавшей сюда для первого и последнего менторства в её жизни, так же был за проведение игр. Была ли она до конца уверена в правильности своего выбора? Не совсем. Иногда казалось, что так и должно быть, пусть тоже прочувствуют, что это такое положить свою жизнь ради простого развлечения других, хотя нет, здесь не просто развлечение, здесь кровавая жертва – пора отдавать долги. А иногда Диадема думала: а не перегнули ли они палку? Впрочем, чаще всего ей удавалось настроиться на то, что это действительно был правильный выбор. Выбор был правильный. Теперь осталось сделать вид, что помогаешь своим трибутам, хотя, Маврел будет честно помогать чем может, а со своей стороны Диадема ещё ничего не решила – она их видела пока только один раз и то мельком. Может быть они окажутся отвратительными детьми со всеми вытекающими пороками? Блеск ей рассказывал, какие бывают отпрыски прихлебателей Сноу, такие и жалости-то не заслуживают не то, что помощи.  Обо всем этом Джейнней думала, когда возвращалась в Капитолий, честно говоря, ей нисколько не хотелось возвращаться, только она обустроилась дома, немного стала отходить ото всего этого: арены, от Дистрикта-13, от революции, а приходиться опять ехать в столицу. Утешало одно – это ненадолго, игры никогда не длились месяцами. В общем и целом, Диадема надеялась на быстрое течение игр, в конце концов там не будет ни единого профи, а будут изнеженные детишки, которые от силы дня три-четыре протянут, не больше. Оптимизмом так и пышет, так и пышет, с другой стороны, это можно называть реализмом, вот хоть убейте, а не верит она в долгую игру. Хотя, кажется, там был один или два парня с развитой мускулатурой, только эта самая мускулатура явно была накачена исключительно в целях самолюбования, так что не факт, что будет от неё много толку на арене. Зато будет любопытно посмотреть, кто же выиграет? Шансы примерно у всех равны будут.
Диадема наотрез отказалась жить в тренировочном центре, хотя было и такое предложение, она предпочла ненадолго снять жилье, чем каждый день жить в постоянном напоминании, но всё же ей было любопытно посмотреть на свои бывшие апартаменты в её бытность трибута – всё же это часть её истории. Именно поэтому она решила заглянуть на этаж, где когда-то жили они с Марвелом, где их кормили и наряжали в лучшие, чтобы потом забить на потеху публике и всё же, ей хотелось ещё раз увидеть апартаменты, возможно в этом было что-то мазохистическое. Вообще к её удивлению в этот раз расселили трибутов не так, как раньше этажи по номерам Дистриктов, но так было где-то даже интереснее. В конце концов тем же Блеску и Кашмире уже давно осточертел первый этаж, это далеко не самый лучший этаж, но видимо считалось, что раз обычно представители этого Дистрикта живут получше остальных, то им сойдет первый этаж.
Джейнней вошла в лифт после небольшого инструктажа по играм и вместо того, чтобы нажать кнопку своего этажа, она нажала на первый. Выйдя из лифта, она увидела девушку – это была новая трибутка Лая и Цецелии, Диадема не помнила, как её звали, только вот по татуировкам кондитерских изделий и узнала её.
- Готовимся к играм?

0

3

вот и тренировочный центр. красивое здание, не тронутое мятежниками. я никогда здесь не была. никогда не интересовалась для чего он. никогда не думала, что настанет тот день, когда я буду вынуждена пребывать в его стенах.
мне достался в расположение первый этаж тренировочного центра. а все потому, что моим ментором оказалась победительница из первого дистрикта. и вскоре нам предстояло познакомиться. но перед этой встречей мне необходимо было знать, что меня ждет в дальнейшем. я хотела быть готовой ко всему.
я сижу в гостиной в полумраке. смотрю видеозаписи прошлых лет. я и не знала, что, пока я всю жизнь думала, что мы живем по гуманным законам, у меня за спиной творилось подобное. и что парад трибутов это не какой-то там показ мод, а первое появление трибутов перед спонсорами, которые в последующем могут им жизнь спасти. а для этого им нужно понравиться.
насколько мне стало известно, за трибутами здесь раньше ухаживали. их кормили, поили, одевали в лучшие наряды. чтобы хоть раз в жизни они почувствовали себя людьми. они были никем. по мнению капитолия. бесплатная рабочая сила. не более того. я всего этого не знала. и поплатилась за свое незнание.
сквозь тишину и звуки с экрана я слышу, как, по паркету стуча коготочками, направился к входной двери брут. звонкий лай заставил меня обернуться. в помещение вошла невысокого роста молодая девушка со светлыми волосами. разумеется, если бы я хотя бы краем глаза смотрела всеми любимое зрелище, осуществляемое раз в год, я бы ее узнала.
я встаю с дивана и вопросительно смотрю на девушку. что она здесь забыла? подхожу ближе, чтобы взять собаку на руки и отвлечь его внимание от пришедшей. – ну да. если можно так это назвать. – прижимаю пса к груди, почесывая его за ухом и окидывая взглядом блондинку.- ты что-то хотела? – манерам я обучена, вот только на вид девушка младше меня, и я не вижу смысла обращаться к ней на «вы».
вообще я не люблю, когда кто-то внедряется на мою территорию без приглашения. да еще при этом не здороваясь и не представляясь.

0

4

Диадемой двигало любопытство, когда зашла на свой бывший этаж, потому что это вряд ли можно было назвать ностальгией, ведь ностальгируют по чему-то хорошему, а игры сложно назвать хорошим, даже если стараться изо всех сил притягивать за уши. Это любопытно, теперь любопытно. Здесь почти ничего не поменяли с тех пор, кроме обитателей и нет безгласых, видимо, и с этим варварством покончено, но кто знает, что будет завтра. Вообще было даже странно видеть отсутствие безгласых, которые в прошлом выполняли почти всё, плюс обязательный уход за трибутами, так сказать скот, который собирались отправить на убой, в последний раз почувствовали себя людьми, конечно это больше касалось отсталых Дистриктов, но даже у них в Первом не было такой роскоши, вернее даже так – то что производили в Первом, самое лучшее, отправлялось сюда. Так например Диадема сама видела некоторые предметы и украшения, которые произвели в Первом и Капитолий не платил за них полную стоимость, разве что позволял держать академию профи, да не голодал Дистрикт. А теперь они здесь, они – победители игр, хотя выживших с 74 игр можно победителями условно назвать, но всё же выжили же, плюс прошли всю революцию. Выжили, чтобы начать новую жизнь, но сначала пустить кровь Капитолию с лечебной целью, как когда-то в далекие времена практиковалось кровопускание, как раз таки с лечебной целью – вполне можно привязать к нынешним реалиям.
Диадема смотрит на новую девушку-трибута – любопытство и не более того. Девчонка примерно её возраста, может плюс-минус год, а так с виду вроде ничего особенного, кроме татуировок. Любопытная деталь, видимо у её родителей то ли сеть кондитерских, то ли она такой фанат сладостей. Вообще Диадема и сама любит сладкое, но татуировать свое тело, нет уж, увольте, даже своими обожаемыми изумрудами и бриллиантами не стала бы тело расписывать, впрочем, каждому свое.
- В последние игры я здесь жила, - ответила Дженней. – Любопытно стало, может что-то изменилось? Нет, ничего не изменилось, кроме трибутов и отсутствие безгласых в рабстве.
Не дожидаясь приглашения Первая усаживается в одно из кресел. Это кресло ей запомнилось ещё в прошлый, когда они здесь с Марвелом так же сидели и гадали, кто сможет выжить? Выжили оба к огромному счастью. Вряд ли нынешним капитолийским деткам так повезет, их кровь нужно пустить.
- Нравится быть в нашей шкуре? – Взяла яблоко из вазочки с фруктами.

0

5

личное пространство – это персональная зона, где мы чувствуем себя комфортно, уверенно и защищено. это часть собственного «я», это наша необходимость, которая позволяет сохранить человеческую индивидуальность. личное пространство – это тот уголок, куда окружающим вход воспрещен. здесь человек принадлежит сам себе и никому больше. лишившись дома, я лишилась свое угла. и сейчас мне приходится довольствоваться апартаментами, некогда принадлежавшими трибутам первого дистрикта. как оказалось, не так давно здесь жила девушка, которая сейчас вальяжно ходит по гостиной и чувствует себя вполне комфортно, при этом заставляя меня чувствовать некую неловкость. она меня рассматривает. усаживается в кресло. довольствуется тем, что сейчас принадлежит мне. я не люблю подобного поведения. я не люблю, когда нарушают мое пространство без моего согласия. я не люблю, когда прикасаются к моим вещам. а эта девушка сейчас делает все то, что я так не люблю. молчу. лишь наблюдаю со стороны. меня  учили сдержанности. да и конфликтовать в сложившейся ситуации было бы лишним на мой взгляд. – что должно было измениться? вы вторглись на территорию капитолия словно к себе домой, разрушили все вокруг. лишили большинства их домов, хотя они не были в чем-либо виноваты. а сейчас ведете себя так, словно все вам поголовно чем-либо обязаны. не все виноваты в том, что с вами происходило. и находиться, как ты выражаешься, «в вашей шкуре» приятного тоже мало. – я спускаю на пол собаку и скрещиваю руки на груди, спиной прислоняясь к стене у дверного проема. – безгласые сбежали. трибуты сменились, хотя новых трибутов вообще могло не быть. а ты, должно быть, рада этому. и, судя по тому, что ты сейчас находишься в этом здании, кому-то повезло с наставником. а то любопытно ей стало. полюбопытствовала бы у себя на этаже. - усмехаюсь, отводя взгляд в сторону. – и прежде чем вламываться, нужно хотя бы спросить, ждут ли тебя вообще. или манерам не учили? или вы настолько привыкли быть первыми, что границ не видите? – я не собираюсь ругаться или обвинять ее в чем-либо. мне просто не нравится, когда кто-то внедряется на мою территорию. только и всего. вот и пытаюсь защитить себя и свое временное пристанище от чужих нападок. – добились, чего хотели? что тебе дала эта революция? что тебе дали смерти невинных? и не надо говорить, что во всем виноваты капитолийцы. не надо нас винить во всех бедах. не все были к этому причастны.
я даже не знаю, пытаюсь ли я этим самым отстоять свою правоту или же это мое глубокое заблуждение. я не была причастна к голодным играм, зато моя семья была. и вполне возможно они не расценивали каждого по одиночке, а смотрели на совокупность. семей много. в каждой семье был кто-то «белой вороной». в каком смысле это решать каждому самостоятельно. в нашей семье такой вороной была моя мать. и благодаря ей я сейчас нахожусь здесь и вступаю в словесную перепалку с той, кто оказалась трибутом в свое время не по своей воле, а потому что так надо. потому что это было бремя, павшее на все дистрикты панема.

0

6

- Не были виноваты? – Удивленно переспрашивает Диадема. – В уме ли ты, девочка, позволь напомнить, что с легкой руки капитолийцев, дети Дистриктов погибали для вашего развлечения, потому что вам это нравилось, потому что Сноу и вы, его верные подхалимы, этого хотели, хотели держать нас в страхе. Вы точно так же вламывались в наши жизни, что ж, пришло время собирать камни. – Диадема откусила кусочек яблока.
Как и ожидала Диадема, девчонка оказалась типичной капитолийкой, как и большинство местных жителей, которые не видят и не желают видеть дальше своего носа, поэтому её гибель не затронет ни единой струны души. Быть может если бы девчонке было лет так двенадцать или она оказалась раскаивающейся, но нет, этого нет. Впрочем, Диадема этого и не ждала, скорее даже наоборот, ей хотелось убедиться в правильности отданного голоса за последние голодные игры.
- Да, представь себе мне стало любопытно, почему бы и нет? И ведь даже не жалею, что решила удовлетворить свое любопытство. Рада ли я новым играм? А почему бы и нет? Я была одной из тех, кто проголосовал за игры и вижу, что не зря – вас нужно учить платить за свою жестокость. Рано или поздно, но революция произошла бы, слишком долго вы пили нашу кровь, слишком долго. – Вопрос о том, кому нужна была революция, прямо-таки огорошил Диадему. Девчонка дура или прикидывается? – Ты серьезно спрашиваешь про революцию? Хотя… Конечно серьезно, тебе и тебе подобным было очень хорошо жить припеваючи, смотреть игры, делать ставки, а потом покупать победителей и забавляться с ними. – К сожалению, это правда, хотя были и те, кто осуждал игры, но в меньшинстве или просто вращались в других слоях общества. – Не все, тут ты права, только вот кто не одобрял такую политику, встали на сторону повстанцев, так что не нужно нас винить в том, что мы такие плохие бедных детишек отправляем на игры – был выбор из тех, кто не поддержал революцию, кому нравилось выдаивать Дистрикты и смотреть на гибель детей. За всё нужно платить.
За всё нужно платить – они и заплатят, а на их последней крови будет строиться уже новый мир, чтобы помнили, каково этого оказаться на той стороне. Диадема снова откусила от яблока, в конце концов она никуда не торопиться на данный момент, а яблоко вкусное, компания правда так себе, но это даже забавляет её.

0

7

чем дольше я слушаю речь этой юной особы, тем больше убеждаюсь в том, что чувством такта она не обладает. бесспорно – разговор она поддержать может, но не более того. она упрямо верит в то, что в капитолии живут лишь те, кто привык вести праздный образ жизни, не интересуясь тем, что чувствуют другие.  хотя и подтверждает версию, что есть и те, кто были против деспотичности государства, но они поддержали революцию и присоединились к повстанцам.  и совершенно не думает о том, что были те, кто в принципе не думал о какой-либо революции, либо это противоречило внутренним устоям, сформировавшимся в узком кругу семьи. я уверена, отец бы поддержал мятежников, а моя мать нет. в любом случае, когда все закрепили свои позиции, мы остались в стороне, каждый занимался своим делом. и в результате сегодня я являюсь трибутом. а ведь могло быть иначе. раньше я об этом не думала. – не обобщай.- я говорю умеренным тоном, пристально смотря на диадему. – с легкой руки президента и его верноподданных, если на то пошло. а затем уже появились те, кто решил, что подобные мероприятия будут довольно интересным зрелищем. признаюсь честно, я с момента своего рождения даже парад трибутов ни разу не смотрела, что уж говорить о самих играх. и я даже слабо себе представляю, кто ты такая. исходя из манеры твоего поведения и логичности действий, могу сделать вывод, что ты из первого дистрикта. насколько я знаю, вы все там поголовно считаете себя элитой. вас любят, расхваливают.  женщины вешают на себя тонны украшений, произведенных вами, мужчины еще как-то сдержанны, но и те зависимы от этих побрякушек. – отталкиваюсь от стены и подхожу ближе к девушке, продолжающей располагаться в кресле, жуя яблоко. – твою то кровь мало кто попить успел, судя по твоему возрасту. сколько тебе, шестнадцать – семнадцать? вот иди и читай нотации тем, кто принимал участие в проведении этих игр, а не тем, кто вообще ничего об этом не знает. – выдерживаю паузу, молча подходя к дивану и присаживаясь на него, откидывая руки на спинку. видимо, та считает, что вершит правосудие, голосуя за проведение игр с детьми капитолия, и явно думает о том, что в ряды трибутов попали исключительно лишь те, родители которых были против повстанческого движения. она заблуждалась. но я не имею права винить ее в этом. – думаешь, что раз выжила в этой войне, то имеешь право решать, кому жить, а кому нет? ничуть не лучший поступок. от чего хотели уйти, к тому и вернулись сами.

0

8

А вот это уже что-то новенькое, чтобы капитолийка и не смотрела голодные игры? Разве так бывает? Даже те, кто их не одобрял и то смотрели хотя бы парад трибутов, интервью… Диадеме показалось, что девочка может и привирать относительно просмотра. Зачем? Заработать побольше баллов, коль скоро она зависит от этой ситуации.
- Для человека, который ничего не знает об играх, ты подозрительно точно рассказала о Первом. Элита, да уж есть за нами такой грешок, как и любовь к ювелирным украшениям, можно подумать вы тут их не любите, да мы жили получше многих Дистриков, как раз счет вашей любви к роскоши, потому что именно наш Дистрикт её создает. Любопытно, не находишь? Ну как же побрякушки ценились куда больше, чем, скажем транспорт или техника, про уголь я вообще молчу.
Да, этим вопросом Диадема не переставала задаваться уже давно – почему именно так? Хотя не стоило, чуть ли не во все времена всякая ерунда казалась ценнее, чем по-настоящему важные вещи. Конечно Джейнней считала, что ювелирное дело, тоже крайне важно и нужно, но всё-таки.
- Неужели? Мои кузены были победителями голодных игр два года подряд, а ты знаешь, что делали с победителями? Уже наверняка знаешь. Считай, что это и моя кровь тоже, которую так же попортили, включим в этот список арену и революцию – вот тебе полный набор и дело тут уже не возрасте. С нами на арене была очаровательная девочка Рута из Дистрикта-11, на момент отправки на арену, ей было только двенадцать и чудом выжила в первые дни мясорубки, и так вот Рут за 74 года было много, все они погибли, за что? Не знаешь ответ?
Конечно она и не могла знать, ведь страусиная политика подразумевает полное незнание чего-либо, а по мнению Диадемы, девчонка ничем, кроме тортиков вообще не увлекалась и довольно ограниченная. Первая бы на неё не поставила. Скорее всего погибнет ещё у рога изобилия, ну максимум пару дней продержится.
- Мы бы вернулись к тому, от чего ушли, если бы устраивали ежегодные голодные игры, но уже для детей Капитолия в течении 74 лет, а победителей потом продавали для различных утех, как видишь, решили устроить последние игры. И да, нам дали право судить.

0

9

я усмехаюсь на ее замечание по поводу того, что я точно рассказала о характеристике первого дистрикта. а чему удивляться, когда твоя мать каждый день покупает новые украшения, привезенные оттуда, сделанные специально на заказ. конечно, она рассказывает, какие люди там живут и чем живут, а также что из себя представляют. девушка права. за любовь капитолийцев к роскоши, первый дистрикт занял место «любимчиков». другие дистрикты этим похвастаться не могли. хотя и их занятия были полезны для столицы. – моя матушка едва ли не каждый день привозила из первого свои драгоценности. поэтому я наслышана достаточно. -  что делали с победителями, я узнала буквально на днях. и мне жаль, что ее родственники поплатились за то, что выбрались с арены. тут уж и не знаешь что лучше – умереть или выжить. мне жаль, что когда-то были придуманы эти самые игры. но не все к этому причастны. для нее виноваты все капитолийцы, а в моих глазах есть и те, кто не заинтересован был в этом. я внимательно ее слушаю, покачивая ногой. ее тоже можно понять. cтолкнулись два мира. и у каждого своя правда. – не смотри на меня так, словно я из другого мира, если отличаюсь от тебя. – конечно, я заметила, как она рассматривала меня все это время. возможно, ее смутили татуировки, которые виднелись из-под одежды. но это мой фетиш. это моя особенность. и мне это нравится. – среди вас были и те, кто был против этих игр. поверь, мне не страшно выйти и проиграть там. меня ничего не держит. кроме брута.- киваю головой на собаку, которая гнездилась на полу у моих ног. - теперь это единственное существо, которое я люблю. поэтому не вернуться мне не страшно. я не знаю, как все будет проходить. я не знаю, что вообще должно происходить. мне не с чем сравнивать. я смотрю видеозаписи игр и мне страшно от того, что происходило на арене. как дети, которые не сделали друг другу ничего плохого, стали в одночасье врагами. как безжалостно расправлялись друг с другом. я так не смогу. это все, что я могу сказать. и если мне будет суждено выжить, я просто смирюсь с этой победой. – я беру брута на руки и целую в мокрый нос. – мне главное будет знать, что о нем кто-то позаботится, если вдруг что. ведь кроме меня у него никого нет. правда же? – я заглядываю собаке в глаза и треплю его по шерсти, после чего снова смотрю на девушку. – мне стыдно за тех, кто причинил горе твоей семье. мне стыдно за мою мать, которая спонсировала каких-то трибутов. мне стыдно, что моя семья вляпалась в это дерьмо. и если так нужно, я отвечу за свою семью.

0

10

Первый, да, Диадема сейчас хотела бы оказаться там, дома, с родными и близкими, но ведь она так ждала возможности отомстить за боль, причиненную Капитолием и Сноу. Сноу уже казнили и на его казнь Джейнней тоже сходила – такое событие, целая уходящая эпоха, только прошло всё не так как по мнению Диадемы, слишком претенциозно и пафосно, повесить на столбе и то больше бы подошло, но хотя бы крах своей империи увидел. Если бы его дети не оказывали поддержку революции, то можно было бы и их отправить на новые игры – неизвестно кому повезло больше.
- Когда ты окажешься на арене, то сама себе удивишься на, что можешь быть способной, не даром инстинкт самосохранения один из самых развитых.
Для самой Первой так и было, она конечно готовилась в академии, но академия это одно, а арена совершенно другое, где мысли сосредоточены на выживании – всё остальное уходит на второй план, потому что если начать думать о чем-то другом, то банально получишь нож в спину в ближайшие минуты и даже секунды – именно это хочет сказать Диадема этой капитолийской девочке, которой ещё только предстоит пройти через все трудности арены.
- Тебе не помешает больше уверенности в себе, не глупой самоуверенности, ибо она в свое время погубила и более сильных людей, но уверенности разумной. А за Брута не беспокойся, за ним присмотрят и если ты не вернешься, то могу лично проследить, чтобы его отдали твоей семье или ты хочешь кому-то другому отдать песика? – Диадема ласково погладила собачку.
Животных она любила куда больше людей, ведь они не способны на все те бесчеловечные вещи, которые творят люди и не убивают ради развлечения. Да, она профи, но и в тоже время никогда не тяготела к убийствам. Убивает и спит спокойно, только из-за покалеченной психики в академии профи девиз которой – убей или умри сам. Всё-таки жизнь Первая любила во всех проявлениях.
В какой-то момент Диадеме стал жаль девочку, впрочем, жалость она гнала от себя, как непрошенного гостя. В худшем случае девочка умрет, а её семья это будет видеть, но помочь не сможет – достойная плата за издевательства. Если она сможет вернуться победителем, то в любом случае её жизнь не станет уже прежней.
- У тебя есть братья и сестры? - Полюбопытствовала Джейнней.

0

11

раньше я не думала всерьез о смерти, хотя за последнее время поводов было предостаточно. даже когда ранее подобные мысли приходили в голову, я и представить не могла, что все случится именно так. мне осталось жить меньше месяца. за это время мне нужно будет научиться справляться со своими страхами, научиться держать оружие, владеть им. и не бояться убить. убить, чтобы спастись самой. а были ли случаи, что убивать не приходилось? когда я окажусь на арене, мне придется взять себя в руки. вовремя реагировать на происходящее вокруг меня. и ни в коем случае не сомневаться в себе. среди трибутов оказались и те, кто и вовсе не должны были оказаться ими. имею ли я право приравнивать себя к ним?
- спасибо за совет. – я киваю головой и прижимаю к себе собаку, целуя его в макушку. эта собака играла в моей жизни большую роль. я о нем заботилась, а он дарил мне свою любовь и преданность. и я знала, что его чувства ко мне искренние, они не наполнены фальшью. человеческие чувства все же гораздо коварнее. - если вдруг объявится отец, то я бы хотела, чтобы брута отдали ему. но никак не матери. у нее на него аллергия. она с большим удовольствие отдаст его в приют. или на усыпление. – это так странно. только что мне эта девушка казалась заносчивой. а сейчас мы разговариваем с ней на равных. словно в мозгу кто-то что-то переключил, в результате чего перестал выделяться словесный яд. вообще я быстро привыкаю к людям. если какое-то время назад она вторглась на мою территорию и я всячески пыталась его спровадить, то сейчас она уже не кажется чужой. даже здорово, что в такой нездоровой обстановке, когда вот-вот завершится твоя еще толком не начавшаяся жизнь, есть возможность с кем-то поговорить.
- нет. братьев, сестер у меня нет. в семье я одна. – в этот самый момент я реально начинаю задумываться «почему?». насколько мне было известно, в капитолийских семьях один ребенок в семье это редкость. своих детей они все же любят куда больше, нежели чем остальных, если брать общую картину. – я бы хотела иметь братика. чтобы он был младше меня. и лучше бы, чтобы он не знал о том, что теперь знаю я. а у тебя есть родные братья или сестры? – все же эта девушка была трибутом. в свое время она вышла на арену и осталась в живых. и мне не помешало бы узнать, что она чувствовала с того момента, как ее имя выпало на жатве. или же она сама вызвалась добровольцем? - какой была твоя арена? расскажи, что чувствует трибут, оказавшись на волоске.

0

12

Встреча получилась весьма странной, где-то даже неожиданной для Диадемы, а ведь поначалу Первой хотелось, чтобы девчонка непременно проиграла – уже не хочется. Именно в такие моменты начинаешь сомневаться в правильности выбора, а нужно ли было так, а не иначе? Она знала – нужно, всё же это не так просто, как казалось поначалу. Возможно стоило отказаться от менторства, только выглядела бы на редкость глупо и нелогично, так как отдала голос за игры, поэтому отказ был просто невозможен. Почему-то именно сейчас она об этом думает больше всего. Может быть ей просто понравилась собачка, что скрывать, а Диадема тепло относилась к животным.
- Если что, то найдем твоего отца и отдам Брута ему, на крайний случай заберу собачку с собой в Первый, можешь не волноваться, к животным я отношусь лучше, чем к людям.
Диадема действительно не видела проблемы в том, чтобы в случае надобности забрать песика с собой – уж она-то точно позаботиться о псинке, будет жить ничуть не хуже, чем в Капитолии, тем более на новые реалии. В конце концов Брут не виноват в том, что так получилось и уж тем более будет жалко его отправлять в приют или усыплять, впрочем, ещё рано сушит весла, может так статься, что Ланделин вернется.
- У меня тоже нет родных братьев и сестер, только кузены, да мне как-то и не особо хотелось, я привыкла быть единственным ребенком в семье, хотя для Дистрикта это не слишком правильно на самом деле – лотерея же на жатве, ну хотя никто не мог и подумать, что в год, когда мое имя вытянут на жеребьевке, не окажется добровольцев.
Диадема прекрасно осознавала, почему именно у неё не оказалось добровольцев. Банальная ревность Рубины, на которую все ставили, и которая не стала вызываться, надеясь на гибель Диадемы на играх, только судьба любит пошутить и вторым трибутом оказался Марвел.
- Ты же не смотрела игры, точно, а там был лес. Лес – родная стихия Китнисс, девочки-добровольца из Дистрикта-12. В общем-то нам ещё повезло, что не пустыня и не заснеженная тайга, иначе было бы сложнее. О чем думается? Только одна единственная мысль в голове – выжить любой ценой, я честно больше почти ни о чем не могла думать. Когда взорвалась арена, было такое странное ощущение неясности, да и в целом это сложно описать. – Диадема пожимает плечами. – Мне было не страшно убивать.

0


Вы здесь » The Hunger Games: After arena » Архив игровых тем » Tear us apart


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC

#pun-title table tbody tr .title-logo-tdr {position: absolute; z-index: 1; left:50px; top:310px }