The Hunger Games: After arena

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Hunger Games: After arena » Архив игровых тем » Ну, где ты взял такую принцессу?


Ну, где ты взял такую принцессу?

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

1. Название: Ну, где ты взял такую принцессу?
2. Участники: Злата Джаспер, Кассандра Джулай, Айдан Смарагдус
3. Место и время: бункер 13 дистрикта, после бомбежки бункера Капитолием
4. Краткое описание квеста: Кейси, правда, думала, что все кончено, когда планолеты Капитолия бомбили бункер. Но судьба была благосклонна к революционером. И это же становится толчком для Кассандры встретится с соперницей.
5. Очередность постов: Злата, Кейси, позже Айдан

+1

2

Ничего не предвещало такого поворота событий. Треклятый Хеймитч, притащивший её в этот мерзкий бункер. И всё было бы ничего, но вот вам получите боль и страх. Капитолий устроил бомбёжку тринадцатого ни раньше, ни позже, а именно когда она притащила свою очаровательную задницу в это богом забытое место.
Страх сменялся паникой. Неужели вот так и закончится её жизнь. И что она из неё вспомнит? Безумную, но безответную любовь Айдана, ночные попойки с Хеймитчем, вот уж поистине милые достижения. Кейси сидела в углу, огромного отсека, тут было много народу и от всех веяло страхом и паникой. Помогли. Уж лучше б она осталась в Капитолии, наверно не надо было ехать сюда с теми планами, которые она понастроила. Джулай сидела и молилась, молилась всему, чему можно было молиться. Если пожелать, что она не будет мстить, это может сработать? Она уже собиралась пообещать Шиве, не трогать соперницу и даже к ней не приближаться, когда взрывы прекратились. Тишина. Она давила сильнее, чем взрывы минутой раньше. Несколько минут тишины, и вот уже её нарушают радостные крики спасшихся людей.
-Спасибо, что не позволили проявить слабость – куда -то вверх проговорила Кассандра.
Джулай осмотрела сидящих рядом людей, как можно ходить в таких жуткий комбинезонах, надо будет намекнуть об этом Хевенсби.  Она нелепо смотреться здесь в своёй почти прозрачной блузки и короткой юбке. А уж если кто нибудь заставит её это всё снять… О тогда весь Дистрикт узнает кто такая Кассандра Джулай.
И тут взгляд женщины из таких одинаковых людей , выбирает её. Кейси внимательно всматривается в черты , такого ненавистного ей лица. Ну может быть симпатичная, была лет 15 назад. Женская ревность страшная вещь. Но она обычная холодная дама, а Айдан он такой…он самый лучший. Что в ней такого, что он оттолкнул  Кассандру? 
План А. Пойти познакомиться, дама Айдана её не знает, значит можно и в доверие втереться, опять же Смарагдус рядышком будет. Кейси поднялась на ноги и вышла к тому месту, где находилась Злата и ещё несколько безликих людей.
-У вас всегда так шумно? – мило улыбаясь, спросила она.
- Я Кассандра, новенькая здесь – и опять самая очаровательная  улыбка,- Может быть, поможете устроиться?
Джулай улыбается почти невинно, и по- детски хлопает ресницами. В ней живёт актриса, и сейчас она включит весь свой талант обольщения. И держись каждый кто встанет на её пути. Обратной дороги нет, она и так почти всё потеряла.

Отредактировано Cassandra July (2015-02-03 23:07:29)

+4

3

В оружейной мастерской стояла тишина, как вдруг заработала серена. В ту же секунду туда ворвался охранник:
- Угроза бомбардировки, всем нужно срочно спуститься в бункер, - Злата без промедления оставила ножи и выбежала в коридор вместе с охранником. Там творился настоящий бедлам. Если солдаты 13 были вымуштрованы и готовы к таким атакам, то беженцы начали паниковать. Повсюду слышался детский плач. Злата, подгоняемая толпой, начала спускаться вниз, но в голове свербила одна единственная мысль: «Где Айдан?».
Ее супруг благополучно приступил к своей работе. Нравилось ли ей это? Конечно, нет, он фактически все время проводил в командном центре. И Айдан не был бы Айданом, если бы не ринулся в бой при первой же возможности. Прежде чем приступить к своим роликам, он позаботился о том, чтобы Злата и носу не казала из катакомб. Пока он скакал по горам и весям 13, она должна была перебирать подушки и разрезать бинты. Злате это категорически не нравилось – такая спокойная работа совсем не отвлекала от беспокойства, которое снедало день за днем. Поэтому она нашла альтернативу – она помогала в оружейной лаборатории. Нет, до оружия ее конечно не допускали, но мелкую работу выполнила там не только она. Взамен ей разрешали иногда потренироваться в метании ножей. 13 вообще сильно изменил ее и ее жизнь. Здесь не признавали праздность – каждый должен был что – то делать, приносить пользу. И Злата была отчасти благодарна такому распорядку. Постоянная физическая работа вернули ее тело в почти идеальную форму. Она, наконец снова почувствовала свои мышцы, даже умудрилась похудеть. Смарагдус правда ворчал, что она слишком мало ест, но ей нравилось.
В бомбоубежище она была не в первый раз – помогала его обустраивать с другими беженцами, но никогда не видела здесь столько народу. Охранники помогали всем, чем могли. Злату любезно проводили к свободной койке, но усидеть она не могла. Поэтому решила проверить детей. Какими бы храбрыми они не были, для нее они все были детьми. Трибуты Айдана нашлись очень быстро, брат с сестрой были вместе, они кивнули  в знак того, что все в порядке. Значит о своей кузине они позаботятся. Двенадцатые тоже были здесь, даже Авену завели в бункер. Злата пока не осмеливалась подойти к девочке, но ее забота от этого нисколько не уменьшилась.
Даже Эффи была здесь, не менее бледная и напуганная, чем Злата. Хейма рядом с ней не было. Как и Дана. Как и Плутарха. Где они черт побери, ходят?
Беспокойство снедало ее все сильнее, особенно когда бункер сотрясся от первого удара – с потолка посыпалась штукатурка. Снова закричали дети, даже женщины заплакали. Злата сидела рядом с Эффи, держа женщину за руку – до это дня она воспринимала войну, как что – то абстрактное, только сегодня она подступила к ней настолько близко.
Еще удар, еще, но крыша их убежища выдерживала взрывы. Сколько все это продолжалось, женщина не знала, но в какой - то момент наступила тишина. О том, чтобы искать мужа не было и речи, ее из сектора то не выпустят.
Оставив Эффи одну, Злата вернулась к своей койке. Она сидела, скрестив ноги, и молилась, как услышала приятный голос. Перед ней стояла блондинка, в белой блузе и короткой юбке. Она явно была из новеньких, в 13 все ходили в одинаковых робах. Кажется, женщина была напугана не меньше нее.
- Шумно? Устроиться? – Злата пару секунд пыталась понять, что от нее хочет блондинка – ее голова была занята немного другим. – Присаживайтесь пока сюда.
Она указала на койку напротив нее, их попросили пока не перемещаться, вдруг артобстрел продолжиться.
- Сказала бы, что очень приятно, если бы не обстоятельства. Я Злата, Злата Джаспер. Вы из какого Дистрикта? – может разговоры помогут ей отвлечься и не сойти с ума от неизвестности?

Отредактировано Zlata Jasper (2015-02-04 10:15:25)

+2

4

В жизни Джулай есть три страсти это танцы, она сама и Айдан Смарагдус. Ну, танцы при ней всегда, стоит только захотеть. Она сама сейчас уже в безопасности, а вот Айдан… Слушая Злату Кейси обводила взглядом помещение. Звуки бомбёжки уже стихли, и люди потихоньку стали успокаиваться. Кейси оглядывалась по сторонам. Серые комбинезоны, серые люди, неужели это то, что они хотят? За что эти люди терпят такие лишения? Кассандра этого не понимала, именно здесь она осознала, насколько далека от всего этого. Но если  для Айдана это важно, она будет здесь, она будет лечить раненых, взрывать планолёты или что там ещё взрывают повстанцы. Научится маскироваться и выживать в тяжёлых полевых условиях. Только бы  быть с ним рядом.
Но об этом она подумает потом, сейчас же её занимает одна проблема и эта проблема сидит сейчас напротив неё. Кейси присела на койку, куда её любезно пригласила соперница.
-Спасибо – выдавливает она из себя.
- Я из Капитолия, по моему это очевидно - почти грубо ответила Кейси, она всё ещё не определилась с реализацией своего плана. И это доставляет ей определенный дискомфорт.
Лишь одно она знала точно, она должна быть рядом со своим любимым мужчиной. И уж ей обязательно удастся показать Смарагдусу, как он ошибается, выбирая Злату. От пристального взгляда Джулай женщине должно было стать не комфортно, нужно было что то говорить , а не просто смотреть.
-А вы? Вы отсюда, да? – молодая женщина расправляет юбку, натягивая её на колени, это верный признак, она нервничает. А как же не нервничать ведь осмотревшись Кассандра не находит в убежище ЕГО. Вот если бы Айдан был с ней, она бы точно не отсиживалась тут и была бы с ним. А эта…его драгоценная сидит тут, как ни в чем не бывало. И даже не переживает, держит за руку дамочку, о это кажется Эффи, подруга Хеймитча. Интересно, а не связывает ли этих дамочек романтические отношения? Было бы не плохо их разоблачить. Но всегда можно придумать то, чего нет. А у Джулай хорошая фантазия.
Повстанцы начали подниматься со своих место, уже несколько минут стояла тишина, и когда Джулай собиралась уже спросить, не пора ли покинуть это душное помещение, железные двери отварились ,и к своей радости она увидела знакомые лица. Хевенсби, как всегда впереди и такой решительной, а потом она увидела столь милое для себя лицо. Забыв обо всем на свете, а особенно о Злате, Кассандра бросилась на встречу к Айдану.

+4

5

Где же ты, ну черт побери где ты? Неужели не слышишь как я зову тебя? Не чувствуешь, как я переживаю?
Она нервничала все сильнее и сильнее, чтобы не действовать на нервы сопровождающей, женщина села на свободную кровать. Сейчас никому не нужна была ее помощь, вообще то помощь нужна была ей самой. Но что она могла сделать? Подойти к охраннику и спросить "Извините, вы не знаете, что с Айданом? Мы тут тайно поженились, и я волнуюсь?!". Бред. Они специально не стали ничего никому рассказывать, об этом событии, кроме них двоих,знали только три человека- Юджин, который их тайно венчал, его секретарша и Агат, который прибыл вместе с ней в 13. Если Айдан сказал, что об этом лучше молчать, она будет молчать и ни слова протеста не скажет.
Женщина так увлеклась своими мыслями, что не расслышала слов собеседницы, по лицу той было понятно - она от чего то злится. Может тоже кого то ждет? По ней не скажешь, сидит и хмуро разглядывает Злату, будто пытается что то увидеть в ней.
- Да, конечно, это очевидно, - Злата попыталась смягчить настрой собеседницы улыбкой, но какой там - тревога стальным обручем сковала ее внутренности. Но внешне это показывать было нельзя - для всего остального мира Айдан был ее бывшим трибутом, единственным, кстати, кого она смогла вытащить.
Между женщинами возникла неловкая пауза, которая нисколько не смягчала состояния Златы. Чтобы хоть как - то отвлечься и успокоиться, женщина затеребила цепочку на шее. Это была обычная тоненькая золотая цепочка, на которой висело кольцо. Для обывателей это было обычное кольцо, сплетенное из изумрудов и соединенное золотом. Если Злату знали как Победительницу, то ее семью помнили как первоклассных ювелиров. У них была самая большая сеть магазинов в Панеме, еще ее предки производили эксклюзивные вещи. Что уж думать об очередной безделушке. Но для нее это была не безделушка, а обручально кольцо. Кольцо было сделано по ее просьбе, у него была своя история. Злата лишь надеялась, что когда нибудь сможет носить его свободно.
- Я? Я из Первого. Живу в Деревне победителей, - говорить о том, что она Победительница не имело смысла, Злата победила 30  с лишним лет назад, и ее мало кто помнил, хоть Айдан и утверждал обратное.
Их неловкий разговор прервал шум дверей - кажется, бомбежка закончилась, и их решили выпустить. Она наконец сможет найти Хейма и разузнать о том, где находится ее муж. Ментор Двенадцатого то уж точно знает о характере их с Даном отношений.
Ее собеседница отреагировала быстрее остальных, не успела Злата и шага сделать, как та оказалась в объятиях мужчины. В объятиях ее мужа. Женщина споткнулась и замерла на месте. Она не могла вот так же подойти и обнять его при всех. Но это не значит, что она ничего не чувствовала.
Злата помнила эти ощущения, это жжение в груди, чернота в глазах и шум крови в ушах. Ногти вонзились в ладони, причиняя боль. Ревность, чувство собственности полностью захватили ее, отключая разум. Она не могла ничего сказать Айдану, но могла ясно показать ему взглядом. Ее глаза гневно сверкнули, ноздри раздулись, но она лишь сложила руки на груди, пряча сжатые до боли кулаки.Бедром она уперлась в железную спинку кровати, ожидая когда он подойдет. Злата не собиралась соревноваться с этой девочкой в скорости, она была выше этого.
-Ну объяснись, теперь, муженек.

+2

6

Стены содрогаются от взрывов. Смотрю на невозмутимое лицо Альмы Койн, и только удивляюсь, как ей удается сохранить спокойствие. Не думаю, что Капитолий часто практикует подобные вылеты, иначе об этом стало известно намного раньше. Хевенсби нервно теребит ворот рубашки. Ему не комфортно. Еще бы. Я знаю, как Плутарх любит комфорт и роскошь, а здесь он всего лишь один из всех, пусть и статус его выше. Но та же серая роба, то же расписание, как и всех. А еще я знаю, как сильно Хевенсби боится умереть. Я тоже.
За несколько дней до революции моя жизнь изменилась. У меянпоявился смысл цепляться за каждый день своей жизни. И сейчас мой смысл находится где-то в катакомбах, и, я надеюсь, полностью подчиняется всем указаниям. С трудом представляю, чтобы Злата отправилась меня искать вместо того, чтобы вместе с остальными спуститься на нижние уровни в бомбоубежище. Мои мысли занимает образ жены. Не замечаю, как начинаю повторять шепотом молитву. Примавера замечает это и ободряюще улыбается мне.
А потом все заканчивается. Койн приняла мудрое решение не открывать атаку. Я далек от политики, еще дальше от стратегии военных действий, но ее авторитет я уважаю. Какое-то время мы просто сидим молча, следим за мониторами, будто боимся, что планолеты Капитолия вернутся. Но этого не происходит. Плутарх первый подрывается с места. Я знаю, кого он собирается искать, мне с ним по пути.
Мы пробиваемся сквозь толпу, которая возвращается в свои отсеки. Приятно удивлен дисциплинированности. Дистрикт Тринадцать возвращается частями, чтобы толпа не могла причинить вред сама себе. Судя по всему, Яшма еще в катакомбах, туда и направляюсь. Пропускаю Хевенсби вперед, сам высматриваю знакомую внешность, но сегодня меня ждет сюрприз. Признаться, не могу так сразу определить – хороший или плохой.
Буквально через несколько шагов по бомбоубежищу, мне на шею бросается знакомая блондинка. Нет, я не сомневался, что Хевенсби не оставит ее в Капитолии, а может быть, тайно надеялся на это. Меня пугает не присутствие Кейси здесь, а то, что она находилась все это время рядом с Златой. Бегло обнимаю блондинку, потом отстраняю от себя.
- Кассандра, что ты здесь делаешь? – глупый вопрос, верно? Но я совершенно сбит с толку происходящим. Ловлю на себе убийственный взгляд Яшмы, и совсем теряю нить происходящего. Судя по всему, Кейси еще не успела наговорить лишнего Джаспер, иначе мое лицо вряд ли было бы таким целым. Вопрос в другом, как она узнала. И ответ тут же приходит на ум – Эбернати. Со злости хочется устроить ему скандал, но мне необходимо сначала разобраться с происходящим здесь.
- Муженек? – удивленно вскидываю бровь, приготовившись защищаться. Не хочу никому ничего объяснять. Не сейчас, но две пары глаз смотрят на меня выжидательно, и я понимаю, что мне не отвертеться. – Ради всего святого, говори тише.
Я не просто так скрывал наши отношения. Хевенсби знает, что в Тринадцатом есть шпионы, кроме того и он, и Примавера обеспокоены состоянием Койн. Сегодня я хоть и восхищался этой женщиной, я понял, что она может быть еще худшим вариантом для Панема, если слетит с тормозов.
Схватив обеих женщин за руки, веду их за собой, игнорируя оклики своих коллег. Не сейчас. Пока эти две женщины не уничтожили то, от чего не смог избавиться Капитолий, мне нужно решить этот вопрос. Заталкиваю их в кладовку, закрываю дверь и остаюсь стоять там.
- Во-первых, Злата, мы с тобой обо всем договорились, и я думал, что изъясняюсь предельно ясно, - я старался сдержать гнев, но был бессилен унять дрожь своего голоса. Если кто-то из ополченцев слышал ее фразу, могут пойти разговоры. Я не хочу, чтобы у кого-то были рычаги давления на меня, а через меня и на Хевенсби. – Во-вторых, Кейси, какого черта ты тут делаешь?
По правде говоря, я просто не знал, как рассказать Яшме о том, кто такая Кассандра Джулай и что он значит в моей жизни. Еще сложнее объяснить Кейси, кем мне приходится Злата.
- Насколько я понял, вы уже познакомились, - отвожу взгляд. Это будет долгий и неприятный разговор.

+3

7

Порой мы идеализируем тех, кого любим. И сразу после того как Айдан отверг Кейси, она придумывала о нём всякие гадости, пытаясь убедить себя, что он всего лишь один из миллиона ничтожеств. Но чем больше она старалась, тем меньше у неё это выходило. К концу своих самокопаний она убедилась, что Смарагдус идеален, а всему виной это стареющая победительница. Ну, недолго она будет победительницей, ещё посмотрим, кто смеётся последней.
Кассандра повисла на шее у мужчины, при этом успела кивнуть в знак приветствия Хевенсби и съязвить по поводу соперницы.
-Вы наверно там прислугой работаете.
Айдан обнял её, машинально или действительно был рад её видеть, но позлорадствовать Джулай не успела. Всё произошло слишком быстро. И вот, растерянную словами Златы, её тащат за руку куда то. Айдан зол и Кейси молит небо, чтоб злился он не на неё. Конечно не на неё, успокаивает она себя. Эта древняя дурында ляпнула, какую- то глупость. Джулай увидела беспокойство в глазах Плутарха, а это о многом говорит. По её мнению Плуто не возможно напугать, а этой Джаспер кажется, удалось.
Их обеих вталкивают в ужасно тесную и совсем не комфортную, даже комнатой это назвать нельзя. Кейси пытается развернуться и как бы случайно плечом задевает Злату.
-Приехала к тебе, я очень соскучилась - произносит она почти тихо, и как то по-особому интимно. При этом, совершенно не собираясь извиняться перед дамочкой.
-Может тебе следовало ей написать, что можно делать, а что нет,- язвительно говорит женщина и тут же добавляет – старость, всякое бывает.
В глазах вызов всему миру. Сейчас она действительно не понимает чем Джаспер лучше неё, и почему в своё время Айдан сказал ей, что у Кейси нет шансов. Шанс есть всегда, если сильно постараться. Главное чтоб они действительно не поженились. Хотя и  тогда можно найти повод. Было бы желание, а вот желания у Джулай хоть отбавляй.
-Не думаю, что это можно считать знакомством. Она ведь не знает кто я? Правда, мисс Джаспер? – Кассандра смотрит прямо в глаза женщине, а в них не поддельное превосходство. И даже если её сейчас смешают с грязью, она всё равно будет выглядеть в тысячу раз привлекательнее, чем эта мадам.
-Я привезла твои запонки – почти невинно произносит женщина, не отводя взгляда от лица соперницы.
Джулай протягивает, лежащие на её ладошки запонки Айдану, может это не правильно и сейчас он обрушит весь свой гнев на неё, но в любви как на войне, все средства хороши.

+5

8

Это была чья – то дурная шутка. Точно, шутка. Сейчас из за угла выскочит Фликерман со своей камерой. Но никто не выскакивал, беженцы небольшими группами покидали бункер. А она все продолжала стоять и наблюдать за милой картиной того, как супруг обнимает на ее глазах другую женщину. Замечательно просто, великолепно. Она была настолько зла, что не поняла, как задала свой вопрос вслух. Слава богам рядом кроме мужа и этой блондинки никого не было, их некому было услышать. Но тем не менее муж накинулся на нее коршуном. Чуть ли не выплевывал слова ей в лицо. Руки дрожали от желания одним движением поставить его на место, показать, что так с ней разговаривать не стоит. Она никогда, никогда не была причиной его злости. А от того, что он был рассержен, ее злость росла в геометрической прогрессии. Пока Злата раздумывала, какую фразу бросить ему в лицо первой, ее самым наглом образом схватили и потащили из бункера. Она слышала, как мужа окликали, но тот целенаправленно шел к своей цели. И его целью стала коморка с чистящими средствами. Там было очень тесно и пыльно, чтобы хоть что – то видеть, женщина дернула за цепочку, висящую аккурат над плечом мужа. Тусклый желтый свет осветил ее и двух предполагаемых смертников. Пока Джулай изливала свой яд на нее, Злата потирала покрасневшее запястье, если на руке появятся синяки, она забудет о Плутархе и попортит лицо своему мужу.
- А может, кому то следовало получше изучить историю? – Злата говорила тихо, испепеляя взглядом то одного то другого, но предпочтительно разговаривала с мужем, - Твоя…подруга посчитала меня прислугой. Скорее всего, в твоем доме. Развей пожалуйста ее сомнения, иначе это сделаю я, - в ее голосе явно чувствовалась угроза.
Ох и стукнуть бы сейчас Смарагдуса да посильнее. Так ее не оскорбляли еще никогда. И этот мужчина обещал ей тихое семейное счастье? Веселенькая жизнь у них получается.
- Мисс Джасер? – Злата выдавила из себя одну из самых милых своих улыбок. Капитолийка сама того не зная, дала ей в руки мощное оружие. Она приехала сюда за Айданом, даже не зная о том, что мужчина уже окольцован.
С одной стороны ей была неприятна эта ситуация, сейчас было не самое лучшее время для ссор и выяснения отношений. Ей не хотелось ругаться со Смарагдусом, не хотелось самой его злить. А с другой стороны какой – то чертенок внутри нее, нашептывал ей, толкал ее на поступки и слова, которые в другой ситуации она не произнесла, - Видимо Кейси не все знает. Может объясните ей мистер Смарагдус кто я такая?
Она позволила ему самому выкручиваться из той каши, которую он сам заварил. В любом другом месте этот его потупленный взор растопил бы ее сердце, но сейчас..сейчас она злилась еще больше.
Когда на ладони капитолийки блеснули бриллиантовые запонки мужа, злость Златы достигла апогея. Это были действительно его запонки, она сама несколько раз одевала их ему. И то, что они оказались на руках чужой женщины – плохой признак.
- Да, конечно, запонки ему сейчас как никогда нужны, - в ее словах отчетливо слышался сарказм, женщина опередила всех, первая забрав украшения из рук блондинки. Секунду она раздумывала – засунуть ли их в карман, или пришпилить  к груди супруга, чтобы больше не терял, - Я подержу их у себя, чтобы не терялись. А ты пока может все таки представишь нас друг другу?

Отредактировано Zlata Jasper-Smaragdus (2015-02-15 20:59:52)

+2

9

Мне ничего не остается, как принять оборонительную позу. При этом защищаться, я не собираюсь. Поймите правильно, я никогда не был святым, но о своей прожитой жизни никогда не жалел. Мне было пятнадцать, когда я выиграл свои игры. И в это же время впервые я познал чувство любви. Это была не просто влюбленность, а может, именно ею и было то чувство, которое возникло во мне, когда я смотрел на нее. Но она была замужем. У нее была семья. Я не из тех, кто вмешивается в чужие жизни, разрушая чужой дом. Пусть я много не знал, но я не собирался уводить ее из семьи, не ради нее или ее мужа, а ради ее сына, к которому я, к слову, привязался.
Я рос. У меня появились потребности и желания. Я бы не мог долго ублажать сам себя, хотя и приходилось. Меня покупали и это давало мне разрядку. В моей жизни были и мужчины, и женщины. Капитолий - столица развращенной нравственности. Но я отдавал себя, чтобы никогда  ней не случилось этого. Оправдывает меня это? Вряд ли. Но не монахи же мне было пойти, ожидая, когда освободится место в ее постели и в ее жизни.
Я не собираюсь защищаться. Я не сделал ничего плохого. А в силу своего характера просто не могу вычеркивать людей из своей жизни.
- Успокойтесь, обе, - устало выдыхаю я. Вместо того, чтобы быть на капитанском мостике или подняться на поверхность, я здесь выясняю отношения. И мне обидно. Правда. Я думал, что Кассандра поняла меня и простила. Осмелился предположить, что мы можем остаться друзьями, но она оставит возможность бегать за мной и снова возвращаться к теме любви ко мне. Ошибался. Я думал, что, вручая свою жизнь Яшме, я доверяю ей, а она доверяет мне. Судя по гневу в ее глазах. Я ошибался. Я никогда не давал повода ей усомниться в моих чувствах. А то, что было со мной раньше...У всех есть свои грехи. - Кейси не обязана знать всех победителей в лицо и по именно, - я знаю, что делаю. Как только Кассандра восторженно открывает рот, я осаживаю и ее. - А ты могла бы быть вежливее. Где твое хваленое воспитание?
Сталкиваюсь с недовольным взглядом Яшмы. Она хочет устроить скандал? Я ошибся в выборе своей спутницы? Она ждет, что я сейчас скажу Кассандре, что мы поженились? Нет, Яшма должна понимать, что этой фразы не прозвучит, пока не станет ясно, что нам ничто не угрожает. Это моя ошибка, но если мне суждено умереть в этой войне, я бы хотел умереть женатым на любимой женщине. Джулай достает запонки, и я едва удерживаюсь, чтобы не завыть в голос. Запонки, которые подарил мне отец. Запонки, которые я оставил в ее доме, когда спешно уходил от разъяренной женщины, которая услышала отказ. И теперь эти чертовы запонки в этом душном и маленьком помещении.
- Ты подумала о запонках? Как мило, - выдавливаю из себя. Яшма по-хозяйски забирает их, а я задыхаюсь от возмущения. Это МОИ запонки. Качаю головой, пытаясь привести мысли в порядок. - Кейси, это Злата Джаспер, моя близкая знакомая. Очень близкая, чтобы ты понимала, - да, черт возьми, Джулай посторонний человек в моей жизни и я не собираюсь раскрываться перед ней. Я вижу, что Кассандра все так же злится на меня и на свои безответные чувства. - Злата, это Кассандра Джулай. Мы познакомились в Капитолии. Скажем так, я был очень ценным призом.
Что будет дальше? Мне тоже интересно. Я не изменщик. Я чист перед обеими женщинами. Но! Это большая проверка для них.

+3

10

Любовь самое замечательное, что есть в мире. Она окрыляет, делая людей счастливыми, и тебе уже всё становиться приятным и радостным. А безответная любовь, это страшно. Вы любите человека, но ему не нужны, вы готовы ради него на всё, но ему этого не надо. И вы хватаетесь за шанс. А что если я докажу, покажу на сколько он не прав? Можно решиться и на это, но надо ли.
Кейси готова была пуститься в пляс, когда Айдан осадил Злату. Но радость была не долгой. Джулай как бы по инерции ещё отвечала
-Эпоха динозавров не мой конёк – она улыбнулась, глядя в глаза Смарагдуса.
Когда то она пропала, впервые взглянув в его зелёные, и абсолютно фантастические глаза. Сейчас она тоже пропала, только по другой причине. Кассандра увидела в них столько любви и нежности, но адресован этот взгляд был не ей. И, несмотря на то,  что он злился, смотрел он на Злату с всепожирающей страстью и нежностью. Ревность жуткое чувство, но как можно ревновать того кто никогда не был твоим? Айдан что -то ещё говорил, Злата метала гром и молнию, а Кейси стояла там, в этой душной, тесной коморке и понимала, что зря она всё это затеяла. Глупо стараться заметить ту, на которую так смотрят.
-Чем я хуже? – тихо произносит она, голос дрожит, но соперница не увидит её поражения. Уходить надо с высоко поднятой головой.
Джулай даже не знает, хочет ли услышать ответ на свой вопрос, она только понимает, что никто и никогда не любил и да вряд ли полюбит её так.
-Надеюсь, ты счастлив - ей становиться тяжело, дышать, она готова бежать отсюда, только бы они не видели её слёз. Никогда она не покажет свою слабость, достаточно того что она и так выглядит сейчас дурой.
-Не думай, что легко отделалась, ископаемое – грубость это её защита, может, стоит вывести Смарагдуса и порвать эту ниточку навсегда? Но что то в глубине её израненного сердца не готова отпустить этого человека насовсем. Они могли бы стать друзьями? И каждый раз приезжая к ним Джулай наносила бы  очередной удар по своему и так раненому сердцу. Волнение становиться сильнее, сердце бешено бьётся в груди, и убежать бы отсюда. Да вот сюрприз Айдан стоит в дверях. Дышать становиться всё сложнее и сложней, Кейси хотела попросить мужчину выпустить её, но вместо этого просто потеряла сознание.

+4

11

Как она до этого докатилась? Где потеряла свою гордость? Она словно очнулась и смотрела на себя со стороны. Прежняя Злата не стала бы зубоскалить с какой – то девчонкой, реагировать на оскорбления. А вот эта Злата могла и делала это. Не зря говорят, что когда женщиной руководят чувства – разума не слышно.  Они все были злы, а Кассандра чуть ли не плевалась огнем. Айдан был зол, только Злата не понимала, причем тут она? Чего он ожидал от нее? Чтобы женщина тут же кинулась к Кейси и они стали лучшими подругами? Но Злата не идеальная, у нее тоже были свои недостатки. Если Айдан думал по другому, то ему придется смириться с тем, что она всего лишь человек.
- Вы по - моему вообще ничем не интересуетесь, кроме ценных призов, - слова были сказаны сгоряча, Злата сложила руки на груди и уперлась спиной об одну из полок. Здесь было очень тесно, при желании она могла коснуться локтем Кейси и Айдана, но женщина целенаправленно отодвинулась от обоих.
Пока Кассандра бомбардировала Смарагдуса вопросами, Злата молчала. Этот вопрос был адресован явно не ей, пусть он и объясняется. А в голове возникли слова, сказанные ей когда – то давно.
«Запомни девочка, чтобы тебе не говорили, как – бы не пытались вывести из себя, ты должна быть выше этого. Вокруг тебя будет полно народу, с тобой захотят подружиться, тебя будут ненавидеть, тебе будут завидовать. Но ты должна быть выше их всех. Ты – победительница и ничего никому не обязана. Это они все тебе должны.»
Слова ее ментора были как нельзя, кстати, в этой ситуации. Чтобы выйти из этой ситуации с честью, ей придется запрятать подальше свои чувства и показать свету другую Злату. Кто сказал, что все с радостью и пониманием примут ее…связь с победителем. Он был ее трибутом, он почти на 10 лет младше нее. Не монахом же он женился на ней в конце концов. Ему требовалось только одно – сделать так, чтобы его бывшие подружки не проходились по ее возрасту.
Злата кинула мимолетный взгляд на соперницу, и сделал шаг поближе – блондинка выглядела уж очень бледной. В следующую секунду Кассандра начала падать, так как Злата стояла ближе к ней, она первая и подхватила женщину. Кейси явно не была пушинкой, поэтому Джаспер рухнула с ней на колени. Кончиками пальцев прикоснулась к сонной артерии – пульс был.
- Она жива, просто без сознания, - Злата посмотрела наверх и не увидела того, что ожидала, - Да здесь даже вентиляции нет, открой дверь.
Злата поддерживала голову Кейси все - то время, пока Смарагдус нес ее в медблок. Улучив момент, она достала из своего кармана запонки, и незаметно засунула их в карман мужа. У самого медблока женщина остановилась – Айдан двинулся дальше. Там ей не было места. Тем более, что в помещении явственно пахло кровью. Злата сделала пару шагов назад, и уперлась спиной об стену. Паника сжала горло таким стальным обручем, что несколько секунд невозможно было дышать.
Спокойно, ты не в Капитолии. Никто тебя осматривать не будет, никто не прикоснется.
Но слова плохо помогали, страх перед больницами так никуда и не делся.
- Злата? Что вы здесь делайте? Вам плохо? – к ней подошел врач, это оказалась миссис Эвердин, - Вы такая бледная. Может вам пройти?
- Нет, нет все в порядке, - Злата кинула испуганный взгляд на дверь и замотала головой, - Сейчас все пройдет.
Доктор еще раз с сомнением посмотрела на нее и ушла. Блондинка сползла по стене и так и осталась в бессилии сидеть на земле, ожидая когда оттуда выйдет муж.

Отредактировано Zlata Jasper-Smaragdus (2015-02-21 16:41:44)

+2

12

Я испытываю теплые и нежные чувства к Кассандре. Мне нравилась эта особа. Конечно, я никогда не рассматривал ее в роли своей пассии, ведь был влюблен в Злату. С пятнадцати лет каждый день своей жизни я любил эту женщину. А Кейси просто оказалась рядом. Знаете, это совсем не просто. Мы побеждаем на Голодных Играх, проходим сущий ад, чтобы потом оказаться во власти богатеев Капитолия. Кассандра Джулай была из тех, кому необходимо подчиняться. Ослушаешься - бац, и нет твоей семьи и близких. Она, как большинство спонсоров, была защищена от посягательств Победителей, которые были злее, крупнее, агрессивнее.
Мы, Победители, не имеющие собственного мнения, не имеющие возможности сказать нет. Мы должны были подчиняться, потому что так велел Сноу. Так приказывали, угрожали, вынуждали, сравнивая победителей с вещью. В Кассандре я впервые увидел человека, которому не все равно. Возможно, жаль, что наши чувства оказались не взаимными.
- Потому что я люблю ее! Ее, а не тебя. Не важно, чем она лучше, или чем лучше ты. Я люблю Злату, и мы не раз говорили об этом, и я просто смел надеяться, что это уже решенный вопрос, - наверно, я был слишком напорист. Кейси побледнела, пошатнулась и стала оседать. Яшма подхватила ее под руки, но это не помогло, и обе женщины оказались на полу. - Кассандра!
Я опустился на колени с другой стороны от нее, не зная, как себя вести. В этот миг во мне кипела ненависть ко всему, что со мной происходило, начиная от Хеймитча и Плутарха, заканчивая двумя блондинистыми особами. Я и сам видел, что она жива, ругал себя, что вообще позволил этому разговору состояться. Нужно было все прекратить еще в катакомбах бункера. Поднимаю Джулай на руки и иду следом за Златой в больничный блок. Там ей помогут. Это просто обморок. Ничего страшного.
Положив ее на койку, я сделал несколько шагов назад, позволяя подойти врачам.
- Это ваша подруга? - спросили меня. А я не знал, что ответить.
- Да, - запнулся на этот слоге, будто не хватило воздуха. Ей дали понюхать нашатырь, и девушка замотала головой, приходя в себя. Врач удалился, оставив дверь приоткрытой. Сквозь появившийся проем я видел жену и беседующую с ней миссис Эвердин. Подсев к Кассандре, я взял ее руку в свою ладонь. - Зачем ты это сделала? Я ведь все тебе сказал. Я тысячу раз извинился, что никогда не смогу полюбить тебя. Мое сердце навсегда занято. Мне жаль, что я дал тебе повод думать иначе. Прости.
Мой голос дрогнул. Мои слова шли от сердца. Я не могу ее ненавидеть, не могу желать окончания наших отношений. Джулай была образованной, интересной женщиной, и Боже, как она танцевала. Ничто, даже тот факт, что я женат, не мешает мне восхищаться ее талантом. Поднимаюсь с койки, отпуская ее руку.
- Все это не правильно, понимаешь? - эту фразу я сказал громко, чтобы Злата ее так же слышала. Она осталась в коридоре и не желала пройти внутрь палаты. А я не мог разорваться на две части. - Когда-нибудь ты встретишь человека, который тебя полюбит сильно, по-настоящему. и тогда ты забудешь меня. Я был всего лишь игрушкой в твоих руках. Делал то, за что мне платили. Прости.

+3

13

В голове звучит музыка, её любимое танго, двое танцуют этот танец страсти. Двое, мужчина и женщина, а она стоит за стеклом, отвергнутая и никому не нужная. И только одна мысль, как же не точны их движения и как они фальшивят, заставляют несчастную улыбнуться. Она знает, что хоть в чём  то ей нет равных.  Не заметно всё исчезает, приторный запах нашатырного спирта возвращает её к действительности. Рядом стоит Айдан, она на кровати, и это явно больничная палата. Интересно , что случилось? Эта старушенция её стукнула что ли? Потом она начинает вспоминать. Ей просто стало плохо. А как же иначе, кому будет хорошо, когда ты понимаешь ,что ничего не значишь, для человека ради которого готова на всё. Айдан держит её за руку, но заметив, что она пришла в себя, выдернул её. Ну что ж она понимает, она ему не нужна.
-Хотела убедиться, что ты счастлив – тихо произносит она. Кейси садиться на кровати, свешивая ноги на пол. Она уже готова уйти отсюда, но, кажется надо поставить точку. Джулай не на помойки себя нашла, и знает когда нужно уйти.
Молодая женщина внимательно слушает Смарагдуса, и лишь саркастически улыбается. Конечно, она совершила глупость, но она так хотела его увидеть. Революция и все эти волнения, она просто очень за него переживала. Ну да хотела поиздеваться над соперницей, кто её за это осудит? Пусть тот, кто так бы не поступил, первым кинет в неё камень.
-Засунь свои извинения, знаешь куда? – она всё ещё злиться, но уже готова отпустить.
Главное в любви это жертвенности, ради того кто тебе дорог. Нужно иметь мужество, причиняя себе адскую боль, отпустить любимого, понимая, что с тобой он не будет.
-Конечно, полюбит – она почти истерически смеётся – у каждого из вас есть своя старушенция, пошли вы все к чёрту. Мне ни кто не нужен. Только музыка и мои танцы.
Она снова собиралась подняться, но следующая фраза заставила её задохнуться. На глазах навернулись слёзы. Ах, вот оно что, игрушка, всего лишь игрушка. Вот она идиотка, дарила своё тепло тому кто даже не испытывал к ней ничего. Как же со всем этим справиться и не сойти с ума. Впрочем, она ведь всегда знала, что была только суррогатом и то, как он называл её другим именем, так и осталось горечью в её сердце. Но обида слишком затуманивает её мозг и чтобы не закричать , она со всего маха бьёт его по лицу.
-Гори в аду Айдан Смарагдус и динозавра своего забери.
Она спрыгивает с кровати готовая уйти, но что- то её останавливает. Джулай  подходит к Айдану и, глядя прямо ему в глаза, произносит
- Больше ты меня не увидишь, живи и будь счастлив. Надеюсь она того стоит.

+4

14

Сидя на корточках на полу, Злата ждала. Чего ждала? Она сама не знала ответа на свой вопрос. В палату так и не вошла – считала, им нужно было поговорить вдвоем. Да и сама не могла спокойно реагировать на блондинку. Она женщина, всего лишь женщина, которая любит. И ревнует. Хеймитч, при той «исторической» встрече, спрашивал ее о ревности. И она честно ответила, что ревнует. В тот вечер было сказано много неприятных слов, и ей наговорили, и она наговорила. Но с Хеймом они пришли хоть к какому то согласию, то с Джулай о таком и мечтать не стоит. Злата не знала ничего об этой женщине, знала только то, что когда то она покупала ее мужа. Покупала потому что, он пожертвовал собой, ради нее, Златы. Сможет ли она когда - нибудь расплатиться с мужем за такую жертву? Блондинка надеялась, что ей дадут достаточно времени, чтобы сказать «спасибо».
В палате явно что то происходило, Злата не слышала о чем говорят эти двое, но и прислушиваться не собиралась. Спина начала замерзать, поэтому ей пришлось встать. Туда - сюда сновали люди, кто навещал родных, кто работал в медблоке. Они все были заняты своими делами, как – будто ничего и не случилось. А ничего и не случилось. Для всего остального мира они соседи, ментор – трибут. Очень немногие подозревали о настоявшей подноготной их отношений, они могли лишь подозревать о том, что Злата и Айдан любовники. Но ни одна живая душа не знала о том, насколько далеко они зашли. По приезду в 13, ей пришлось снять кольцо и повесить на шею, рядом с ее мужем постоянно вились интриги, таким уж он был человеком. Он захотел другой жизни для себя, для своих друзей. Один раз, сказав ему «да», она готова была идти с ним и в ад.
Громкий голос мужа привлек ее внимание, Злата замерла, ожидая чего – то. Но, то, что произошло дальше, не укладывалось в ее голове. В комнате сначала закричала Кейси. Она проклинала ее мужа, затем раздался шлепок. Злата резко распахнула дверь, та с громким стуком ударилась об стену.
Ей хочется закричать, хочется кинуться на эту дурочку, и выбить всю дурь из ее головы. Но стоило бросить взгляд на мужа, как она замерла на месте. Она не первый год знала его, и могла увидеть по его глазам – не стоит делать того, что она собиралась. Руки дрожали от желания вернуть даме пощечину, но раз муж молча, просил ее не делать этого, она остановилась.
Джулай проявила себя как истиная капитолийка. Как истинный покупатель. Она пришла сюда, чтобы отбить его у Златы, а поняв, что он не сделает так, как она хочет – ударила его. Сколько таких пощечин он получил именно от Джулай? Всегда ли она была нежна с ним, или только когда, он беспрекословно слушался ее.
Злате было мерзко от собственных мыслей, она оглядывала Джулай, сморщив носик.
- Вы закончили? А то перед палатой уже люди собираются, - крики блондинки действительно начали привлекать внимание врачей и медсестер.

+3

15

Ее удар сильный, хлесткий. Моя кожа горит. Глаза блестят от слез. Плачет моя душа, плачет мое сердце. Смотрю на Джулай и больше всего хочу обнять ее, успокоить, прижать к своей груди и убаюкивать, как маленького ребенка. Она не заслужила такого обращения, но я ничего не могу поделать с собой. Не могу заставить себя полюбить другую женщину. Встретив однажды Яшму, я навсегда отдал ей свое сердце, даже, учитывая, что она не берегла и не любила меня всегда. Как ни странно, оглядываясь назад, я понимаю, что у всего должно быть свое место и время.
Среагировав на шум, происходящий в палате, доносившейся из полуоткрытых дверей, на пороге появляется Джаспер. Предупреждающе смотрю на нее. Мне только не хватает сцены из фантазий большинства капитолийцев с выдиранием волос и царапаньем лица.
- Мы закончим тогда, когда сочтем нужным, - зло проговариваю я. Приближаюсь к Кассандре, с жесткостью в глазах и крепостью в руках хватаю ее за плечи. Она слишком хрупкая в моих руках. При желании я могу раздавить ее, разбить, хотя я уже так и сделал. От ярости и внутреннего гнева, я задыхаюсь. И я уже не тот, которого полюбили обе эти женщины. Бьюсь об заклад, они даже не предполагали, что во мне столько злости и ненависти. Они любили мои улыбки, мою обходительность, мою нежность, забывая о том, что у любой медали есть две стороны. Я позволил себе с силой встряхнуть Джулай, и это могло напугать любого, кто заметил бы эту картину со стороны, в том числе и мою супругу. - Возьми себя в руки, черт возьми. Это война, Кейси, здесь нет времени выяснять, кто прав, а кто виноват. Быть может, завтра этот бункер сотрут с лица земли. Хочешь ненавидеть меня? Пожалуйста. Я не обещал тебе себя, я не общела тебе своей любви. Ты придумала этот мир, забыв спросить меня о моих чувствах. 
В моих глазах до сих пор горит пугающий огонь гнева. Касаюсь ладонью ее щеки, стирая слезы с щеки. Признаться, я уже видел, как могу сломать ее шею всего одним движением, но это всего лишь наваждение.
- Тебе придется смириться с фактом моего существования где-то по близости. - отпускаю ее, не заботясь о том, может ли она устоять на ногах от такого представления. Оборачиваюсь и смотрю на Злату. Во мне кипит гнев, с которым мне никак не справиться. - Я думал ты...Откуда столько злости?
Теперь я растерян. Может, и я любил образ, который придумал, забыв о достоинствах и недостатках? Может, я такой же глупец, как Джулай? В мою спину летят слова капитолийки, и гнев отступает, сменяясь досадой.
- Если потребуется, я отдам свою жизнь за нее, понимаешь? - говорю это Кассандре, но не свожу глаз с Яшмы. В нем, должно быть, еще хватает жесткость, раз Джаспер будто вросла в пол, не в силах сдвинуться. - Надеюсь, ты довольна...
Очень тихо говорю я, но эту фразу слышат обе женщины. Пусть сами решают, к кому я обратился в последний момент, мне все равно. Они обе разочаровали меня. Прохожу мимо Златы, не задевая ее плеча. За моей спиной смыкаются двери больничного бокса, и я перехожу на бег. Я бегу прочь от того, что произошло сегодня. Если бы можно было выкинуть это из памяти, выжечь со своего сердца, просто стереть с кинопленки моей жизни, чтобы не осталось и следов. На свежем воздухе мне не становится лучше. Где-то вдалеке вижу Хеймитча, беседующего с Примаверой. А вокруг полно белых роз. Вся площадка передо мной усыпана белыми розами, как будто белой покрывало на чьем-то смертном одре. Ко мне обращаются за помощью, и я поборов себя с прежней улыбкой сразу же хватаюсь за дело.

+3

16

Капитолий и Дистрикты в них так мало общего. Жители Дистриктов считают капитолийцев монстрами. А как же иначе. Они покупают победителей, с их молчаливого согласия проходят Голодные игры. Но не все такие уж гадкие, а семье как говориться не без урода. Многие не довольны Сноу и его правлением, но это уже другая история. А победители - кто они? Они убийцы, самые настоящие. Надо видеть с каким остервенением и радостью, они уничтожают себе подобных. Да возможно они поставлены в такие условия. Но, тем не менее, никто не давал им права равнять всех под одну гребёнку. В Капитолии есть люди, которым не безразлично, что происходит. Цина, Плутарх и Примавера, ценой своего благополучия, а порой и жизни, пытаются изменить этот мир к лучшему. Да и покупатели не все негодяи и насильники. Кассандра была глупенькой девочкой, но ей всегда было жалко людей. Она покупала победителей, но для того чтоб подарить им тепло и заботу, а порой и просто спасти жизнь. И только с одним получилось по-другому. Чувства взяли верх над разумом, девочка полюбила, сильно, по-настоящему, она готова была идти за ним хоть на плаху. Целых пятнадцать лет, с мыслями о нём, с надеждами и разочарованием. Нужно ли это было ему? В какой- то миг ей казалось, что да. И только открывшись ему, она узнала всю правду. Приняла ли она эту правду? Да. Приняла, потому что любила и готова была его отпустить. Но… в нашей жизни всегда есть место но. Страх остаться одной подтолкнул её к этому разговору. Ну и искушение потешиться над соперницей тоже сыграло свою роль. Джулай прежде всего была женщиной. Права ли она была в своём решении? Нет. Особенно теперь, когда увидела Айдана таким. Она никогда не заблуждалась на его счёт. Если он победитель, значит он убийца, значит он не белый и ласковый, но она принимала его таким. И сейчас она не была слишком шокирована тем, что увидела и испытала на себе. Она просто разочаровалась, но не в нём, а в себе.
Приходя в себя после столь импульсивного поступка Смарагдуса, Кейси лишь слабо улыбнулась. Сказать что она была довольна ситуацией, которую сама же заварила, так нет, ей было стыдно, стыдно от того что выбрала не то место и не то время. Поступила бы она в другое время так же? Да поступила бы, всегда нужно ставить точку, для того чтоб двигаться дальше. Здесь и сейчас она отпустила своё прошлое. И чёрт с ним, что сердце разбито и как жить дальше, она не знает. Но ещё хуже, что этим людям всё равно, что с ней будет.
-Не думай, что ты победила –произносит она тихо, почти шёпотом – я просто его отпустила.
И пусть это не правда, он никогда не был её. Он всегда принадлежал другой, и если не телом, то сердцем и душой . Но Джулай не покажет никому как ей плохо, особенно этой дамочки. Злата ей очень не приятна и она действительно не понимает, что такой человек как Айдан Смарагдус нашёл в столь серой и скучной Джаспер. Но любовь зла, полюбишь и… Джаспер.
Кейси поправила выбившиеся от тряски волосы, и гордо подняв голову, прошествовала мимо дамочки. Может сегодня Кассандра и проиграла, но то, что Джаспер не победила, это очевидно. На какой- то миг Айдан разочаровался в обеих женщинах, это было видно. Но если Кейси это уже всё равно, то Злате ох как придётся постараться. Впрочем, это Джулай уже не касается, пускай сами разбираются.
В дверях молодая женщина обернулась
-Однажды я спасла его от смерти, а что сделала для него ты? – вопрос риторический, ответа на него Кассандре не надо. Лишь холодная усмешка тронула её губы.
-Ты его не достойна.
Постояв ещё какое-то время в дверях, и смерив мадам презрительным взглядом, Джулай покинула больничный блок. Ей нужно найти Хевенсби, она хочет предложить свою помощь людям, подвергшимся нападению Капитолия.

+4

17

Лучше бы он ее ударил. Со всего размаху, наотмашь, но лучше бы ударил. Это было намного предпочтительнее его грубого тона. Никогда, ни разу за весь период их знакомства он не говорил с ней таким тоном. Как - будто она не человек, а вещь. Как – будто он разочаровался в ней. Услышав его голос, она даже сделала шаг назад, пытаясь защититься от той грубости. Ее Айдан не был таким. Ее Айдан всегда сдувал с нее пылинки, и защищал  от всего мира. Может быть, она сама виновата в том, что видит его сейчас таким? Может это из – за того, что она придумала себе образ? Образ настоящего, идеального мужчины, ее Принца на белом коне из давней сказки. Сказки то ей читали, но кажется, забыли сказать о том, что жизнь намного хуже. И вот она увидела реальность. И она оказалась неприглядной.
Злата как – будто находилась в Зазеркалье. Она как – будто наблюдала другой, перевернутый мир. Другая, ревнивая она. Другой, злой Айдан.
Она уже видела это выражение глаз, видела эту злость в мальчишеских глазах. В глазах его брата. Руби был агрессивным мальчиком, Айдан же был его противоположной стороной. Сейчас же она видела перед собой не своего мужа, а Руби. Это не Айдан, а Руби мог так себя вести. Кричать на других, и грубо обращаться с женщиной.
От этой картины ей стало по настоящему страшно. Этого не могло быть, Айдан был Айданом. Но почему, почему он так вел себя? Почему позволял себе грубить и делать больно женщине?
Она была в такой прострации, что не могла даже остановить его. Язык словно онемел и прирос к небу, она дышала то через раз. В какой – то момент все прекратилось, в палате наступила тишина. Айдан прошел мимо нее, обходя ее, словно чумную, и сердце ее в этот момент разбилось. Теперь он избегал ее, как – будто она была заразной. Боль в груди нарастала с каждой секундой, и она молилась только о том, чтобы не расплакаться при капитолийке. Ногти вонзились в ладони, причиняя боль. И возвращая в реальность. Джулай тоже покинула палату, ее вопрос повис в воздухе.
- Я спасла его душу, - кому она это шептала? Себе или женщине, которая пришла и уничтожила ее маленький мирок?
Звук гонга отвлек ее от мыслей – это Тринадцатый призывал всех в столовую. Война войной, а обед по расписанию. Она была рядовым беженцем, и не могла нарушать правила.
На негнущихся ногах женщина покинула мед бокс и влилась в толпу народу. Беженцы и жители Тринадцатого шли в столовую. По большей части они шли парами, старались держаться друг друга. Только рядом с ней никого не было.
Живя в деревне победителей, она не стремилась заводить друзей, а катакомбы Тринадцатого не способствовали знакомству с новыми людьми. Вот и получилось, что Злата практически всегда была одна.
В последний момент она все таки сменила направление, и оставив  столовую за спиной, направилась в другую сторону – в свою комнату. Закатав рукава рубашки, она хотела проверить расписание, как увидела чуть ниже локтя еле заметные красные отпечатки пальцев мужа. Через день они посинеют. У нее не укладывалось в голове – уж оставил синяки на ее руке. Она не сомневалась, на плечах Джулай появятся такие же следы. Уму непостижимо.
Она с каким – то остервенением вернула рукав на место, и застегнула пуговицу. Сейчас в спальных боксах никого не было, в коридоре стояла тишина. В какой – то момент блондинка остановилась у перил и посмотрела вниз. Сейчас, как никогда она нуждалась в друге, в человеке, который поддержит ее и выслушает. Но таковых у нее не было. На нее смотрела зияющая пустота, в которую уходила спиральная лестница. Голова закружилась, и Злата отступила на шаг. Она чувствовала себя смертельно усталой, как – будто разгружала ящики с оружием. Ей, конечно не помешало поесть, но от одной мысли о еде становилась дурно. Поэтому она отправилась к своей двери. Нажатие кнопки и ее встретила темнота – свет на день выключали. Освещался лишь небольшой квадратик пола – от света в коридоре. Это было то, что нужно. Зайдя в комнату, она закрыла за собой дверь – щелкнул замок, теперь снаружи ее никто не сможет открыть. Ее окутала темнота.
Вытянув руки вперед, она на ощупь дошла до кровати. Тяжелые ботинки грохнули об пол, она свернулась калачиком и наконец, заплакала. Нет, зарыдала, как маленькая девочка, которая разбила коленку. И не было никого, кто бы подул на нее, и сказала, что все будет хорошо.
Сколько прошло времени, она не знала, в какой – то момент слезы высохли, и она погрузилась в сон. Там, в другом мире ее уже ждал человек, который любил ее просто потому что она есть.

+1

18

Квест завершен

0


Вы здесь » The Hunger Games: After arena » Архив игровых тем » Ну, где ты взял такую принцессу?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC

#pun-title table tbody tr .title-logo-tdr {position: absolute; z-index: 1; left:50px; top:310px }