The Hunger Games: After arena

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Hunger Games: After arena » Архив игровых тем » Для поцелуев повода нет ©


Для поцелуев повода нет ©

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

1. Название: Для поцелуев повода нет ©
2: Участники: Bernd Weidung, Cashmere Lane
3. Место и время: 3-4 года назад. Дом Вайдунга, Загородный клуб, Свежий воздух
4. Краткое описание квеста: Бернд довольно часто совершает "покупки", но Кашмиру покупает впревые. И совершенно не для тех целей, для каких думает большинство. Хотя, быть может, и наоборот.
5. Очередность постов: Бернд, Кашмира

0

2

Это была дуэль взглядов. Два карих взгляда. Один холодный и надменный, выражающий презрение ко всему миру. Второй теплый и спокойный, как будто ничего в этом мире не может вывести его из равновесия. Брат испепелял меня взглядом, я же сидел, вальяжно развалившись в кресле с деланным безразличием наблюдая за ходом торгов. Последним, кто мог увести у меня "лот" оставался мой брат - Ахим. Но похоже, его больше занимал факт раздражения, которое я вызываю у него одним своим видом. Не знаю, куда делась наша детская привязанность, но сейчас мы если враждовали, то находились в натянутых отношениях и постоянном раздражении друг друга. Могу поклясться, что я слышал, как скрипнули его зубы прежде, чем он опустил табличку, и "лот" достался мне.
- Мисс Лейн доставят этой пятницей, - сообщили мне, но я не слышал этих слов, печальным взглядом провожая удаляющегося братца. По делом мне. Жму руку какому-то мужчине, и ухожу к своей машине. До пятницы еще полно времени, чтобы подготовиться к приему гостьи.

Я пересматривал ее интервью несколько раз. Мне совсем не интересно покупать победителей для плотских утех. Любой человек в Капитолии, обладающий деньгами и связями, не обделен вниманием. Мне больше нравился сам процесс общения. Каждого победителя мне хотело удивить, зацепить, расположить к себе. С большинством это получалось, и время мы проводили с удовольствием. Бывали случаи провала, но какой человек не ошибается.
Кашмира Лейн была очаровательной особой, похожей на красивого ангела, спустившегося с небес на землю. Но все представление о ней разбивалось, стоило посмотреть хотя бы несколько отрывков с ее Арены. Она была сильной, самодостаточной, пугающе жестокой. И я точно знал, что не смогу удивить ее, но отчаянно искал способ.
Доедаю мороженное, бросаю пустую форму в мусорное ведро и смотрю на себя в зеркало. Это едва ли не единственный случай, когда я не уверен в себе. Единственное, что меня радует, что мне ничего не будет даже в случае неудачи, хотя разочарование от проигрыша будет преследовать меня долго. Я размышляю перед зеркалом, не замечая, как входит слуга.
- Мисс Лейн, - объявляет он. Оборачиваюсь на его голос, через пару мгновений заходит она. Обворожительна, еще красивее, чем на экране. Улыбаюсь и спешно приближаюсь к девушке.
- Мисс Лейн, - склоняюсь в учтивом поклоне и целую ее ладошку. - Вы выглядите потрясающе, - ни капли лести. Хотя, полагаю, я не первый и не последний, кто расстилается перед ней в комплиментах. - Если бы в Панеме проводили конкурс красоты, у вас не было бы достойных соперниц.
Задерживаю ее ладони в своей чуть дольше, чем положено, отчего смущаюсь, и легкий румянец покрывает мои щеки. Мой дом сегодня не подготовлен для принятия гостей, но я заказал загородный клуб. Все, что я могу показать ей здесь, она уже видела неоднократно. Не думаю, что кто-то из знакомых мне толстосумов вывозит свои "покупки" на природу.
- Хочу пригласить вас, - осторожно начинаю я. Хоть мне и известно, что девушка все равно не может мне отказать, я веду себя как джентльмен. Я хорошо воспитан. - Быть может, я смогу удивить вас сегодня.
Предлагаю ей руку и приглашаю пройти следом за слугой, который сопровождает нас к машине.

+3

3

look like

http://savepic.su/5170643.jpg

Капитолий по-прежнему не предлагал ничего нового. Менторство, являвшееся по сути красивой ширмой для ежегодного притаскивания в столицу победителей, продажи... Традиционная порция грязи в обмен на возможность вернуться после очередных игр в Первый и продолжить своё в целом комфортное существование с нетронутой семьёй. Кашмира уже даже не стремилась узнать о своих покупателях заранее хоть что-то помимо имени. Зачем? Все вели себя практически одинаково, к тому же меньше знаешь - легче потом выкидывать из головы.

Сегодня ей предстояло отправиться "в гости" к некоему мистеру Вайдунгу. Пожалуй, единственным плюсом этого мероприятия было то, что Марс, стилист менторов Первого, в кои-то веки не обрядил её в какое-нибудь откровенное облегающее платье, а разрешил поехать в брюках и свободной тунике. Только надел на шею тяжелое колье из оправленного в золото перламутра, но против украшений Кашмира никогда не возражала.

Несмотря на статус игрушек, обращались с победителями уважительно, обеспечивая посильно их безопасность. Впрочем, Лейн не обольщалась, зная, что охраняют в первую очередь деньги, которые она приносит Капитолию и Сноу, а за постоянным приглядом так же кроется постоянное наблюдение. Так или иначе, по адресу нового покупателя её доставил водитель, а на месте встретили слуги. Девушка проходит за ними в дом, где её уже ждут.

-Мистер Вайдунг - растягивает Кашмира губы в вежливой улыбке, сталкиваясь с мужчиной взглядом. У неё были и постоянные покупатели, но он к их числу пока не относился, так что чего ждать - неизвестно... Капитолиец с улыбкой приближается, галантно целуя её ладонь. Средних лет мужчина, солидной, но не пугающей наружности. Вроде бы спокойный. Забавно, но он выглядит даже несколько смущенным - не самое ходовое качество у любителей почувствовать себя чьим-то хозяином хотя бы на краткое время. В ответ на очередной комплимент Лейн равнодушно пожимает плечами:

-У меня нет их в любом случае - если от чего-то она не умрёт, то от скромности. Нет смысла отрицать очевидное - Кашмира прекрасно знает, какое производит впечатление, и умеет этим пользоваться. Впрочем, так ли уж ей помог природный дар? Ведь именно благодаря ему Кашмира и Блеск не выпадают из топа наиболее продаваемых победителей. Похоже, в доме они не задержатся. Что ж, случалось её брали с собой и на мероприятия, в качестве дорогого, демонстрирующего статус и крутость аксессуара. Весело же прийти с опасной игрушкой, связанной тем не менее властью по рукам и ногам. Вот только предупреждали обычно заранее, сегодня она совсем не в том виде... Хотя это не её проблема.

-Удивить? Чем же? - Кашмире плевать, по крайней мере, мужчина обращается к ней на "вы" и не распускает рук, остальное интересует девушку гораздо меньше. Но для поддержания разговора, конечно, осведомляется, принимая руку Вайдунга и следуя с ним к машине.

+1

4

Должно быть, когда она говорит, сердце у большинства  мужчин останавливается. Я же выглядел чуть равнодушно разглядывая ее: не слишком откровенно, совсем не фамильярно. Для большинства покупателей победители - трофеи, которыми принято хвастаться. я же ищу интересное времяпрепровождение. За частую возвращаясь к тем, с кем уже когда-то провел время. Если сегодня все получится, то, возможно, Кашмира станет частой гостьей в моем доме. Разумеется, в рамках приличия.
Нельзя сказать, что я никогда не использовал победителей в этих целях, я бы наглым образом лгал. Использовал, не однократно, но гораздо интереснее, когда все происходит по обоюдному согласию, чем насилие. Я не насильник, я терпелив и романтичен до внутренностей. А жесткость...Скорее это подходит моей сегодняшней спутнице.
- Увидите, - не стану раскрывать ей все карты сразу. Кроме того, я совсем не уверен, что угадал. У меня было мало времени изучить ее натуру, чтобы подобрать нити легкого давления. Но, возможно, я затрону скрытые струны ее души. Кажется, что каждая девочка мечтает  принце, большом замке, и маленьком пони. Пони, конечно, не обещаю, но подарю ей одну из чистокровных лошадей.
Машина выезжает за территорию города, и объездной дорогой движется на запад. - Это правда, что в Первом все считают зачесть вызваться добровольцем на игры?
Не то, чтобы меня это интересовало, я осведомлен достаточно, но девушка не очень-то охотно шла на контакт, и я был вынужден опуститься до банальщины. В прочем, имел ли я право ее осуждать? Она прошла через ужас, и плевать, что была лучше подготовлена к этому. А вместо победных фанфар и спокойной жизни ее, как драгоценную вещь, продают каждому желающему. С таким положение вещей нельзя спорить, остается только принимать за должное.
- О чем вы мечтали в детстве? - чуть склоняю голову. Я намеренно не выбрал лимузин, а обыкновенный автомобиль бизнес-класса. Мы сидели на заднем сидении совсем рядом, так, что иногда наши руки случайно соприкасались от движения. Успеваю заметить, что у нее нежная кожа прежде, чем убрать руку на свое колено. Соблазнитель из меня никудышный, да и я откровенно понимаю, что полностью не во вкусе девушки. Мне остается только уповать на разговоры. Но и это может сыграть со мной злую шутку и произвести совсем обратный эффект.
Кашмира выглядит напряженной, но ей все равно. Все равно, куда мы едем, все равно, что с ней там будет. И меня это угнетает. Я не был узурпатором, но прекрасно понимал, что такие люди, как мой брат всегда пытаются показать свое превосходство. За частую через боль и унижение других.
Машина, тем временем, съехала с асфальтированной дороги на проселочную. За окнами мелькали деревья, а впереди показалось здание городской конюшни. Несколько лошадей загонщики гнали в поле с правой стороны, вероятно, им не нашлось наездников, но стоять все время в стойле, невозможно.
- Мы почти приехали, - говорю я. Мне радостно, что Кашмира одета наиболее подходяще для верховой езды, нежели если бы пришла в платье. Моя просьба о переодевании могла быть воспринята превратно.

+1

5

Что ж, тайна так тайна. Кашмира не испытывает ни малейшего любопытства к факту очередной покупки, так что послушно садится в машину, и как только автомобиль трогается с места - переключается на созерцание пейзажа за окном. Молчание ничуть не напрягает девушку, ей всегда есть о чем подумать в минуты тишины... Но мистер Вайдунг нарушает молчание, так что приходится отвечать. Благо на все эти вопросы ответы были уже давно заготовлены и сотню раз озвучены.

-Не во всём Первом. В Академии да, это особый мир - безумно строгий, со своими правилами, жестким режимом и рейтингами, с постоянным соперничеством... Но Кашмира скучала по нему, считая годы учебы лучшими в жизни. Она любила тренировки, всегда была на хорошем счету у преподавателей, на самом деле играть в арену оказалось намного веселее, чем пройти её по-настоящему. Однако с того момента, как добровольцем вызвался Блеск, выбора не было и у Кашмиры, они ведь единое целое.

-Мечтала стать победительницей Игр и с почестями знаменитой вернуться в родной Дистрикт. Может, спросите о том, как я себя чувствую в этой завидной роли? - тон вежливый и спокойный, сопровождаемый лёгким изгибом брови, однако ответ граничит с хамством, чего девушка не может не понимать. Она старалась не нарываться зря, многие покупатели терпением не отличались, однако порой сдерживать собственный язык бывало тяжело. Особенно раздражало, когда пытались лезть в душу - никто не может заставить Кашмиру продать её вместе с телом. Поэтому Лейн ничего не спрашивает, лишь коротко отвечает, сохраняя дистанцию.

Бернд пока ничем не заслужил подобных выпадов - он вежлив, внимателен, убрал руку, когда коснулся её ладони, хотя девушка и не показала вида, что это заметила. Но доверчивость не входила в число качеств Кашмиры даже до арены, чего же ожидать сейчас, когда Капитолий явил победительнице своё истинное лицо. Она по-прежнему изучает пейзаж за окном, когда городские виды сменяются чем-то более интересным. Вместо асфальта - проселочная дорога, вместо стекла и бетона - деревья. Мельком "в кадр" попадают лошади, которых гонят в поле. Взгляд сапфировых глаз чуть оживает, когда Кашмира поворачивает за ними голову. Животных девушка любила куда больше, чем людей.

-Хорошо - лошади скрываются из вида и она вновь спокойно до холода откликается на слова покупателя. Несколько странно, что они выехали из города, отправившись не на какую-нибудь светскую тусовку. Но и радоваться Лейн пока не спешит. Выводы делать ещё рано.

+1

6

Она не первая, кто смотрит на меня таким взглядом. Должен скзаать, уже почти привык. Это обратная сторона медали. Для большинства капитолийцев победители вещь, для большинства победителей капитолийцы лишь очередные извращенцы и потребители. Я не относил к себя к таковым, хотя кто знает, может это особая форма извращения.
- Скучаете по нему? - зачем-то спрашиваю я, хотя ответ очевиден сам собой. Люди по простоте своей стремятся в рамки. Так проще жить. Когда мир полон свободы, все идет по наклонной, пускается на самотек. Рамки помогают жить, но я не говорю о тех, которые лишают жизни, душа своей посредственностью. - Полагаю, дурно. Вы победили, расчитывали на безбедное существование в Деревне Победителей. Думали, будто будете жить, обучать трибутов, пока кто-нибудь из них не займет ваше место, и вы тогда бы вообща забыли о том, что было на Арене. Возможно, завели бы свой сад возле дома, точно занялись бы своим делом, и, должно быть, завели бы семью. Но вместо этого, каждый год вы продаете себя, потому что так обяхывает Капитолий во главе с Президентом.
Это была не заученная фраза, но Кашмира не первая моя "покупка", и вряд ли последняя. Но она особенная. Знаете, родители хотели вместо меня девочку. Собственно, вместо моих младших братьев они так же хотели девочку. Но, почему-то именно я сдвинул рассудок своей матери. Конечно, в платье меня не одевали, но я знаю те науки, который мальчику ни к чему, но мне приходилось их изучать. А еще как-то на день рождения мне подарили куклу. Эту шутку я не оценил, был расстроен, даже рассержен. Но сохранил подарок. Это была длиноногая кукла со светлыми волосами. Ненавидел ли я ее? Нет. Но это тсало переломным моментом.
Кашмира напоминала мне о той кукле, но мне не хотелось ее сломать. В ней я видел достойного человека, который сам идет по своей жизни. Она сама решит: ломать или нет. Сама решит, кому позволить это сделать. Точно не мне, да и я не заинтересован.
Машина останавливается. Я первый покидаю салон, успеваю оббежать машину, чтобы подать ей руку на выходе. Я джентльмен, и сегодня она моя дама. Что бы не говорили о капиталийцах и обо мне в частности, я воспитан и узнаю толк в ухаживании за женщиной.  Нас встречает управляющий. Крупный и массивный мужчина. Мне кажется, он способен завалить лошадь одним движением своей огромной ручищи. Он молча приветсвует нас.
Не отпуская ладони Кашмиры, я кладу ее на свой локоть, и вместе мы идем в сторону конюшни, там где стойла.
- Вы любите лошадей? - задаю вопрос, и мне будет обидно получить отрицательный ответ. Тем более, что подарок приготовлен, остается только выбрать. И будет жаль, что бедное животное больше никогда не увидит своей хозяйки. - Я знаю, вы привыкли к роскошным подаркам, бриллиантам и всякого рода побрякушкам, почему-то мне кажется, что не просто привыкли, они вас достали.
Перед нами открывают массивные ворота, и полумрак встречает нас дружным ржанием. В стойлах по меньшей мере дюжина лошадей. Одна из них моя, вторая будет принадлжеать Кашмире Лейн, как только она выберет какая.
- Идемте, - настойчиво произношу, и мы переступаем порог. Я отпускаю ее руку, наклоняюсь, чтобы взять несколько кусочков рафинада и влкадываю их в ладонь девушки. - Морковь, конечно, полезнее, но почему нельзя сегодня их немного побаловать?

+2

7

-Случается - скупо откликается Кашмира. Нет смысла в красках расписывать свою ностальгию, потому что это означало бы поделиться чем-то личным, что не нужно ни ей ни покупателю. А он бы не скучал по жизни, хотя и строгой, но ещё полной свободы и стремлений, которые на деле, исполнившись, обратились в прах? К тому же людям по умолчанию свойственно идеализировать прошлое.

Мистер Вайдунг озвучивает свой взгляд на жизнь победителей, девушка слушает, замерев, как статуя и не отрывая глаз от окна. Всё, что говорит мужчина, банальная, но от этого не менее болезненная истина. За одним маленьким исключением - Кашмире не нужно заводить семью, у неё уже есть семья, сохранность которой она защищает, продаваясь. Девушка не нуждается в иных близких кроме Блеска. И своему саду она скорее бы предпочла работу в академии. В остальном же... Увы, да.

-Вы всегда задаёте вопросы, на которые знаете ответ? - умением уворачиваться от ненужных разговоров Кашмира овладела виртуозно. Она не знает, как расценивать монолог Бернда - сочувствие, равнодушие, провокация? И не хочет знать. Но подаёт мужчине ладонь на выходе из машины - что ж, в отличие от многих капитолийцев у него есть манеры... Хотя Кашмира порадовалась бы и наличию большего личного пространства. Их уже встречает с приветственным жестом огромных размеров мужчина, такой вполне мог бы быть кузнецом.

-Я люблю всех животных. И драгоценности тоже люблю... Но Вы правы, могу сама одарить ими пару дистриктов - без ложной скромности соглашается девушка. Под руку с Вайдунгом Лейн входит в дом, оказавшийся, как она уже поняла, конюшней. Настроение слегка поднимается - в любом случае этот день принесёт ей хоть что-то приятное, общение с лошадьми. В полумраке конюшни тепло, пахнет сеном и шерстью, из денников раздаётся ржание и мягкий шорох копыт по соломе. Кашмира чуть рассеяно щурится, оглядывая лошадей. Их здесь много и ни одна не похожа на другую... Дело не только в окрасе или размере. Они как люди - у них есть характер, душа... И какую ни возьми - все лучше человеческих. Из ближайшего стойла в их сторону вытягивается морда серой лошади, которую девушка без страха гладит.

-Какие красивые - баловать животных - всегда пожалуйста. Взяв кусочки сахара, Кашмира идёт мимо денников. Она ничего не понимает в породах лошадей, для неё они все - красивые и умные. Ещё пара морд с тёмными глазами тянется к девушке, получая за это по кусочку сахара. Но останавливается Лейн возле того стойла, обитательница которого единственная отошла подальше, стараясь скрыться в полумраке.

-Привет. Почему ты боишься? Посмотри, что у меня есть. Я тебя не обижу... Как тебя зовут? - кажется, Кашмира вовсе забывает про присутствие покупателя и её голос не имеет ничего общего с тем, как она говорила в машине. Тёплый, мягкий, спокойный - ни желания закрыться, ни привычно выпущенных колючек. В ответ раздаётся тихое фырканье - лошадь явно борется с недоверием, и девушка протягивает внутрь стойла руку с положенным на раскрытую ладонь кусочком сахара. Ей приходится неподвижно стоять с полминуты прежде, чем животное решается подойти и потянуться мягкими губами к лакомству.

-Вот и умница. Будем дружить? - улыбается Кашмира, чувствуя, как от красоты этой лошади у неё дыхание перехватывает. Золотистого цвета, с более тёмными гривой, хвостом и ногами. Она выглядит не такой стремительно-точеной, как многие лошади из соседних денников, но есть в ней нечто, роднящее её с победительницей, заставляющее девушку внутренне откликаться. Если бы Лейн знала, что эту лошадь привезли совсем недавно и она здесь - единственная не плод капитолийского разведения, а настоящий мустанг, подарок дикой природы, она бы поняла, что именно.

лошадь

http://www.donemor.com/horses/conquistador_18.jpg

+2

8

На ее острый вопрос, я лишь улыбаюсь. Зачем спорить и говорить о том, что нам не интересно? Конечно, я не рассчитывал на легкую прогулку под руку с Кашмирой Лейн. Я много слышал о ней, в основном все слухи связаны с ее привлекательностью, жесткостью и умением рвать на части тех, кто ей не нравится. Полагаю, мой брат хотел доказать, что даже такие ломаются. Качаю головой своим мыслям. Это грубо, но совсем в его стиле.
С интересом наблюдаю за ней, когда она входит в конюшню. Кашмира изящно движется между стойлами, рассматривая лошадей. Они, как люди, у каждой свой характер, свои амбиции. Именно поэтому выбор очень важен. Ты выбираешь не только себе лошадь, ты выбираешь друга, так же, как и они выбирают не только всадника. Осторожно приближаюсь к ней. Кажется, Кашмира нашла подходящую для себя кобылу. Она осторожна, не доверяет людям. Отчасти она права. Однако сомневаюсь, что с нынешней экологией и положением вещей на дикой природе намного спокойнее, чем в денниках и стойлах. И вот мисс Лейн уже кормит лошадь с рук.
- Привет, - я останавливаюсь по правую руку от Кашмиры. Протягиваю руку, но лошадь недовольно фыркает и отдергивает морду. Смотрю ей в глаза, не моргаю, в этой дуэли взглядов я в любом случае проиграл. Но кобыла подходит к Кашмире и доверительно тыркается мордой в руку, словно просит еще лакомства. - Прокатимся?
Спрашиваю у Кашмиры. И в этот момент в конюшне появляется конюх.
- Мистер Вайдунг, это не очень хорошая идея, особенно...- он косится в сторону выбранной Кашмиры лошади. Я скрещиваю руки на груди недовольно глядя на мужчину. - Это дикая лошадь, мы только обучаем ее азам.
- Как ее зовут? - внезапно спрашиваю я, словно меня совсем не интересует, что говорит этот человек. Он всплескивает руками, но не смеет мне перечить.
- Грация. - мне кажется, дело совсем в другом. Эта чистокровная лошадь диких полей, и скорее всего ее продадут очень дорого. Что ж, пора раставить все точки на и.
- Моя спутница выбрала именно эту лошадь, и я хочу преподнести ее в подарок этой девушке. И если Кашмира хочет сейчас оседлать ее и прокатиться, ни вы, ни я, ей не помешаем, - я не задавал вопроса, но мой тон четко говорил о том, что я не потерплю возражений. Пока я говорил, остальные конюхи готовили к поездке мою лошадь, а еще двое с экипировкой мялись возле стойла, ожидая вердикта нашего спора. Я и не заметил, как моя лошадь подошла ко мне со спины и доверительно ткнулась мордой в плечо. Обернувшись, я расплылся в улыбке. Моя гнедая смотрела на меня умными глазами преданного друга. Я коснулся ладонью белого ромба на морде, и услышал дружелюбное ржание.
- Шери, - не удержавшись звонко чмокаю лошадь в нос, а она все тянет морду к моему карману. - От тебя ничего не скроешь.
Достаю сахар и угощаю ее. Что касается выбора Кашмиры. Если она сочтет эту затею опасной, то ей подберут более спокойную лошадь для верховой прогулки. Если же ей захочется объездить именно Грацию, то двое конюхов буду сопровождать нас на протяжении всего пути. Я довольно уверен в своих силах и в своей гнедой. Если Грация понесет Кашмиру, я смогу нагнать ее, а авторитет моей кобылы позволит мне остановить дикую Грацию Лейн. Но я боюсь, что ничего не смогу сделать, если Грация решит сбросить наездницу со спины. Но мне кажется, между ними рождалось самое настоящее доверие.
- Выбор за вами, Кашмира, - тихо напоминаю я. Солнце уже высоко в зените, но не печет так сильно. Идеально время для прогулки.

+2

9

Лошадь так жалобно и доверчиво смотрит на неё, что у Кашмиры буквально сердце переворачивается. Интересно, как здесь обращаются с животными в отсутствии клиентов? Обитатели других денников сейчас перестают существовать для девушки, они с золотистой лошадью ведут свой молчаливый диалог, пока Кашмира не вздрагивает от вновь раздавшегося голоса мистера Вайдунга:

-Охотно - на сей раз даже не приходится кривить душой. Лошадь уклоняется от протянутой руки мужчины и снова тычется ей в ладонь, словно увидела в блондинке защитницу. Это подкупает, Кашмира ценила наличие характера, даже у лошадей... Протянув красавице последний оставшийся кусочек сахара, Лейн уже знает, что поедет кататься только на ней. Пусть даже конюх считает это опасной затеей:

-Так ты тоже не отсюда - почти шепчет Кашмира, скорее для лошади. Вот, что в них общего. Ей тоже поймали и привезли сюда, чтобы сломать... Может, кобыла оставила где-то в родных степях семью и скучает по дому? В отличие от Кашмиры, бывающей в Капитолии наездами, у неё нет шанса вернуться... Грация. Красиво, хотя девушка не совсем уверена в том, что лошади подходит это имя. Слишком нарочитое и... породистое? Девушка прислушивается к разговору мистера Вайдунга и конюха, вроде бы равнодушно, пока не звучат слова "в подарок". Ей отдадут Грацию насовсем? Кашмира никогда не отказывалась от подарков, считая, что с паршивой овцы хоть шерсти клок... Но впервые подарок обещает действительно доставить ей радость.

Гнедая лошадь, чуть более высокая, чем Грация, тянется к карману Бернда и девушка едва заметно вздёргивает бровь, наблюдая, как мужчина общается с животным. Похоже, он искренне привязан к питомице... А Кашмира всё же считала, что любящий животных человек не может быть беспросветно плохим. Любящий не так, как капитолийские дамочки, таскающие с собой разодетых надушенных зверьков и обращающиеся с ними скорее как с игрушками. Когда девушка в следующий раз обращается к покупателю, голос её звучит всё так же спокойно, но уже без ледяного налёта:

-Мне нравится Грация. Я не боюсь лошадей, седлайте - она всегда была упорна в своём выборе, к тому же действительно уверена в том, что лошадь не причинит ей никакого вреда, они ведь из одного теста, Грация, похоже, не ощущает девушку чужачкой. Кобыла позволяет надеть на себя попону и седло, но когда конюхи затягивают подпруги и надевают уздечку, начинает фыркать и проявлять признаки беспокойства. Резкий щелчок лошадиных зубов раздаётся при попытке конюха взять лошадь под уздцы, он едва успевает отдёрнуть пальцы:

-Я же говорил, что она не объезжена. Любая другая лошадь будет ничуть не хуже и намного лучше подойдёт девушке - с раздражением бросает он и видно, что ссора у него с лошадью не первая. Но у Кашмиры ничуть не меньше гонора, чем у Грации, если она сказала, что поедет на ней, так тому и быть, тем более единственный, кто сейчас (и то не по её воле) способен повлиять на решение победительницы, не собирается возражать.

-Я сама - девушка бесстрашно подходит к лошади и берёт под уздцы, чтобы вывести из конюшни. Та смотрит на неё настороженно, но не пытается укусить или лягнуть, а идёт следом, тщательно переставляя копыта, словно ожидает подвоха от каждого шага. Кашмиру нельзя назвать особо умелым наездником, но сидеть верхом ей не впервой, так что оказавшись на улице, она ставит ногу в стремя, хватается рукой за луку седла и, оттолкнувшись от земли, лёгко садится в седло. Грация, фыркнув и вздрогнув, переступает под ней.

-Не волнуйся, девочка. Со мной тебя никто не обидит - девушка успокаивающе похлопывает лошадь по шее, а когда в поле зрения на своей гнедой появляется мистер Вайдунг, коротко говорит:

-Спасибо - пространных благодарностей и излияний от неё не удалось добиться ещё никому из покупателей, так что даже это скупое слово можно считать за треснувший лёд. Кашмира признаёт, что подарок ей по вкусу. Даже если бы Грацию сегодня дали только в аренду... Что-то подсказывает девушке, она бы и сама вернулась за этой лошадью. Это животное не для капитолийцев.

+1

10

Как много недовольства в глазах конюха. Не знаю, почему именно. То ли ему так не нравится, что мы его не слушаем, то ли у него, действительно, были иные планы на эту лошадь. В любом случае, мы с Кашмирой их спутали. Заворжено смотрю, как седлают Грацию. Дикая природа в ней никак не может успокоиться, и все же, ей хочется быть нужной. Хочется принадлежать кому-то надежному, кто сможет защитить, кто сможет обогреть.
Подбираю под уздцы Шери и отвожу в сторону. Я сам креплю седло, проверяю ремни, и только после этого седлаю ее. Из конюшни выхожу верхом, и вижу Кашмиру. На Грации она смотрится эффектно. Они будто созданы друг для друга, и я радуюсь, что не прогадал с подарком. В подтверждение этого звучит слово благодарности. Улыбаюсь в ответ.
- Не благодарите, Кашмира, но мне приятно, что я смог угадать какой вечер доставит вам удовольствие, - глажу Шери по холке, и она довольно ржет подо мной. - Хорошая девочка.
Я позволил себе выбрать маршрут для верховой езды, и мы неспешным шагом направляемся по широкой дороге. Краем глаза замечаю двух конюхов, которые решили нас сопровождать. Что ж, пускай, главное, чтобы не мешались. С открытого пространства мы уходим в глубь ветвистых деревьев. Чуть пришпориваю Шери, чтобы увеличить скорость. Не смотря на то, что это почти лес, дорога перед нами ровная, без ухабов и вьющихся корней, опасных для лошадиных ног. Гнедая словно чувствует запах свободы и мчит вперед, я успокаивающе глажу ее между ушей. Она дергает головой, оборачивается назад, словно беспокоится за наших спутников. Я так же оборачиваюсь, Грация несет Кашмиру, чуть отставая от нас, будто не уверена в своей мнимой свободе. Среди этих деревьев особенно не разогнешься, но в чистом поле я побаиваюсь рисковать.
- Впереди река, - сообщаю я Кашмире, когда сам остановился, и дождался пока мы поравняемся. - Обычно течение спокойное. Можно перейти здесь, глубина около метра. Либо же подняться вдоль реки выше, там есть брод из камней.
Я неплохо знаю эти места, но не спешу делиться своими знаниями с Кашмирой. Площадкой выше я подготовил место для пикника. От реки до этой опушки минут двадцать верховой езды спокойным шагом. Более того с той площадки открывается хороший вид на Капитолий, расположенный с этой стороны в низине. - Сюда.
Шери сворачивает с дороги, подходит к реке и наклоняет морду, чтобы напиться. Я неспешно глажу ее мягкую шерсть, не мешая, не отвлекая ее. Грация присоединяется к старшей подруге.
- Вы хорошо держитесь в седле. Бывало иметь дело с лошадьми? - чуть щурюсь от солнечного света. Мы выехали из-под защиты деревьев, и теперь солнце слепило меня. Как большинство капитолийцев, я не очень ознакомлен с внутренним устройством Дистриктов. Конечно, я знаю, кто чем занимается, но это лишь общеизвестные факты, о которых талдычат учебники и телевидение. В самих Дистриктах мне никогда не приходилось бывать, и я даже не знаю счастье это или упущение. Первый поставлял в Капитолий ювелирные украшения, драгоценные камни и драгоценные металлы. На этом, к своему стыду, мои познания о нем заканчивались.

+1

11

Сложно сказать, за кого конюхи беспокоились больше - за неё или за лошадь, но от своего присутствия их не избавили, хотя и держались на отдалении. Кашмиру сей факт оставляет равнодушный - даже если бы что-то пошло не так (хотя страха Вайдунг ей и не внушает), на помощь капитолийцев она не рассчитывает. Грация всё ещё слегка неуверена под седлом, но агрессии к наезднице не проявляет. Они минуют открытое пространство перед конюшней и въезжают в лес. Гнедая покупателя ускоряет бег, ей эта местность явно знакома. Девушка слегка пришпоривает свою лошадь и Грация переходит на ленивую рысцу. Бег её неровный и осторожный, так что Бернда они нагоняют не сразу.

-Наверное, лучше будет пройти до брода - выслушав возможные маршруты, решает Кашмира. Она не хочет лишний раз волновать кобылу - может, той придётся не по вкусу погружение в воду, даже неглубокую, а места здесь очень приятные для прогулки, почему бы не проехаться до брода. Девушка следует в указанном покупателем направлении, оказавшись у реки, лошади останавливаются на водопой и Кашмира задумчиво перебирает пальцами гриву Грации, пока та, фыркая, пьёт из реки.

-Я ведь могу сменить ей кличку, если захочу? Мне кажется, Грация это не совсем про неё... - спрашивает Кашмира мужчину, перебирая в уме варианты. Имя должно отражать характер. Конечно, лошадь грациозна, но самое яркое её качество определённо другое - свободолюбие, воля, осторожность. Кличка этой кобылы возможно должна быть связана с ветром или чем-то диким... Можно назвать её и в традициях Первого, поискав камень, отвечающий этим характеристикам. Наверняка Грация не будет возражать, она ещё не успела привыкнуть ни к месту ни к имени.

-Иногда. В Первом тоже есть конюшни, на семейные уикенды мы порой выбирались и покататься - коротко отвечает Кашмира на вопрос. Жителям Первого дистрикта, несмотря на угрозу Жатвы, всё же повезло больше, чем остальным. Жизнь там напоминала столичную, от голода жители не страдали и помимо работы знали ещё и развлечения. Девушка любила свой дистрикт и не променяла бы его ни на один другой, после победного тура ей было, с чем сравнивать. После переезда в деревню победителей Блеск и Кашмира, конечно, зажили более обособленно, но пока они жили в родительском доме, субботы почти всегда посвящались тому, чтобы выбраться куда-то всем вместе. Зимой, к примеру, на каток, в тёплое время года - покататься на лошадях, устроить пикник, посетить городской праздник...

-У вас есть семья? - спрашивает вдруг девушка. Не то чтобы ей действительно любопытно, но разговор поддерживать надо, тем более пока встреча не вызывает негативных эмоций... А собственные мысли приводят сейчас победительницу именно к этому вопросу. Кстати, о конюшнях в Первом. Может, кобыле там понравится больше? Местные мрачные конюхи не вызывают у Кашмиры особого восторга.

+1

12

Мы поднимаемся вверх по реке к броду, через который лошади могут пройти без ущерба для своего сознания. Я спешиваюсь, беру под уздцы Шери, протягиваю руку, чтобы взять поводья лошади Кашмиры. На этот раз она не пытается укусить руку, которая тянется к ее морде. Пусть в ее глазах еще полно недоверия, но она понимает, что я хочу помочь. Сжав в ладонях кожаные ремешки я иду через брод, держа и направляя лошадей. Шери опытная лошадь, она сама лавирует по течению и против него, Грация же не уверенно ставит ноги на камни, омываемые водой. Кое-где течение горной реки особенно не приятно ударяет по голенищам. Мне и самому не слишком комфортно, однако держа лашадей под уздцы я сохраняю равновесие.
- Вот так, умницы, девочки, - говорю негромко, но ласково. Шери доверчиво тычется мордой в мое плечо, а Грация позволяет себя погладить в знак благодарности. Через мгновение я снова в седле. - Конечно. Это теперь твоя лошадь. Если считаешь, что кличка ей не подходит, ты можешь его сменить.
Документы будут готовы к нашему возвращению. Не думаю, что смена имени лошади доставит проблем. Мы снова едем по горной дороге плечо к плечу. Кашмира говорит о своей жизни в Первом. Совсем немного и этого не хватает, чтобы утолить мой интерес, но все же, это добрый знак. Сворачиваем в сторону склона и снова оказываемся в тени ветвистых деревьев. Здесь как будто первозданная природа, то место, которое еще не коснулась рука капитолийца. И пусть будет уголок чего-то настоящего, живого, куда можно прийти, чтобы ощутить чувство спокойствия.
- Это весьма сложное понятие - семья. Я не женат, у меня нет детей, но у меня трое братьев. Наши родители почили уже давно. Они говорили, что я единственный создан для семьи, но ошибались. Мой старший брат, возможно, тебе знаком. Он работает на Сноу в аппарате управления, частый гость на ставках и аукционах победителей. Не знаю, - когда говорю об Ахиме смотрю куда-то вперед. Мне бы очень не хотелось, чтобы меня оценивали по моему старшему брату. Это не правильно. Но именно он лицо нашей семьи. - Мне кажется, он не такой плохой, просто забыл об этом. Ахим на иврите значит старший брат, но родители хотели девочку...три раза подряд прежде чем остановиться. Второй брат занимается военными разработками. Его редко можно увидеть среди обычных людей. Всегда слишком замкнут, всегда в своим мыслях и идеях. Когда-то он часто покупал победителей, но вскоре вообще отказался от этого. Ну, и младший брат, Ахим называет его позором семьи, а я лишь жалею, что не смог помочь ему. Он стал миротворцем. Простите, Кашмира, я слишком много говорю.
Виновато улыбаюсь. За своей болтовней я не заметил, как поднялись на выбранную мной опушку. Здесь уже разложен клетчатый плед и поставлены две плетеные корзины. Спешиваюсь, перебрасываю поводья через ветку на ближайшем дереве. Шери может свободно передвигаться, но всеравно окажется привязанной к ней. Помогаю спешиться Кашмире, и Шери, будто ревнуя, пытается привлечь мое внимание, мордой переворачивая ближайшую корзину.
- Эй! - я шутливо возмущаюсь, ставя корзину на место, запуская в нее руку и достаю большое яблоко. Шери мотает хвостом, мечтая получить его. - Хочешь? Ладно, ладно, - подаю ей яблоко. - Если хотите, Кашмира, я оформлю документы о перевозе вашей лошади в Первый. Но вы должны мне пообещать, что будете заботится о ней. Это не просто подарок, это друг.
Я вижу в Кашмире желание заботится о ком-то, и знаю, что Грация будет в безопасности, но хочу услышать это от нее. Приглашаю девушку присесть на плед, достаю бутерброды, фрукты и бутылку красного вина.
- Оно безалкогольное, - поясняю я с виноватым видом. - Мы вроде как...за рулем.
Наполняю два бокала и присаживаюсь на плед, смотрю на Капитолий, раскинувшийся внизу и спрашиваю у своей спутницы:
- О чем вы мечтаете?

+1

13

Они доходят до брода и Кашмира, оставаясь в седле, с любопытством поглядывает на реакцию своей кобылы. Кажется, Бернд вызывает у животного меньше подозрений, чем конюх, который вроде бы должен быть профессионалом в общении с лошадьми. Грация позволяет помочь себе перебраться через брод, Шери уверенно проходит его сама. Лейн со своей стороны даже рада помощи, ей не хотелось бы замочить ноги. Девушка задумчиво поглаживает лошадь по ушам, снова размышляя насчет клички, когда ответ вдруг рождается сам:

-Соул. Я буду звать её Соул - "душа" - вот то, что лучше всего характеризует кобылу. Дикая и непокорная, выросшая где-то далеко от сёдел, уздечек и прочих оков... Они снова сворачивают в тень деревьев, мягко покачиваясь в седле, Кашмира слушает рассказ. Трое братьев... Четверо детей в семье. Наверное, слишком много, чтобы создать связь такого уровня, как у них с Блеском. Но ей всегда странно слышать, что родные братья и сёстры могут не ладить между собой.

-Мне казалось, все родители обычно хотят мальчиков. Не знакома с Вашим старшим братом лично, но вроде бы что-то слышала... - голос становится прохладным. Редко, но Кашмира всё же общалась с другими победителями, да и слухи в Капитолии циркулировали быстро. Она слышала о некоем Ахиме, как о покупателе, и судя по всему, он прекрасно укладывался в типаж тех, к кому попадаться не следует. Чего ещё ждать от приближенных Сноу?

-Вовсе нет. Я люблю слушать. Быть миротворцем стыдно? - девушка действительно предпочтёт скорее говорить, чем слушать, потому что ненужную информацию можно выбросить из головы сразу по окончанию проведённого с покупателем времени, а делиться чем-то своим - гораздо сложнее. Многие из выпускников Академии, те, кто не попал на арену, становились миротворцами, в Первом это считалось достаточно почетным занятием. Конечно, задания себе выбирать не приходится... Но где-то миротворцам случалось приносить и пользу.

За разговором они выезжают на опушку, где приготовлена следующая стадия прогулки - пикник. На земле - уютный плед, корзины с едой. Кашмира спешивается с лошади и выбирает местечко, чтобы привязать её поближе к своей стороне пледа. Шери получает от хозяина яблоко, Соул вопросительно фыркает, так что победительница тоже добывает из корзины лакомство:

-Держи, красавица. Я уверена, ей понравится в Первом... И мы подружимся - конечно, Первый тоже не дикая природа, но наверняка лошадь будет там себя чувствовать гораздо комфортнее, а Кашмира станет часто её навещать. Вообще у животных шансы стать друзьями победительницы были гораздо выше, чем у людей, в обществе которых она не особо нуждалась. За исключением Блеска. Девушка садится на плед, принимая бокал и подставляя лицо лёгкому ветерку, летающему между деревьев:

-Мечтать - пустое занятие - усмехается она в ответ на вопрос. В своё время Кашмира мечтала стать лучшей в Академии, мечтала о почестях, сопровождающих звание победителя... О том, как им с братом будут увадительно шептаться вслед, когда они вернутся с арены. Всё это она получила, но стоили ли мечты того? Хотя надежда, как говорится, умирает последней, девушка ещё слишком молода, чтобы разучиться мечтать окончательно. У них с Соул сейчас определённо схожие мечты, о свободе.

-Полагаю о том же, о чем все победители - привычно выкручивается Кашмира. Она вроде и отвечает на вопросы, но старается не переводить их в личную плоскость, обезличивает. Девушка никогда не отличалась особой болтливостью, предпочитая делиться всем лишь с братом, а Капитолий только ярче обозначил эту черту характера.

+1

14

Соул. Смотрю на лошадь Кашмиры и понимаю, что девушка права. Это имя подходит ей больше, чем клеймированное Грация. Стоило догадаться, что эту лошадь держали совершенно для других целей, нежели чтобы она стала подарком одному из победителей. Но спорить с этим никому нет смысла. Я забираю ее, чтобы подарить мисс Лейн. Хотел бы я посмотреть, кто осмелится мне перечить. В моем положении хорошо иметь связи, способные решить проблемы одним только звонком.
- Да, но уже был Ахим. Они и дали ему такое имя, ожидая, что он будет старшим братом для очаровательной девочки. Не получилось. В итоге нас было четверо братьев. В юности мы были очень близки, завидно близки. Но проходили годы, случались события, и от этой близости не осталось и следа. Нам некого винить, кроме себя, - задумчиво отвечаю я. Конечно, не хотелось бы, чтоб наш разговор завязался именно на этой почве, но он завязался, и я рад поддержать его. - Не совсем. Вы ведь знаете, что академия миротворцев находится во Втором дистрикте. В основном в нее идут служить жители этого дистрикта, по доброй воле. Но бывают случаи, когда в миротворцы попадают другие. Да, и вряд ли один дистрикт мог бы обеспечить весь Панем миротворческими силами. Для капитолийца нет понятия служить. Вы знали, что миротворцы служат двадцать семь лет? Ты поступаешь молодым юношей, а дембелизуешься уже зрелым мужчиной, хотя можно сказать, что вся жизнь прошла мимо. Для капитолийцев, привыкших прожигать свою жизнь, это как наказание. Мой брат оказался в долгах перед Капитолием и не смог расплатиться в указанные сроки, за это его приговорили к службе.
Я сожалел. Правда, сожалел о том, что не плюнул на мнение братьев и не оплатил все его долги. Я должен был его поддержать, должен был ему помочь, но внутренний голос все спрашивал, сколько времени я собирался тащить его на себе и решать его проблемы? Если бы в нем было чуть больше самостоятельности.
- Нет, не победители, о чем мечтает Кашмира? - склоняю голову. - Вы ведь смотрите в будущее, живете настоящим. Наверняка есть цель, которую вы бы хотели достичь?
Мечтать никогда не поздно. Даже пустые, несбыточные мечты приносят в жизнь много разных красок. Можно говорить о незначительных достижениях, можно мыслить глобально. Но это все равно стремление мечтать.
- Когда-нибудь я найду своего брата и извинюсь перед ним. - словно делюсь с ней своими мечтами. Я не знаю, где он и что с ним. В письме лишь скупо говорилось о том, что он становится миротворцем, и не было слова о том, куда его переводят. В Капитолии он точно не остался. Я пробовал подключать связи и искать его, но пока все безуспешно. Но однажды я смогу обнять его. Я верю в это. Правда, одной веры мало. - Как развлекаются юные дистриктовцы в Первом?
Мне интересно, чем она жила. На этом строятся отношения. Я не говорю сейчас об интимных связях, или о чем-то более серьезном. Простые человеческие отношения строятся на знании и понимании другого человека.

0

15

Кашмиру нельзя назвать особо сочувствующим слушателем, она не из тех, кто будет лить слёзы над чужой историей. Девушку отличают эгоизм и забота о собственной рубашке, которая, как известно, ближе к телу. Тем более в Капитолии. Но история о братских отношениях её занимает, может потому, что тема не чужда. С той лишь разницей, что их с Блеском дружба крепче алмаза и вряд ли это когда-нибудь изменится, главный страх Кашмиры - потерять брата.

-В одном Ваши родители были правы, для девочки иметь старшего брата действительно здорово - в её глазах Блеск всегда был образчиком и героем, независимо от того, шел он на арену или помогал отцу сортировать камни в мастерской. Не говоря уже о том, что брат своим менторством спас девушке жизнь. Но братская дружба, наверное, ничуть не хуже... Она в очередной раз думает, что в Капитолии странные порядки и семьи. Рассказ о капитолийце, попавшем за долги в миротворцы, скорее забавляет, чем печалит - есть в мире какая-то справедливость. Служба - далеко не самое страшно, спросите, к примеру, безгласых. И выросшей в режиме дисциплины и тренировок девушке такое наказание вовсе не кажется чем-то неимоверно жестоким.

-Извинитесь за что? Каждый должен отвечать за свои поступки. Служба научит его обдумывать решения - пожимает победительница плечами, потягивая своё безалкогольное вино. На вкус, кстати, неплохо. И снова этот вопрос о мечтах... Да, Кашмира может поддерживать беседу, но добиться от неё чего-то личного тяжело, как пытаться вскрыть отмычкой электронный сейф или вручную таскать камни для брода через реку. Цели значат не так уж много, когда у тебя нет главного - личной свободы.

-Хочу, чтобы кто-то из трибутов сменил нас с братом на нашем почетном менторском посту. Дальше будет видно - как ни крути, эта мечта остаётся единой у всех победителей. Не удивительно, что менторы не предупреждают своих подопечных о будущих продажах - у них должны быть силы драться, чтобы у самих менторов оставался шанс. Действительно ли они обретают свободу, передав свои лавры? Кашмира привыкла отовсюду здесь ожидать обмана. Не исключено, что их с Блеском всё равно будут сюда возить, уж больно прочно оба заняли позиции "в топе". Девушка раздраженным жестом перекидывает волосы с одного плеча на другое и чуть с большей охотой отвечает на вопрос о родном дистрикте, чтобы отвлечься:

-Зависит от рода деятельности. Мы в Академии часто устраивали выезды на природу, но это всё равно были тренировки - учились ориентироваться, скрываться, нападать - мерялись силами. Потом устраивали пикники, обсуждая, кто кого сегодня побил. С семьёй - как и все, наверное. Посещаем местные праздники, ювелирные выставки, катаемся на лошадях, ходим на каток... Папа учит нас азам ювелирного дела, рассказывает про камни, я люблю бывать у него в мастерской - пожалуй, самый пространный монолог Кашмиры за сегодняшний день. То, что относится к прошлому, рассказывать всё-таки полегче. Что-то не меняется, она до сих пор любит сидеть у Гелиодора в мастерской, слушая его рассказы и оценивая камни под отцовским строгим взглядом. Что-то кануло в лету, но до сих пор заставляет улыбаться. Девушка вспоминает, как на одном из таких пикников они с Блеском спрятались в орешнике, а потом тихо, как тени, умудрившись не сломать ни одну ветку, окружили с двух сторон попавшего в поле их засады однокурсника. Имитация охоты, как у молодых зверей, готовящихся к самостоятельному выходу. Если не задумываться о том, чем в итоге обернулась арена, эти воспоминания, наполненные азартом и адреналином, вызывают улыбку.

+1

16

Никогда не замечали, что разговор, который интересен двум собеседникам, съедает много времени. Не замечаешь, как текут минуты, не нужно выискивать слова и выдумывать фразы. Разговор проходит легко и не принужденно. Определенной легкости в нашей беседе не было, но время не стояло на месте. Более того, я заметил, что Кашмира настроена уже не так, как была изначально. Я не раскрыл скрытых мотивов, и попросту нет. Для меня важен этот вечер, как нечто целое, без намеков. Я "купил" ее не для того, чтобы удовлетворить свои физические желания. Гораздо большего хотела моя душа.
- Возможно, вы прав. И когда-нибудь я смогу избавиться от чувства вины. Говорят, лучше жалеть о том, что сделал, чем о том, чего не сделал. Так и в моем случае. Я не смог его простить, не смог ему помочь, и это чувство изнутри разъедает меня. Но такие моменты только закаляют характер человека. Когда все гладко и хорошо, с человеком не интересно вести беседу даже о погоде, - ем виноград. Не люблю его, но для пикника он подходит наиболее. Яблоки мы припасли для лошадей. Задумчиво смотрю на нее, когда Кашмира озвучивает свое пожелание. Оно звучит логично. Должно быть, каждый победитель мечтает побыстрее избавиться от своей ноши. - Удивительно. Вы презираете капитолийцев за их образ жизни, ненавидите нас, но не боитесь. А Капитолий боится.
Говорят, у меня очень пристальный взгляд, и все же мягкий и теплый. Говорят, я располагаю к себе людей, потому что вижу их, замечаю мелкие детали, и если хочу использовать их, то человек становится для меня, как раскрытая книга. На самом деле все мои познания по психологии лишь повод для того, чтобы узнавать людей. Мне, правда, нравится общение. Кто бы не стоял передо мной, он интересен для меня, как личность. Возможно,  поэтому в списке моих друзей имен намного больше, чем в списке неприятелей.
Я знаю, что у меня есть способность говорить правду, но выставлять ее в мягком свете, не агрессивном. Люди не любят правды, особенно если она не приглядна для кого-то. А я всегда говорил, что нет смысла скрывать что-то, если оно все равно рано или поздно станет явью.
- Вы - убийцы. Сами, по доброй воли ли, но вы убивали. Каждый год список убийц пополняется. Я всегда думал над тем, почему...в смысле какой резон в Голодных Играх, как в знаке подавления, если мы таким образом получаем человека, способного убивать, не моргнув глазом. И не могу найти ответа. Грядут перемены, Кашмира, все уже не так однозначно, как казалось ранее, - не знаю, зачем говорю ей это. Лучше было промолчать. Но слова уже вырвались, и их не вернуть. Может быть, мне хочется узнать другое мнение об этой ситуации, мнение другой стороны. Конечно, не все капитолийцы такие ублюдки, какими их представляют в дистриктах, но я видел победителей, они так же не похожи на людей, стремящихся убивать. Не все. А если такие и были, они быстро сходили с ума. Но слухи, их появления окружено постоянными слухами. Эти истории передаются из уст в уста, и уже никто не вспомнит, где именно правда.
- Что скажете, если я как-нибудь приглашу вас поохотиться? Я не очень силен в этом деле, кроме того, довольно неуклюж, но мне интересно наблюдать за животными. От них меньше вреда, чем от людей, - конечно, я говорил о не настоящей охоте. Я люблю животных, и не вижу причин их убивать. Но посмотреть на таинство единения дикой природы с существами, которых она породила на свет, я бы не отказался.

+2

17

-Лучше не делать того, о чем потом пожалеешь. Ваш брат вернётся закалённым и Вам будет интересно с ним подискутировать - жалости у неё эта история по-прежнему не вызывает, Кашмира уверена в том, что если человек сам добровольно загнал себя в ловушку - вытаскивать его не стоит, тогда он не сделает для себя никаких выводов. Посему чувство вины мистера Вайдунга здесь не обосновано, хотя привязанность к брату она понять способна. Помогла бы ли Кашмира Блеску в такой же ситуации? Конечно, да. Но ему она обязана жизнью, это совсем иное, не бесящиеся с жиру и глупости капитолийцы.

-После арены сложно чего-то бояться - девушка усмехается, но синие глаза словно подёргиваются коркой льда. В памяти молниеносно проносится битва у рога, нож, влетающий в спину Немо, девушка-трибут из Седьмого, которую Кашмира ногами перебросила через себя в пропасть, чтобы добиться победы... Она пережила двадцать три смерти, чем ещё её можно напугать? И всё же победители боятся... Но не за себя, а за близких, иначе бы Лейн сейчас здесь не сидела. Боятся власти, но сам Капитолий насмешливо презирают. Конечно, она убийца, и не станет этого отрицать. Более того, в отличие от многих, Кашмира и Блеск вызвались добровольно, что наверняка не прибавляло им симпатии среди остальных менторов... Но они в ней и не нуждались.

В своей корзине девушка находит нож, обёрнутый в салфетку. Она берёт ещё одно яблоко, разрезая его пополам и протягивая половинку Соул. Затем механическим жестом крутит нож между пальцами, а мгновением позже неуловимо быстро разворачивается и посылает нож в дерево - Бернду можно не беспокоиться, нож пролетает на приличном от него расстоянии, но когда от втыкается в ствол, то прибивает к нему крупный лист, плавно пикирующий с ветки к земле - именно в него целилась Кашмира. Она редко позволяла себе такие маленькие перфомансы с покупателями, но чувствовала, что здесь это какого-то наказания не повлечет:

-Люди любят развлечения с огоньком. Гораздо интереснее развлекаться с опасной игрушкой , а имея в резерве сотни миротворцев, всегда можно найти управу на маленькую группу убийц - спокойно высказывает блондинка свою точку зрения. Забавно, что вроде как любящие драйв в лице победителей, капитолийцы редко приходили в восторг, увидев, на что те на самом деле способны, даже на таком невинном примере, как этот лист. В перемены ей не очень-то верится, слишком мало людей в столице в них заинтересованы и ещё меньшее количество реально способны что-то сделать. Дикстрикты живут под плотным колпаком, и те победители, близких которых живы, по понятным причинам предпочитают не нарываться на риск. Кому хочется одним неосторожным поступком сделать бессмысленными все уже пережитые мучения?

-Я никогда не возражаю против того досуга, который предлагают покупатели - злости в голосе нет, скорее бесцветная усталость, расставляющая точки над i - она не откажется и от охоты - убивать зверей не смогла бы, но из того, что девушка успела увидеть, едва ли Бернд имел в виде это. Но сначала её время придётся оплатить, Кашмира никогда не общалась ни с кем из капитолийцев на добровольных началах. Личное время только для семьи и брата, хотя следует признать, что мистер Вайдунг - редкий положительный пример покупателей, она не расстроится, если он выкупит её ещё раз.

+1

18

Когда нож пролетает мимо, я неуловимо вздрагиваю. Смотрю на девушку и не вижу в ее глазах угрозы. Нож предназначался не мне. Обернувшись смотрю на дерево, к которому ножом буквально пригвоздило лист, упавший с ветки. Завидная меткость. И кровожадность. Мне сложно поверить, что убийство стало смыслом ее жизни, скорее у нее просто нет возможности избавиться от этого, и ее слова лишь тому подтверждение. Она права, Капитолий любит ходит по острию ножа, любит провоцировать на необдуманные шаги, Капитолий это возбуждает.
Поднимаюсь на ноги и подхожу к дереву. Шери недовольно мотает хвостом, но я не обращаю никакого внимания на нее. Световой день движется к своему завершению, и нам пора возвращаться, пусть мне и не хочется. С трудом вытаскиваю нож из коры дерева и возвращаю его обратно в плетенную корзину.
- Вы опасный человек, Кашмира, но когда-нибудь появится тот, который сможет вас приручить. Нет, не так, вы захотите быть прирученной им, - подаю ей раскрытую ладонь, помогая подняться. Мы быстро складываем наш пикник по корзинам, которые я закрепляю к седлам наших лошадей. - Мне придется подумать над нашей встречей, чтобы удивить вас, или хотя бы не разочаровать.
Это моя проблема и моя непохожесть на всех, кто покупает победителей. Для каждого я пытаюсь подобрать что-то, подходящее исключительно этой личности. Ловлю Соул под поводья и отдаю их Кашмире, Шери идет рядом. Мне совсем не обязательно держать ее под уздечку. Мы не возвращаемся по той дороге, по которой пришли. Я кое-что хочу показать своей спутнице. Мы идем вглубь ветвистых деревьев, которые полностью скрывают нас от внешнего мира. Солнца здесь совсем мало и становится темно, как в сумерки. Но там впереди виднеется пятно чистого света, к которому мы и идем. Я оставлю Шери стоять, и прошу Кашмиру накинуть поводья Соул на седло Шери. А сами мы продолжаем пробираться через корни и стволы деревьев.
Впереди, плотно окруженная со всех сторон деревьями, расположена яркая зеленая опушка. Солнце хорошо освещает траву, заставляя ее переливаться изумрудами. Жестом прошу Кашмиру остановиться. Мы скрыты огромным стволом векового дума, но нам хорошо видно, как длинноногий олененок пытается встать на ноги. Его мать находится рядом. Она наклоняет длинную шею, просовывает голову ему под живот и поднимает своего детеныша, помогая удержаться.
- В жизни так же, Кашмира, кто-то помогает нам мечтать и двигаться дальше, а кто-то бросает нас со всем справляться самостоятельно. А кто-то... - замолкаю, потому что олененок делает несколько неуверенных шагов, и снова падает. Я хотел показать ей животных, которые не боятся человека, но они не приручены, они так же остаются созданиями дикой природы, как и Победители. Больше нет смысла наблюдать за ними, и я предлагаю вернуться обратно. У лошадей я осторожно трогаю плечо девушки, и когда она оборачивается, я смотрю в ее глаза с теплотой и участием. - Спасибо вам, Кашмира.
Не уточняю, за что именно благодарю девушку, да это и не нужно, не это главное.

0

19

В ответ на слова о собственной опасности Кашмира равнодушно пожимает плечами. Опасен любой человек, но у каждого свой предел, отделяющий его от той грани, где он становится готов на любые действия. Арена показывает это как нельзя ярче - профи подготовлены к битве и убийство не вызывает у них особых чувств, но трибуты из мирных дистриктов зачастую сражаются не менее отчаянно и куда более ожесточенно, потому что не приучены отключать эмоции. Вся разница в том, что Кашмира свою грань уже перешагнула, а столичные жители, привыкшие к комфорту столицы - нет. Но в дистриктах очень много людей, находящихся опасно близко к этой границе...

-Едва ли это случится в Капитолии - хмыкает девушка, подавая мужчине руку, чтобы подняться с пледа. Она искренне уверена в том, что всё это не про неё. Кашмира не захочет быть прирученной - её доверие к мужчинам растоптано в пыль и едва ли кто-то сможет его воскресить, только Блеск видит в ней личность, а не красивую игрушку, только ему она и может доверять, а больше ей ничего не нужно. Спасибо уже на том, что сегодняшнее знакомство оказалось не из тех, о которых мечтаешь забыть, до красноты сдирая с себя кожу в душе.

-Вы уже удивили, мистер Вайдунг - чуть улыбается девушка, принимая поводья Соул. Ей многие дарили подарки, но даже здесь капитолийцы наслаждались в первую очередь собой, своей щедростью, упирая в основном на роскошь. Никому не приходило в голову подарить девушке друга, и она будет вспоминать об этом всякий раз, как будет приходить к Соул на конюшню. Впрочем, впечатления на сегодня ещё не закончены - они куда-то направляются неприметной лесной тропкой, оставив лошадей в стороне. Кашмира то пригибается от низко нависших веток, то отводит в сторону те, что оказались прямо перед лицом. В конце концов чаща расступается, открывая вид на опушку.

-Чудесные - восхищенно выдыхает девушка в пол голоса, боясь спугнуть олениху и её трогательного детёныша, пытающегося встать на тонкие подрагивающие ножки. Она и подумать не могла, что такие картины до сих пор могут существовать неподалёку от Капитолия, и ни разу не видела оленей так близко. Олениха просовывает голову под живот малыша, помогая ему встать на ноги, и Кашмира не может не улыбнуться. В синих глазах сейчас - ни следа той холодной сосредоточенности, с которой она бросала в дерево нож. Может, мужчина в чем-то и прав - даже у убийц в жизни есть те, кто помогает им идти. Оленёнок всё ещё пробует освоиться с новым навыком, когда они возвращаются к лошадям:

-Я сегодня впервые за долгое время смогла отдохнуть - отвечает она, обрачиваясь на прикосновение и столкнувшись глазами с Берндом. Это не прямое "спасибо", но из её уст признание, пожалуй, равноценное, ещё одна встреча девушку не расстроит. Соул ласково фыркает и Кашмира гладит новообретённого друга по морде.

+1

20

Нам нужно возвращаться обратно. Солнце скоро скроется за горизонтом, у лошадей есть свое расписание, которое я сегодня беспощадно нарушил, чтобы завоевать ее расположение. Я изначально не планировал никаких отношений с молодой блондинкой. Не все люди ищут интимных отношений с противоположным полом. А я вовсе нахожусь в поиске себя. Кашмира здорово напоминала мне одну юную особу, и, поймав себя на этой мысли, я еще больше крепился в желании закончить этот вечер.
Это неправильно, когда люди ищут в других напоминание о ком-то.  К сожалению, человек либо с тобой, либо нет. Любой другой – это отдельная личность. Я хорошо это понимал. Для меня все люди были разными, и я всегда задумывался над тем, как проведу свой день с победителем, чтобы ему было комфортно. Самых опасных я предпочитал избегать.  Просто я не любитель игр с огоньком и опасностью.
- Рад, что вам понравилось, Кашмира, - улыбаюсь в ответ. В моем взгляде много тепла и нежности, но эти чувства никак не связаны с мужской похотью. Она прекрасна, похожа на ангела, сошедшего на эту землю, но не для меня. И я счастлив, что могу смотреть на нее, не боясь ослепнуть. Должно быть, и ей удивительно и приятно, что в ее обществе есть мужчина, который не жаждет распустить руки и перейти черту дозволенного. Иногда полезно просто побродить по лесу и просто с кем-то поговорить.
Придерживаю Соул, пока Кашмира снова не оказывается в седле, следом седлаю Шери. Мы возвращаемся пройденной дорогой. На открытой местности отпускаю поводья Шери, и лошадь, почувствовав свободу, данную хозяином, переходит на галоп. Ветер треплет волосы, но я счастлив. Это определенно хороший день, и я рад быть его частью. Шери делает круг, и мы оказываемся позади Соул с наездницей. Конюхи, что сопровождали нас, кружатся неподалеку, но у же дают нам знаки, что пора возвращаться в конюшни. И я машу им в ответ, принимая предложение.
В конюшне я снимаю седло с Шери и прощаюсь с ней. Кладу ладони по обе стороны от ее морды, не мигая смотрю в ее глаза, а потом прижимаюсь к ней лбом. Так мы стоим какое-то время, и оба словно затаили дыхание. Касаюсь пальцами кожаного носа лошади, и только после этого позволяю конюху увести Шери.
- Это документы, - недовольно протягивает владелец конюшни, словно не знает, кому их отдать: мне или Кашмире. Забираю у него бумаги, быстро пробегаю их взглядом, убеждаясь, что все в порядке.
- Распорядитесь подготовить лошадь к переезду в Первый. Мисс Лейн заберет подарок с собой, - он не осмеливается спорить со мной. И на этом наш разговор заканчивается. Терпеливо жду, пока Кашмира попрощается с Соул. После вместе выходим из конюшни по направлению к моей машине. – Мне было приятно ваше общество. Не уверен, что вновь смогу преодолеть бесчисленное количество ваших поклонников, но непременно попробую это сделать.
Водитель опережает меня и открывает дверь перед Кашмирой. Подаю ей руку, помогая сесть в машину, сам обхожу авто и сажусь с другой стороны. Этот день останется в моей памяти, но всегда надо знать, когда лучше выйти из игры.
- Кинг, в апартаменты победителей, пожалуйста, доставим мисс Лейн туда, пока не стемнело. Остаток ночи она проведет на свое усмотрение, - водитель кивает, касается пальцами козырька шоферской кепи и заводит автомобиль.

+1

21

Странно видеть в глазах покупателя... Тепло? Тем более, что тепло это искреннее, нимало не похожее на то, что привыкла обычно наблюдать Кашмира. Ни внешней оценки, словно при взгляде на породистую собаку, ни раздевания глазами... Странно, но приятно. Помогает хоть ненадолго вспомнить о том, что возможно не все люди враги. И обретение нового друга в лице Соул теперь тоже будет об этом напоминать. Девушка забирается в седло и лошади выходят на ту же дорогу, по которой они сюда приехали.

Кажется, Соул чувствует себя уже более уверенно, так что когда мистер Вайдунг переводит свою лошадь в галоп, Кашмира тоже сжимает пятками бока кобылы - не очень настойчиво, словно спрашивая, не хочет ли Соул отвести душу. Коротко заржав, золотистая кобыла рвётся вслед за гнедой и Кашмира чуть наклоняется к её шее, радостно улыбаясь. Ветер бьёт в лицо, треплет волосы - ощущение свободы такое, что в пору раскинуть руки в стороны, как крылья, не будь они заняты поводьями. Сопровождающие их конюхи явно напрягаются, следя за поведением Соул, но у кобылы и в мыслях нет сбросить наездницу - она явно получает от этой скачки не меньшее наслаждение, чем Кашмира, и двигается так легко, что кажется чуть ли не призраком на фоне лесного пейзажа.

Жаль, свобода в Капитолии, пусть даже такая условная, явление недолговечное. Приходит пора возвращаться в конюшню, где девушка неохотно спешивается, поглаживая Соул по гриве. Рядом мистер Вайдунг прощается со своей Шери, что снова не может не вызвать у Кашмиры понимающую улыбку. Проведя день в общении с животными, трудно заставить вернуться себя назад к людям... Приносят документы на соул, и пока Бернд общается с хозяином конюшни, Кашмира напоследок гладит Соул по морде:

-Не волнуйся, милая. Скоро я тебя отсюда заберу - тебе очень понравится в Первом, мы будем часто кататься - шепчет она и лошадь отвечает тихим ржанием, словно понимает обращенные к ней слова. Вместе с мистером Вайдунгом победительница возвращается к машине.

-Что ж, буду рада, если Вам это удастся - не кривит она душой. Ей понравился этот день, своей лёгкостью, необычностью, продуманностью. Непривычно сознавать, что совершенно незнакомый человек думал о том, как доставить ей радость. Девушка садится в авто, размышляя попутно о том, в какую конюшню лучше всего будет определить Соул, чтобы та чувствовала себя комфортно и уютно.

-Расскажу, как Соул устроится на новом месте - услышав, что и остаток ночи остаётся ей, Кашмира веселеет на глазах. Если бы все покупатели были такими... Но для Капитолия это скорее исключение, нежели правило. Скорее всего, вечером она будет изводить Блеска рассказами о том, что у неё теперь есть лошадь. Значит, нужно будет и брату найти, чтобы могли ездить на верховые прогулки вместе.

0


Вы здесь » The Hunger Games: After arena » Архив игровых тем » Для поцелуев повода нет ©


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC

#pun-title table tbody tr .title-logo-tdr {position: absolute; z-index: 1; left:50px; top:310px }