The Hunger Games: After arena

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Hunger Games: After arena » Архив игровых тем » Waiting for the miracle to come


Waiting for the miracle to come

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

1. Название: Waiting for the miracle to come.
2: Участники: Cashmere Lane, Mark Metell.
3. Место и время: Два года после революции, вторая половина мая. Капитолий, квартира Марка и Кашмиры
4. Краткое описание квеста:
Никогда не знаешь, в какой момент жизнь преподнесёт очередной сюрприз. Но такой ли уж он нежданный там, где есть главное - желание создать семью?

минутка мимими

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/736x/8d/d5/d5/8dd5d54ee8512531ae46fdaa72e39b63.jpg

5. Очередность постов: Кашмира, Марк.

+1

2

look

http://savepic.su/5259595.jpg

Вторая половина мая ознаменовалась огромным количеством дел, предсказать наплыв которых Кашмира не могла при всём желании. Во-первых, конечно же, работа - просто совесть не позволяла больше нагружать Диадему и в последний приезд Лейн в Первый девушки пришли к разумному соглашению. Кашмира будет помогать с бумажными вопросами, которые реально решить посредством факса, и возьмёт на себя продвижение их украшений на Капитолийский рынок. После революции он, конечно, изменился. Какие-то магазины утратили владельцев и закрылись, кто-то наоборот, разжившись капиталом, раскручивался... Они с кузиной наметили несколько ювелирных сетей, через которые хотели бы распространять свои изделия в столице.

График встреч и переговоров был весьма плотным, особенно там, где вопросы касались закупочной цены, потому как качество вопросов не вызывало... Одновременно с этим, конечно, мысли Кашмиры были забиты свадьбой. Которую хотелось сыграть как можно скорее! Цинна согласился шить платье, но нерешенных вопросов было куда больше. Сама девушка предпочла бы тихую свадьбу для двоих, вот только не обидятся ли родители, учитывая, что их знакомство с Марком в больнице было далеко от идеального? Если пригласить только ближайших родственников... То опять же нужно ехать в Первый, такие новости не оглашают по телефону. В таком случае встаёт вопрос с местом, не очень-то важный для двоих... И где взять на всё время. И нервы.

Последних ощущалась особенная нехватка. Под гнётом всего этого стихийного дурдома Кашмира стала быстро уставать, чувствуя, что к вечеру у неё в голове полный винегрет. Последнюю неделю и вовсе срывалась и капризничала... Дня три назад расплакалась на ровном месте, когда цифры в присланных отчетах никак не хотели сходиться, бросила бумаги недоделанными и ушла спать. Позавчера вечером упросила Марка срочно искупать Голди, уверяя, что от ретривера ужасно пахнет псиной и нет сил это терпеть, хотя Марк сам только вернулся и устал не меньше. Вчера, чувствуя себя совсем разбитой, Кашмира отменила поездку к Цинне, проспав весь вечер дома, и сегодня, понимая, что дальше уже нервный срыв, решила устроить себе выходной.

Марку и помимо перелётов в Капитолии находилась работа, но с неё он хотя бы возвращался вечером домой, а не отсутствовал по несколько дней. Сегодня утром он тоже уехал на аэродром, когда Кашмира ещё спала. Девушка проснулась лишь к полудню, от царящей в спальне жары. Но окно оказалось приоткрытым, а Голди не лежала возле неё, так что оказалось, горит сама Кашмира. Не без труда обнаруженный градусник показал температуру 38 и, как ни странно, Лейн вздохнула с облегчением. Всё гениальное просто - она подхватила какой-то вирус и это он изводил её всю неделю. Кашмира не относилась к людям, трепетно пополняющим домашнюю аптечку, так что в арсенале были средства только от головной боли и какие-то успокаивающие капли... Зато лимоны и чай нашлись в изобилии.

-Давай лечиться, у нас ещё куча дел. Только не лезь в кровать, ты всё равно пахнешь - потрепав по голове Голди, девушка сделала себе чай с лимоном, опустошила большую кружку, добрела до спальни и снова провалилась в сон. Настолько крепкий, что не разбудил её ни звук поворачивающегося в замке ключа, ни лай Голди... Когда Кашмира просыпается, Марк как раз входит в комнату, а собака скачет вокруг него:

-Милый, ты уже вернулся? А я даже не приготовила ничего. Ужин придётся заказывать и ждать - или обед... который сейчас час? На мойке в кухне с вечера размораживался кусок свинины, который она планировала запечь с чесноком, но сон спутал все планы и, похоже, не очень-то помог.

+1

3

С подготовкой к свадьбе началась свистопляска. И все бы ничего, если бы Кашмира не пыталась успеть сделать все и сразу. Она не терпела сидения дома, и хотела держать под контролем все и вся. Она могла часами пропадать на встречах, висеть вечером на телефонах, зарываться в бумагах. Нет, Марк не ревновал ее к работе, наоборот. У Кашмиры было дело, которым она жила, и это было здорово. Однако она все больше уставала, особенно на фоне грядущей свадьбы. Марк был в курсе, что она заказала платье, и что шить его собирался один из самых известных стилистов Капитолия. Да что уж "один из". Самый. Стилист сойки. Насчет своего костюма Марк не заморачивался, решив ограничиться тем, что называется классикой. Она хороша всегда. Вот куда более интересным был вопрос насчет гостей. Марку особо некого было приглашать, хотя были и друзья, и приятели, но в их отношении все было проще, чем в случае Кашмиры.

До сих пор Марк видел ее родителей один единственный раз в больнице, и то... Знакомство вышло не самое трепетное. Они хотели забрать ее домой, он дал понять, что не позволит этого сделать. На том все и закончилось. Больше никаких контактов не было, и Кашмира даже не сообщила им о том, что грядет свадьба. Марк не вмешивался и не спрашивал ее, хотя, наверное, стоило. Просто он выучил одно - Кашмире нужно дать время, чтобы она сама для себя решила, что хочет говорить, а что переживет сама.

Но дни шли, а она становилась все взвинченней. Ее могла привести в раздражение любая мелочь и даже Голди. На советы Марка отдохнуть наконец Кашмира никак не реагировала. Что ж, она большая девочка, а в таком состоянии любая реплика могла привести  ее в истерику. К сожалению, по части завода Марк ничем не мог ей помочь - это была совсем не его сфера, и вряд ли когда-нибудь могла бы ею стать. Просто не его. Поэтому Кашмире приходилось справляться самой.

В этот раз он уехал, когда она спала, а вернулся - когда уже (или все еще?) спала.
- Все в порядке? - обеспокоенно спрашивает Марк, глядя на ее пылающие щеки и уставшее лицо. Даром что Кашмира проснулась - отдохнувшей она совсем не выглядела. Голди крутится под ногами, и Марк выставляет ее за дверь. Он чертовски устал, и сейчас мельтешение только усиливает это.
- У тебя температура, - замечает он, касаясь ее лба. - Мне пойти в аптеку?
ее вид совсем ему не нравится. Только сейчас он замечает чашку с чаем и лимон на прикроватном столике. Это все лечение?
- Не беспокойся, я закажу что-нибудь, с голода не умрем. Тебе принести что-нибудь?

+1

4

Спросонья голова будто бы немного кружится, но не настолько, чтобы придавать этому значение. Кашмира не хочет сейчас раскисать и разваливаться, потому что во-первых, совершенно не время, во-вторых, норму по валянию в постели она этой весной уже перевыполнила. Девушка нечасто болела и ещё реже так, чтобы с температурой, максимум - лёгкая простуда, которую она всегда переносила на ногах. Может, за проведённое в больнице время иммунитет немного ослаб, но это не повод волноваться. К тому же Марк с работы и устал, а она и так проспала весь день, сон, говорят, тоже лечит.

-Совсем небольшая. Ерунда - Кашмира выбирается из-под одеяла, надевая любимую тунику и удобные домашние леггинсы. С заказом еды проблем никаких, даже в их доме внизу есть ресторан, а журнальный столик в гостиной пестрит флаерами доставки, которые постоянно суют в почтовый ящик. Но с домашней едой всё это не сравнится и ей несколько стыдно, что возвращение Марка домой сегодня не сопровождается аппетитными ароматами с кухни.

-Обойдёмся без капитолийской химии, я от жаропонижающих делаюсь, как сонная муха - девушка привстаёт на цыпочки, касаясь губ мужчины лёгким поцелуем. Если начистоту, она и так как сонная муха, по крайней мере, на этой неделе... Но завтра суббота, до понедельника встреч не будет - капитолийцы не отказывают себе в отдыхе. А в воскресенье, если у Цинны найдётся время, можно съездить к ним с Астрид, совместить приятное с полезным. Хватит ещё одной порции согревающего чая.

-Лучше переодевайся и закажи нам что-нибудь на свой вкус. А я выпью ещё чая, пока еду везут - стоит открыть дверь и Голди, поскуливавшая под ней, начинает нарезать круги теперь вокруг Кашмиры. Девушка придерживает собаку за холку, сдерживая этот приступ радости, и недовольно морщится. Наверное, нужно поменять ей шампунь, несмотря на недавнее мытьё, запах совсем не отбился. Голова всё ещё кружится, и Кашмира вспоминает, что ничего сегодня не ела. Последнее время со всеми этими нервами аппетит вообще был неважный. Она гремит посудой, выбирая две чашки и нарезая лимон, наливает в них заварку и кипяток из подоспевшего чайника. В свою, скроив недовольную физиономию, добавляет ещё мёда - никогда его не любила, слишком приторный.

-Единственное горячее, которое у нас сегодня есть - возвращаясь в гостиную, провозглашает Кашмира и протягивает одну кружку Марку. У неё много куда более полезных, чем поход в аптеку вопросов, и чем раньше они их обсудят, тем скорее назначат дату свадьбы и поженятся. Девушка с ногами устраивается на диване, маленькими глоточками отпивая свой чай:

-Марк, как думаешь, может, нам пожениться на том озере, где мы первый раз поцеловались? Или ты, как героичный капитан, предпочел бы взять меня в жены на борту планолёта над Капитолием? - она смеётся, сама повеселев от этих романтичных фантазий. Хотелось бы выбрать место, памятное и близкое им обоим, антураж - не вопрос, в случае чего всегда можно попросить помощи у Примаверы. Конечно, больше памятных мест для Кашмиры в Первом, но там точно не отмажешься от пира на весь дистрикт, а подобная перспектива их обоих ввергает в ужас. Не считая того, что хочется уберечь от живописаний их свадебной церемонии Блеска. Брат прислал ей на день рождения открытку, которую Кашмира нашла по возвращению в почтовом ящике и положила в сейф к своим драгоценностям, как великую ценность, но дальше их общение не продвинулось.

+1

5

Конечно, Кашмира отказывается от лекарств. Кто бы сомневался! Марк прекрасно помнил, как убивало ее пребывание в клинике после аварии и все эти процедуры, так что неудивительно, что у нее возникло стойкое отторжение к любым медикаментам в принципе. Хотя, наверное, сейчас-то стоит все же пересилить в себя и принять хоть что-нибудь. Однако Марк видит, что Кашмира стойко для себя решила обойтись исключительно народными средствами. Видимо, сработал дух победительницы. Выжила на Арене - уж с простудой-то справится. Марк не спорит. До завтра можно действительно понаблюдать, а уж если ситуация не изменится, то он всерьез возьмется за нее. Не хватало еще, чтобы она разболелась из-за того безумного графика, в котором она жила.

Кашмира выглядит неважно, и невыносимо видеть ее такой квелой и сонной. Она даже движется и говорит иначе.

Марк заказывает ужин. Настроения на изыски нет, так что в заказе - бульон, крем-суп с грибами, лазанья, кое-какие закуски. Бульон или суп - для Кашмиры, что бы она там ни пыталась сказать насчет аппетита. В Тринадцатом куриный бульон был не менее проверенным средством, чем лимон, особенно в первые дни. А пока Кашмира заваривает чай, разливает по чашкам, и одну приносит Марку. Усталость в ее глазах несколько меркнет, и появляется блеск. Очевидно, что в прелестную головку пришла не менее прелестная мысль. Марк только что из душа, пока она грела чайник, и усаживается рядом, обнимая ее свободной рукой. На нем серые джинсы и синяя футболка, в воздухе чуть ощутимый запах геля для душа. Что-то приятное и свежее, сродни винограду.

Приятно оказаться дома. Безумно приятно. Марк вытягивает ноги, устраиваясь поудобнее и обдумывая предложение.
- Ничего не имею против озера, с удовольствием отправлюсь туда снова, - произносит он наконец. С этим местом связаны приятные воспоминания, очень приятные. Почему бы и нет? Однако один вопрос следует обсудить наконец. - Что ты думаешь насчет гостей?

И, конечно, под гостями в первую очередь понимается семья Кашмиры. Вся.

+1

6

Близость Марка лечит и согревает намного лучше чая. Кашмира трётся лбом о его плечо и утыкается носом в шею. Он всегда чувствует, что ей нужно - никаких лекций о необходимости лекарств и мирный уютный вечер за обсуждением действительно приятных вопросов. Значит, озеро. Весна и в Капитолии выдалась тёплая, лето обещало быть не менее комфортным - погода будет им благоприятствовать.

-Представляешь, как это будет красиво! Ты в костюме, я в белом платье, лёгкий ветерок, синяя вода и голубое небо... - девушка разве что не мурлычет от удовольствия, представляя озвученную картинку. Платье она своё держала в тайне, как и положено, желая увидеть удивление и восхищение в глазах Марка у алтаря. Может, хорошо, что оба не жаждут пышной церемонии, потому что единственное, что было важно для Кашмиры, наряд, обещал обойтись в сумму, способную покрыть целую свадьбу в каком-нибудь отдалённом дистрикте. Девушке хотелось сделать его произведением искусства, с настоящими камнями, и мастера лучше Цинны желать было нельзя. Когда знаешь, что твои фантазии словно с листа читают, их размах здорово увеличивается.

-Гости... Не знаю. Я бы хотела, чтобы были только мы с тобой... Может, фотограф ненадолго, чтобы сделать пару снимков на память. Но боюсь, что отношения с родителями не упрочатся, если я не позову их на свадьбу, им даже нежелание праздновать с размахом будет трудно объяснить. Как ты смотришь на то, чтобы съездить в Первый, произвести разведку боем и попробовать сгладить впечатление от первого знакомства? - спрашивает она, обвивая Марка свободной от чашки рукой за талию и заглядывая ему в глаза. Блеск не придёт. Кашмира же всё ещё предпочтёт праздновать без семьи вовсе, чем видеть родных не в полном составе, бередить себе душу и расстраивать родителей. В конце концов, это просто церемония и ничего больше, главное - то, что они с Марком станут семьёй. Может, при личной встрече удастся понять, сильно ли оскорбит Эмбер и Гелиодора их желание тихого личного торжества. Размышления прерывают звонок и лай Голди - еда. Действительно оперативно. Кашмира так пригрелась на диване, что взглядом просит Марка открыть курьеру, допивая чай, пока он принимает их ужин и расплачивается. Так же, с дивана, девушка помогает расставить привезённое на журнальном столике. Желудок сжимается от одного вида коробок, но нужно поесть сегодня хоть что-то, если она рассчитывает выздороветь за выходные.

-Я принесу столовые приборы и салфетки - улыбается она, пока Марк сервирует стол поудобнее. Когда Кашмира встаёт с дивана головокружение усиливается, а ноги кажутся ватными... Но победительница никогда не теряла сознание вот так, на ровном месте, поэтому угрожающих симптомов не распознаёт. Несколько шагов по направлению к кухне, а потом вдруг наваливается темнота, и песочного цвета ковёр, покрывающий пол в гостиной, быстро несётся навстречу.

0

7

Размышления Кашмиры насчет свадьбы только для них двоих по душе Марку, хотя он и понимает, что это будет непросто. У него нет родных, которые бы восприняли такую свадьбу как личное оскорбления вплоть до ощущения себя вычеркнутыми из жизни ребенка. С родителями Кашмиры все грозило обернуться именно так, поэтому, когда она предлагает разведку боем, как она выразилась. Марк не видит причин возражать. Он и сам думал о подобном. Он не хочет отрывать Кашмиру от родных и сделает все от себя зависящее, чтобы навести мосты. В конце концов, не могут же родители действительно иметь на него какой-то зуб. Хотя... Хотя после встречи в клинике ничего нельзя было утверждать наверняка.

- Согласен. Я думаю, нам нужно поехать к твоим родителям и... отформатировать воспоминания о первом знакомстве, - Марк улыбается и целует ее в макушку, приободряя. - Вдруг мы зря опасаемся, и наоборот твои родители составят нам компанию?

Ведь наверняка присутствие родителей в такой важный день для Кашмиры не может быть неважным! Равно как и для них. Единственная дочь.
- Выберем ближайший день, когда ты будешь чувствовать себя хорошо, и поедем. Предупредим их или свалимся, как снег на голову? Хотя, что так, что так, думаю, они догадаются, что нас принесло к ним.

Необычно размышлять вот так о своей жизни с кем-то и об отношениях с теми, кто так много значит для этого кого-то.

Доставляют еду, и Марк отправляется встречать курьера. Ох, аромат восхитительный, блюда с пылу и жару, в специальной термоупаковке. Марк расплачивается и возвращается в гостиную. Пожалуй, они поужинают здесь, ничего страшного.
Кашмира отправляется за приборами, пока Марк расставляет блюда, услав Голди наблюдать за приготовлениями из-за штор. Бессовестная золотая морда уже поужинала, но тем не менее точит зуб!

Марк слышит, как возвращается Кашмира, вот только... Он замечает все краем глаза, и в следующее мгновение Кашмира уже лежит на ковре, потеряв сознание. Все происходит неожиданно, так что Метелл действует быстро. Ужин забыт, все забыто.

Сомнений насчет вызова врача нет, и Марк не медлит с этим. Пока он ожидает его, пытается привести Кашмиру в чувства всеми подручными средствами. Голди жалобно поскуливает, вытянувшись у дивана и заглядывая снизу вверх на побледневшую хозяйку.

+1

8

Отключка краткая. Буквально через пару минут Кашмира открывает глаза, испугано хлопая ресницами и глядя на нависшее над ней лицо Марка. Странно, она пошла за салфетками... А сейчас на диване. Девушка растерянным жестом запускает руку в волосы. Слабость и головокружение в наличии, но не больше, чем на момент прихода Марка домой, так что эпизод Кашмире кажется пугающим и совершенно непонятным. Одно дело, когда теряешь сознание из-за потери крови, травмы, болевого шока... Совсем другое - когда падаешь, как мешок, по пути на собственную кухню. Но чем иначе объяснить период от подъёма с дивана до возвращения на него же, сглаженный темнотой?

-Я что... упала в обморок? - спрашивает она, приподнимаясь на локтях. Первое, что приходит в голову - полученное в аварии сотрясение. Врачи утверждали, что последствий не осталось, но ведь люди просто так не теряют пару минут из памяти? Что, если оно как-то аукнулось? Или температура поднялась из-за какой-нибудь инфекции, а не из-за простуды? Из-за воспаления? Только этого не хватало. Кашмира меньше всего хочет снова попасть к врачам перед свадьбой. Да вообще попасть к врачам. Которые мигом запретят ей вставать-читать-работать-жить...

-Ты ведь... Не вызывал никого? - спрашивает она почти с ужасом в голосе. Начнется ведь всё по новой - МРТ, томограммы, анализы крови, ещё черт знает что. Спасибо, если не заберут в клинику... А у неё примерки и график встреч расписан на всю следующую неделю. И к родителям в Первый надо, они ведь только что решили! Голди кладёт морду на край дивана, шумно вздыхая. Собака тоже не порадуется, если у неё снова заберут хозяйку.

-Марк, я не хочу опять в больницу. Я выпью жаропонижающее и антибиотики и... Что там ещё надо? - мигом забыв про своё нежелание лечиться и отпускать Марка в аптеку, Кашмира метёт хвостом, надеясь обойтись малой кровью. Ну хотя бы до понедельника. В конце концов, обморок вполне мог быть от того, что она сегодня ничего толком не ела. Поест сейчас бульона и сразу почувствует себя бодрее. Ещё какую-нибудь шипучую таблетку - к утру следа от недомогания не останется.

Отредактировано Cashmere Lane (2015-03-05 22:37:52)

+1

9

Кашмира приходит в себя и выглядит совершенно растерянной. На смену растерянности быстро приходит испуг. Конечно, как и Марку, к ней приходят те же мысли. Что, если это последствия аварии, о возможности которых их предупреждали? Неужели? Черт, но все было хорошо?
Не нужно было позволять ей так рано возвращаться к работе, чуть более продолжительный отдых был бы не лишним. совсем не лишним.

- Я вызвал врача, - отвечает Марк, проверяя ее пульс и качая головой. Могло бы быть и лучше. Его взгляд говорит сам за себя: не нужно возражать и спорить, хотя Кашмира тут же делает шелковой насчет приема лекарств, и готова, наверное, пропить разом целый курс, лишь бы избежать осмотра. Узнай док о ее травме, конечно же отправит на осмотр. А док узнает.

Марк заставляет Кашмиру снова прилечь и дает ее влажное прохладное полотенце.
- Не пытайся слинять. Нам нужно узнать, все ли в порядке. Кашмира, - Марк предупреждает все ее попытки артачитьтся. - Это не обсуждается. Нам нужно убедиться, что опасаться нечего.

Голди уже потеряла интерес к ужину и всячески стремиться окружить хозяйку вниманием и заботой. Животные всегда это чувствуют. Вот и сейчас золотая морда тычется в ладонь Кашмиры, облизывая пальцы и холодя влажным носом.
- Никто не говорит, что ты окажешься в больнице. Все необходимые показания доктор возьмет здесь. Милая, давай успокоимся, хорошо?
И, конечно, одно слово доктора - и Марк поедет с Кашмирой в клинику. Однако все же он верит, что обойдется, что все это только простуда и, возможно, усталость и нервы перед свадьбой и от переживаний насчет родителей и Блеска. Они не говорили об этом, но это не значит, что Марк ничего не замечал или не чувствовал. Порой мысли выматывают не хуже дел, и эта усталость совсем иная. От нее так просто не поможет никакой отдых или сон.

Марк сидит рядом с Кашмирой, дожидаясь приезда врача. Он задерживается или это ему кажется, что время летит быстро, а дока все нет?
- Голова болит? Тошнит? Комната кружится? - и уже с улыбкой: - Я в одном количестве или меня - трое?
Кашмира выглядит очень обеспокоенной и хочется хоть немного ее развлечь, вызвать пусть и слабую, но улыбку.

+1

10

Услышав про вызов врача, Кашмира недовольно хнычет. Ну за что ей такое везение? Всё только стало налаживаться... Марка тоже можно понять, он ведь о ней заботится. Она сама бы в такой ситуации вызвала бы ему доктора. Значит, остаётся только покориться и ждать. Прохладное полотенце на лбу приходится очень кстати, несколько успокаивая головокружение. Хотя куда более успокаивает обещание Марка ограничить грядущий осмотр домашними рамками. Девушка вздыхает, протягивая руку к Голди и почесывая нервничающую собаку за ухом:

-Хорошо... Только не давай опять запихнуть меня в палату - просит она, сплетая пальцы с пальцами Марка. По крайней мере, сейчас он будет рядом, пока доктор будет её осматривать, что внушает чувство защищенности. Марк чутко считывает настроение Кашмиры, пытаясь отвлечь её шуткой, как в больнице, когда после разговора с братом девушке потребовалось успокоительное, и у мужчины действительно получается немного её развеселить.

-Кружится немного. Но ты единственный и неповторимый, троих бы я не выдержала - прыскает она со смеху, когда раздаётся очередной звонок в дверь. Вот и приехали по её душу... Пока Марк впускает врача, Кашмира морально готовится сдаваться, а Голди встаёт перед диваном, где лежит хозяйка и негодующе лает, так что доктор, капитолийка лет сорока с убранными в высокую прическу фиолетовыми волосами, не без опаски просит увести собаку. Наконец охрана дивана нейтрализована, врач опускается на диван, так же как и Марк недавно проверяя пульс девушки, выслушивая жалобы на температуру и обморок.

-Мисс Лейн, Вы ели сегодня? До температуры Вас беспокоили какие-то симптомы? Головная боль, слабость? Тошнота? Чувствительность к запахам? - одновременно с допросом женщина с каким-то приборчиком заглядывает Кашмире в глаза, надевает на руку манжет для измерения давления, затем, узнав, что пациентка сегодня не ела, втыкает в вену иглу, чтобы взять кровь. Девушка закусывает губу и закрывает глаза - вид собственной крови, поднимающейся по трубочке, не самое приятное зрелище.

-Всего понемногу, пожалуй... У меня в марте было сотрясение мозга - нехотя произносит Кашмира с вопросительной интонацией, подразумевая, не могло ли это стать причиной обморока. Врач тем временем ставит пробирку с её кровью в какой-то аппарат, похожий на маленькую центрифугу. Всё же медицина в Капитолии на более высоком уровне, даже в Первом сдать анализ крови на дому и тут же получить результат - затруднительно.

-Не думаю, что причина в сотрясении. Зрачки симметричные, реакция на свет в норме... А вот давление у Вас сильно упало и пульс чуть выше нормы. Вы принимаете сейчас какие-то препараты?

-Уже около месяца никаких. Разве что недавно возобновила приём противозачаточных - хмурится девушка, вспоминая. Конечно, она не принимала их в больнице, слишком много там было других лекарств, и после неё возобновила приём не сразу. После Тринадцатого... Или в поездке? Нет, не припомнить... Центрифуга издаёт писк и шипение, загораются какие-то индикаторы, по которым доктор, видимо, должна понять результат. Женщина некоторое время изучает их и бумажную ленту, выданную аппаратом, переводит взгляд с Кашмиры на цифры и обратно. Девушка взволнованно ёрзает на диване, что ж, по крайней мере, это не последствия травмы - уже неплохо.

-Вряд ли они Вам ещё понадобятся, мисс Лейн. Судя по уровню некоторых гормонов в крови, причина Вашего недомогания - беременность. Точнее сказали бы, конечно, на УЗИ, но я полагаю, срок пять-шесть недель. Поздравляю - губы капитолийки трогает улыбка, у Кашмиры же ощущение такое, что диван из-под неё уходит, как недавно ковёр. Она беременна? С загруженностью этого месяца сложно припомнить даже, есть ли у неё задержка... Беременна. Их с Марком ребёнок. И... Что теперь делать? Ходить по врачам, вязать пинетки, изменить в корне всю жизнь? Конечно, Кашмире страшно... Какая из неё мать. Достаточно ли она сейчас стабильна психически и физически, чтобы выносить ребёнка? Способна ли взять на себя такую ответственность за полностью зависящее от неё существо? Это уже не абстрактная задержка, когда ничего ещё точно неизвестно... Но... По сравнению с той первой, ложной тревогой, есть одно принципиальное отличие. На сей раз Кашмира не сомневается в том, что оставит ребёнка, что хочет его. Дав окончательное согласие на свадьбу, она уже внутренне была готова подарить Марку полную семью, родить от него. Ну, получилось всё несколько быстрее... Что это меняет? Мысли никак не хотят облекаться в слова, так что девушка лишь обращает к Марку испуганный вопросительный взгляд.

+1

11

Все необходимые на данный момент обследования доктор может сделать прямо здесь, и это здорово, потому что Кашмира после известия о том, что Марк сделал вызов, не просто приуныла, а прям-таки раскисла. Она не хотела возвращаться в клинику и очень боялась этого. Однако, как оказалось, напрасно. Совсем напрасно.

Марк сидит в кресле, наблюдая за осмотром врача и ловя каждый вопрос и ответ. Доктор, несмотря на по-капитолийски вызывающий вид, знает свое дело, и в общем-то, весьма неплоха, хотя и выслала Голди. В руках мастера все спорится, и вот Кашмире не только измерили давление, но и сделали анализ крови.

Доктор не выдерживает никакой торжественной паузы, и самым обычным голосом сообщает о, возможно, пятой или шестой неделе беременности Кашмиры, добавляя, что, конечно, точно она сейчас сказать не может. А кто может? Гинеколог? После УЗИ?
Конечно, момент узнавания новости о собственном отцовстве должен быть особенным. И особенным его делает женщина, которая первой замечает и убеждается в своем новом положении. Но, как и все у них, случай Марка и Кашмиры совсем иной.
Однажды у них уже случился переполох, и тогда момент самого сообщения был в самый раз. Они были наедине. Правда, оказалось, что тревога была ложной. А теперь... Теперь все по-другому.

В глазах Кашмиры мелькает испуг. Доктор поднимет взгляд на Марка.
- Утром обратитесь к специалисту, а пока - стакан теплого молока и отдых, - прописывает она и собирается. Марк провожает ее до двери и, закрыв, медлит, прежде, чем вернуться к Кашмире.

Он станет отцом.

Мог ли Марк подумать, что ощущение счастья внутри может быть настолько сильным? Настолько ярким? Будто тысячи солнц загораются в тебе одновременно, наполняя светом.
Он никогда не раздумывал, каким он был бы отцом. Под землей не было времени, первая тревога с Кашмирой разрешилась слишком быстро, и потом жизнь потекла своим чередом, а значит и мысли снова отошли на второй план. Казалось, что, когда это случится, это случится не скоро. И вот.
А она готова? Впереди свадьба, и столько еще нужно успеть, а теперь карты спутаны, и, получается, ей нужно теперь привыкать не только к тому, что станешь чьей-то женой, но и мамой.

Марк входит в гостиную, садится подле Кашмиры. Она ждет его, это видно по глазам и подрагивающим губам. Наверное, ей столько хочется сказать ему, просто не ясно, с чего начать. Сумбур у них обоих наверняка совершенно одинаковый.
- Полагаю, меня ожидает очередной забег с тобой по магазинам в поисках вещей для детской? - спрашивает он, касаясь ее щеки, поправляя спутавшиеся волосы. И внезапно - действительно - все мысли не о том, как же быстро все случилось, а о том, какую бурную деятельность Кашмира наверняка развернет по пересозданию в доме уюта. Отчего-то у него нет сомнения, что она будет отличной матерью. А как иначе? От этих мыслей рождается улыбка.

+1

12

Кажется, дальнейших слов и рекомендаций доктора Кашмира уже не слышит. Она словно потерялась посреди бескрайнего моря собственных эмоций, впадая в оцепенение. Им с Марком нужно обсудить грядущие изменения... А план на выходные внезапно обретает бескомпромиссную четкость. Завтра поедут на УЗИ, убедиться, что всё в порядке... И воскресенье наверняка найдут чем занять. Кашмира впервые готова сдаться врачам добровольно без долгих предшествующих уговоров. К списку, состоящему до сих пор из работы и подготовки к свадьбе разом добавляется ещё тысяча дел, о которых она не имеет ни малейшего понятия. Готовиться стать мамой... Что, если не получится? Если не всем женщинам это дано? Она десятки раз отнимала жизнь, но ни разу её не дарила. Новостей прибавится и для поездки в Первый. Впрочем, поговорить с Эмбер сейчас будет очень кстати. Наверняка она найдёт, как успокоить дочь. Пока девушка плавает в этом море хаотичных мыслей, Марк наконец провожает врача и возвращается к ней. Как только он садится рядом, касаясь её щеки, Кашмира отмирает, затуманившийся взгляд синих глаз проясняется.

-Он будет самым счастливым... Его с рождения будет окружать свет и на арену он никогда не попадёт. Кажется, я впервые понимаю, за что мы сражались - тихо говорит она. Да, свобода, личная и перемещения, отмена Голодных Игр - всё это замечательно, но ей ли не знать, как трудно вытравить из памяти прошлое. Они заложили основу нового мира, а менять его будут дети, рождённые в мирное время и не знающие тех трудностей, с которыми столкнулись их родители. Кашмира смотрит на Марка и так странно сознавать, что в её теле развивается частичка их обоих.

-Сначала забег со мной по врачам, а как только нам скажут, что всё хорошо - держись. Не зря мы держали пустой гостевую спальню - оправившись от первого ступора, девушка изучает реакцию Марка. Одно дело - та давняя ложная тревога, совсем другое - сейчас, когда всё уже более серьёзно и осознано, а сами они в шаге от того, чтобы стать семьёй. Теперь этот шаг тем более нужно ускорить. Марк тоже выглядит несколько ошарашенным, но его голубые глаза сияют и страха в них вроде бы нет?

-Ты... Рад? - и всё же ничто не может развеять страхи лучше, чем прямой вопрос. Кашмира определённо рада, потому что это ребёнок Марка. Зачатый, кстати, в Тринадцатом, если посчитать недели. Что ж, дистрикт Метелла определённо укрепляет свои позиции по значимым событиям... Девушке даже видится в этом определённый знак, ведь там они официально считались мужем и женой.

-Марк, ты ведь можешь улетать не так часто? Мне страшно - эта важная мысль молнией вспыхивает в сознании, заставляя Кашмиру податься вперёд и прижаться к Марку. Авария и отпуск в Тринадцатом и без того здорово сбили ему рабочий график, так что она знала, что рейсов в ближайшей перспективе нарисовалось много... Но здесь Марк теперь нужнее, чем где бы то ни было. Скоро год, как они живут в Капитолии, но кроме Марка, Миры и с недавних пор Астрид, у Кашмиры здесь никого нет, город комфортный, но по сути чужой. И ей понадобится вся возможная поддержка, чтобы освоиться с новым, непонятным пока статусом.

Отредактировано Cashmere Lane (2015-03-07 12:23:48)

+1

13

У Кашмиры миллион вопросов и еще миллион сомнений. И еще миллион страхов. И ей даже не обязательно озвучивать их все, потому что все читается в ее больших испуганных глазах и в том, как она смотрит на него, ожидая его реакцию, увидеть его лицо, попытаться угадать настроение.

Кашмира говорит о том, что их ребенок будет счастливым, и впервые за долгое время между ними возникает тема Революции и нового мира. Надо же, как все непросто. С одной стороны, к хорошему быстро привыкаешь, и сейчас порой кажется, что Голодные игры и 75 лет под землей были просто кошмарным сном, но оглянись - и вот это все уже рядом, в голосе Кашмиры, в их общей памяти, и уже не веришь в прочность мира. Но все хорошо. Призракам больше не место. Этот мир, конечно, не идеален, но это не значит, что они не могут привести в него ребенка и защитить его. Теперь уже можно.

Марк улыбается планам Кашмиры. О да, она давно подумывала, как бы найти применение гостевой спальне и подо что ее можно переделать, раз уж гости у них совсем не бывают. Вот и решилось.

Ее вопрос застает в расплох. Нет, конечно он рад, но только разве ответ "Да!" подойдет? Разве можно в словах уместить радость? Выразить хотя бы тень того чувства, что сейчас внутри? Поэтому Марк наклоняется и целует Кашмиру, касается ее лба своим и все, что может сказать:
- Я самый счастливый.

Страхи Кашмиры понятны, и она их не скрывает. Она боится теперь оставаться одна, потому что привыкнуть будет сложно, и он нужен ей здесь, рядом. Что может обещать Марк? Конечно, он не сможет отказаться от полетов, иначе просто сойдет с ума, и Кашмира это понимает. Но она и не требует ничего такого. Просто быть рядом. Пожалуй, это он может обещать.

- Я буду с тобой, и буду всегда возвращаться к тебе.
Все детали - потом. Он что-нибудь придумает. В конце конце, незаменимых нет, и "семейные обстоятельства" еще никто не отменял. По крайней мере для Марка они имеют значение хотя бы потому, что долгое время казалось, что вряд ли он решится завести семью в принципе. По крайней мере - точно не под землей, а после Революции жизнь закружила так, что оставалось только поддаться кружению и бросить все силы на создание нового мира, его обустройство.

+1

14

look

http://savepic.su/5305141.jpg

Часть страхов затихает в тот момент, когда Марк наклоняется к ней с поцелуем. Может, они прошли все уготованные им испытания, когда встретились? Кашмире казалось, что счастливее быть нельзя после их первой ночи в Тринадцатом, после помолвки, после её официального согласия на свадьбу... Но втроём счастья ещё больше, чем было совсем недавно. Лишь бы эта светлая полоса никогда не заканчивалась. Девушка ещё раз целует Марка в ответ.

-Ты будешь лучшим мужем и отцом, нам с тобой повезло - в нём Кашмира уверена куда сильнее, чем в себе. Просто поразительно как в секунду изменился и расширился их личный мир... Ей уже не терпится узнать, мальчик это будет или девочка. На кого похож? "Нам" пока звучит странно... Но скоро она привыкнет, наверное. Комната снова начинает покачиваться перед глазами, напоминая о необходимости поесть, теперь не только для себя. Девушка садится повыше и тянется к контейнеру с бульоном, ещё теплым, можно его просто пить. По крайней мере на половину порции, пока тошнота не подступает к горлу, Кашмиры хватает.

-Я так устала - сонно бормочет она минутой позже. Ночью она прижимается к Марку, не покидая ни на секунду его объятий, чувствуя себя в безопасности и под защитой. Уже под утро, когда его ладонь касается её живота, девушка буквально захлёбывается под волной нахлынувших новых, приятных эмоций. Температура к утру тоже спадает, оставшись чуть выше тридцати семи. Это вообще нормально? А вчерашний обморок? К врачу будет много вопросов.

****
-Милый, я не буду завтракать... Не могу. Меня знобит и тошнит, поем, когда вернёмся, честно - поцеловав Марка в висок, Кашмира сбегает из кухни, задержав дыхание. Лучше она займётся сборами, а компанию в поедании яичницы с беконом Марку составит Голди. Её, кажется, раздражают нынче все запахи - яиц, мяса, даже кофе. Который ей теперь нельзя? Вот же черт.

Вопрос с машиной пока остаётся нерешенным, но может, это к лучшему? До сих пор Кашмира клала глаз на спорткары, думая, выбрать что-то из них... Но теперь им понадобится более вместительное авто. Семейных стильных автомобилей тоже хватает. Впрочем, проблем с вызовом такси в Капитолии нет. Как и с возможностью оперативно попасть на платный приём. Вот вопрос с клиникой куда сложнее, над ним тоже предстоит поразмыслить... Но для первичной консультации вполне подойдёт центральная больница Капитолия. Кашмира влезает в синие джинсы, красную майку, и, несмотря на солнечную погоду, берёт ветровку. Ей всё равно прохладно... Двигается девушка рассеянно - то забывает, куда положила ключи, то не может найти кошелёк, то ищет расческу, которую держит в руке. Наверное потому, что отвлечься от своего нового, непривычного состояния пока не получается ни на секунду.

И как хорошо, что рядом Марк, ведь в больнице противоречивые желания поскорее оказаться в кабинете или сбежать, забаррикадировавшись в комнате, Кашмиру буквально раздирают. Хотя второй вариант вряд ли удался бы - уж больно здесь облизывают известных пациентов, а её, конечно, узнают и проводят до нужного кабинета чуть ли не с эскортом. Руку Марка девушка отпускает только когда приходит пора ложиться на кушетку и морщиться от холодного геля, даже тогда стараясь "держать" мужчину глазами. Наверное, окончательно в существование их будущего ребёнка она верит в тот момент, когда доктор, лысоватый и добродушный (золотой глаз, как уверяли в регистратуре), разворачивает монитор, указывая на тёмный овал.

-С радостью подтверждаю диагноз своей коллеги, мисс Лейн. Беременность маточная, шесть недель, сердцебиение плода нормальное... - сложно представить, что у этого безликого пока пятнышка может уже биться сердце. Невообразимо крохотное, где-то внутри неё. До тех пор, пока доктор, прежде чем перейти непосредственно к опросу и рекомендациям, не включает какой-то динамик у аппарата. Кабинет наполняет тихий, но различимый, частый-частый стук.

-Маарк - только и может выдохнуть Кашмира, завороженно глядя на монитор и улыбаясь. Шесть недель назад было начало апреля... Забавно. Может быть, даже в её день рождения? Марк точно мастер оригинальных подарков.

тадам

http://122012.imgbb.ru/preview/r/1f_O_G3YDTU7OW6vecR5pQ/600x-/cb/103/1036879/bc8021f776785c43411d3161218fa25d.jpg

+1

15

Странно, ведь обычно в том, чтобы собраться куда-то, проблем нет, однако сегодня у Кашмиры все летит из рук. Она отказывается позавтракать, потому что ее снова мутит, и, надо сказать, она по-прежнему бледна, хотя температура повышена и она спала спокойно, ни разу не проснувшись за ночь. Не то что даже не проснувшись, но и не пошевелившись - Марк спал очень чутко, и непременно бы заметил, начни она ворочаться. Однако Кашмира лежала в его объятиях, забывшись мертвецким сном, который, однако мало помог.

Голди вертелась под ногами, доставляя дополнительные помехи хозяйке, но бедное животное просто не понимало, что с любимым ею человеком, и почему она так рассеянна и только спотыкается о нее.
Марк позавтракал. Он был готов и дожидался только Кашмиру. Такси уже стаяло внизу. После визита нужно будет привезти Кашмиру домой и отправиться решить таки вопрос с новым авто. Теперь без него точно никуда.

Дорога занимет совсем немного времени, их визит прописан в плане заранее, так что они прибывают точно ко времени, и даже нет времени на то, чтобы набрать в легкие воздуха, прежде, чем они окажутся в кабинете.
Доктор - замечательный приветливый мужчина - безошибочно читает настроение Кашмиры, и, надо отдать ему должное, весьма деликатен. Он развеивает все страхи, хотя, конечно, температура ему очень не нравится, но он обещает прописать все необходимое, чтобы поправить иммунитет, а так же в перечень входит отдых. Никаких волнений и никаких забот, пока не вернется хорошее самочувствие по утрам и здоровый цвет лица.

Он делает УЗИ, и Кашмира буквально напрягается как струна, пока проходит эта процедура, разве что не кусая губы от волнения. А что чувствует Марк, когда видит на сером изображении крохотную точку, которая - плоть от плоти его ребенок, которого носит Кашмира, который будет расти в ней, пока не будет готов появиться на свет? Можно ли рассказать об этом?
Глаза Марка говорят больше, чем все слова на свете могут описать, составляй их хоть великий писатель. Марк перехватывает ее руку и пожимает, затем целует раскрытую ладонь. Она улыбается, глядя на экран, и Марк понимает, что расстаться со страхами насчет того, какая из нее будет мать, она сможет очень скоро. Их уже нет, они исчезают в эту самую минуту.
- Держу пари, у него или у нее будут твои глаза.
- Ну, всякое может быть, - хмыкает доктор.
- О, поверьте, я уверен, - смеется Марк. Он хочет девочку. Или сына. Или девочку. Или мальчишку. Не важно. Он хочет ребенка от Кашмиры, вот и все. Это самое главное. И он уже любит этого малыша.

Док прописывает какие-то лекарственные средства и заверяет, что насчет них не стоит беспокоиться. Большинство - травы для иммунитета и укрепления сил, ну а остальное сделает свежий воздух и покой. Он не видит для ребенка никакой угрозы и считает, что самое необходимое сейчас Кашмире - мобилизоваться на выздоровление и не утомлять себя никакими заботами, кроме мыслей о выборе имени для малыша. И, конечно, их визит - тайна. Ни Кашмира, ни Марк не хотят, чтобы уже через час все газеты трубили об их счастье. Хотя, конечно, ничего предусмотреть нельзя. Это Капитолий.

+1

16

-И твоя улыбка - со смехом откликается Кашмира. Сочетание потенциально убойное, независимо от того, будет им обладать мальчик или девочка. У них будет сказочно красивый ребёнок. Глаза Марка сияют, это ощущение бьющего через край счастья и нежность, с которой он целует её руку, и стук сердца их будущего малыша, конечно, стоят такой крохотной платы, как недомогание и грядущие изменения в теле. Они справятся. Дав будущим родителям сполна прочувствовать сладость момента, доктор переходит к рекомендациям. Сейчас его больше настораживает состояние самой Кашмиры, чем ребёнка. Из-за недавней госпитализации, из-за профессиональных тренировок и бывших травм... О спорте, конечно, сейчас придётся забыть, по крайней мере в той концентрации, к которой Лейн привыкла. Всё равно не критично, раз для ребёнка сейчас угрозы нет. Травы так травы.

Перед тем, как покинуть кабинет, Кашмира вежливо намекает, что надеется на сохранение врачебной тайны. Девушка никогда не любила огласку и шумиху вокруг своей жизни, а сейчас и подавно её не хотела. Ей сейчас не нужно было ничего кроме близости Марка.

-Это точно только первая партия, а не квест на все девять месяцев? - помимо рецептов трав Кашмира получает от доктора рекомендации по питанию и список анализов, которые ей нужно сдать в ближайшее время для постановки на учет - брови удивлённо ползут вверх. Они, кажется, на ежегодных осмотрах в Академии столько всего не сдавали... Что, все будущие мамочки так же носятся? А когда они успевают всё остальное? Работу, свадьбу, примирение с родственниками и головой... Решение устроить церемонию без гостей только крепнет. Наверняка Эмбер и Гелиодор так обрадуются будущему внуку или внучке, что пойдут ей навстречу в такой малости. Всегда можно сказать, что она не слишком хорошо себя чувствует для торжеств. С работой сложнее. Кашмира бы на месте Диадемы придушила бы такого "партнёра", постоянно выпадающего из дел. Начало следующей недели уже расписано... Но это ведь не важнее здоровья? Ущипните её, если это правда её мысли.

-Думаешь, мне стоит пересмотреть график ближайших переговоров? - спрашивает она Марка. Кашмира точно не относится к женщинам, способным всю беременность лежать на диване и лопать конфеты, у неё даже долго бездельничать не получается при всём желании. Время тут же занимается тренировкой или очередной гениальной идеей. Но сейчас не время для эгоизма и Кашмира вполне готова отдать свой график в руки Марка, зная, что он на многие вещи смотрит куда как более трезво. Стеклянные двери больницы раздвигаются, выпуская их на улицу, и только сейчас девушка замечает, что через дорогу - как кстати! - огромная вывеска магазина игрушек. Метелл ещё не представляет, как был прав насчет магазинов. Кашмира не припомнит, когда в последний раз заходила посмотреть на игрушки... Да и заходила ли вообще? Воспитание девушек-профи не предусматривала общения с куклами и плюшевыми друзьями, Сэр Марк пока у них дома монополист. Но сейчас ей очень хочется чего-то такого... Символа, который материализует назначение пустующей пока комнаты.

-Марк, давай зайдём? - девушка со смехом тянет мужчину за руку в сторону перехода. Она как всегда понятия не имеет, что ищет, но не сомневается, что увидев нужную игрушку, тут же её узнает. Посмотреть, что занимает воображение детей мирного времени куда веселее визита в аптеку, автоматически вставшего в планы благодаря рецептам.

-В Тринадцатом были игрушки? Мы с Блеском играли с деревянными мечами и арбалетами, со стрелами на присосках. После них стёкла не отмывались - нет, не с грубыми поделками, вполне себе прочные тренировочные модели. Наверное, даже если бы у Кашмиры были куклы, она бы не проявила к ним интереса, так как всегда повторяла всё за братом, а ему вполне логично нравилось оружие. Весёлые битвы на деревянных палках вскоре сменили тренировки с настоящими копьями и ножами, но так далеко вспоминать сейчас совсем не хочется.

+1

17

Кашмира не в восторге от величины выписанного рецепта, как, впрочем, и Марк. Конечно, куда как лучше услышать, что все, что им требуется - витамины, а не какие-то лекарства, но, увы, это их не случай. Одно вселяет оптимизм - если бы существовала какая-то угроза, то доктор бы непременно сказал им, а пока все его рекомендации не предвещали никакой опасности. Отдых и улучшение иммунитета, который Кашмира своей бурной деятельностью изрядно подорвала. Сначала - аварией, затем скорым возвращением к работе.

- Тебе определенно стоит пересмотреть график. Думаю, стоит позвонить Диадеме и сообщить, что тебе нездоровится, и ты вынуждена временно отойти от дел, - отвечает Марк. Он не представляет масштабов планов Кашмиры, но, какими бы они ни были, они совершенно точно не будут в ее пользу. - Переговоры совершенно не нужно отменять, для начала - перенести, покуда ты придешь в себя.
Все выглядит разумным и логичным. Какие бы доходы не назревали, пожалуй, сейчас важнее все-таки

Они выходят из клиники в приподнятом настроении. Все равно, что бы там ни пришлось Кашмире принимать, факт остается главным - они ждут ребенка, их первенца. Да, пусть не запланированного, но от этого не менее желанного ребенка. Пусть пока до конца это сложно осознавать, но, наверное, все будет меняться постепенно, по мере того, как положение Кашмиры нельзя будет скрывать, когда малыш начнет подавать признаки жизни, толкаясь под их ладонями и сообщая о своем скором прибытии к ним на руки.

Неужели счастье может таким? Из крохотной точки на экране какой-то бездушной машины превращаться в абсолют, заполняющий собой и землю, и небо?

Марк не обратил внимание на магазин, пока Кашмира с радостным воплем не потащила его через дорогу.
- Сдается мне, что для ребенка рановато, но если ты нашла наконец предлог самой туда зайти, то могла бы так и сказать! - смеется Марк, входя за ней. Боже, какой же здесь гвалт! Дети повсюду. Когда он в послдений раз видел столько радостной ребятни?

- Да, игрушки мы знали. Не думаешь же ты, что мы с детства только и думали о том, как учинить революцию? Забавно, кстати, ни разу не помню, чтобы мы играли в войну. Наверное, в нее играют только те дети, которые ее не знали. Арбалеты и стрелы не в счет. Это другое. Девочкам шили кукол, а мы... У нас были конструкторы.
Они проходят по рядам с игрушками. Боги, чего тут только нет.

+1

18

-Конструкторы? Это многое объясняет. У нас тоже был один, но мне никогда не хватало терпения - смеётся Кашмира. Может, научись она всё же собирать дома и прочие фигуры, с выдержкой у неё было бы получше? Ей кажется, что Марк и ребёнком был серьёзным. По крайней мере, сложно представить, что он дёргал кого-то за косички или бил стёкла... За ними с братом всегда требовался глаз да глаз, оба часто ввязывались в шалости, за которые попадало преимущественно Блеску, с ранних лет выгораживавшему сестру... Вход в магазин выполнен в виде сияющей лампочками радуги, изнутри доносятся детские голоса, но Кашмира, пожалуй, и трети масштабов нынешней игрушечной промышленности не представляла, пока не оказалась внутри.

Девушка чувствует себя несколько растерянной посреди этого клондайка. Назначение половины игрушек даже понять сложно - какие-то светящиеся цилиндры, фигуры из металлических шариков, жутковаты длинноногие куклы с капитолийским боевым раскрасом на лице - вот уж точно никогда не принесла бы подобное в дом... Но кое-что привлекает внимание Кашмиры, некоторые игрушки здесь демонстрируют в деле. Над их головами пролетает ярко-красный самолётик на дистанционном управлении - он жужжит, пропеллер крутится и вираж, в который он входит возле горы мягких игрушек, похож на тот, который они с Марком испытали на себе в Тринадцатом:

-По-моему я нашла что-то, что ты ещё не пилотировал - проводив глазами самолётик, улыбается девушка. Да, им ещё нескоро грозит покупать такие игрушки, но почему бы не помечтать? Может, у них родится мальчик, и Марк будет учить его управлять для начала таким самолётом? После стеллажей с самолётами и машинками тянется помост высотой примерно по колено, забитый плюшевыми игрушками. Боже... Кашмира готова уже сейчас скупить всю эту армию для будущей детской. Белые ягнята с разноцветными бантами, жирафы с человеческий рост, видов десять плюшевых медведей разных форм и расцветок, целый парад невест для Сэра Марка и...

-Вылитая Голди! Она с ума сойдёт, если положить её перед камином! - кажется, Кашмира нашла, что искала. Перед ними лежит плюшевый ретривер, размером не уступающий своему живому прототипу, игрушку, пожалуй, можно использовать даже как мини-диванчик, если улечься на неё спиной. Голди заслуживает того, чтобы отметиться в оформлении будущей детской, наверняка из ретривера получится неплохая нянька. Погладив собаку по плюшевой голове, девушка поднимает её и протягивает Марку. Плюшевая Голди определённо едет к ним домой. Похоже, Кашмира что-то упустила в своём детстве из-за отсутствия кукол и в этом магазине из неё в отдалённой перспективе будет вить верёвки маленький Метелл. Неподалёку от помоста с плюшевой армией расположились игрушки для активного досуга:

-Придумала. Когда я стану круглой и толстой, повесим его напротив дивана, буду лёжа кидать дротики, чтобы не потерять глазомер - увидев яркий красно-зелёный дартц, заходится смехом Кашмира. Возле мишени в пластмассовом лоточке дротики, на полу начерчена белая ограничительная линия. Разве можно устоять? Девушка берёт дротики, встаёт за черту, щурится, оценивая расстояние... Четыре цветных дротика - синий, красный, зелёный и желтый, с глухим стуком втыкаются в десятку.

-А Понтиус говорил, что девчонки так не могут! - раздаётся рядом восхищенный голосок. Кашмира оглядывается и видит девочку лет пяти, с одной из тех капитолийских разукрашенных кукол в руках. У малышки каштановые кудряшки и круглые карие глаза, глядящие на Лейн с жадным любопытством, как на фею, только с дротиками вместо волшебной палочки. Родители девочки, наверное, затерялись где-то в этом шумном игрушечном царстве. Кашмира присаживается возле ребёнка на корточки, чтобы оказаться на одном с ней уровне:

-Кто такой Понтиус? - спрашивает она с улыбкой. Ей редко приходилось общаться с детьми, они просто отсутствовали в окружении девушки - в их семье самой младшей была Диадема, подруг с детьми у Кашмиры не было, трибуты из Первого как правило были уже в подростковом возрасте.
-Мой брат. Он уже большой, ему семь и он постоянно дразнится - доверчиво сообщает малышка с куклой. Брат... Старший. В синих глазах на секунду появляется тень, но Кашмира прогоняет её и приветливо отвечает:

-У меня тоже есть старший брат, его зовут Блеск. Мальчики любят дразниться, но ты ведь знаешь, что девочки не хуже? У тебя получится всё, что захочется, если будешь стараться - почти что наугад, она не может визуально определить, сколько малышке лет, и не уверена, поймёт ли та, что ей пытаются сказать... Но девочка светлеет личиком:

-Правда? Ты красивая, как моя Одетта. А я Кора - Одетта, видимо, кукла, потому что малышка разворачивает её к Кашмире. Волосы у игрушки действительно похожи, золотые локоны, но вот лицо с розово-фиолетовым макияжем и золотая цепочка из пластмассы на шее... Бр. Так с детства капитолийским девочкам портят вкус. Хотя эта малышка не выглядит испорченной или капризной.

-Я Кашмира. А это Марк... И собака. Её пока никак не зовут - со смешком отвечает девушка, улыбаясь через плечо Марку. Теперь карие глаза Коры устремлены на него и плюшевую тушку в его руках. Может, получат сейчас бесплатный совет по выбору клички для дублёра Голди?

собака

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/736x/de/09/1c/de091c037c903b6974249abe025d9ba5.jpg

+1

19

Марк смеется, наблюдая, с какими глазами Кашмира продвигается по магазину, от одной коллекции игрушек к другой, постоянно беря что-то в руки и рассматривая с таким восторгом, что удержаться от улыбки просто невозможно.
- Мне кажется, все же завести ребенка - это твой коварный план, чтобы совершенно оправданно не только бывать в магазинах игрушек, но и покупать их! - над его головою проносится пилотируемый самолет, но пигалицу, осуществляющую запуск не видно. Кашмира так же со смехом замечает, что только что они наблюдали то, что придется Марку по душе. О да, что-то такое было в его детстве, правда это только от части были игрушки - скорее - прототипы будущих реальных машин. Только, в самом деле, кто из таких мальчишек, как он, задумывался об этом в детстве?

- Эй, что объясняют конструкторы? - вдруг спрашивает он. - Что я редкий зануда?

А Кашмира уже подпрыгивает от счастья, потому что нашла любовь с первого взгляда. При взгляде на плюшевого пса Марк думает о том, что реакция хозяйки сейчас подозрительно предсказывает реакцию Голди на появление этого плюшевого существа в их доме. Один в один.
- Будь у тебя хвост, ты бы сейчас пробила им пол, - ну конечно, покупка не обсуждается, и Марк берет игрушку подмышку.

А между тем внимание Кашмиры снова переключается, но уже на дартс, и происходит это столь стремительно, что Метелл едва успевает. Ну что же, как там говорят? Хочешь узнать, какой будет твоя жена - посмотри на ее мать? В данный момент - хочешь узнать, какой заводной будет твоя дочь, посмотри на ее мать.

И тут появляется маленькая девочка, с которой у Кашмиры тут же возникает контакт. Надо же, он никогда не замечал за своей любимой такого внимания к детям, если таковые им где-то встречались. Беременность творит чудеса? Ну, если это так, то это не может не радовать! Марк с удовольствием наблюдает за разговором. Девочка не из пугливых, и тут же выдает о себе то, что, по ее мнению, Кашмира должна о ней знать.

-Я Кашмира. А это Марк... И собака. Её пока никак не зовут.

Девочка смотрит на Марка некоторое время и вдруг выдает:
- Я не знаю, как зовут собак. Красивый Марк. Он твой муж? Красивый. Моя мама говорит, что когда я вырасту, у меня будет красивый муж.
Марк фыркает в плюшевую макушку, потому что это безумно смешно.
- А где ваши дети?

+1

20

Кашмира сама толком не могла сказать, что побудило её на разговор с девочкой - она действительно не баловала детей своим вниманием, но осознание того факта, что скоро станешь мамой, несколько меняет мировоззрение. Сейчас ей интересно пообщаться с малышкой, словно с представителем некоего непонятного народа, культуру которого нужно изучить и понять. Плюс, опять же, гормоны. Материнский инстинкт, кажется, заворочался в тот момент, когда врач показал им пятнышко на мониторе. Вывод первый - дети создания любопытные и смекалистые. Кашмире в возрасте Коры точно не приходило в голову раздумывать над тем, каким будет её муж, и от вопроса малышки щеки девушки вдруг розовеют. Наверное, ничто не способно смущать больше, чем такая неприкрытая наивность. Хотя в одном мнения Кашмиры и девочки точно совпадают - Марк красивый. И везучий, по его душу кукол тут не находится.

-Мама никогда не врёт, вырастешь красавицей и встретишь своего принца - обещает девушка своей маленькой собеседнице. С другими вопросами сложнее... Вывод второй - детям нужно уметь что-то объяснять. Пожалуй, грузить малышку их планами насчет "почти муж, мы скоро поженимся" не стоит, к тому же у девочек всех возрастов это обычно рождает новые бурные витки расспросов в адрес платья, принца, коня... Но проигнорировать вопросы тоже нельзя, так пытливо смотрят блестящие тёмные глазки. Помявшись пару мгновений, Кашмира соглашается:

-Муж. Детей у нас пока нет, но знаешь, я думаю написать письмо Санте. Может, он пришлёт нам на рождество такую же хорошенькую девочку или мальчика - и это не лож, всё дело в точке зрения. В Тринадцатом, например, муж? Муж, ребёнка никто не обманывает. Марк, судя по звукам, умирает со смеху в компании плюшевой Голди. А вот Кашмира чувствует, как лёд разговора становится тоньше. Она понятия не имеет, в каком возрасте и что осознают дети, поэтому изворачивается изящной формулировкой, пока милая малышка не осведомилась, откуда дети берутся или сама не решила просветить их на сей счет. Это же Капитолий.

-Осенью у меня будет ещё братик или сестричка. Когда я спрашивала, откуда мы берёмся у мамы в животике, папа сказал, что лучше бы я спросила, куда нас девать. Думаешь, дело в Санте? - шах и мат. Кашмира по цвету щек плавно догоняет свою майку, надеясь, что Марк от хохота не съел игрушке голову. Так себя должен чувствовать разгромленный полководец, получивший внезапный удар с тыла. Девушка хлопает глазами, теперь совершенно точно не зная, что ответить, как вдруг с другой стороны ряда звучит спасительное:

-Кора! Куда ты опять подевалась? - улыбнувшись им на прощание, малышка спешит на голос. Кашмира, найдя ладонь Марка, возвращается в вертикальное положение, чтобы резкий переход не вызвал снова головокружения. Метеллу, конечно, весело. Впрочем, юмор отца Коры тоже можно понять при взгляде на цены на игрушки.

-Может, начать нужно не с игрушек, а с книг... - задумчиво изрекает Кашмира. Пройдёт, конечно, очень много времени, прежде чем собственный ребёнок сможет загнать их в неловкую ситуацию, но кто предупрежден, тот вооружен. Метод от теории к практике вполне оправдывал себя на тренировках, наверняка он применим и к детям.

-Ах, да. Ты не зануда, ты терпеливый и рассудительный. Нам это определённо понадобится - вспоминает девушка про вопрос, который остался без ответа из-за появления Коры, и мимиходом целует Марка в подбородок, пока не появился ещё кто-то из юных зрителей. Ей определённо нравится, как он смотрится в обнимку с игрушкой, отцовство ему пойдёт. Между прочим, по ориентировочным подсчетам врача, и правда под Рождество.

Отредактировано Cashmere Lane (2015-03-08 14:44:09)

0

21

Не известно, чем бы закончился этот замечательный, до безумия смешной разговор, в котором девочка бомбила Кашмиру своими вопросами и взглядами на жизнь, но только появляется ее мать, и веселье заканчивается. Правда, запала хватает еще надолго, и весь остаток времени Марк и Кашмира проводят, смеясь.
К выходу на кассу Кашмира подтягивает еще массу всяких мелочей, и совершенно очевидно, что все это нужно ей сразу и прямо сейчас. Марк не сопротивляется, ведь она улыбается и искренне счастлива, а еще ее ничто, кажется, не беспокоит.

Они приезжают домой, и Голди радостно встречает их, будто она прекрасно понимала, куда они отправлялись утром в таком волнении, и как это важно для них. Кашмира тут же отправляется населять гостевую комнату покупками, и Марк застает ее в тот момент, когда усаживает собаку на постель. Определенно, они превратят эту комнату в детскую, и работы на этот счет будет не мало. Выбор цветов для потолка и стен, интерьера... Масса мелочей, масштабов которых пока еще сложно представить. Марк сделает ремонт сам, ему не хочется, чтобы в доме был кто-то посторонний, а еще, пожалуй, в силу его воспитании на конструкторах, только он сможет подстроиться под меняющиеся проекты Кашмиры. Что-то подсказывало ему, что Кашмира неоднократно будет менять свои планы по мере того, как все будет готово. И эти мысди вызывают улыбку.

Он садится рядом с нею, обнимая и целуя.
- Обещай, что бурную деятельность по ремонту ты развернешь только после того, как поправишься. Обещай мне, - он берет ее за подбородок и смотрит внимательно в сапфировые глаза, - что будешь грамотно распределять свои силы, потому что ты теперь не одна.

Его рука ложится на ее живот.
- А пока оставлю вас на несколько часов. Я понял, что совершенно не смогу обходиться такси, - смеется Марк.

Он возвращается через пару часов с ключами и букетом цветов для Кашмиры. Большой букет белых роз на длинных стеблях с тонким, едва ощутимым свежим ароматом. Марк никогда не разбирался, что и какие цветы символизируют, просто он влюбился именно в этот букет, потому что он напомнил ему Кашмиру. Столько же непередаваемая красота.

Отредактировано Mark Metell (2015-03-08 20:04:04)

+1

22

Когда малышка убегает, Марк и Кашмира, всё ещё давясь смешками, продолжают своё путешествие по магазину. К кассе помимо плюшевой собаки девушка подтаскивает пару цветных забавных уточек для ванной (поселит на бортик), калейдоскоп, демонстрирующий узоры из цветных стёклышек и вещицу, вызвавшую не уступающий детской эмоциональности визг - музыкальную карусель, с красно-белым полосатым козырьком и десятком разных лошадок. Последняя играет колыбельную, которая жутко понравилась Кашмире. И кто бы мог подумать, глядя на эту девушку, с восторгом опустошающую полки, что в относительно недавнем прошлом она - жестокая профи, а затем и повстанец. Страшно представить, что они с Марком могли бы не встретиться и всего этого могло бы не случиться...

По пути домой они заходят ещё в аптеку и в квартиру вваливаются, обвешанные пакетами. Голди заходится радостными повизгиваниями, переходящими в лай, как только Кашмира начинает дразнить её плюшевым двойником. Девушке очень хочется разместить свои покупки в будущей детской прямо сейчас, так что она, едва сняв обувь, идёт с игрушками в гостевую спальню. Здесь мебель до сих пор в базовой комплектации, как в тот день, когда Кашмира въехала сюда - обычная кровать, пара полок противоположной стене. Всё будет переделано и, зная перфекционизм Лейн, спасибо, если только один раз. Калейдоскоп и карусель занимают свои позиции на полках, большую собаку Кашмира водружает на постель, когда в будущую детскую заходит Марк.

-Обещаю, милый. Вы с ребёнком для меня на первом месте - пожалуй, ни разу за всю жизнь девушка, привыкшая к риску и сражениям, не относилась к собственному здоровью с таким трепетом, как сейчас. Теперь всё иначе, теперь она рискует не только своей головой, она отвечает ещё за их малыша и не имеет права кидаться на кого-то с ножом или нестись на дикой скорости за рулём... Да это и не нужно. Ремонт тоже вполне может подождать, по крайней мере, основные отделочные работы ей хочется отложить до того момента, когда они будут знать пол ребёнка, чтобы комната была не безлико-нейтральной, а ориентированной на маленького хозяина или хозяйку. Ладонь Марка на её животе снова вызывает такой безумный всплеск любви, что провожает мужчину Кашмира долгим напористым поцелуем. Она планировала сама подарить Марку машину ко дню их свадьбы, но раз сложилось так, как сложилось... Всё равно нежданный, но драгоценный подарок вряд ли что-то сможет затмить.

Время отсутствия Марка для девушки проходит довольно быстро, потому что и у неё есть дела. Кашмира заваривает прописанные врачом травы в отдельный чайник, выпивает стакан сбора с мятой и ещё чем-то горьким, но в целом терпимым... Звонит в ресторан, располагающийся на первом этаже их дома. К тому моменту, как ключ Марка поворачивается в замке, стол в гостиной уже сервирован. Бутылка вина, один (теперь надолго) бокал, деревянная доска с сырами, мясная нарезка, греческий салат, на горячее - стейки из сёмги. Для себя Кашмира заказала блюдо с фруктами - виноград, арбуз, различные ягоды, ломтики яблок и груши... По крайней мере, они не пахнут так раздражающе сильно, как горячая пища. Под потолком над диваном парят пять разноцветных шариков, купленную днём музыкальную карусель девушка водрузила в центр стола. Ей самой картина очень нравится. Одетая в трикотажное лазурного цвета платье, как он любит, Кашмира выходит навстречу Марку:

-Какая красота! Спасибо - улыбается она, принимая букет. Из всех роз Кашмира предпочитала именно такие - светлые аккуратные бутоны на длинных изящных стеблях. Аромат цветов едва ощутим, так что токсикоз не вскидывается, когда она зарывается в розы носом. Жутко любопытно, как же выглядит их новый (семейный!) автомобиль, но все вопросы могут подождать до окончания ужина, Кашмире тоже не терпится показать свой сюрприз.

-Марк, спасибо за твоё терпение, за то, что ты не сорвался и ни разу не пожалел о нас... Я никогда не думала о себе, как о жене и о матери, пока не появился ты. Но теперь невероятно счастлива от того, что могу сделать тебя счастливым и подарить тебе семью. Я люблю тебя. Люблю - положив розы на диван, девушка виснет на шее Марка, прижимаясь к нему всем телом и это несомненно один из тех редких моментов, когда плакать хочется исключительно от счастья, потому что кажется, будто просто не может существовать его столько для одного человека... Голди на фоне сей пасторали тихо тащит кусок из тарелки с нарезкой.

+1

23

http://i.obozrevatel.ua/16/1237984/243487.jpg

Так хочется назвать тебя своей.
По этой коже бродят луноходы.
Ты многим превосходишь всех людей,
Своей душой космической породы.

Я звездочет твоих бездонных глаз,
Но мне не хватит силы телескопа
Понять их глубину и в сотый раз
Признаться, что ты редкая особа.

С такими безопаснее молчать,
На их орбите лучше не вращаться.
Но хочется тебя своей назвать
И больше никогда не расставаться.

© Владимир Ток

+1


Вы здесь » The Hunger Games: After arena » Архив игровых тем » Waiting for the miracle to come


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC

#pun-title table tbody tr .title-logo-tdr {position: absolute; z-index: 1; left:50px; top:310px }