The Hunger Games: After arena

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Hunger Games: After arena » Архив игровых тем » А я прошу перемирия.


А я прошу перемирия.

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. Название: А я прошу перемирия.
2: Участники: Айдан Смаргдус, Кассандра Джулай
3. Место и время: Больничный бокс. Часов десять спустя после освобождения Айдана.
4. Краткое описание квеста: Ее он меньше всего ожидает увидеть возле себя, когда приходит в себя, но она рядом, и он благодарен, что Злата не видит его в таком виде. И это возможность спокойно поговорить. Кассандра пользуется замешательством Хевенсби, и благодаря его привилегиям оказывается в больничном боксе, куда другим заходить запрещено.
5. Очередность постов: Айдан, Кейси

0

2

Я снова просыпаюсь в агонии. Все тело горит. Его выгибает в неестественной позе, после чего чьи-то заботливые руки, снова укладывают меня на койку. Я не кричу, нет сил. Иногда я просто забываю дышать и снова задыхаюсь. Кто-то покрывает меня тонким одеялом,  но я тут же непослушно скидываю его.  Мое дыхание участились, стало рваным. Приборы рядом предательски запищали.
Стоит только закрыть глаза, как я снова оказываюсь в том подвале или камере. Признаться, мне все равно. Для меня это клетка, из которой мне никогда не выбраться. Я остервенело пытаюсь выдрать из себя иголки с капельницами. И мой взгляд замирает на тонких порезах на руках. Мне становится дурно. Я бы закричал, но не могу произнести и звука. Кто-то настойчиво пытается уложить меня обратно, бережно убрав мои руки от капельниц подальше. Я запрокидываю голову – это мама Китнис Эвередин. Да, точно. Это она. Она работает в больничном отсеке. На мгновение мне становится спокойно. Но только на миг.
Мою голову заполняют странные мысли. Их слишком много. Почему я здесь? Почему я один. Я смутно помню, кто вытащил меня. В голове раздаются знакомые голоса, но я пока не могу распознать, кому они принадлежат. Я снова пытаюсь подняться на ноги, и снова уложен на кровать. Все так же заботливо, но в этот раз еще настойчивее. Я знаю, что еще одна попытка, и мне вколят снотворное. Я лежу смирно.
- Ко мне кто-нибудь приходил?- спрашиваю я с надеждой и страхом. Я боюсь за Злату. Боюсь того, что с ней могут сделать тоже самое, что сотворили со мной. В ушах стоит чей-то крик, и я с ужасом осознаю, что это крик мой. Я закрываю глаза, из-под ресниц катится слеза. Я никогда не был сильным и смелым. Я был человеком, которого во мне сломали. Не поверю тому, кто скажет, что это сделало меня сильней.
Она что-то отвечает мне. Ее голос звучит спокойно и монотонно. Я пытаюсь отгородиться от воспоминаний, но не получается. Признаться, я уже подумываю, чтобы попросить морфлинга. Говорят, он помогает справить со многими переживаниями. Но не настолько трус. Отказаться от жизни, чтобы забыться в наркотиках - это слишком легкий выход, даже для меня. Кроме того, я еще не получил ответов на свои вопросы. А их много. Слишком много.
Я слышу, как закрывается дверь в палате, открываю глаза. Я один. Сейчас я радуюсь этому одиночеству, потому что мне хочется разреветься, как кисейной барышне или совсем маленькому мальчику. Хочется рыдать в голос, обняв подушку. Прежде я всегда был весел, шутил к месту и нет, а сегодня я превратился в нечто непонятное. Смогу ли я вернуться к прежней жизнь, перевернув лист с написанной трагедией? Приподнимаюсь на локте и осматриваюсь. Я в самом дальнем отсеке. Думаю, за дверями стоят охранники, я вижу их тени. Я что-то натворил? Нет же, я не сказал ни слова, я молчал, я все держал в себе. Прикрываю глаза, пытаясь вспомнить, кто освободил меня. Вспоминаю светлый лик Даедемы, надежные руки Цинны и строгий взгляд Астрид. Этим людям я обязан своей жизнью. Практически проваливаюсь в темноту, когда слышу звук открывающейся двери. Если верить миссис Эвердин, ко мне никого не пускают до особых распоряжений. Полагаю, это она. Но чьи-то другие руки касаются моего лба, и я в страхе откидываю эту руку.
- Кассандра? - я ошеломлен ее появлением. И на мгновение думаю о том, что она пришла добить меня.

+1

3

Недолюбила я в тот короткий вечер
Душа застыла и ей согреться нечем
Тебя простила, а время всё не лечит
И снова за тобою словно в омут с головою.

Если бы кто- то из её капитолийских знакомых встретил Кассандру в тринадцатом. То не поверил бы своим глазам. Это изнеженная и воздушная барышня, с почти маниакальным старанием выполняла все поручения мистера Хевенсби. Плутарх прикрепил её к складу с продовольствием, и она как заправский кладовщик занималась выдачей и учётом провизии. Там- то она и подслушала разговор двух поварих. Сплетни это такая вещь, особенно в замкнутом пространстве, особенно почти без информации с поверхности.
-Какой ужас этот Смарагдус оказывается предатель – говорила одна, вторая ей вторила
-А с виду такой приличный мужчина, подарил моей дочери серьги на день ангела.
И дамочки принялись качать головами и причитать всё сильнее и сильнее. Джулай окликнула своего помощника и, дав ему указания, умчалась искать Плутарха. Надо было выяснить, насколько достоверна информация. Это не могло быть правдой, Айдан был самым лучшим и никогда не предал бы своего покровителя. Даже если бы его об этом попросила его жёнушка. Она нашла Хевенсби на верхней платформе, он разбирался с двумя повстанцами.
-Мистер Хевенсби – нет ответа – мистер Хевенсби, пожалуйста – она почти кричит.
Плуто кидает на неё злобный взгляд, но всё же отходит от своих оппонентов.
-Что вам мисс Джулай? – холодный вопрос, холодный взгляд его глаз устремлённых на неё.
-Ведь это не правда? – она готова заплакать – Скажите, что с ним всё в порядке?
Хевенсби тяжело вздыхает. Угораздило же дурочку влюбиться. Он почти по- отечески обнимает её за плечи, и так чтоб никто не видел, передаёт карточку доступа.
-Мисс Джулай вы меня отвлекаете, у вас нет работы? Я быстро найду, чем вас занять.
Кейси лишь кивает в ответ и на ходу бросает « Простите» в её руке карточка, она сама всё узнает и если будет нужно, даже сумеет ему помочь. О, великий мистер Хевенсби, ваша помощь была так кстати. Без каких бы то ни было вопросов, её пропустили в медблок. Миссис Эвердин разрешила ей войти, передав миску с отваром и марлю.
-Можете сами обтереть его раны, а я смогу заняться другими пациентами.
Джулай с охотой схватила миску, но страх увидеть его израненного, на какой- то миг лишил её смелости, но собравшись с духом, молодая женщина переступила порог палаты.
Она чуть не потеряла сознание от увиденного. Что они с ним делали, Айдан весь избит, он почти весь синий, в порезах, запёкшая кровь, как он может ещё дышать в таком состоянии. Кейси ставит миску возле кровати на столик и подходит ближе к Смарагдусу. На лбу здоровый порез, и непослушные волоски уже попали в складки раны. Если их не вытащить будет проблема. Кейси кладёт руку на лоб мужчине и осторожно пытается убрать волосы. Айдан не рад этому, он откидывает её руку. Ну, понятно его удивление. Расстались они не очень хорошо.
-А кого ты думал увидеть? У твоей дамочки нет таких связей как у меня.-  Она виновато улыбается и добавляет – Прости.
-Что они с тобой сделали? – Кейси присела на край кровати. – Давай я оботру твои раны, а завтра я кое- что принесу, и ты очень быстро пойдёшь на поправку.
Она обмакивает марлю в отвар, слегка отжав, чтоб жидкость не капала, выжидающе смотрит на Смарагдуса. Если он скажет, нет, она позовёт миссис Эвердин, но всё равно не уйдёт из палаты пока не убедиться что с ним всё в порядке.

Отредактировано Cassandra July (2015-03-11 18:38:26)

+2

4

Я увидел ее в первые на балу. Плутарх любил приглашать меня к себе, чтобы я располагал к нему людей. Он использовал меня, что ж, будем откровенны. Мне нравилось, что он меня использует. Это было чувство необходимости.
- Перестань, - прошу ее, хотя нет сил спорить или ругаться. Это была моя ошибка. Целиком и полностью. Конечно, она мне нравилась. Юная особа, которая в тот день пришла под руку с Хевенсби произвела впечатление на всех, кто был приглашен на этот вечер. Она сама пригласила меня танцевать. Будучи уже не раз купленным к тому времени, я у меня и в мыслях не было ей отказать. Мы танцевали весь вечер. Она шутила, смеялась над моими шутками, мы чувствовали редкое единение.
Когда спустя пару дней меня выкупили, я был удивлен увидев ее. Думал ли я, что это произойдет? Никогда не знаешь, кто перед тобой: покупатель или обычный житель Капитолия. Лучше она, чем, например, Ахим Вайдунг, или те, кто любит издеваться над своими победителями. Кассандра была другой. Мы хорошо проводили время, будто бывали на свиданиях, будто хотели, чтобы эти дни не заканчивались. Между нами было много чего: мы танцевали в ее бальной школе совсем не балет и вальс, мы любили друг друга, но это было слишком мимолетно. Мое сердце страдало по другой женщине, и оно искало замену. Джулай никогда не была суррогатом, я видел в ней личность, но никогда не смог бы полюбить ее так, как любил Злату. - Тебе придется смириться с этим.
Дальше не могу произнести и звука. Она протирает мой лоб, но меня пронзает острый приступ боли, дернув головой, переворачиваюсь на бок, и мне снова рвет кровью. Миссис Эвердин влетает в палату, не обращает внимания на Кассандру, - понимаю, она протеже Хевенсби, никто бы не обратил, - и спокойно убирает за мной, подталкивая ближе к кровати металлическую посуду. Виновато улыбаюсь пересохшими губами. И благодарно смотрю на Джулай, когда она пытается напоить меня.
- Миссис Эвердин не трогает меня, каждое прикосновение вызывает либо боль, либо извержение крови из моего рта, - откидываюсь на подушку. Конечно, она же протеже Хевенсби, и, быть может, знает, чуть больше, чем все остальные.  - Кейси, что произошло? - и не понятно к чему я задаю этот вопрос: к нашему настоящему или к нашему прошлому. - Не думаю, что завтра тебя ко мне пустят.
Более, чем уверен, что сегодня ночью за мной придут и сделают то, что не смогли сделать в подвалах, чтобы я не рассказал. Имеет ли смысл говорить об этом с Кассандрой, я боюсь за нее. Всегда боялся. Видел, что происходило с ней после моего отказа, и винил себя. Я не могу взвалить на ее хрупкие плечи такую информацию, которая может привести ее к расстрелу. Кроме того, я не знаю, сможет ли она, как я защищать человека, который о ней заботился. Это не правильно. Мужчина должен заботиться о женщине.
- Где Хевенсби? - я знал, что он не придет. Знал, что Яшму не пустят, пока она не покажет доказательство нашего брака. Кривлюсь от боли. Сейчас я должен сказать Кейси, что не только люблю другую, но и женат на ней.

+1

5

Не всё и всегда у нас получается, так как мы хотим. И в любви, как и во всём другом, есть победители. Они получают ценный приз. А участь проигравших - смириться и попытаться жить дальше. Кассандре было всего двадцать, когда на балу она встретила Айдана, увидела и влюбилась. Она готова была ради него на всё, нужно было умереть, она бы умерла, убить, кого нибудь – убила. Кейси не заметила, как её любовь превратилась в одержимость этим человеком. Но она уже не могла дышать без него.  И она каждый раз покупала его, чтобы насладиться их близостью, сама не замечая, как загоняет себя в ловушку. А потом случилось то, что случилось. И Джулай снесло голову, она начала пить, и не один раз подумывала расстаться с жизнью. От алкоголизма её спас Хеймитч, от самоубийства Хевенсби. И если первый сделал это не осознано, то Плуто устроил ей настоящую порку.
Кейси стояла в стороне, прижав ладошки ко рту. Всего лишь лёгкое прикосновение, а сколько боли оно вызвало. Она на секунду представила, как же он смог это всё вытерпеть и как справляется сейчас. Пока миссис Эвердин подносила таз, Джулай схватила со столика чашку, её удлиненный носик сделан специально для людей, которым тяжело пить. Она поднесла чашку к губам Айдана, он делает несколько глотков и благодарно кивает ей. Кассандра ставит чашку обратно на столик и вновь подходит к кровати.
-Плутарх занят, он дал мне карточку – она как маленькая девочка хвастается своим преимуществом.
-Прости меня – она опускается на колени рядом с его кроватью.
Ей очень хочется коснуться его щеки, но она знает, что может последовать  за этим действием.
-Прости , что не приняла твоего решения, но ты как никто другой должен меня понимать. Ты столько лет любил женщину, которая принадлежала другому. Но в отличие от меня ты получил свой приз – она грустно улыбается, и только уголки губ выдают её волнение.
Кейси замечает, тревогу на лице Смарагдуса. О, она узнаёт этот взгляд. Точно также он смотрел на неё когда объявил ей о том, что любит другую.
-Я знаю, что вы женаты – она опережает его. ЗТвоя а пятнадцать лет их отношений она научилась его понимать. – Твоя  мадама вопила об этом на весь бункер – злобный выпад в адрес соперницы заставляет её опять почувствовать свою вину.
-Прости, но я не смогу относиться к ней хорошо. И если тебя это будет раздражать, я пойму, если ты меня вычеркнешь из своей жизни.
Она пожимает плечами продолжая стоять на коленях перед его кроватью.
-Позволь мне посидеть с тобой – она смотрит на него с такой мольбой. Кейси нужна эта ночь возле его кровати, как прощание с мечтами на счастливую жизнь.

Отредактировано Cassandra July (2015-03-12 23:01:27)

+1

6

Конечно, Плутарх занят. И чтобы ему никто не мешал и не отвлекал его от важных дел, он отдал карточку доступа своей протеже, чем Кассандра воспользовалась по полной программе. Был ли я рад ее видеть? Конечно. Я всегда рад ее видеть. Во мне осталось чувство к этой женщине, симпатия, как к другу, любовь, как к сестре. Все это я взрастил за те годы, которые она меня ненавидела, пыталась подобраться ближе, но теперь я держал дистанцию.
Возможно, Хеймитч был прав. Нужно уходить, сжигая мосты. Нужно рушить преграды и не оставлять следов. Нельзя давать повода и намека на то, что все можно вернуть. Наверно, я где-то сплоховал, где-то оступился. Или Кассандра решила сделать контрольный ход, думая, что что-то в моей жизни изменилось.
В ней произошли изменения, но для Джулай они были плачевными. Я женился, и я счастлив в браке.
- Эй, - мне не нравится, что она просит прощения. Если кто-то и виноват, то я. Это мне нужно извиняться перед женщиной, и молить ее о прощении. Но я думал, что моя вежливость и участие сгладят углы между нами. Сколько раз я приезжал за ней в бары Капитолия, чтобы забрать ее домой. Сколько раз я выхаживал ее после очередных вечеринок с Хеймитчем. И я чувствовал вину за то, что с ней происходит, но не знал, как остановить это. Это было нечестно, теперь понимаю это. – Прекрати извиняться. Ты имеешь право на все это, вот только…Это не честно…Нечестно, что ты тратишь всю себя на человека, который этого не заслуживает.
Пытаюсь улыбнуться, но выходит не очень. Губы разбиты и пересохли. Словно читая мои мысли, Кейси снова поит меня. С благодарностью киваю ей. Это не самый плохой вечер, но о нем я вряд ли вспомню. Знаю, что ночь снова проведу в агонии, пока не узнаю, что с моей женой все в порядке.
Мне с трудом, но удается дотянуться до нее рукой, я шлепаю ее по ладони.
- Перестань. Я не прошу тебя любить ее, достаточно того, что это делаю я. Но, Кейси, ты не можешь бить в том же направлении, если хочешь сохранить дружеские отношения со мной. Злата моя жена, я люблю ее, и ничто не сможет это изменить. Ты либо принимаешь это, как данность, и мы с тобой стараемся сохранить нашу дружбу, либо не принимаешь, и наши дорожки разбегутся. Я знаю, что это не правильно и не честно, но ты дорога мне.
Кашляю, чувствую металлический привкус крови во рту. Снова приступ тошноты. Кажется, мои внутренности скоро вывернет наизнанку. В такие моменты, я думаю, что лучше бы меня прикончили люди Койн. Но вспоминаю, как молился на одно имя, имя своей жены, и понимаю, что все не зря. Я увижу ее позже, я вижу сейчас Кассандру, которую считаю своим другом, я снова вижу лица близких и друзей. Они опять не смогли сломить меня. Кажется, никому это не под силу.
- Тебя все равно выгонят, - я пожимаю плечами. Мне хочется кампании в этот вечер, но знаю, что она будет недолгой. - Но пока этого не случится, ты можешь остаться.
Я позволяю этому случиться только потому, что знаю, Яшму не пустят сюда этой ночью. А я не хочу быть один. Мне страшно, я боюсь, что закрою глаза и больше не смогу их открыть.

+1

7

Прости меня за все что было,
Прости за все, о чем забыл,
Прости, что я тебя любила,
А я прощу, что не любил.


Мы рождаемся, что бы любить. Магия любви, когда, не требуя ничего взамен, мы сами готовы отдать всё. Кассандра, как любая девочка мечтала о вечной любви. Не сложилось, не срослось. Выбирать надо сердцем, вот только сердце иногда фальшивит. За те пятнадцать лет их истории, она привыкла к его заботе, и пусть Айдан всегда любил другую, заботой и опекой молодую танцовщицу он тоже не обделял. Пришло время ей заплатить по счетам.
Джулай продолжает сидеть перед ним на коленях и внимательно слушает все, что говорит Смарагдус. Она готова его перебить, но уважение перед его мужеством не даёт ей поступить бестактно. Айдан снова закашлялся, и молодая женщина, вскочив на ноги, кидается к столику. Кружка снова у неё в руках и она подносит её к губам мужчины. Он делает несколько глотков и снова кивком головы благодарит её.
Кейси слабо улыбается, кружка возвращается на своё исходное место. Капитолийка поправляет одеяло и снова присаживается на колени перед  кроватью.
-Конечно, я постараюсь принять её – женщина говорит это, опустив глаза, чтобы не выдать ложь.
Больше всего сейчас она не хочет расстраивать этого мужественного мужчину. Но она знает, что не сможет принять Джаспер. Не сейчас, пока так больно. Может со временем, что то и поменяется в её жизни. Джулай принимает решение. Как никто она понимает, что находиться вместе, втроём в одном помещении будет сложно. Значит ради самого лучшего мужчины на земле, она должна уйти. Эти несколько часов возле постели Смарагдуса , это её прощание с ним, её жертва ради него и его счастья.
-Я посижу с тобой, пока меня не выгонят – она снова пытается улыбнуться.
Она снова и снова борется с желанием стереть кровь с его лица. Но страх за него останавливает это её желание.
-Помнишь, когда ты простыл и лежал в лихорадке, я рассказывала тебе сказку? – зачем она сейчас вспоминает это? Хотя Кейси уверена, что он помнит это. Их история была не долгой, но каждый старался, чтобы она была приятной.
Молодая женщина переменила позу, она прислонилась спиной к кровати, теперь он не будет видеть предательский слёз, вот, вот готовых выступить на свет.
-Скажи, ты и, правда, счастлив?
Ответ на этот вопрос разбередит рану в её сердце, но она готова на жертву лишь бы ему сейчас было хорошо. А что сделает человека наиболее счастливым? Конечно воспоминание о своём любимом человеке.

+2

8

Человеческая память избирательна. Но я старательно собирал в своей памяти все красочные осколки своей жизни. Мне казалось, если я буду помнить хорошее и плохое, стараясь сохранить баланс между ними, я буду целым. Неважно, чего было больше: хорошего или плохого. Это два составляющего настоящей жизни. За болью следует счастье, за расставанием следует встреча, за злом - раскаяние, за обидой - прощение. В этой жизни есть цикл.
Кассандра была не по годам мудрой женщиной. Жаль, что в своей жизни она встретила меня. Я появился на ее пути, в тот момент, когда она была открыта всему миру и ждала того единственного, с которым мечтала провести всю жизнь. Судьба сыграла с нами злую шутку, но, признаться, я бы не променял эти дни ни какие горы богатства. Мне всегда было легко с ней, нравилось бывать в Капитолии, когда именно ей выпадала возможность приобрести меня.
- Врешь, - устало говорю я, но не смею винить ее. Это я выбрал другую женщину, а теперь прошу Кейси смириться с этим. Джулай совсем не обязана ее любить, даже терпеть. И скорее всего все наши встречи, если они будут, пройдут на нейтральной территории, где мы мы сможем вспомнить, что с нами было в этой жизни. Кто знает, может, пройдет время, и все встанет на свои места. Но никому не известно, как исчислять это время: в днях, месяцах, годах. - Но ты имеешь право.
Пару дней назад мне наглядно показали, что не будет мира во всем мире. Не будет мира вокруг меня. Я не могу ничего сделать, чтобы мир стал лучше, но отчаянно пытаюсь, стремлюсь хоть что-то изменить. Начать стоит с себя. И я даю себе обещание это сделать, хотя бы попробовать.
- Я был в полу бреду, ты могла мне рассказывать военные хроники или читать заклинание призыва сатаны, я бы не понял. Я просто слушал твой голос и хватался за него, - слова срываются прежде, чем я соображаю, что собираюсь сказать. Я болею крайне редко, но если это случается, то, как говорится, по полной программе. И откуда капитолийским покупателям знать, что у их победителя зашкаливает температура и носом течет не только кровь. В тот день я, действительно, был благодарен Кассандре, подобравшей меня и выкупившей у кого-то богаче и важнее. Не могу видеть, но чувствую, что она плачет. Не в силах даже приподняться над кроватью, чтобы успокоить ее, и лежу, стараясь не придавать значения этому. Все-таки, я подлец и мерзавец, эта молодая женщина плачет из-за меня. - Не знаю В рамках данной ситуации сложно судить. Но пол года назад, когда я сделал ей предложение и она сказала "да", я был самым счастливым человеком. Я был готов кричать о своем счастье на весь Панем. Но благодаря твоему покровителю, я оказался в щекотливом положении. Моя жениться ставила меня в еще более неудобную позу. Но если мне суждено умереть в этой революции, я бы хотел умереть будучи женатым на ней. У нас просто не было времени насладиться счастьем и друг другом. На следующее утро я отбыл в Капитолий, а после случился взрыв на арене, обозначивший начало революции. Я принял решение скрыть факт нашего брака, тем более, что единственные, кто об этом знал оказались мертвы, а Агат слишком предан мне.
Я беспокоился о Хевенсби. Я беспокоился о себе. Злата мое уязвимое место.

+2

9

Кейси продолжает сидеть спиной к Айдану. Зачем давать ему повод себя жалеть. А эти предательские слёзы так и льются. Она старается вытереть их не заметно, а что бы отвлечь его продолжает болтать.
-А если не вру, если просто обманываю – она пробует шутить.
Неужели простая женитьба может таить в себе столько угрозы. Может Смарагдус заблуждается, но судя по его теперешнему состоянию, это действительно опасно.
-Ты влюбился в неё сразу как увидел? – она задаёт вопрос и понимает, что ответом слёзы она точно не остановит.
Кейси вспомнила их первую встречу. Она тогда влюбилась в Айдана с первого взгляда в его зелёные глаза.
Джулай устраивается поудобнее, она по-прежнему сидит на полу, только теперь она повернулась к нему лицом. Щёки пылают, и заплаканные глаза выдают её с потрохами, но она пытается улыбнуться. Она пришла сюда не плакать, она пришла попросить прощения и поддержать не безразличного ей человека. Кейси проводит пальцем по одеялу, вырисовывая узоры. И как то само собой у неё возникает видение. Она простыла, отец уехал и рядом с ней мужчина, он заботится о ней. Джулай краснеет от нахлынувшего воспоминания.
-А ведь ты не моя первая любовь – тихо произносит она. И тут её как говориться понесло. Ей захотелось выговориться.
-Как же я могла забыть о нём – это не вопрос, это сожаление.
Смарагдус ворвался в её жизнь и смёл на своём пути всё её прошлое. Он стал для молодой женщины всем, она потерялась во времени, живя только им. И сейчас, когда она пытается отпустить свою любовь, к ней возвращаются воспоминания.
-Как такое может быть? Как я могла забыть о Бернде? – Джулай смотрит в глаза Изумруду в надежде, что тот объяснит ей, почему это случилось.
-Я ужасная женщина – она шутливо бьётся головой о кровать – вот ты никогда не забывал свою Яшму, а я… я так сильно влюбилась, что вычеркнула из своей жизни  замечательного человека.
Ей опять захотелось плакать, правда, теперь от обиды на себя, на свою близорукость и глупость. Не самое удачное время для такого рода откровении. Мужчина едва жив, Кейси понимает, что не стоит утомлять израненного и истерзанного  Айдана своими причитаниями. И она чтобы отвлечь его от себя задаёт поистине гениальный вопрос.
- Ты видел тех, кто на тебя напал?

+2

10

Меня тошнит от всего мира в целом. Каждое мое движение, даже дыхание, вызывает нестерпимую боль. Я не создан для такого, в прочем, наверно, ни один человек не создан для таких пыток. Во всяком случае, среди моих знакомых точно. Молчу, считаю про себя до десяти, чтобы выровнять дыхание. Во рту солоноватый привкус крови, но я помню и другой вкус, от которого ком снова подступает к горлу. Не даром говорят, что в войне не бывает победителей, бывают только проигравшие. И теперь я четко понимаю, что схлестнулись две похожие стороны. Койн совсем не отличается от Сноу.
- Я...Нет, не знаю. Я видел ее на записи. В Академии детей заставляют смотреть записи Голодных Игр прошлых лет, чтобы они изучали, готовились по ним, подчерпывали что-то для себя. Тогда я увидел ее впервые, но...не знаю, ничего не почувствовал, - не вижу смысла лгать ей или придумывать что-то, чего не было. Это моя жизнь, которой я горжусь. Будь у меня возможность вернуть в прошлое, я бы не стал ничего менять. Да...ничего не стал бы менять. Чуть приподнимаюсь на локте, но голова идет кругом, и я снова вынужден лечь обратно. - Я встретил ее во время Жатвы, когда вытащили мое имя. И вот тогда...Да, думаю, именно тогда я влюбился.
Меня пытались убедить, что это подростковая увлеченность. Мне пятнадцать, ей двадцать четыре, она замужем, у нее растет ребенок, но я не мог думать ни о чем, кроме нее. Было неважно, что говорила Злата, я запоминал это, ее голос звучал в моей голове. И только ее имя на моих устах помогли мне дважды пройти настоящий ад. Но не об этом хочет слушать Кассандра, и я разумно замолкаю, позволяя себе перевести дыхание.
Кейси переводит тему, и мое сердце получает болезненный удар. И дело не в том, что во мне внезапно проснулась ревность, и тот мужчина, чье имя она произносит, ее не достоин. Получается, я знаю немного больше об этом человеке, чем Джулай. Я познакомился с Берндом лет двадцать назад, может быть, чуть больше. Он был один из тех, кого я просил вступиться за Яшму, оградив ее от посягательств Капитолия. Он был один из тех, кто покупал меня за бесценок, но было в нем что-то иное, что-то не присущее капитлийцам. Это были необычные покупки. Бернду не важно было обладать, ему было важно расположить, и вскоре я сам едва ли не выл от досады, что он остается равнодушен и даже холоден ко мне. Не знаю, такой ли человек должен быть рядом с Кассандрой, да и какое право я вообще могу судить кого-то?
- Кейси, послушай...Что Плутарх сказал тебе о нем? - в ответ вижу удивленный взгляд девушки. Закрываю глаза, делаю несколько глубоких вдохов. Кажется, Хевенсби решил не говорить девушке о том, что случилось с ее давним знакомцем. Я обещал быть с ней честен, всегда, в любой ситуации, но не знаю, какие слова подобрать, чтобы рассказать ей о том, что знаю. Распахиваю глаза, смотрю на нее, и понимаю, что не имею никакого морального права обманывать эту женщину. - Когда я предлагал Хевенсби переманить Вайдунга на сторону Революции, Плутарх ответил категорическим отказом, мотивирую свой поступок тем, что Бернд никогда не предаст Сноу. Но с месяц назад Бернд вышел на связь с Бити. Оказалось, что именно с ним наш умник соревновался в технических возможностях. Бернд сказал, что хочет помочь. Он саботировал эфиры Сноу, пуская наши агитационные ролики. Последнее, что нас стало известно, что миротворцы схватили его, и его ожидала казнь. Должно быть, он уже мертв...
Чувствую себя последним мерзавцем, выбивающим почву из-под ног Джулай. Мне больно от этого. Хочу обнять ее, но не могу даже пошевелиться. И Кассандра смотрит на меня не мигая, словно не понимает, что я только что сказал. Я снова разрушил ее надежду на счастье. Ненавижу себя за это. Но так, наверно, будет проще. Она возненавидит меня, и будет легче нам обоим. На последний вопрос мотаю головой.
- Не совсем, но об этом я не могу говорить, чтобы не подставлять тебя. Еще до сих пор опасно, - но она меня не слышит. Все ее мысли находятся далеко в Капитолии. Снова закрываю глаза, но мне удается украдкой совсем легко коснуться ее ладони своей рукой.

+1


Вы здесь » The Hunger Games: After arena » Архив игровых тем » А я прошу перемирия.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC

#pun-title table tbody tr .title-logo-tdr {position: absolute; z-index: 1; left:50px; top:310px }