The Hunger Games: After arena

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Hunger Games: After arena » Архив игровых тем » Мне нравится, что Вы больны не мной...©


Мне нравится, что Вы больны не мной...©

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Название: Мне нравится, что Вы больны не мной...©
2: Участники: Айдан Смарагдус, Кристиана Межер
3. Место и время: Несколько дней спустя появления Кристианы в бункере Тринадцатого.
4. Краткое описание квеста:

Мне нравится, что Вы больны не мной,
Мне нравится, что болен я не Вами,
Что никогда тяжелый шар земной
Не уплывет под нашими ногами.
Мне нравится, что можно быть смешным-
Распущенным - и не играть словами,
И не краснеть удушливой волной,
Слегка соприкоснувшись рукавами.©

5. Очередность постов: Айдан, Кристиана

+1

2

Когда я смог наконец-то оторвать голову от дел, весть о том, что прибыли ополченцы из Одиннадцатого, облетела весь подземный дистрикт. Видать, на поверхности стало совсем горячо и опасно, раз было принято решение об эвакуации этих людей. Признаться, я думал, что партизаны более полезны на поверхности, нежели здесь. С другой стороны, в Тринадцатом так же не хватало людей и возможностей. Я знал, кто руководит повстанческим движением в Одиннадцатом дистрикте. Для меня это не было тайной, скорее мне было интересно, как эту тайну воспримет Великий и Ужасный Плутарх Хевенсби. Даже не думал, что когда-нибудь мне придется от него что-то скрывать. В мое оправдание лишь могу сказать, что Плуто никогда не спрашивал меня о ней.
А я спрашивал. Каждый свой визит в Капитолий спрашивал о ней Рубаку, доставал до белого каления Сидер. Рубака отмахивался, говорил, что не знает. И он, действительно, не знал. С самого начала отношения с ним у Кристианы не заладилось. А Сидер была ей благодарна. И Сидер знала, что делает ее ментор, знала, помогала, скрывала этот ото всех. Но не от меня.
С того дня, как Кристиана объявила мне, что уезжает, и главное, что собирается делать, я боялся. Искренне боялся за нее. Говорят, не бывает настоящей дружбы между мужчиной и женщиной. Не правда. Бывает. Возможно, потому что мы никогда не смотрели друг на друга, как на мужчину и женщину, мы изначально стали друзьями, бесполыми существами, которым важна суть и чувства. Кристиана была мне дороже всех моих друзей, потому что была настоящей и искренней. Я боялся за нее каждый день, боялся каждую ночь, с облегчением просыпаясь каждое утро и не находя письма, в котором мне бы сообщили страшную весть.
В моем расписании значится свободное время. Я точно знаю, что буду делать, иду в жилые отсеки, чтобы увидеть ее. В бункере много людей, которых я знаю, но мне важно увидеть ее, почувствовать. Узнаю у дежурного, куда распределили повстанцев, и тут же сворачиваю в нужный коридор. Сидер и Рубака тоже должны были прибыть на днях другими планолетами. Ополчение забирали осторожно, чтобы не навредить тому, чего они уже успели достигнуть. Такую же участь ждало ополчение в седьмом, но что-то мне подсказывало, что мы опоздаем. Мне не с кем об этом поговорить. Плутарх слишком занят словесными баталиями с Койн, а Мира занимается совсем другими делами.
Сворачичаю за угол и останавливаюсь напрямую напротив дверей от бокса Межер. На мгновение моя затея кажется мне глупой. Я не уверен, что она вспоминала меня эти годы. Не уверен, что чувствовала тоже самое, хотя нет...Уверен. Однажды мы назвали друг друга друзьями, у меня нет причин сомневаться в ней. Используя собственные особые привилегии я могу показать ей этот мир с другой стороны, не окрашивая нашу встречу в интимные краски или личные оттенки.
- Сначала я ушам своим не поверил, а теперь и глазам не верю, - улыбаюсь я, когда дверь ее бокса отъезжает. Я стучал особенным стуком, который знает только она. Кристиана замечательно выглядит, ее глаза по-прежнему искрятся озорством и теплотой. Заключаю ее в объятья. - Потрясающе выглядишь. И куда делась та неуверенная в себе особа, которая волчонком смотрела на весь окружающий мир.
Звонко целую ее в щеку и терпеливо жду приглашения войти. В прочем, мы можем прогулять по лестницам и катакомбам, или даже отправиться на стрельбище.

+2

3

За те несколько часов, что прошли с высадки, Крис ни разу не присела. Нужно было все уладить, всем все сообщить, выслушать, передать, собрать, раздать... Еще эта встреча с Плутархом... Измотанная до предела, Межер была рада очутиться в отведенном ей боксе, что выглядел весьма неплохо для подземного узилища: кровать, шкаф, стулья и даже подобие окна, не имеющего, впрочем, выхода к свету. Свет был полностью электрическим, но мягким и не резал глаз - а после коридорного мельтешения лиц это было нужнее всего.  Потерев переносицу, Кристиана потянулась к графину с водой, когда негромкий стук в дверь заставил ее сердце сделать сальто и замереть на последнем движении: вдруг, ошиблось? Но нет, она же знает, что Айдан в Тринадцатом. Знает тот особенный стук, которым они всегда спрашивали о разрешении ненавязчиво вторгнуться в мысли друг друга. Впервые за долгое время тревога улеглась, и от радости вновь увидеть дорогого друга губы сами расплылись в улыбке.
Дверь отъехала, и вот он, Смарагдус, собственной персоной. Обаятельный, открытый - не чета выходцам из Первого, боготворящим Кориолана и его прихвостней - отзывчивый. Женщина помнила, с какой симпатией Айдан всегда относился к трибутам, даже если они и находились под юрисдикцией другого ментора, и хотя бы за одно это можно было проникнуться к нему уважением. Смарагдус умел дружить, оказывать поддержку в трудную минуту, да и просто поднимать настроение и возвращать веру в будущее, и, пожалуй, кроме него у Кристианы не было больше близких друзей. С Айданом она могла быть собой, точно зная, что этот человек всегда окажется рядом. И разделявшее их расстояние не являлось помехой. Не обязательно ведь видеть друга каждый день, достаточно просто знать, что есть и помнит о тебе.
- Да конечно! Про глаза я еще поверю, а вот про уши... Сидер рассказывала мне, как ты пытал ее расспросами, - Межер крепко обняла мужчину. - Она ведь мне тоже о тебе передавала сведения. Не думал же ты, что я забыла о тебе? - чуть отстранившись, она заглянула Айдану в глаза. - Все-таки думал, - с укором покачала головой.
- Потрясающе выглядишь.. И куда делась та неуверенная в себе особа, которая волчонком смотрела на весь окружающий мир, - удивился - в шутки или понарошку - Айдан, и Крис сама бы хотела узнать ответ. Настоящее незаметно стало прошлым, а будущее - настоящим, и теперь для лидера повстанцев из Одиннадцатого победа на Голодных Играх стала неотъемлемой, но не определяющей, стороной личности. Это просто было.
- Спасибо. Сколько же мы не виделись? - попыталась подсчитать Межер. - Я очень рада тебя видеть, Айдан. Проходи, что в дверях стоять, соседей радовать, - спохватилась она. - Только въехала, угостить нечем, но если хочешь, можем прогуляться. Или пойти пострелять, вспомнить прошлое.

+2

4

Я пользуюсь ее приглашением и прохожу в бокс. Такой же, как и у остальных. Ни у кого нет привилегий в этом плане. У Хевенсби разве что места побольше. Ведь ему приходится работать постоянно. Иногда я полагаю, что Плутарх робот, созданный учеными в Третьем Дистрикте, и на самом деле он вообще никогда не устает и не теряет собственного оптимизма. То же самое, имею в виду про оптимизм, говорят и обо мне. Еще обо мне говорят, что я болтаю без умолку, способен разговорить мертвых и заставить их вертеться в гробу, будто пропеллер. Я не спорил. Так даже лучше. Интереснее.
Только те, кто знал меня настоящим, знали, каково это порой говорить и улыбаться, когда на душе скребут кошки, когда душа болит так, что боль отражается в глазах. Но я не отступался, сохранял свой имидж. Как говорится, не мешайте тем, кто роет вам яму, закончат, будет вам бассейн.
- Неужели? - смеюсь, искренне и искристо, как не смеялся уже давно. Серые стены бункера не способствуют хорошему настроению. Громкий смех скорее вызовет негативную реакцию, чем заставит рассмеяться окружающим. Но теперь я точно знаю, что здесь будет человек, который готов меня поддержать. И для этого ей не надо надевать маску или прятаться по углами и шептаться в тени. - Я давно не видел Сидер. Полагаю, она делает все, чтобы держать Рубаку подальше от командного пункта и от Хеймитча. Если эти двое объединятся, их ждет либо расстрел, либо они споят Койн.
Лично я склоняюсь к первому. Рубака и Хеймитч имеют необыкновение находить алкоголь в любых местах. Порой я иронизировал, что они способны даже напиться, если будут пить чистую воду. Я знал Рубаку чуть дольше Кристианы, и потому был всегда на ее стороне. Старый товарищ к победе Межер совсем не верил, что с его Дистриктом может такое произойти, и Кристиану просто не брал в расчет. Он и Хеймитча готовил к тому, что ему придется часто терять, это будет больно, а потом забудется. Не уверен, что кто-то из них смог забыть.
Я помню каждого своего трибута за все время, пока Блеск не сменил меня с этого поприща. Я поддерживал его, как младшего брата, как хорошего друга, и его упрямость, подкрепленная моими советами дала плоды. Его сестра выжила.  Я гордился ими. Гордился двумя классическими победителями Голодных Игр. А еще я гордился тем, что совсем на них не похож.
Мне нравится помогать другим. Нравится, заводить новые знакомства. Если бы Академия могла гарантировать победу, то не было бы такого количества победителей с других Дистриктов. А так, я лишь хотел уравнять шансы для более интересной и качественной борьбы. Когда выиграла Кристиана, я видел, как радуются остальные Дистрикты, кроме Первого, Второго и Четвертого. Профи были слишком обижены и озлобленны, в то время, как остальные желали побед для самых дальних и самых обделенных Дистриктов.
- Я полагал у тебя теперь другие интересы, - мне совсем не хотелось на нее обижаться. Пусть мы не виделись столько лет, между нами все равно была связь. Я бы пересек все границы, если бы она попросила меня о помощи. - Сколько? Уфф...Последний раз мы виделись, когда ты громко хлопнула дверью, прищемив нос Плутарху.
Не то, чтобы я собирался затрагивать эту тему, однако слова сорвались с губ быстрее, чем я успел прикусить язык.
- Вечером на стрельбище никого нет. Часа через полтора можно туда спуститься, - я не против развеяться, не против немного попрактиковаться. И сдается мне, Кристиане тоже это необходимо. Должно быть , именно так она берет все под контроль.
- Ты ведь видела его уже?

+2

5

От смеха Айдана на душе стало легко, как в старые добрые времена. Война войной, а люди продолжают влюбляться, создавать семьи, дружить и надеяться на лучшее - наверное, это самый большой парадокс жизни. Бесконечный круг смертей и перерождений, ведь ничто не ранит так больно и не поддерживает дух, как вовремя сказанное слово врага или друга. В наших друзьях мы обретаем бескрайнюю мудрость и даже после гибели их взглядом смотрим на мир, потому что любимые не отпустят, не согласятся с выбором поиска света, будут пытаться вернуть всеми правдами и неправдами, а тот, с кем прошли огонь и воду и сыграли на медных трубах, с уважением примет наше решение уйти. Другу порой можно доверить больше, чем второй половинке или матери с отцом, и для Кристианы Айдан был как раз таким человеком. После Капитолия семьи у нее не осталось, поэтому поддержавшие ее в тот момент люди завоевали ее сердце на все последующие за Играми годы. И либо интуиция сработала верно, либо Крис разбиралась хорошо в окружении, но с ними она продолжала дружить и поддерживать связь до сих пор.
- Кто знает, кто знает... Талант Хеймитча к убеждению известен всем. Может статься, что и Койн согласится пропустить стаканчик-другой, - Межер подмигнула. - Сейчас кроме восстания ни у кого никаких иных интересов нет.
Ну да, дистрикчане ежечасно думали о Революции, но разве можно их за это винить? Это все равно, как мучимому жаждой показать на целое озеро чистой воды: он будет пытаться любым способом погрузиться в него и выпить до дна, не думая о том, что может лопнуть.
- И не только нос, но и гордость, - женщина невольно улыбнулась. - А мне кажется, мы виделись с тобой после, - она прокручивала в голове события, когда последовал ожидаемый вопрос. - Да, видела. Он все такой же... Как и Хеймитч, и как и ты, судя по всему, не изменился.
Кристиане непросто было обсуждать Плутарха, поэтому она поспешила перевести тему, испытывая легкий стыд за то, что не рассказывает Айдану всего. Но он поймет и не будет спрашивать, дождется, пока Межер сама все расскажет. Может, Смарагдус и считался безбашенным весельчаком, но тактичность по отношению к друзьям всегда была у него в приоритете.
- Расскажи мне лучше, как ты сам. Чем вообще занимался все это время? - она села на стул, приглашая мужчину занять соседний: сидя, можно быть уверенным, что полтора часа пролетят незаметно.

Отредактировано Christiana Mesure (2015-03-28 14:13:07)

+2

6

Кажется, тема Плутарха была запретной. И я не винил женщину. Должно быть, это невыносимо больно знать, что ты всего лишь игрушка в чужих руках. Хевенсби не остановил и не объяснил. Сторонние наблюдатели сделали выводы, но никому не было дело до того, что в этот момент испытывала оскорбленная девушка. Знаю, что Плутарх переживал. Я был близок к обоим, и знаю, что происходило в их сердцах, но оба решили, что пусть все будет так, как будет.
- Да уж, Хеймитч может и мертвого уговорить выпить с ним, - соглашаюсь с Межер. Мы оба придерживаемся одного мнения об общем друге, при этому оба безмерно любим его. Одни из немногих, кого не пугают пьяные выходки Эбернати. - А вот ты изменилась, - замечаю я. Но никак не могу объяснить себе, в чем именно состоит это изменение. Мы все стареем, идет время, которое нас не щадит. Глупо было ждать, что мы останемся такими же, какими были двадцать лет назад, а то и больше. К тому. что мы меняемся внешне, я был готов. Но изменилось в ней что-то еще. Кристиана стала сильней. Гордый взгляд, горделивая осанка. Она настоящий лидер. Та, какой ее видел Плутарх, та какой ее хотел видеть Плутарх. И судя по тому, как она держится, ученик превзошел своего мастера.
- Твое плечо...- указываю на ее руку. Не знаю, что смутило меня. Наверно, что одной рукой он действует куда увереннее, чем второй. Определенно что-то произошло, но я не знаю что. Хмурюсь, потому что до сих не разучился беспокоиться за нее. - Все хорошо? Неудачная посадка?
Я любопытен до невозможности, но всегда хожу вокруг да около, пока мой собеседник не изъявит желание поделиться со мной деталями. Прохожу по боксу, осматриваясь. Замечаю стул и тут же усаживаюсь на него.
- Я? Как прежде. Смею надеяться, что этого выскочку Фликкермана отправили в тюрьму, и я смогу занять его место, когда все закончится, - с дерзкой улыбкой на губах освещаю свои тайные желания. Конечно, я не желал Цезарю страданий, но мне хотелось получить такую же передачу, как у него, или занять его место. И я даже перестал скрывать это. - Но есть еще кое-что, я хочу тебе рассказать. Чего я не должен, потому что...
Нервно сглатываю. По факту я был трусом. Я был вынужден просчитывать дальнейшие действия, чтобы себя обезопасить. Именно так произошло с моей тайной свадьбой. Я думал о себе, думал о Хевенсби, которого мог подставить таким поступком. Из нагрудного кармана достаю кольцо. Я ношу его, когда никого нет рядом, кто бы мог увидеть его и донести Койн. Зажимаю его между указательным и большим пальцами, смотрю через отверстие на блондинку.
- Это мое. И это может стоить мне жизни. Понимаешь?- мне просто было необходимо с кем-то поделиться, с кем-то поговорить об этом. Я взвалил на себя непосильную ношу - я почти не способен молчать. Но, думаю, если бы меня начали пытать, как подобраться к Хевенсби, я бы смог смолчать. Но если бы кто-то тронул Злату, я бы выложил все, что держал в себе. Она моя ахиллесова пята. - До сих пор не знаю, правильно ли я поступил. Я люблю ее. Но это делает меня уязвимым. Конечно, война не повод, чтобы жизнь останавливалась .Но я отвечаю не только за себя. Мой поступок может дорого обойтись Хевенсби.
Не знаю, чего жду от нее. Поддержки, конечно. Кристиана не осудит, разве что выскажет все, что думает в прямо форме. Но боюсь, это не дописывает положительных черт характера человеку, однажды разбившему ее сердце.

+2


Вы здесь » The Hunger Games: After arena » Архив игровых тем » Мне нравится, что Вы больны не мной...©


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC

#pun-title table tbody tr .title-logo-tdr {position: absolute; z-index: 1; left:50px; top:310px }