The Hunger Games: After arena

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Hunger Games: After arena » Архив игровых тем » все тайное когда - то становится явным


все тайное когда - то становится явным

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Название:
Все тайное когда - то становится явным
2: Участники:
Avena Baker, Zlata Jasper-Smaragdus.
3. Место и время:
Дистрикт 1, дом Златы. Через пол года после Революции
4. Краткое описание квеста:
Революция окончена, в Дистриктах начинается новая жизнь. Но мисс Бецкер находит то, что должно было остаться тайной навсегда
5. Очередность постов:
Avena Baker, Zlata Jasper-Smaragdus.

0

2

Занавес пал – информация стала доступной и от того более опасной, чем во времена Кориолана Сноу. Меня, как совсем далекой от политики члена совета, отправили пересматривать архив документов, связанные со ставками и спонсорством на Голодных Играх. Одна из задач – это найти неаккуратных капитолийцев, которые больше всего требовали крови и зрелищ, а после передать все необходимые документы другим инстанциям. Все эти проверки и чистки свалились на голову, когда в голове у меня конспекты по нейрофизиологии и очередное сожаление, что я не смогу прийти на вечеринку одногруппника, ибо меня ждут а)государственные дела; б)сдача чертовых экзаменов (они не могли совсем сократить мне программу до «здравствуйте, вот ваш диплом»?); в)дом; г)больница. Этот бешенный ритм, от которого у меня уже было несколько нервных срывов, а затем парочка «уезжаю в Третий немедленно».  Именно поэтому мне и доверили такую рутинную работу, которая является для галочки. Мира не хотела, чтобы от Третьего был кто-то другой в высшем органе управления.
Всю документацию мне распечатала моя помощница, на которой настояли абсолютно все (мы разбили работу на двоих, и мне достались файлы с 50 Игр), а коробки с папками привезли домой, заставив одну из комнат полностью, оставив лишь небольшой островок посреди, чтобы я могла сидеть по-турецки и, попивая кофе, черкать в бумажках, выискивая тех самых людей, которые так стремились увидеть как можно изощрённей  убийства детей самими же детьми. Противно и пропущено через себя. Так и запишем.
Та неделя выходных и полное ограждение от социума дали достаточно плодотворный результат. Мне оставалось разобрать только МОИ Игры, и эта папка была самая незаполненная. Ну конечно, ведь Игры шли максимальные 2 дня – прямо побили рекорд! 75 уже не считались, и они оставались за рамками тотального контроля. Удивительно, но большинство спонсоров и игроков уже успели скрыться или замаскироваться под новые личности, и я в сотый раз понимаю, что мне доверили весьма глупую работу. Проверка всех проверок – так оригинально. И к вечеру, когда Грей в очередной раз задержится на работе допоздна, а я в миллионный раз подумаю, что если бы мы были адекватной парой, то уже бы давно вынесли друг другу мозг такими отсутствиями и вечной ревностью, я завершаю свой недельный труд, открыв последние документы. Сначала идут ставки. Ничего не меняется из года в год. Ставки делают глупые девочки и мальчики или же родители особ пубертатного периода. На это у меня уходит несколько часов, потому что все идет один в один как в прошлом году. Дальше идут покупки победителей. Там файл куда побольше, чем в ставках. Интересно, но именно покупки занимают куда больше места, чем другие варианты траты денег. И как бы я не старалась лояльней относится к толстосумам, которые просто не знали куда их тратить, я под коней слишком часто стала ловить себя на мысли, что Игры для их детей были слишком маленькой платой за все это.
Хватит, Авена!
Точно. Хватит. Открываю списки с трибутами и  именами тех, кто их спонсировал. Дохожу до Третьего Дистрикта и вижу несколько спонсоров. Кто-то хотел, чтобы я выжила? Вижу имя своей мамы, нескольких капитолийских особ, через которых мне пытались помочь люди выше всего этого и еще одно странное имя – Злата Джаспер. А это что еще за номер? И сумма нехилая для жителя Дистрикта. Проецирую на стену списки с победителями всех Игр и вижу эту женщину. Дистрикт-1. Какого черта? Какого черта ставить на меня, при этом зная, что из ее же Дистрикта детишки были куда смышленее, чем я?!
Я открываю кусок от картонной папки и записываю «З.Джаспер, Д-1. 40 ГИ», а после начинаю дальше надиктовывать свой отчет о проделанной работе, вычленяя всех игроков и спонсоров на Играх. Спонсоров не тронут – скорее всего у них будет определенный плюс к карме, а вот любителей тотализаторов…   
Отправляю в печать свой первый том продуктивной работы. В отчете одни фамилии, а адреса им припишут уже другие люди, кто так же останется неравнодушен к теме Игр, но будет входить в состав совета. И пока мой томик печатается, бронирую место на ближайшее рейс до Первого Дистрикта. Не могли же мне просто так доверить такое глупое занятие, когда все и так прекрасно знают кто виноват и зачем виноват.
Грей приходит уже за полночь и остается недоволен моей идеей о том, чтобы узнать причину такого невыгодного вложения. Он советует мне просто забыть Игры и наконец-то выспаться, а не жить на таблетках, которые заменяют сон. Если мы переживем этот безумный год вместе, то тогда все другое точно покажется ерундой. Но утром все же отвозит меня на рейс в 6:00. Наверное, именно это и называется безумством.
И как только я оказываюсь во вновь строящемся Дистрикте, я понимаю, что задание это было вовсе не ерундовое, а полезное для каждого. В каждой семье есть ребенок, которого убили или которого продали. За это нужно наказать даже через полгода, когда все закончилось.
Дом Златы Джаспер. Звонок. Мне открывает девушка, которая явно здесь следит за чистой.
- Здравствуйте. Я могу увидеть миссис Джаспер? – мой голос резок. В руках я держу документы, поверх которых лежит тот небольшой клочок с картонной папки, который я вырвала с обложки.
- Надеюсь, вы мне это объясните? – как только женщина оказывается передо мной, я вручаю через порог ей тот список с трибутами и спонсорами, которые пожертвовали деньги на выживание детей.

+1

3

На часах девять утра, а она уже не спит. Муж ушел на работу час назад, и она снова попыталась уснуть. Не тут - то было, малыши здорово пинались, сегодня они были особенно активны. Срок перевалил за 6 месяцев, и сейчас она напоминала себе бочку. Тяжело давалось все, даже лежать в любимой позе она больше не могла. Но все эти трудности были такими ничтожными, в сравнении с тем, что ее ожидало буквально через несколько месяцев.
Поняв, что уснуть ей уже не удастся, Злата решила посетить любимую комнату – детскую. Ее полностью отремонтировал Айдан, по ее рисункам. Накупил целую гору игрушек, так что комната скорее напоминала магазин. Со временем в комнате стали появляться все новые и новые вещи. Полки в комоде заполнялись пеленками, подгузниками, распашонками. И все в двойном объеме. Вот и сегодня утром она сидела за распаковкой новых покупок. Пока могла, она ездила по магазинам с Агатом, а после того, как доктор запретил им слишком активные движения, пришлось довольствоваться каталогами. И бедный Агат бегал с этими каталогами по магазинам. Сегодня он уехал с мужем, и Злата могла вздохнуть свободнее. Эти двое как – будто сговорились окружить ее тотальной опекой. И иногда это душило. Злата молча, терпела, если это давало мужчинам чувство безопасности, то это малое, что она могла дать им.
Она рассматривала очередную пару пинеток, синего и розового цвета, как ее внимание привлек шум, доносящийся из коридора. Женщина нахмурила брови, в такое время она не ждала ни гостей, ни клиентов, Айдан ее ни о чем не предупреждал. Но гость был настойчив. Может что – то случилось?
Обеспокоенная, Злата, оставила пинетки в кресле и прошла к двери. Придерживаясь перил, она очень медленно спустилась с лестницы. И чуть не упала с последней ступеньки, увидев гостью. Это была ОНА. Такая взрослая, такая красивая. И воинственно настроенная. Но вот что понадобилось мисс Бейкер в ее доме?  Откуда она вообще могла узнать о Джаспер?
- Эолин, вы свободны, - девушка с сомнением посмотрела на хозяйку, но все таки покинула их.
А Злата очень быстро получила ответ на свой вопрос. На протянутом листочке, где чьим то подчерком было написано ее имя, номер дистрикта и год, когда она выиграла Игры. Женщина забрала у девушки листок, и некоторое время рассматривала его.
- Я уже год, как не ношу эту фамилию, но вас не это интересует, не так ли? – в глазах девочки был вызов, и Злате сейчас как никогда был нужен муж с его дипломатичностью. Но как говорится, сама заварила кашу, сама и расхлебывай.
- Пойдемте со мной, - Злата направилась в сторону кабинета, там их точно не беспокоят. Кажется, девушка колебалась, - Вы хотите получить ответы на свои вопросы?
Оставив дверь открытой, Злата зашла в кабинет. Отодвину кресло, она практически утонула в нем. Опять начала ныть поясница.
- Это все из – за вашего отца, - она бросила первую бомбу, ожидая реакции девочки.

+1

4

немного полезной информации

P.S. отца моего решили не убивать)))

Все тайное всегда становится явным, как бы это старательно не скрывали. Я выжидаю время, пока на пороге не появится сама хозяйка дома, чтобы наконец-то обговорить с ней все эти документы, что я привезла с собой. Зачем она платила мне за жизнь на Арене? Никто никогда этого не сделал бы в адеквате, ибо я, совсем маленькая и хрупкая девочка, вряд ли очаровала всю капитолийскую знать своими умениями разбираться в травах. Это хорошо, но они хотят крови. Мой рейтинг был слишком низок, чтобы перечислять такие деньги. Тогда какого черта?
Девушка покидает прихожую, слегка кивнув мне, когда на ее месте появляется женщина в возрасте и... беременная. Видимо все были слишком рады окончанию войны. И, как показывает статистика и исторические документы, это было абсолютно всегда.
- Фамилия, особенно смена, не умаляет того, что вы сделали. Объясните?
Мой голос стальной. Как у такой милой девочки могут проявиться столько грубые и властные нотки в разговоре? Ответ прост – никогда не посылайте детей воевать, даже если они сами этого хотят.
Я прохожу по коридору в кабинет миссис бывшей Джаспер. Впрочем, фамилия не является важной частью разговора, но именно с того момента и началась та забавная история.
Вдох-выдох, Авена. Ты слишком многого хочешь.
- Если бы я не захотела получить ответы на свои вопросы, то я бы не стала бежать на первый поезд до Дистрикта. И… простите… я не знала о вашем положении. Вам стоит сейчас как можно больше лежать, а не проводить время в кабинете, - я уже явно говорю не на повышенных тонах, а добавляю некого официоза. Во мне просыпается врач… хорошо, начинающий врач. И даже без этого я понимаю, что на таком сроке опасно делать какие-то лишние движения и шаги.
Но женщина вместо этого села в кресло, давая при этом дополнительную нагрузку пояснице. Чтобы организму было удобно, кресло должно быть под достаточно большим углом, но с животом это просто невозможно. Нужно ее уговорить, чтобы та вернулась в спальню, а разговор мы могли продолжить в другой день, как Злата говорит, что это все из-за моего отца.
Моего отца.
Отца.
Что?

- Простите? – Я вскидываю бровь, а сумка, которую я держала в руках, падает на пол с характерным ударом металлической поверхности планшета об пол. Разбила, черт возьми.
- Каким чертом мой отец связан с вами? Он ментором был всего несколько лет, а затем всю жизнь потратил на то, что не принимал меня как дочь. И тут такая щедрость?
Или мой отец возомнил себя профи, когда сам был с дистрикта как раз НЕ ПРОФИ. Что здесь творится?
- Если вас не затруднит, я бы хотела узнать то, как вы связаны с моим отцом.

+1

5

Злата лишь выгнула бровь в ответ на грубость девочки. А это была именно грубость. Нынешнее поколение выросло слишком самоуверенным, они совсем позабыли об элементарных правилах приличия. Значит, придется вспоминать.
- Смени тон девочка, все таки это не я ворвалась к тебе в дом, а ты ко мне. Будь повежливее, и получишь ответы на свои вопросы, - Злата тоже могла быть холодной женщиной, не зря о ней ходили слухи по всему Панему. Ни один победитель не мог назвать себя ее другом, и многие просто напросто считали ее ледышкой. Иногда это ей шло на руку.
Злат проводит девочку в кабинет и предлагает занять кресло напротив нее. Сама же садится и откидывается назад, в таком положении ей удобнее всего. Живот был еще не слишком большой, но передвигаться раньше она уже не может. Также Злата не может не заметить реакцию девочки на свой живот. Приподнятые брови и изумление в глазах. Не она первая, не она последняя. Семья Смарагдусов решила держать в секрете положение Златы, во избежание кривотолков и перемалывания косточек. Хватит и того, что ментор вышла замуж за своего трибута тайно. Когда Панем более менее пришел в себя, сплетники снова зачесали языками, и имя Златы и Дана часто произносилось в той или иной гостиной. К тому же ее муж занимал высокое положение в Первом Дистрикте, и они решили обезопасить себя от различных посягательств. Ее беременность была шокирующей со всех сторон, мало того, что она забеременела от своего трибута, так еще в 50 лет. Короче слухов было не избежать.
- Я всего лишь беременна, а не больна, - Злата искренне улыбнулась заботе этой девочки. Все таки Каспар был прав, из его дочери вышел хороший человек, - Но все равно спасибо за заботу.
Злата помолчала несколько минут, давая девочке осознать, то что сейчас сказала. Все таки не каждый день узнаешь, что твой отец нашел тебе богатого спонсора.  И девочке эта новость не понравилась. Это было отчетливо видно по тем словам, что сказала брюнетка – у нее были ох какие непростые отношения с отцом.
- Ты не против выпить чаю? Заодно мы с тобой спокойно поговорим, - Злата нажимает кнопку интеркома, и буквально через несколько минут появляется Эолин с подносом. На нем две чашки горячего чая, сахар, варенье и конфету. Злата молча, перемешивает сахар в своем чае, ожидая когда Эолин покинет их. Когда они остаются одни, Злата начинает.
- Это давняя история. Я познакомилась с твоим отцом лет 16 назад, на очередном туре победителей. Знаешь, есть такая древняя пословица «Рыбак рыбака видит издалека.»? Вот и мы так познакомились – у нас у обоих были дети. Тебе был тогда всего лишь год, а моему сыну уже 11 лет, - Злата взглядом показывает на фотографию, стоящую на полке шкафа позади девушки. Она наконец то научилась смотреть на фотографию сына без боли, для этого понадобилось без малого 12 лет, - Он показал мне твою фотографию, которую носил с собой. Мы не были друзьями, но понимали друг друга. В тот день, когда погиб мой сын, он прислал письмо с искренними соболезнованиями. А увиделись мы сразу после Жатвы. Твоей Жатвы.
Еще одна пауза, чтобы девочка могла все осмыслить.

+1

6

- Во-первых, я не врывалась, а во-вторых… - но толку спорить с этой женщиной не было. Раскладывать все по полочкам уже становится какой-то профессиональной болезнью, таблеток от которых не было и вряд ли они появятся в будущем. Хотя, что она хотела от меня, когда я вижу чужое имя в списке тех людей, кто спонсировал мои игры. И это у самой непопулярной девочки 74 ГИ. Ерунда? Вряд ли.
Мы проходим в комнату, пока я простраиваю странную логическую цепочку с беременностью Златы. Удивительно, что они в таком возрасте решились на ребенка. Хоть технологии и дошли до многого, но природа частенько берет свое. И сюда я пришла не чтобы обсуждать интересное положение, а некую странность в бумагах. Мне хватило одного, поэтому теперь я должна знать как минимум все…
Когда дело касается моей семьи, то мне хочется топать ножками, кричать и переходить на фальцет, чтобы все услышали в моем писке одно простое слово – прекратите. Моя семья – это то, что трогать нельзя ни при каких условиях и обстоятельствах. Злата предлагает чай, а я кротко киваю в знак согласия. В кабинет практически сразу же заходит девушка с подносом, на котором стоит две чашки, чайничек и некоторые сладости к чайному напитку. У них уже отлаженная система.
- Спасибо, - говорю я девушке, чуть-чуть улыбнувшись. Грей когда-то предлагал завести дома прислугу, чтобы, по его словам, уменьшить мне бытовых проблем, но даже на работе, когда вокруг меня бегает помощница, мне уже становится дико неуютно… впрочем, как и здесь. Хочется встать и помочь девочке, или же сказать, что я все это сделаю сама. И когда девушка уходит, Злата начинает рассказывать историю про тур победителей, ее сына, моего отца и… меня.
Когда она обращается в истории к своему покойному сыну, я перевожу взгляд на фотографию в рамке, чтобы получше рассмотреть мальчика. Но не он здесь был главной ключевой фигурой, а тот факт, что отец, которого я никогда не принимала, носил всюду мою фотографию.
«- Папа! Папочка, - кричала маленькая светловолосая девочка, держа в крошечных пальчиках рисунок семьи, который она нарисовала, когда была в саду при медицинском центре, где работала ее мама. Молодой мужчина нахмурил брови и сурово посмотрел на Авену.
- Я тебе не отец, - холодно ответил он, смотря на нее в какой-то степени отстраненно. – Возвращайся домой».

И после этого он носил с собой фотографию, да еще и показывал ее? Стоп…. Ведь он тоже указан в числе спонсоров этих чертовых игр.
- Ч-что? – я потеряла дар речи. Чашка выпала из рук и разбилась, а чай расплескался по полу. – Простите. Я сама… – Оупускаюсь на пол и начинаю собирать кусочки фарфора от чашки. Удивительно, но для девочки, которая прошла ужасы революции, сейчас эти осколки кажутся такими страшными. – Вы его с кем-то путаете. Или меня с кем-то путаете… Мой отец никогда не признавал меня. Его заменил Бити. Бити! Который сам еще был мальчишкой в то время и тоже прошел Голодные Игры.
Я хочу сорваться на крик, но мой голос работает по обратной реакции – он становится все тише и тише. Молчи, дура. Замолкни. Тебе не стоило ворошить эту историю.
- Вы помогли мне из-за своего сына?
Вопрос, который нужно было задать. Все мы будет проецировать свою жизнь на других.

+1

7

Нет вы посмотрите, она продолжает со мной спорить. А девочка то пошла в своего родителя, такая же упрямая. Упрямство упрямством, но то ли вежливость, то ли воспитание заставляют ее замолчать и прекратить спор со мной. Первый плюсик в ее копилку.

Просыпаясь сегодня утром, я думать не думала, что окажусь в своем же кабинете с Авеной Бейкер. Я вообще надеялась, что мой поступок навсегда канет в ленту. Я не хотела и не собиралась выставлять напоказ то, что оказалась спонсором для мисс Бейкер. Это было сделано из личных побуждений, и по личным мотивам. Личным же оно и должно было остаться.
Но Четвертая решила разворошить улей, и вот она здесь, вся такая недовольная и требующая объяснений. Спасибо бы лучше сказала.
Я не могу не заметить, насколько неловко чувствует себя Авена в присутствии Эолин.  Мне самой  становится неловко, от того, что почти все дела по дому выполняет она, но я на 6 месяце, и врач запретил какие либо физические нагрузки. Вот и приходится перебирать бумажки, да готовить детскую к рождению малышей.
- Пожалуйста, не стесняйся, угощайся, - пододвигаю к ней тарелку со сладостями.
Стоит мне только заговорить о ее отце, как спина девушки тут же выпрямляется, она набирает в грудь воздух и, кажется, сейчас закричит. Ан нет, она просто внимательно слушает меня. Бровки брюнетки нахмурены, видимо она не верит тому, что слышит. Каждое слово встречается таким гневом в глазах ребенка, что я невольно спрашиваю себя, что же такого натворил Каспар, что его родная дочь вскипает от этой истории.
Я совсем не ожидаю такой реакции, но из рук Авены выпадает чашка и с характерным звоном бьется об пол.
- Да что же ты делаешь? – изумляюсь я, когда ее голова скрывается под столом. Вскакиваю и подбегаю к ней, сажусь на коленки рядом и сжимаю ее ладошки в своих руках, - Ты же порезаться можешь!
Поднимаю девочку за плечи и усаживаю на диванчик, стоящий напротив стола. Тут же прибегает Эолин. Пока та собирает осколки, я хватаю салфетку с подноса, и как маленькой девочке, вытираю пальцы Авены.
- Тебе надо беречь свои руки, - приподнимаю пальцем подбородок Авены и улыбаюсь, - Я знаю, у вас с отцом были сложные отношения, но именно он попросил меня помочь.  Я видела Бити, и уверена – он стал тебе очень хорошим отцом.
Успокаиваю девочку, поглаживая по темным волосам. Какими бы храбрыми они не казались, все эти трибуты первым делом были детьми. Обычные дети, которым иногда не хватало элементарной ласки.
Вопрос Авены заставляет меня ненадолго задуматься. Я молча смотрю на фотографию сына, потом вздыхаю.
- Нет, Авена, я помогла тебе из – за тебя. Я видела тебя совсем малышкой, с маленьким пушком на голове вместо этих шикарных волос. У тебя зубы то и то, молочные были, - и снова улыбаюсь, пытаясь перевести все в шутку, уж слишком тяжела атмосфера в комнате, - Мой сын умер очень давно, я наконец то научилась жить с этим. За мертвых не стоит переживать, нужно переживать о живых. Я дружила с Каспаром, поэтому чувствовала какую – то ответственность за тебя. Вот и вся страшная  тайна.
Замолкаю, ожидая реакции девочки на свои слова.

+1

8

С каждой минутой призраки прошлого наступали все больше и больше и, казалось, совсем уже переставали помещаться в этой достаточно большой комнате. Я только начала отпускать историю с родителями, где отец когда-то в ней был предателем, а после стал героем, а мама… моя дорогая и любимая мама наконец-то поняла причину, почему он так отдалился от нас и почему каждый месяц от его имени приходили достаточно хорошие деньги на обеспечение меня, хотя в жизни он явно и отгородился от нас, как бы я не просила его вернуться в семью, как всплывали все новые и новые подробности жизни Каспара.
С того самого дня, когда умоляла его, просила, стоя на коленках на немощенной улочке, чтобы он остался с нами, отец как таковой для меня умер. Это был просто мужчина, который когда-то любил мою маму, а после Игр, которые сломали его жизнь, решил полностью подчинится воле Капитолия. Когда я была в сознательном возрасте, Бити рассказывал, что творил Капитолий и его жители, в частности покупки себе и своим чадам для различных утех. Мне казалось это мерзким и аморальным. Бити же таким образом намекал на то, почему Каспар поступил именно так – чтобы защитить.
Чашка упала на пол и разбилась, а длинные пальцы оказались обожжёнными горячей водой, но не поранены осколками. Женщина сразу же подняла меня за плечи и попыталась вразумить, что я занимаюсь ерундой, раз решила убрать свой погром.
- Ничего страшного, что порежусь. Я… простите, пожалуйста.
Меня она опять усаживает на диван, а осколки от чашки приходит убирать девушка, искоса смотря на меня. Да, я криворукая, но что с этим поделаешь? Злата же вытирает остатки чая салфеткой, даже с некой заботой, которую я давно не получала… материнскую ласку.
И мне почему-то сразу же захотелось рассказать этой женщине все про Бити, Каспара, поле с лекарственными травами и бабушку, которая рассказывала мне полезные свойства одуванчика, который распустился только ранним утром. Но по натуре я была совсем не открытая книга, а наоборот, слишком в себе, слишком сосредоточенная на личных эмоциях. Даже Грею часто приходится вытягивать из меня информацию клешнями, особенно когда я молчу за традиционным вечерним чаем. Наверное это все потому, что девочки навсегда останутся привязаны к матерям, и даже если их нет в живых, им всегда требуется такое уютное плечико, в которое можно уткнуться и заплакать.
- Я не знаю каким он человеком был с вами, но при мне он говорил, что я не дочь победителя, или же то, что если я попаду на Голодные Игры, то умру в первые пять минут, потому что у меня закружится голова и я просто взорвусь, упав с этой ерунды вниз. Я все свои шестнадцать лет знала, что отец меня ненавидел, а после чертовых Игр я поняла, что СОВСЕМ НЕ ЗНАЛА СВОЕГО ОТЦА.
Последние слова я просто практически кричу, едва сдерживая слезы. Плечи мои поднимаются и отпускаются от частого дыхания, а в горле уже стоит ком от обиды, что я испытывала столько времени. То документы, где говорится, что он пытался помочь сбежать моей маме, то письменная просьба о том, чтобы после революции меня помиловали по всем пунктам, ибо я «маленький ребенок, который сам не понимает, что творит», а теперь еще и это... друзья отца, которые выступили спонсорами и сам отец, который щедро перечислял деньги на имя трибута Авены Бейкер.
- И теперь вы должны понять мою реакцию и почему я здесь… почему я отправилась на первый поезд до дистрикта и почему я слегка импульсивна сегодня. Я не привыкла быть кому-то должна, а незнакомое имя в списке, особенно с такой суммой, меня насторожило. Если я вам напугала или потревожила, то прошу прощения… я не хотела.

0


Вы здесь » The Hunger Games: After arena » Архив игровых тем » все тайное когда - то становится явным


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC

#pun-title table tbody tr .title-logo-tdr {position: absolute; z-index: 1; left:50px; top:310px }