The Hunger Games: After arena

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Hunger Games: After arena » Архив игровых тем » stranded in the middle of nowhere


stranded in the middle of nowhere

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

1. Название: stranded in the middle of nowhere
2: Участники: Aedan Smaragdus, Agat Alias
3. Место и время: 7 лет назад, Первый Дистрикт
4. Краткое описание квеста: вся жизнь идет под откос, когда твоя вина в том, что у дорогого тебе человека отняли жизнь.
5. Очередность постов: Айдан, Агат

+1

2

На моих руках кровь. Остервенело тру руки под струей холодной воды, а в голове выстрели и крики. ЕЕ крики в ошалелой толпе. Никогда не забуду, как ОНА металась по круг от одного человека к другому, прося сказать, что это все неправда, и сейчас ее сын выйдет к ней и успокоит ее. ОНА кричала, выла в голос, но никто из толпы не осмелился подойти и успокоить ее. Даже миротворцы, сотворившие ужасное, просто стояли и смотрели на горе отчаявшейся матери. Во мне не было сил подойти и увести ее, не было сил доломать ее.
На моих руках его кровь. Кровь Кристофера. Каким близоруким я был, когда мальчишка пришел ко мне поговорить, а я отмахнулся. Слишком много поставлено на карту. Лоренцо говорил, чтобы я был осторожен. Хевенсби постоянно твердил о том же. Никто в Дистрикте не должен знать, что на самом твориться под носом у президента. И я молчал. Скрывал это от людей, которым доверял.
Кристофер рос на моих глазах. Не раз я брал его с собой на шахты, чтобы показать мальчику всю работу изнутри. Все начинается именно там, в шахтах и копях. Иногда с нами ездил Агат. От мысли о парне, я скулю в полный голос. Отмываю руки, смотрю на себя в зеркало, и ужасаюсь - моя рубашка вся в крови.
Я услышал шум, никуда не торопился, не думал, что это важно. Кричали мальчишки на улице. Они звали мэра или еще кого-то. Высунувшись в окно, я удивленно наблюдал за ними, а потом спустился. Они влекли за собой манили меня туда, где много лет назад расстреляли моего отца. Я сорвался на бег.
- Нет, нет, нет, - шептал я, пробиваясь сквозь миротворцев, стоявших плотным рядом. Тело Кристофера еще теплое, и кажется, в глазах еще оттенок жизни. Он что-то пытается говорить, а я безотчетно глажу его лицо руками, пачкаясь в его крови.
- По приказу президента Сноу, - сухо отчитывается передо мной капитан миротворцев. Не вижу их лиц, они скрыты темным стеклом шлемов, но я ненавижу каждого из них, кто отнял жизнь у этого мальчишки, едва пережившего свою последнюю жатву. Ему всего восемнадцать. В следующем году ему даже не нужно было находиться на площади, ожидая, когда назовут чье-то имя.
Прижимаю его тело к себе, плачу, как мальчишка, не в силах ничего больше сделать. Пока его тело не забирают из моих рук. Я знаю, что будет. Тело моего отца так и не отдали матери. Его переправили в Капитолий или еще куда. Мы не знаем, где похоронен мой отец, я не знаю. Задыхаюсь, не могу пошевелиться, пока чьи-то сильные руки не ставят меня на землю. Меня ведут в сторону деревни победителей, и на центральной площади я замечаю толпу. Кричит женщина. ЕЕ голос проникает в мое сознание, и я практически падаю в обморок, но сильные руки патруля не дают мне повалиться на землю.
Дома я отмываю кровь. Смываю ее со своих рук, со своего лица, но этого мало, я не могу смыть его кровь со своей души. Внизу хлопает входная дверь, и я вздрагиваю. Мое отражение в зеркале затравленно смотрит перед собой на дверной проем. Агат пришел, чтобы сообщить мне страшную новость. Рывком срываю свою рубашку, сбрасываю ее на пол, пытаюсь натянут другую, но руки дрожат, не слушаются. На мне слишком много крови.Я вижу ее везде, я вижу ее вокруг себя. Метаюсь по ванной комнате, пока буквально не сбиваю с ног, появившегося Элиаса.
- Что? - я слишком бледен, он выглядит так же. Облизываю пересохшие губы. Меня трясет, но ради него пытаюсь взять себя в руки. Он член моей семьи, заменил мне брата. Я обязан вязть себя в руки. - Что случилось?

+3

3

Все было просто неправильно. Все было нереально, но я не мог поверить и принять то, что было очевидно. Данным давно мне говорили, что чудовищ и монстров не существует. Я верил. Потом. Потом я вырос, и начал замечать гораздо больше, чем было нужно видеть и понимать. Поэтому я ушел, не выдержав той лжи, которой было пропитано каждое слово. Я не мог, есть тот хлеб и пить то молоко, мне хотелось найти новый мир, и я него нашел. И вот, я вижу осколки стекла на моих руках снова осколки. Те самые, которыми я и порезал свои руки. Ладони в крови и саднящая боль, которая говорила мне о том, что в моей душе образовалась незаживающая рана и больше ни чего не будет как прежде
-Пойдем, мы должны там быть. Я знаю место, откуда нам будет видно все- Агат помнит, как они шли с Кристофером по узким улочкам, можно сказать, что даже бежали, чтобы ничего не пропустить. Агат не понимал эту потребность быть на первых местах, как и страх, упустить что-то. Система, в которой они жили, была ему до конца непонятно. Он лишь знал, что в мире действует лишь правило сильного или того кто был чуть выше богаче и влиятельней. Что такие люди как Айдан, могут изменить мир и сделать его лучше. Что если бы такие как человек которые воспитал, стояли у власти все было иначе. Но.... Но правда была жестокой, что люди ничто и продают себя так же легко как покупают тот же хлеб. Что жизнь человека ничто и смешно прятаться от этой правды проживая в деревне победителей.  Смешно пробираться сквозь толпу вперед, думая что ничего не случиться.
Камень. Зачем?- Атлас не мог никак вспомнить, с чего все началось, и кто бросил тот камень. Он не помнил, как толпа дрогнула и кажется, не слышал тех слов, что выкрикивали тогда люди. Толпа серая толпа обволакивали, и сливалась с грязью под ногами, которая была похожа на кровь.
Зачем- мозг очень часто отказывается видеть и воспринимать то, что видит. Сейчас Агат не хотел принимать реальность, не хотел, чтобы в его памяти отложился этот момент-Кристофер и кровь на его лице. Агат хотел забиться в темноту своего разума и не видеть, не принимать этот мир, не быть частью толпы и продолжать верить в сказки. В то, что возможно все и его жизнь измениться в один прекрасный день, когда он встретил Айдана. Но Агат уже не верил даже самому себе. И, наверное, поэтому он убежал с площади, поэтому он попытался спрятаться в том доме, где был когда-то счастлив.
Дверь хлопнула, когда он толкнул ее, так словно пытался, оставить все что случилось там. Агат с трудом сделал шаг вперед в дом, который раньше казался ему крепостью, местом, где он верил всему и был счастлив, а сейчас меняющемуся на его глазах. Слова. Лозунги, ложные верования и правда, которая стала ложью. Шаги миротворцев, их оружие и взгляд. Кристофер взгляд, которого был устремлен в небо и больше ничего. Осколки мира и больше ничего.
-Что? - Что случилось?- вопрос Айдана сбивает с ног. Как рассказать, что его больше нет. Что нет нашей жизни, что не будет больше смехе и Кристофера тоже. Что мир, который казался мне таким прекрасным давно погиб. У меня нет слов, а те, что есть они просто не могут выйти вместе с воздухом. Но я все же выдыхаю эти слова, выталкивая их так, словно еще немного и они убьют меня самого.
-Они убили его. Они убили Кристофера. Ты лгал, они убили- мои руки ладони все еще в крови и я слово бы только что это замечаю. И вот я стою, и тру пальцем свои ладони. Так словно это могло что-то изменить. Но боль от утерянного в один миг" мира" никуда не уходит.

+1

4

Я никогда не был готов к такому. Во всех печатных изданиях, которые хоть как-то могли упомянуть о революции, не было ничего о том, как вести себя, если что-то идет не так. Воспоминания о революциях прошлого поддернуты романтическим налетом. Бравые герои, скрывающие свои лица за масками, надевающие шляпы с широкими полями на самые глаза, ведущие людей к свету. Я терпеть не мог подобную литературу, которая выворачивала нутро, лишая людей возможности разбирать реалии мира.
А реальность была такова: я был слишком слеп, и в итоге дорого мне человека больше нет. Второй дорогой человек сейчас, должно быть, бьется в истерике в стенах своего дома. И Агат...От жалости мое сердце сжимается в жалкий комок в груди, не могу сделать вдоха. Но ради него я должен быть сильным. Я приютил Агата, дал ему надежду на новую, лучшую жизнь, и обманул. Остается только сетовать на то, что нет учебников и пособий по революции, и мы все постигаем самостоятельно.
Обнимая парня за плечи, заставляю его посмотреть на себя.
- Все хорошо, Агат, все будет хорошо, - к черту все. К черту, если я не могу защитить тех, кто рядом со мной. Когда меня продавали, я не сопротивлялся. Не получал от этого удовольствия, но и не воротил нос, как тот же Хеймитч. Мной нельзя было манипулировать, по иронии судьбы, я был общительным малым, а потом внезапно остался один. Выстраивая жизнь вокруг себя, я совершенно не думал, что чем больше мы погружаемся в революцию, тем страшнее быть рядом другим людям, которые не посвящены. Ногой отшвыриваю рубашку, попавшуюся мне на глаза, силком затаскиваю Элиаса в ванную комнату и заставляю умыть холодной водой. Нам обоим нужна трезвая голова.
Смотрю на него, пока парень смывает с себя кровь и отчаяние. Он совсем ребенок, хотя пытается казаться старше, мудрее. Он пытается быть другим, не тем мальчиком, которого я нашел на улице, едва державшегося на ногах. Он пытается быть сильным. У него есть цель - выбраться из того дерьма, которое ему уготовила судьба. Да, я тоже считал нашу встречу даром судьбы. С его появлением в моем доме, мне стало легче дышать, есть кому отдать то тепло, что есть у меня, но которое, как казалось, никому не нужно.
- Что ты видел? - смотрю на свое отражение в зеркале перед Агатом. Встречаюсь с ним глазами. Огромных усилий мне потребовалось, чтобы взять себя в руки, чтобы спокойным тоном говорить с ним, и не выдать свое волнение. Мне, как ребенку, хотелось расплакаться, уткнуться в надежное плечо и просто забыться в отчаянии, что эта жизнь течет совсем не так, как я себе представлял. - Ради всего святого, Агат, вы ведь все время были вместе, за уши друг от друга не оттащишь, откуда у него оказались те бумаги?
Мне остается только всплеснуть руками. Не было уверенности, что парень знал, откуда у сына моей бывшей менторши могли взяться запрещенные документы. Но не от меня точно, я тщательно оберегал Агата от возможности вляпаться в это. Но сегодня переломный момент в истории наших отношений. Я должен открыться, должен признаться, факт, что это может быть опасно, вряд ли сможет остановить парня, стоящего передо мной, я практически чувствую, как от него исходит аура мести. В его глазах вижу не прикрытое желание отомстить. Но я в ответе за его жизнь, и должен сделать все, чтобы с ним ничего не случилось. Не знаю, не уверен, что смогу пережить, если буду вынужден оплакивать еще и его тело.

0


Вы здесь » The Hunger Games: After arena » Архив игровых тем » stranded in the middle of nowhere


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC

#pun-title table tbody tr .title-logo-tdr {position: absolute; z-index: 1; left:50px; top:310px }