The Hunger Games: After arena

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Hunger Games: After arena » Архив игровых тем » Преступление и...


Преступление и...

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. Название: "Преступление и..."
2: Участники: Landeline Cassius, Astrid Paylor, Johanna Mason
3. Место и время: Капитолий почти сразу после Революции
4. Краткое описание квеста: Революция прошла, но е1ё последствия будут греметь еще долго. Победители чувствуя вседозволенность и безнаказанность, мародерствуют по столице. Не по крупному, и не все, конечно, но ублюдки есть везде. Крышу сносит даже у самых стойких. На них вот-вот только нашлась управа... сейчас даже самое мелкое правонарушение способно стать последней каплей, переполнившей чашу терпения и способной из мухи раздуть проблему размером со слона.
5. Очередность постов: Ланделин, Астрид, Джоанна

0

2

капитолий пал. а вместе с ним и его жители упали на колени перед революционерами, будучи загнанными в угол. с нами начали обращаться хуже, чем с животными. не смотря на то, что многим предоставили отдельное жилье, заселив по несколько человек, нас во многом ограничили. например, кормили строго в отведенное время. и кормили это еще громко сказано. то, что они называли едой, едой назвать невозможно. от голода у меня сводило живот уже какой день. и не в состоянии больше терпеть голод, поздним вечером, когда над столицей сгущались сумерки, оставив брута с хейли, я выбралась в город.
без сладкого я уже буквально сошла с ума. я добралась до дома, где мы жили, тихо вошла в столовую, а из нее по потайному ходу прошла на кухню, где отец и его команда готовили всегда обеды к президентскому столу. я помню эти грандиозные вечера, когда столы буквально ломились от яств. и чего только не было. вот только все кануло в лету. о тех торжествах можно забыть.
порывшись в холодильнике, я достала немного еще свежей еды и спрятала в сумку, перекинув ту через плечо. далее мой путь лежал к кондитерским изделиям. тут уж я не растерялась – набрала столько, сколько хватило места. я обязательно поделюсь с хейли, она наверняка такого в своей жизни не пробовала. но остается брут. мой несчастный песик тоже уже с ума сходит от еды, которой нас кормят. и хоть я и стараюсь отдавать ему все самое вкусное, этого явно мало. он ведь тоже привык хорошо питаться.
я выхожу из полуразрушенного дома и спускаюсь вниз по улице, проходя по темному переулку. здесь совершенно нет фонарей. поэтому приходится идти буквально на ощупь. мне навстречу движется группа людей, и я прячусь в тени зданий. никогда ранее мне не приходилось прятаться в этих улицах. если честно, мне вообще не приходилось прятаться. в этом не было смысла. а теперь я шарахаюсь от каждого шороха. когда же группа скрылась за поворотом, я, ускорив шаг, добралась до магазина с товарами для животных. разумеется, он был опечатан. обойдя его со всех сторон, я уже было отчаялась. через  высокие окна, предварительно разбив их, пролезть не получится, а дверь далеко не стеклянная. но, проделав такой опасный путь, я не могу вернуться к своей собачке, ничего ему не принеся из вкусняшек. я вновь обхожу здание, шагая прямиком по клумбам, окружающих магазин, и останавливаюсь. мое внимание привлекло маленькое окно у самой земли. подвал. как я сразу не догадалась. убедившись, что рядом никого нет, я со всей силы ногой ударяю по стеклу, разбивая его и слыша, как осколки летят вниз, окончательно разбиваясь о пол. не смотря на то, что окно маленькое, я сумела в него протиснуться. спасибо невысокому росту и компактному телосложению. подвал оказался складом, здесь было полно товаров, которые не дошли до прилавка. – с ума сойти. – шепчу, проходя вдоль не распакованных  товаров и проводя рукой по некоторым подстилкам для домашних животных. – бруту бы понравилась такая кроватка. – негромко замечаю про себя, снимая со стеллажа небольшую собачью кроватку, пробуя на ощупь плюшевый ворс, из которого она сделана. у меня даже закрадывается мысль унести ее с собой, но вскоре я забываю об этом, теряясь среди кормов. освобождая место в своей сумке, я складываю в нее различные корма для собак  мелких пород, какие мы закупали для брута, когда в этом была необходимость. радости моей не было предела. я уже предвкушаю тот момент, когда зайду в дом, угощу его лакомствами и удивлю хейли сладостями, которые мне удалось вынести из своего дома. но мне и в голову не приходило, что взлом может привлечь чье-то внимание. сигнализации никакой не сработало. поэтому, набив сумку до отвала, я подхожу к разбитому окну, подставляю под него первую попавшуюся высокую коробку, вскарабкиваюсь на нее и вылезаю наружу, вдыхая ночной воздух. ничего страшного ведь не произошло. я сейчас вернусь домой и никто ни о чем не узнает.

+2

3

Атсрид была зла. Рано было думать, что с победой Революции все закончится, мгновенно наладится и встанет на свои места. Новый мир принес новые проблемы. Пока она валялась в госпитале после взятия Капитолия, город превратился в поле для противостояния победителей и побежденных. Первые чувствовали свою вседозволенность и творили, что хотели. Кто указ победителям, кроме них самих?
Вторые либо сопротивлялись, но молча, сцепив зубы, либо, что совсем не странно, присоединялись к мародерам.
И кому это было проучено все разгрести?!..
"Мисс Пейлор, не хотите ли послужить Панему?" Не хотите ли поразгребать дерьмо руками на благо всей страны? Долбаный Неро со своим предложением! Долбаное чувство ответственности за происходящее, долбаные озверевшие победители! Ложкой меда в этой бочке, да что там бочке - цистерне, не меньше - дегтя было то, что у Астрид теперь были совершенно официальные полномочия и весьма весомая должность в новом правительстве. А это значило, что когда все уляжется, она сможет помочь не только Панему и Капитолию, но и Дистриктам. Вот только бы улеглось... да побыстрее. А то она почти с больничной постели впряглась и поскакала. Когда в последний раз ела, сколько спала?.. Ребра ныли ужасно, хотя столичные врачи и говорили, что они почти зажили.
Во время финальной битвы она была так ослеплена яростью и болью, что считала себя совершенно неуязвимой, и в итоге очнулась уже на больничной койке с трещинами в ребрах, контузией и дырками в груди. Во время финальной битвы она потеряла Тони - самого главного своего помощника. Как говорят - "моя правая рука"? Это были две руки от самых плеч и до кончиков пальцев.
Тони был так нужен сейчас, Астрид могла бы переложить на него половину работы, а так все приходилось делать почти самой. Ребята в отряде, конечно. молодцы. Но пока их меньше, чем нарушителей. Да и обстановка располагает к тому, чтобы доверять лишь тем, кто давно проверен.
Вот и приходится все самой - все самой... Они патрулируют улицы почти круглосуточно, запихивая нарушителей в машины, отвозят,а  потом уже выясняют что к чему  кто виноват. Спасибо доступу к базам Капитолия, отделить гражданских от преступных элементов и военных так намного легче. Первых можно поручить команде, со вторыми и третьими Астрид разговаривает сама, потому что они должны понять "кто в доме теперь хозяин". Разговоры проходят поздно ночью после патрулей. Потом много-много кофе, пара таблеток и снова на улицу. Отдыхать будем позже... как только наведем порядок.
Миротворцы упразднены, да и не станут дистриктовские слушать предателей. А "свою" станут. Астрид - своя до мозга костей. Засветилась в репортажах, хорошо известна по Тринадцатому, ей проще втолковать и донести, что не стоит грабить столицу. Теперь она наравне с Дистриктами. Наша столица, наш Капитолий, а о своем нужно заботится, а не сравнивать город с землей. Хотя ей самой очень бы хотелось разнести его к чертям собачьим парочкой десятков мощных бомб. Но командир внутри неё давлеет и главенствует над обиженной мстительной девчонкой.
"Мой Капитолий, моя столица"... - убеждает саму себя Астрид и словно заботливо обхватывает её ладонями. Ненавидимый и неприступный когда-то, теперь этот город тоже часть её мира, её Панема.

Только когда Астрид поняла, что она на ногах уже больше суток и от неё начинает вонять, как от лошади, взяла перерыв. Вернулась в казарму, приняла душ поспала урывками пару часов. И снова в бой. Как это знакомо...
Патруль продвинулся вглубь столицы и Астрид, уже хорошо выучившая план города, решила сократить путь, чтобы быстрее догнать ребят, пройдя боковыми улочками. Здесь тоже были следы погромов, но пока вроде бы было все спокойно.
Командирша уже порадовалась, что обойдется без эксцессов, когда чуть ли не перед её носом из подвала какого-то магазинчика выбралась девочка-девушка-женщина - в темноте так сразу и не поймешь.
Пейлор, поначалу затаившаяся в дверном проеме, вынырнула и схватила особу за руку:
- Леди.. юная леди, и что вы тут делаете? Только не говорите, что вы - хозяйка этого магазина и решили его проверить, разбив окно. В таком случае, предъявите документы на право владения!
Дожили! Теперь и девки мародерствуют. Что? Скоро и насиловать пойдут?

Отредактировано Astrid Paylor (2015-02-19 21:45:34)

+2

4

конец революции. конец теронии. кажется что еще надо для счастья? все кажется таким простым и понятным. но так ли это на самом деле? кто теперь сдержит  нас - победителей? кто теперь для нас власть, закон и порядок? Ответ один - мы сами себе и одно и второе и третье. Мы все так долго шли к этому, шли к независимости и свободе. Но человек по своей натуре странное существо, как только он получает то, к чему стремился, он сразу же начинает все рушить заново. Вот и мы, вкупе с некоторыми жителями Капитолия, снова пошли не той тропой. Мы ударились во все тяжкие вместо того, что бы попытаться наладить тот порядок которому мы так долго шли. Мы превознесли себя над жителями Капитолия, мы стараемся их унизить так же, как они унижали нас десятки лет. Но кому мы мстим? В ответе сейчас дети... До меня это стало доходить и в мою больную голову пришла мысля попытаться донести свои мысли до другой части нынешнего населения Капитолия. Я всегда не шибко отличалась хорошими манерами, но даже для меня мародерство и беспредел это через чур. Каждый вечер я слонялась по городу вылавливая мелких хулиганов то там, то сям. Кому то достаточно было одного моего слова, кому-то приходилось навалять хороших тумаков. Всякое бывало и мне доставалось. Вот и сейчас не как не стараясь скрыть вчерашних синяк под глазом, я спокойненько оделась и отправилась на очередную пешую прогулку по городу. Город жил своей ныне привычной жизнью. Туда сюда сновал наш патруль, пытаясь навести порядки, старые жители Капитолия пытались превратиться в свою тень и тихонечко перебежками спешили кто куда. Победители же наоборот, гуляли и веселились. Мне же эти веселья опротивели до чертиков и как то уже противно было смотреть на вечно пьяные физиономии, которые выплывали почти из каждого близлежайшего ресторана.
- Сегодня относительно спокойно... - мысли вслух,да, бывает такое когда скучно просто так скитаться по улица. Но помните как говорится? Кто ищет, тот всегда находит! И я нашла! Мое внимание привлек очень знакомы мне голос. Не узнать нашу Пейлор просто не реально. Могу поклясться, что среди тысяч голосов, я узнаю ее монотонный голосок спустя пару секунд. Ох сколько ж она мне пыталась мозги промыть, сколько она пыталась привить мне хоть какое то воспитание и признание законов. Черт возьми, с законами у нее похоже получилось...!
- Леди.. юная леди, и что вы тут делаете? Только не говорите, что вы - хозяйка этого магазина и решили его проверить, разбив окно. В таком случае, предъявите документы на право владения! - ну в этом вся она. Большего и не добавишь. Подойдя поближе к Пейлор, я заглянула через ее плечо. Астрид довольно бесцеремонно крепко держала за руку совсем юную особу.
- Ты думаешь она таскает документы с собой? - конечно тут ясно, что это не какая не хозяйка этого магазина, но и какого-то грандиозного преступления тут я тоже не видела, покрайне мере пока. Я не стала теряться и отцепив Пейлор от девчонки, схватила сумку той, чтобы посмотреть ее содержимое. Содержимое оказалась весьма неожиданным.
- О, Пейлор, ты поймала настоящую преступницу! У нее тут столько ценных вещей... - я медленно достаю содержимое сумки...и....заварное! Еще заварное, много заварных...так, что еще? Корм для собак? Меня потихоньку начинает разбирать смех. В наши дни я встречала кучу марадерев которые крушили ювелирные магазины, банки, ломбарды и другие ценны магазины. Но за все время я не разу не столкнулась с кражей заварных пирожных и корма для домашних животных! Вместо того,чтобы обозлиться на нерадивую девчонку, которая из за таких мелочей рискнула выбраться в город в столь позднее  время, мне стало ее немного жаль. Это ж до какой степени мы довели этих созданий, что они не боясь ни кого и ни чего, выбралась из дома, чтобы раздобыть сладостей и корма для своего питомца?
- Чего сразу пять сумок не набила сладостями или не ограбила кондитерский магазин? Он кстати тут по соседству. Показать? А если серьезно, ты с головой дружишь, как тебя? - ну не могу я быть любезной , вот хоть режте меня. 
- Слушай Астрид, ты ведь не собираешься арестовывать девчонку за горку заварных пирожных и пару пачек печенья для собак? У нас более важной работы завались. Отпусти девчонку и давай лучше займемся мускулистыми, потными парнями. Я знаю, ты любишь таких. - легко подмигнув командирше, я легко толкаю ту в плечо.

+2

5

я скучаю по тем дням, когда мы ни в чем себе не отказывали. мы многое себе позволяли. но, чтобы дело дошло до ограбления, такого не было. я уж молчу об убийстве. такая дикость точно никому в голову прийти не могла. это ж такой скандал. такой позор.
я выросла в семье, где все основывалось на воспитании. из меня лепили леди. я должна была правильно говорить, правильно держать голову и спину. ходить в платьях. и круглосуточно всем улыбаться. а бывали моменты, что хотелось все эти манеры послать к чёрту и вести себя как обычные дети. чтобы можно было пошалить и глотнуть свежего воздуха, вырвавшись из цепей, связывающих по рукам и ногам.
поэтому есть некое извращенное удовольствие в том, чтобы замыслить идеальное преступление. ведь оно должно быть странным и неочевидным. должно включать в себя массу участников, чтобы подозрение сразу же не пало на тебя. и если бы я планировала совершить идеальное преступление-ограбление магазина товаров для животных в списке моих возможных преступлений явно было бы на последнем месте. да и в любой другой ситуации к таким действиям я бы не прибегла. у меня всегда были деньги, я в любой момент могла пойти и купить то, что мне нужно. да и если бы я не заметила это окно, я бы вернулась к хейли и бруту с тем, что смогла унести из собственного полуразрушенного дома. а разбить окно - это слишком прямолинейно.
я невольно вскрикиваю, когда чья-то рука сжимает мое запястье. это женщина. в форме. и она застала меня врасплох. и я, как главный герой какого-нибудь боевика, поймана на месте преступления, со всеми имеющимися доказательствами. лучше для хранителей правопорядка и не придумаешь. я прижимаю к груди сумку, но не выдергиваюсь. я понимаю, что это может только усугубить ситуацию. - я не хозяйка этого магазина. - единственное, что мне удается выдавить из себя. так неловко я не помню, когда чувствовала себя в последний раз. - я просто...просто..- внезапно моя сумка оказывается в руках другой особы. мои щеки вспыхивают пунцовым цветом. только что эта улица была безлюдна, а теперь что. я немного благодарна этой девушке, так как она вырвала мою руку из мертвой хватки рыжеволосой женщины. и сейчас я потираю запястье, судорожно наблюдая, как та выворачивает содержимое сумки наружу. в темноте я различаю тень улыбки на ее лице. конечно, не каждый день можно застигнуть на месте преступления подростка с сумкой, в которой кроме пирожных и собачьего корма больше ничего нет. какой из меня преступник. отрицательно качаю головой. - я никогда не привлекалась к ответственности. ни к административной, ни к уголовной. и пирожные я не крала. я нашла их на кухне в своем доме. мой отец был поваром. - оправдываюсь. вдруг это поможет избежать наказания и меня не подвергнут пыткам на костре инквизиции, как какую-то еретичку, действующей против католической церкви. - а корм.. у меня не было другого выхода. нас же кормят так, словно ждут, пока мы сдохнем от голода. а у меня собака. я не могу его кормить этим дерьмом, которое в глотке застревает. магазин был закрыт. а у меня нет денег. а его надо чем-то кормить. - еще немного и у меня случится истерика на нервной почве. еще никогда мне не было так стыдно. я никогда не совершала ничего противозаконного. а сейчас меня окружают две барышни, которые и понятия не имеют, как я себя сейчас чувствую. - отпустите меня, пожалуйста. обещаю, такого больше не повторится. - я уже приплясываю на одном месте и поглядываю на сумку, думая, как бы ее забрать и дать деру. да так, чтобы еще и не поймали.

+2

6

Стоило обнаружить нарушительницу, как словно из-под земли у неё появляется внезапно адвокат. И кто бы мог подумать, что им окажется Джоана Мейсон. Они обычно были на одной стороне и неприязни между ними замечено не было, но сегодня бывшая победительница на стороне воровки. Интересно, с чего бы это?
- Ты думаешь она таскает документы с собой? - спрашивает она насмешливо.
Вот только Астрид не так-то легко смутить и сбить с толка.
- После начала комендантского часа документы обязаны носить с собой все, - напоминает Восьмая ледяным тоном. Она и сама не прочь порой попоясничать, как это делает сейчас Джоанна, даже в обстановке, где многие считают паясничество неуместным. Поясничала же она в кабинете помощника президента. Но, на её взгляд именно сейчас не место и не время шутить шутки.
- О, Пейлор, ты поймала настоящую преступницу! У нее тут столько ценных вещей... - Мейсон с насмешкой выворачивает сумку с уловом.
- Законы Панема едины для всех, - тяжелые слова падают весомо, как булыжники на мостовую.
Астрид только краем глаза смотрит на "улов". Да, будь другие обстоятельства, Пейлор взяла бы девчонку за руку, отвела бы к родителям и там при них бы отчитала, ограничившись выговором. С неудачной воровки этого бы хватило.
Но Джоана появилась весьма не во время. Это не просто разговор новой служительницы закона и добровольной помощницы, это почти такая же политика, как в больших кабинетах.
Астрид тратит несколько часов на дню, выстраивая с капитолийскими крючковторами и юристами новые порядки и законы, чтобы любые правонарушения, какими бы они ни были, не карались, ка раньше одним наказанием - смертью. Или её облегченной версией - прилюдной поркой, после которой тоже не все выживали. И только Бог знает, какого терпения и нервов ей это стоит.
А сейчас... она просто не может уступить даже в такой мелочи, потому что уступи она единожды и станет понятно, что её так отлично отлаживаю ему систему можно обойти и прогнуть под себя с помощью едких шуточек и парочки красивых глазок. А, значит, грош цена такой системе правосудия!
Стоит спустить с рук лишь один раз даже самое мелкое правонарушение, как все возомнят, что и им тоже может сойти с рук и что покрупнее. А статисты Капитолия как раз начали выдавать результаты снижения этого "победительского" безумия. Все слишком-слишком шатко и один маленький камушек может запустить волну по новой. А камушком этим вполне может оказаться случайно брошенная Джоанной шутка, что Пейлор взяла и вот так-то поступила. Или "тайный" разговор девчонки с подружками, как лихо ей удалось все провернуть в магазине. Даже не наказали.
Тем более, что капитолийская малолетняя воровка начинает "зарываться". Дерьмом её кормят? Собачка её не может это кушать? Уж кому-кому, а Астрид не нужно рассказывать о голоде.
- Когда люди хотят есть, они и крыс жарят, а не за пирожными бегают, - замечает она прохладно. Никакой жалости у неё к девчонке нет. Сама дура, что попалась.
"Младшая Пейлор" в Восьмом воровала и что похуже. Ножи и дубинки у разгуливающих по базарной площади Миротворцев, наивно полагая, что если у тех не будет оружия, они не смогут никому причинить вреда. Правда, до тех пор, пока ей не отрыли глаза, что у Миротворцев есть склад с оружием, где этого добра хоть попой кушай. Но предъявить этого некому. Единственный свидетель тех опасных "шалостей" вот уже несколько лет, как мертв. И это еще один повод невзлюбить капитолийских жителей.
То, что девчонка столичная, Астрид поняла по её одежде - в Дистриктах в таком не ходят. а слова про дом лишь убедили её в правдивости предположений. Шкала жалости к малолетней воровке продолжала убывать. Если бы не такие, как она - беспорядка было бы меньше. А так, каждый считает, что имеет право пользоваться ситуацией. Здесь.. тут... кажется, что мелочь, а вырастают горы.
- Слушай Астрид, ты ведь не собираешься арестовывать девчонку за горку заварных пирожных и пару пачек печенья для собак? - пытается воззвать к Пейлор Джоанна.
Интересно, с чего бы.
- В первый раз слышу, что Седьмом Дистрикте поощряют воровство. - Чуть приподнимает левую бровь Астрид, вцепляясь в воротник девчонки железной хваткой. Хватка у неё и впрямь железная, уж это-то Мэйсон должна отлично знать и силовые методы здесь точно не помогут. Потому что командирша вцепляется, как бульдог, либо сама отпустит, либо только когда сдохнет. Третьего не дано.
- Твоя подружка? Не беспокойся, никто её арестовывать не собирается. Дойдем до патруля, отведут в участок, запишут данные, проведут разъяснительную беседу, даже по адресу доставят. К утру уже дома будет. Назначат, конечно, наказание... в виде трудовых работ в каком-нибудь детском доме. Там сейчас много беженцев из Дистриктов. Мне кажется, юной леди не помешает пообщаться детьми из Дистриктов, не так ли... лейтенант Мейсон?
После Революции им всем дали звания. Астрид досталось - капитан. Но вряд ли революционерку проймет упоминание разницы чина между ними. Вот почему скрепя зубы Пейлор берет бывших Миротворцев, перешедших на сторону революционеров. Они беспрекословно подчиняются приказам вышестоящих. Добровольные помощники не состоят в новоиспеченной организации Правопороядка, но хуже нет, чем дать кому-то увидеть, что между "союзниками" есть терки и разногласия.
- Отпусти девчонку и давай лучше займемся мускулистыми, потными парнями. Я знаю, ты любишь таких. - Подмигивает Джоанна и Астрид едва сдерживается, чтобы не закатить глаза.
Это история про "отстрелю трахалку", видимо, никогда не забудется. Ну, попала в ногу ублюдку, который пытался изнасиловать гражданку, ну подал он на неё рапорт. Так, сам придурок, бежать надо было быстрее. Она вообще ему под ноги целилась, а не в ноги. Так кто виноват, что он не во время споткнулся?! А спасенная.. знала бы кого спасет. десять раз подумала бы! На Регине Люции и так клейма ставить негде! Ну да, подумала бы, вернулась обратно и сделала бы тоже самое! Потому что "законы Панема едины для всех"!
- И до них очередь дойдет! - Говорит Астрид, открыто и без улыбки глядя в глаза Джоанне.

+2

7

у меня ни когда не было и не будет друзей среди жителей Капитолия. Это место одно из многих о которых мне хочется забыть раз и навсегда. И то, что Астрид не без ехидны спрашивает о том, моя ли подружка эта девчонка, очень глупо с ее стороны. Она как ни кто другой знает, что я терпеть не могу капитолийцев вскупе с их чертовом городом. Я даже не могу толком обьяснить почему я решила вступиться за эту мадам. Не в моих правилах влезать в чужие дела, я же не Эвердин, которая пытается всегда всех и каждого спасти. Наверно я просто вспомнила жизнь Дистриктов во время тирании Сноу. Наши Игры, о которых вот эти несчастные знают только с экранов телевизоров. В нашей жизни было много "прелестей", которых не довелось испытать детям Капитолия на себе. По большой сути Астрид мне не указ и ее приказам я подчиняться не обязана, я не наемник ее армии и для меня нет чинов, которыми нас наградили в Тринадцатом. Да я и не одна такая, ни один из победителей не будит ни кому подчиняться, мы справедливо считаем, что заслужили свободу. Именно поэтому слова Пейлор пролетают мимо моих ушей. Я прекрасно понимаю, что даже если у нас и возникли разногласия, то их не стоит показывать на глазах у посторонних. Но вот то, что выдала юная особа, меня мягко говоря взбесило. Меня внутри аж заколотило.
- а корм.. у меня не было другого выхода. нас же кормят так, словно ждут, пока мы сдохнем от голода. а у меня собака. я не могу его кормить этим дерьмом, которое в глотке застревает. магазин был закрыт. а у меня нет денег. а его надо чем-то кормить.
- Ах дерьмом!? А знаешь ли ты юная особа чем кормили нас в Дистриктах? Знаешь ли ты, что наши дети умирали от голода не в силах даже держаться на ногах?! Они мечтали хотя бы о такой пищи, которой сейчас вас кормят! Ты способна передвигаться, а значит можешь позволить себе такую роскошь как жизнь! Мы не позволяли себе держать домашних животных, а если кто и держал, то животное находило пропитание себе само.
Вот она типичность Капитолия. Они привыкли что им должно доставаться все самое лучшее. Они привыкли к тому, что в их корманах всегда есть деньги, на которые они способны купить все, что их душе угодно. Они привыкли пить рвотное, что бы опустошитьсвои желудки и жрать дальше для того, чтобы перепробовать все блюда на банкете. Мы этого не знали. Мы боролись за каждую крошку, а иногда и за каждую крысу, которые могли зажарить и поделить между домочадцами. Мое мнение меняется, и я позволяю Астрид снова ухватить девчонку за воротник. Пусть действительно поработает на благо детей. Принудительные работы ни кому еще не вредили, это не на нарах чалиться.
- Наверно ты права, пусть поработает. А ее родителей известить и я могу. Только вот не надо чинов, ты же знаешь мне субординация чужда. 
Законы Панема для всех равны...для кого? Панем сейчас разделен на два лагеря. Закон сейчас диктует власть, которая силой захватила ее. Да, мы старались сделать свою жизнь лучше, но это не единственная задача, которая стаяла сейчас перед нами. Нам нужно улучшить жить страны в целом. Хорошо бы если б это помнили те, кто сейчас носит погоны и выполняет роль новых миротворцев. Мой взгляд снова останавливает на юной особе. Ей не больше восемнадцати, мала и наивна. Впрочем как и все те, кто вырос в Капитолии. По ее взгляду я прекрасно понимаю, что она сейчас обдумывает всего одну мысль, как бы вырвать свою сумку у меня из рук и дать деру.
- Я бы на твоем месте даже недумала б об этом. Тебе все равно от нас обеих не убежать, да и положение ты свое тем самым только усугубишь. Думаю в данном случае тебе следует пройти с нами, а там уже разберемся что и откуда ты свистнула. Как тебя зовут, юная леди? Было б неплохо назначать наказания в виде опеки над двинутыми после Игр. Да вот жаль нет такого. Если б только Капитолийцы видели б в ооцую, к чему приводили их ежегодные развлечения, возможно что-то изменилось бы в их сердце. Знать бы... Эх, ладно, нужно доставить эту хулиганку до патруля, да продолжить свою работу дальше и надеюсь без участия официальных лиц. Ну не люблю я работать с кем-то в паре, да вот Пейлор вечно как назло мне попадается на пути и все время пытается напомнить, что она чином стоит выше моего. Да вот только когда ж до нее дойдет, я революционер, и мне эти чины до ж... . Да, культурие она мне не привьет ни когда.
- Ну тогда вперед. Где тут ближайший патруль?

+2

8

кажется, защитницу я потеряла. видимо, с замечанием по поводу дерьма я погорячилась. но назвать такую пищу иначе у меня язык бы не повернулся. просто выросла среди других условий. я не знала о том, что творилось все эти годы в дистриктах, чем питались их жители. как и чем они жили. мне об этом никто не рассказывал, а я не интересовалась. для меня жители дистриктов были просто другими. не капитолийцами.
разумеется, сейчас в глазах этих девушек я выгляжу воровкой. избалованной, излюбленной, изнеженной  девчонкой, не знающей, что есть те, кто жили куда в худших условиях. я не знала, что им, чтобы выжить, приходилось ловить и жарить уличных крыс, роющихся в помойках. поэтому я должна быть благодарна за то, что они хотя бы относятся к нам иначе. по-человечески. но ведь и они не имею права меня винить. я никогда ни в чем себе не отказывала, но и дурных поступков никогда не совершала. и я во многом отличалась о тех, кого они презирают. но разве их это волнует сейчас?
не долго я радовалась свободе. крепкая, хоть и женская рука держит меня за воротник, чем не оставляет ни единого шанса. хотя, о каком шансе на побег может идти речь, когда девушек две. даже если бы мне удалось вырваться, они в считанные секунды перекрыли бы мне путь. это я еще не знаю о том, что одна из них победитель одних из проводимых капитолийцами голодных игр, а вторая и вовсе была командиром во время революции, а сейчас следит за порядком в столице. и в случае, если я решусь на побег, они меня просто уничтожат. угораздило же меня так вляпаться.   
- ланделин оливия кассий. – отчеканиваю свое имя, смотря в сторону и скрещивая руки на груди. ну вот. сейчас меня отведут в участок, начнут задавать разного рода вопросы, записывать какие-то данные, конфискуют «добычу», и я снова останусь с пустыми руками. вернусь в «лачугу» и признаюсь, что я полная неудачница. надо было хотя бы пирожные отнести хейли. а я решила двух зайцев сразу поймать. наивная.
а как можно вообще не держать домашнее животное? у нас держат собак. да еще модных пород. и шерсть им перекрашивают. и это уже даже не удивительно. капитолийская мода, куда деваться. а моя собака – это мой единственный лучший друг. как я не могу о нем не заботиться. и что я могу сделать, если действительно у него от этой еды несварение.   
я едва ли открываю рот, чтобы попросить вернуть мне хотя бы одну упаковку с собачьим печеньем, но тут же закрываю его. все же стоит промолчать. чтобы и без того не усугублять положение. а то ведь трудовыми работами не обойдется.
в какой-то момент я начинаю завидовать своим уже бывшим одноклассникам. своим приятелям и знакомым. которые сейчас проводят время со своей семьей. живут в своих домах. и их жизнь почти не изменилась. а я даже не знаю, где мой отец. даже не знаю, жив ли он.  хотя, если меня сейчас отведут в участок, пробьют мои данные, то наверняка смогут разыскать моего отца. и эта идея начинает мне нравиться. чуть-чуть. – я люблю детей. – пожимаю плечами, равнодушно относясь к понимаю того,  что,  вполне возможно, мое наказание будет проходить в детском доме. дети дистриктов наверняка отличаются от местных. да, они будут смотреть на меня с ненавистью. но я ведь не виновата в том, что родилась в капитолии.
если бы отец рассказал мне всю правду, наверное, с жителями дистриктов мне было бы проще общаться. возможно, меня бы даже приняли, как свою. знал ли кто-нибудь в четвертом о том, что однажды родилась я? знал ли кто-нибудь мою биологическую мать? узнал бы ее в моем лице? если бы мой отец однажды рассказал мне всю правду, я сейчас бы не стояла здесь и не краснела за свой проступок.
- ведите уже в свой участок. бежать я не собираюсь. – бросаю быстрый взгляд на черноволосую девушку, гадая, неужели она читать мысли умеет. стоило мне только подумать о побеге, как тут же она пресекла всякие попытки. даже мысли об этом. про себя также отмечаю тот факт, что они обе явно друг с другом не ладят, но заняться моим воспитанием вдвоем точно не против.

+2

9

Кто бы понимал, как на само деле Астрид приходится сложно в эти первые дни после Революции. Ей всучили полномочия, но что такое, по сути полномочия с такими "вольными стрелками", как например, та же Джоанна. Да, она может своими полномочиями запихнуть добровольную помощницу в патрульнуя машину, чтобы не мешалась под ногами, может даже безнаказанно калечить и убивать, сажать, арестовывать и выселять из Капитолия. Кому другому такая власть, такая практически вседозволенность могла бы и голову вскружить. Наверное, такая линия поведения и впрямь была действенной. Но уж слишком бы от неё воняло Миротворцами. Да и свои бы не поняли.
Пейлор находится между молотом и наковалней - её не признают капитолийцы - что это еще за выскочка из какого-то захудалого Дистрикта, да еще раскамандовалась тут. Да кто ей вообще позволил?
С другой стороны революционеры, которые как раз из тех самых мародеров - крысяться и не понимают, почему она не присоединяется к ним, почему не грабит вместе с ними - теперь же это все их! Все принадлежит им! Нет на них управы, а она зачем-то хочет отобрать добычу - будь то женщина или домашняя утварь.
Но если для них "мое" означает именно это, то для Астрид - "мое" означает, что она теперь несет ответственность за этот город, как бы она его ни ненавидела и не хотела взорвать к чертям собачьим. И как рачительная хозяйка она не может допустит его разграбления - ни бывшими хозяевами, ни нынешними.
"Танцы на лезвие ножа" даются нелегко. Стоит ей только где-то оступиться и её сожрут и растопчут, её распилит пополам это же лезвие власти.
Днем капитолийцы - половину из которых хочется придушить своими руками, половине плюнуть в их холеные рожи. Но без них не обойтись - потому что о каком сохранении закона и порядка может идти речь, если эти законы не составить, не оформить и не задокументировать официально?!
Вечером хотя бы есть возможность оторваться, выплеснуть накопившееся за день напряжение. Если бы еще только те, с кем она сражалась за эту победу плечом к плечу не считали, что она "зажралась" и стала выскочкой. Как было бы легче...
Но слишком многие по обе стороны от баррикад считают, что Пейлор находится не на своем месте. Хотя она за него не дралась и она о нем не просила. Хотите не спать ночами, чтобы разгребаться в хитросплетении панемских законов? Хотите, чтобы тебя ненавидели те, с кем она недавно делилась патронами? Хотите терпеть ежедневно капитолийские морды? хотите, чтобы за каждым вашим шагом следили и фиксировали, хотите давать отчетность о каждом вздохе?
Пожалуйста! Занимайте!
Джоанна не перед кем не отчитывается, над ней нет никого кроме неё. Но если сдать позиции, если просто зачистить город и отправиться почивать в Восьмой, то кто даст гарантии, что старые гадины не наползут на новые места и не развернут медленно по крупице в день все к старым порядкам?! Астрид терпит, скрепя зубы, так что они почти крошатся от напряжения, и остается. Потому что она хочет быть уверена, что нет возврата к старым порядкам, что её люди, её родные, её бойцы и те, кого она даже не знала, что все они умирали не зря...
И она останется - она встанет костью поперек горла всем капитолийским бюрократам и она не даст даже малейшего возвращения к старому.
И потому для неё слова "законы Панема едины для всех" - не просто заученная фраза. Это почти как молитва, повторяемая перед сном. теперь все равны перед законом - и дистриктовцы, и капитолийцы, и рабочие, и безгласые, и политики, и.. она сама в первую очередь.

Ох.. девочка ведет себя совсем неправильно. Но, она росла в столице и воспитана по столичному. Её тирада про еду вызывает справедливый гнев и у Джоанны. На счет крыс обе дистриктовки оказываются солидарны. Пейлор даже слегка вздернула удивленно бровь, как быстро Джоанна из адвоката превратилась в обвинителя. Астрид, по видимому досталась все-таки роль судьи - неподкупной Фемиды.
- Наверно ты права, пусть поработает. А ее родителей известить и я могу. Только вот не надо чинов, ты же знаешь мне субординация чужда. - Недовольно произносит Джоанна и Астрид только молча кивает
Вообще-то она быстро находит общий язык со всеми,к роме капитолийцев, но, видимо, Мейсон как раз из тех, кто считает Пейлор перебежчицей и зазнайкой. 
- Ланделин Оливия Кассий. – отчеканивает свое имя малолетняя воровка.
- Хорошо, Ланделин Оливия Кассий... - спокойно произносит Астрид. - Советую тебе не сбегать. Иначе наказание может быть ужесточено. А в том, что я тебя отыщу, если ты сбежишь, можешь не сомневаться.
Можем облегчить свою участь и либо оставить деньги за корм либо оставить сам корм... Джоанна права, собака в городе вполне может сама себе найти пропитание.

Казенный слог так и прет из неё - откуда только что взялось, видимо, дурное влияние бюрократов сказывается.
- Не могу так все оставить... - Астрид передает девчонку с рук на руки Мейсон а сама заваливает вход в разбитое окно подвала всяким хламом - теперь попробуй, доберись. А стекло входа заколачивает какой-то валяющейся здесь фанерой.
- Слишком много мародеров... - пожимает она плечами, отправляя молоток за пояс рядом к пистолету и пряча гвозди в оттопыривающийся карман брюк.
Услышав о наказании, даже Джоанна перестает сопротивляться "букве закона", а девчонка гордо вскидывает нос.
– Я люблю детей.
- Ну, вот и отлично... - кивает Астрид. - Значит наказание дастся тебе легко.
- Ведите уже в свой участок. бежать я не собираюсь.
- Вот и умница... - сбежишь тут как же.. Куда ей против Восьмой и Седьмой?! Даже воровать нормально не умеет.
- Ну тогда вперед. Где тут ближайший патруль?- нетерпеливо спрашивает Мейсон.
Не сдержав усталого вздоха, - вот и побыла в покое наедине с собой пятнадцать минут -  Пейлор достает наушник из нагрудного кармана и жмет на кнопку, прослушивая сообщения на волне патрулей.
- Это Астра. Прием! - Врывается она в разговоры, - Я нахожусь на...
Она оглядывается в поисках таблички, хотя город она уже выучила достаточно хорошо, чтобы ориентироваться в нем и без указателей и произносит адрес.
Выслушав ответное сообщение, указывает.
- Нам недалеко - три квартала прямо и два направо. Если никого не встретим по дороге, доберемся быстро.
Не выпуская воротника Ланделин из цепких пальцев, рыжая идет вперед.
- Не все дети понимают разницу между капитолийцами и дистриктовскими. Маленьким детям просто нужно внимание и забота... - произносит она негромко.

Отредактировано Astrid Paylor (2015-03-08 21:33:09)

+2

10

+

девочки, простите меня за столь долгое отсутствие. Серьезные семейные обстоятельства...

Если честно признаться самой себе, то я не знала как вести себя в данной компании. С одной стороны я нахожусь на стороне Пейлор и должна ей помочь. Тем более мы столько раз стояли плечом к плечу во время боев. Мы вытаскивали друг друга из под пуль и делились патронами, но... Да, есть одно "НО"! И я наконец-то поняла что меня заставило вступиться за эту девчонку. Пусть она капитолийка, но она напомнила мне мою младшую сестру, она тоже пыталась воровать в наше время и всегда пыталась найти хоть какую-то еду для своего маленького котенка, которого она подобрала в лесу. Но в нашем Дистрикте за воровство могли и расстрелять. Я знала, что она не способна качественно провернуть такие дела, и по этому постоянно приходилось за ней следить, чтобы она ни куда не вляпалась. Вот и Ленделин, избалованная девчонка, которая за всю свою жизнь и конфеты не украла. Конечно, зачем ей? Она не знала  до сегодняшней ситуации, что такое голод и нужда. Ну только может быть когда в туалет хотела и то не факт. Вот собственно эти воспоминания и выбели меня из колеи. Судя по поведению девчонки, она понятия не имела кто стоит перед ней. Она отчеканила свое имя, а только усмехнулась. Если б она когда-нибудь была бы под командованием Астрид, то кроме имени еще бы честь ей отдала.
- Хорошо. Позволь представиться нам. Джоанна Мейсон - победитель шестьдесят девятых Голодных Игр, будь они прокляты. А это Астрид Пейлор - главно-командующий спецотрядом во время Революции. Я думаю тебе должны быть известны наши имена. Наказание в детском доме на мой взгляд не было столь легким коем показалось Ленделин. Она понятия не имела кто такие дети Дистриктов, тем более сироты. Многие из них оказались в детских домах из-за убитых Капитолием родных и близких. Да что далеко ходить, я сама чудом избежала детдома. Благодаря Капитолию у меня больше нет ни кого, кем бы я могла дорожить. В этом моя слабость, но в тоже время и сила. Меня теперь невозможно запугать и манипулировать мной.
– я люблю детей.  - молода и наивна.
- Не думай что это будет так легко. Я не знаю твоего прошлого, но будь уверена, дети в детдоме не будут рады капитолийке. Им ты не обьяснишь, что твоей вины в том, что их родные погибли, нет. Для них все Капитолийцы враги. Так было и так будет.
Я ели успеваю опомниться, а Астрид снова сует мне в руки девчонку и со словами:
- Не могу так все оставить...- начинает заколачивать и забивать все дыры и щели во взломанное помещение. Я молчу. Спорить с этой мадам все равно, что пытаться сдвинуть с места осла. Ну скажите вы ей, какого хорошего мародера остановит груда битых стекол и пара досок? Хотя, кому еще в голову взбредет грабить зоомагазин?
- Ты на самом деле думаешь, что вот это вот твое сооружение сможет остановить мародеров? Пейлор, ты как ребенок честное слово. Держи ее сама. И вообще наручников нет что ли?
Астрид спешит связаться по рации с другими патрульными. Благо нам идти не столь далеко и я надеюсь, что дело с этой девчонкой закончится быстро. Мы не стали терять время и сразу же двинулись вперед по переулку между тесно расположенными друг с другом, магазинчиков.
- Не все дети понимают разницу между капитолийцами и дистриктовскими. Маленьким детям просто нужно внимание и забота...
- Сразу видно, что ты ни разу не была в детдоме на месте самого детдомовца. - я не знаю прошлую жизнь Астрид, но мне почему-то кажется, что она выросла во вполне благополучной семье. - Дети там озлоблены на жизнь, на Капитолий. Они прекрастно увидят разницу и поверь не окажут капитолийцу радушный прием.
Электричество восстановили еще не во всех кварталах и мы оказались как назло именно в том, в котором уличное освещение отсутствовало  напрочь. Аккуратно ступая и пытаявь вглядываться под ноги, я вдруг ясно ощущаю как моя нога натягивает какую то нить. Я успеваю остановиться, но вот Ленделин, которая шла чуть позади меня, цепляет ногой натянутый провод. Доля секунды и Кассий от моего удара летит несколько метров вперед, а Астрид и сама прекрасно поняла что к чему. Яркая вспышка ослепила глаза и резкая боль пронзила правое плечо.
- Твою мать... - я пытаюсь подняться, но пока это плохо получается и я снова валюсь на землю. - Пейлор! Пейлор, ты цела? - Поодаль от себя я слышу какое-то шевеление. Цела, ну жива покрайне мере точно. Предприняв новую попытку подняться, я наконец-то могу это сделать и шатаясь иду к Астрид.
- Такая растяжка дело рук наших. На кого они покушались? И где эта Оливия? - я оглядываюсь по сторонам. Метрах в пяти от нас лежало тело. Собрав все свои силы, мы с Астрид рванули к ней. Пульс слава богу прощупывался. Жива, только без сознания.
- Жива. Сейчас очухается. - влепив смачную пощечину Ленделин, я с неким облегчение замечаю первые признаки возвращавшегося к ней сознания.

Отредактировано Johanna Mason (2015-04-01 23:19:54)

0


Вы здесь » The Hunger Games: After arena » Архив игровых тем » Преступление и...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC

#pun-title table tbody tr .title-logo-tdr {position: absolute; z-index: 1; left:50px; top:310px }