The Hunger Games: After arena

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Hunger Games: After arena » Архив игровых тем » No one has ever become poor by giving


No one has ever become poor by giving

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

1. Название: No one has ever become poor by giving.
2: Участники: Aedan Smaragdus, Cashmere Lane.
3. Место и время: Первый дистрикт, два года после революции, конец июня-начало июля.
4. Краткое описание квеста: в Первом собирают благотворительную ювелирную выставку для осиротевших детишек в дистриктах. Разве Кашмира, очень кстати заехавшая домой по делам, может отказать в такой просьбе?
5. Очередность постов: Кашмира, Айдан.

0

2

внешний вид

http://savepic.net/6559431.png

Всего месяц назад Кашмира приезжала в Первый с Марком, чтобы познакомить любимого с родителями... Вроде бы небольшой промежуток времени, но событий случилось много и ощущения совершенно иные! Уже две недели, как она - миссис Метелл, и их с Марком будущему ребёнку уже двенадцать недель. Последний факт до сих пор казался особенно странным... После скромной свадьбы, рассчитанной лишь на молодоженов и членов семьи, они даже не стали устраивать себе типичный медовый месяц. Кашмира не захотела рисковать и лететь куда-то, когда самочувствие только наладилось, и Марк просто взял на работе отгулы, которые они провели друг с другом в Капитолии - ничего лучше для девушки не существовало.

Но дела остаются делами, так что уже спустя две недели после свадьбы Кашмира нехотя на три дня выбралась в Первый. Пока ещё может себе это позволить - оценить новую партию камней, как и обещала Диадеме, показаться родителям - мама, узнав о беременности дочери, с ума сходила от волнения. Они, конечно, уже порадовали всех своих друзей новостью о замужестве Кашмиры... Так что повсюду девушку встречали улыбками и поздравлениями, на которые она отвечала вежливыми, но формальными благодарностями. Блеск на свадьбу ожидаемо не явился... Сказать по правде, её куда больше волновал этот факт, чем работа, но застать брата в дистрикте было не так-то легко, словно он нарочно уезжал куда-то перед её приездом. Зато в работе недостатка не было. Вчера Кашмира управилась с горящими делами на заводе, сегодня должна была встретиться с Айданом. Даже любопытно, что желает обсудить с ней мистер мэр.

В оговоренное время блондинка подходит к дому Смарагдуса. На Кашмире - просторная красная блузка, желтые брюки и босоножки на маленьком каблучке. Особых изменений в её фигуре пока не заметно, но сама девушка чувствует себя несколько поправившейся, так что постепенно переходит на более свободную форму одежды. К счастью, о своём грядущем статусе бабушки и дедушки родители по её просьбе молчали, так что хоть каких-то расспросов от многочисленных знакомых и соседей удавалось избежать.

-Айдан, рада видеть. Сколько лет, сколько зим - расцветает Кашмира улыбкой, когда Смарагдус открывает дверь. Одна из действительно приятных встреч. Она всегда относилась к мужчине с долей симпатии, ведь именно он вытащил с арены Блеска, а девушка не забывала помощи, оказанной ей или брату. Любопытно, видится ли сейчас брат с бывшим ментором... Но спросить - значит признать, что они с Блеском не так близки, как раньше, а Кашмира не хочет выносить сор из избы.

-Как ты? Я сейчас не очень частый гость дома, но Первый цветёт - ко всем своим занятиям Айдан подходил ответственно, так что и дистрикт от управления такого мэра только выигрывал. Чистые улицы, обилие зелени, которой так не хватает в Капитолии, новые здания... Вот только Кашмира слабо представляла, какое содействие сейчас может оказать Смарагдусу представитель ювелирной отрасли. Но надеялась, что новости будут позитивными и интересными.

+2

3

внешний вид

http://img2.timeinc.net/ew/i/2012/08/15/john-barrowman.jpg

НЕ могу поверить, что прошло два года. С конца революции, с того момента, как наконец получилось то, ради чего мы все боролись прошло два года. Два года, которые Дистрикты тратили на то, чтобы отмыть свои земли от крови. Сначала я никак не мог понять, почему именно я должен взять на свои плечи такую ответственность. Быть мэром - это не просто бумажки подписывать и светить улыбкой в тридцать два зуба. Я, правда, думал, что у Златы получится лучше. Заручился поддержкой жены в начале своей управленческой карьеры, но вскоре я понял, что мне нравится это дело. И постепенно я стал единоличным управленцем.
Во многом благодаря своему желанию быть для детей настоящим примером. Они должны гордиться мной, а я должен сделать все, чтобы мои дети ни в чем не нуждались и любили свой Дистрикт. После революции Первый сильно изменился. Не смотря на то, что он меньше всех пострадал от обстрела Капитолия, его пришлось отстраиваться заново. Заново строить устрои Первого.
Мне повезло, мое лицо, примелькавшееся по телевизору, было воспринято с улыбкой, но мне не чинили препятствий, будто каждый знал, что я радею за свой Дистрикт так же, как и они. Я охотно принимал помощь от обычных дистриктовцев. Не забывал помогать окружающим, и всегда стремился домой после тяжелой смены.
Когда открыли границы между Дистриктами, я радовался, как ребенок. У меня много друзей, разбросанных по всему Панему. И теперь я могу видеть их, когда захочу. Но в основном в другие Дистрикты я выбирался исключительно по делам мэрии. И ненавидел эту работу, потому что лишался возможности видеть супругу и детей. Но исправно привозил подарки. Моя новая жизнь мне нравилась.
Я бывал в других Дистриктах и самое ужасное, что тронуло мое сердце, огромное количество детей, оставшихся без родителей. Война не пожалела никого. И, вернувшись домой, я договорился о том, чтобы устроить выставку лучших искусств. Все вырученные средства будут направлены в помощь Дистриктам, где только зарождается помощь сиротам. За Первый я не переживал. Злата всю себя отдавала приютам, хоть у нас и самих были дети.
Замечательный малыши, которым очень скоро должно исполниться ровно год. Дети росли здоровыми, крепкими, и с ними было меньше хлопот, чем мы предполагали. Кушали по расписанию, а я когда успею, спали мы все в одно время, и это позволяло нам высыпаться. В свою очередь гуляния с детьми, мы с Агатом не давали малышам уснуть, за то потом я отсыпался под мирное сопение своих малышей.
Сегодня редкое событие, мы с женой оба дома. Нам удалось договориться о разделении дня на три части. По одной мы проводили отдельно, пытаясь успеть завершить свои дела, а третью - вместе, наслаждаясь обществом друг друга. Сегодня я ждал гостью. Я разослал приглашения на выставку всем своим знакомым и получил много положительных ответов. А Кашмира даже согласилась приехать. Раньше я вел дела только с Блеском, но рад, что его сестра решила продолжить наше сотрудничеством с домом Лейн.
- Кашмира, превосходно выглядишь, - открываю перед ней двери и чуть щурюсь от яркого солнца. Кашмира Лейн была необычайно красивой девушкой. И с каждым годом становилась только краше. Не мало сердец, должно быть, разбила миловидная блондинка с голубыми глазами. Что-то в ее образе было неуловимо другим с момента нашей последней встречи. Не могу сказать, что именно. - Два года почти, - отвечаю на вопрос, с опозданием понимая, что вопрос был риторическим. Пропускаю ее в дом. В нем тихо, и этот момент нужно ловить. Злата гуляет с детьми, и мы с Кашмирой можем спокойно поговорить. - Располагайся. Чаю?
Провожу ее в гостиную, на ходу поднимаю брошенные погремушки детей. Да, этот дом еще долго не изменится. И в нем все будет к верху дном.
- Благодарю, главное, чтобы люди смогли встать на ноги. Первый хоть и не сильно пострадал во время войны, но вера людей надломилась, - убираю с дивана полотенце и предлагаю девушке сесть. - Я пытаюсь совмещать приятное с полезным: быть отцом и мэром одновременно. Ужасное сочетание, надо сказать, но я неплохо справляюсь, хотелось бы верить, - смеюсь и чешу затылок. - Вижу у тебя есть новости?
Киваю на ее руку, на которой красуется обручальное кольцо. Я рад за девушку, она, как никто другой, заслужила счастье.
- Кто счастливчик?

+2

4

-Спасибо, ты тоже - смеётся в ответ на комплимент Кашмира, ничуть не покривив душой. Дом дышит уютом уже с самой прихожей и хозяин его выглядит довольным и счастливым. Разве что жарко, должно быть, в костюме, но статус мэра обязывает. Правда ведь - два года, у Айдана лучше память на цифры. Когда они виделись последний раз, мир был совсем иным. И в рамках Панема и в рамках жизни самой Кашмиры. Тогда их с Блеском отношения казались нерушимыми, и едва ли девушка могла вообразить себя чьей-то женой... Но прошло совсем немного времени, и всё это рухнуло, погребённое под завалами канувшего в лету режима. Хотелось бы верить, что их с Блеском родственная связь не умерла с разрывом отношений, впрочем, говорить об этом было слишком рано. Едва ли Кашмира когда-то обретёт покой в данном вопросе, но по сравнению с прошлой собой - игрушкой Капитолия или запертым в Тринадцатом повстанцем - она счастлива. И не считает преступлением то, что нашла своё счастье с Марком.

-От чая не откажусь - девушка проходит вместе с Айданом в гостиную, наблюдая за тем, как он привычными жестами на ходу наводит порядок. Убирает полотенце, подбирает погремушки... Погремушки. Точно. Родители ведь говорили, что у Смарагдусов родились близнецы. Помнится, она тогда удивилась, ведь Злата старше Айдана... Но в тот момент детская тематика была Кашмире совершенно не близка и информация почти мгновенно вылетела из памяти, чтобы воскреснуть только сейчас.

-Уверена, ты справляешь отлично. Что из этого сложнее вписывать в график? - девушка с любопытством провожает взглядом игрушки в руках Айдана - круг её общения невелик - семья, Марк и Астрид, так что практические сведения по части детей черпать было неоткуда. А ведь очень скоро Кашмире тоже всё это предстоит - совмещать управление заводом с материнством, причем о последнем она имеет гораздо более смутное понятие, чем о первом. Конечно, новоиспеченная миссис Метелл уже любила и с нетерпением ждала их с Марком малыша, но не могла не бояться. Большую часть жизни её учили быть профи, что мало сочетается с образом жены и матери.

-О... Да. Забавная история. Он бывший военный лётчик из Тринадцатого, сейчас пилотирует гражданские рейсы. Вроде в Тринадцатом разминуться негде было, а познакомились как следует мы только после революции, в Капитолии... И вот я уже две недели как миссис Марк Метелл - остаётся надеяться, что при всех сложностях, сопровождающих перестройку Кашмиры на мирную жизнь и её до сих пор неустойчивом характере, Марка действительно можно назвать счастливчиком, а не сумасшедшим. Расспросы Айдана не злят девушку так, как назойливое любопытство соседей - наверное потому, что Смарагдус всё же не был чужим ни ей ни Блеску, поделиться с ним приятно.

-Расскажи мне подробнее о своей задумке? Твоё приглашение застало меня почти что перед выездом в Первый, кажется, я даже не взяла его с собой... И пока не очень поняла, чем именно могу быть полезна - возвращается к делам Кашмира. Она никогда не умела долго и пространно говорить о себе и не принадлежит к числу девушек, способных устраивать получасовые визги над колечком на чьем-то пальце. Зато некоторая замкнутость с лихвой компенсировалась работоспособностью, если Айдану нужна помощь, он может на неё рассчитывать.

Отредактировано Cashmere Lane (2015-04-04 10:20:30)

+3

5

Я доволен нашей встречей. За годы своей жизни, мне так и не удалось научиться отпускать людей. Мы знакомились, с кем-то даже сдружились, но никак не могу выкинуть их из памяти, и когда удается снова ищу встречи. Кашмира была среди них. А может, это был холодный расчет. Ее семья владела ювелирным заводом, раньше все дела можно было обсудить с Блеском, но сейчас использовав два момента сложившейся жизни, я использую все, чтобы поговорить с ней.
Прошу Эолин принести нам чай. В моем доме прислуги не было. В холостяцкой обители такое и не принято. Кроме того, Агат, которого я приютил много лет назад, сам взял на себя обязанности следить за порядком, но к числу слуг он не относился. Агат был мне младшим братом или старшим сыном. Я не испытываю стеснения, приводя в свой дом молодую женщину. В этом доме каждая комната говорит о том, что в нем растут дети.
Когда только малыши научились ползать, мы водили караваны вот по этому ковру в гостиной, доводя Злату до белого каления. В отличие от меня, она получила сразу троих детей.
- Спасибо за лестную оценку, - улыбаюсь, от чего возле глаз появляется паутинка морщинок. Мы отлично справляемся. Всегда все получается хорошо, если есть надежный тыл. - В график плохо вписывается мой страх что-то не увидеть. Знаешь, первое слово, первые шаги. Зубы...Когда у Эмиральд резались зубки, она поставила на уши весь Дистрикт. Удивительно, что в Капитолии об этом не узнали.
Я обожал своих детей. И Злата в свое время была права. Я скупал игрушки, привозил их домой, правда, со многими играл именно я, а не дети, потому для них они еще были совсем маленькими. Таким образом я избавлялся от стресса на работе.
- И еще совместное время с женой. Дети буду взрослеть и его будет больше. А когда мы только забрали их домой, засыпали, где придется и в какой придется позе, забывая о себе и наших отношениях, - не стоит говорить Кашмире о таких вещах. Но когда я говорю о детях, в ее глазах вижу интерес. А спросить напрямую мне неловко. Иду обманным маневром. - Хочешь, я покажу тебе детскую, миссис Марк Метелл?
Это всего лишь мое предположение, но все же, если подтвердится я буду рад. Когда моя супруга родила мне двух очаровательных малышей, я был счастлив, и мне хотелось кричать об этом счастье на весь Панем, делиться им с каждым, кому оно так же необходимо. И горечь ворвалась в мое сердце, когда с визитами в другие Дистрикты, я узнал, сколько сирот оставила война.
- Я был в Дистриктах, отдаленных от Капитолия, Одиннадцатый, Восьмой, Десятый, неважно, даже в Пятом и Втором, хватает детей, оставшихся без родителей. Война забрала у них надежду на будущее. Панем только встает с колен, не думаю, что дистриктовцы смогут приютить всех нуждающихся, а на создание приютов нужны лишние средства. Было решено создать несколько выставок, а вырученные деньги направить в Дистрикты на поддержку системы приютов. - будучи мэром, я знаю, что бюджет Дистриктов довольно скуден. Его хватает, однако не на все пожелания и начинания. Приходится выкручиваться. Я искал внутренних инвесторов, которые сейчас сотрудничают с Капитолием, которые могли бы вложиться в поднятие Дистрикта. У других Дистриктов не было такой возможности. Тот же Двенадцатый был разрушен до основания, и сейчас всех заботила его отстройка. - Дом Лейнов давно не представлял свои изделия. Я связался с некоторыми ювелирами, которые до революции работали под заказ, и они согласились специально к выставке что-то проработать. Еще я связался с новыми знакомыми из Капитолия: с художниками, фотографами. Главная задача привлечь внимание к этой проблема. Ну, а что-что, а привлекать внимание я умею.
Кашмира отставляет чашку с чаем, и я веду ее наверх, показать детскую. Пропускаю ее в перед, а сам остаюсь у дверей.
- Дети - самое большое благо, которое Создатель может дать нам. - зачем-то произношу я, разглядывая ее силуэт со спины. - И я давно не видел Блеска...
Мы не были друзьями-приятелями. Все, кто попадали в деревню Победителей, становились семьей. Кольцо на пальце Кашмиры, отсутствие Блеска в Первом, заставляли меня волноваться о Лейне-старшем.

детская

http://tvojmalysh.net/wp-content/uploads/2014/12/Twin-biy-girl-nursery-decor-ideas-665x409.jpeg

+2

6

-Ох... Звучит хлопотно - обхватив ладонями чашку с чаем, Кашмира слушает рассказ Айдана. Случись такая беседа раньше, даже несколько месяцев назад, её внимание скорее было бы обусловлено вежливостью к рассказам старого друга о переменах в собственной жизни. Но теперь она действительно с любопытством впитывает опыт, маленькими глотками отпивая ароматный чай. Услышанное несколько ввергает в панику. Недосып, зубы... Конечно, Кашмира слышала про всё это, но лишь в теории. Если времени может не оставаться даже на отношения - как тогда найти его для работы? И зубы это правда так страшно? Хотя у Айдана ведь двое детей, с одним должно быть меньше хлопот? Она уже решила, что не станет нанимать няньку. Во-первых, Кашмира не выносит посторонних на своей территории, во-вторых, никто не сможет заботиться о малыше лучше родителей. Марк рядом, они всему научатся... И им тоже скоро пора задуматься об оформлении детской.

-Взгляну с удовольствием - отставив чашку, Кашмира разве что не вздыхает с облегчением, радуясь, что предложение исходит не от неё. Детские девушка видела пока только на картинках в журналах об интерьерном дизайне, а так понять что-то сложно. Почему бы не совместить приятное с полезным? Живя в Капитолии и выбираясь изредка в благополучный Первый, сложно поверить в то, что где-то до сих пор ещё живы ужасы прошедшей войны... Хотя Астрид тоже порой рассказывала Кашмире о своих шагах по поддержке благоустройства дистриктов, сейчас, когда девушка сама ждёт ребёнка, тема осиротевших детей воспринимается совершенно иначе. Их малышу повезло, он родится уже в новом мире и не узнает тех ужасов, что выпали на долю его родителей... Но как быть с теми, для кого даже сладость мирной жизни омрачена горечью утраты?

-Знаешь, мне стыдно... После революции я с головой ушла в свою жизнь и хотела только сплести свой кокон, в котором никто больше не будет меня трогать. Но ты прав. Война ещё не так далеко, а дети сами о себе позаботиться не могут. Конечно, наш завод представит украшения. И я спрошу отца, думаю, он найдёт, чем поделиться от своей мастерской... Сколько нужно? - спрашивает девушка, направляясь с Айданом наверх, к детской. Кашмиру можно совершенно справедливо назвать эгоисткой - как ни крути, это она бросила Блеска, и методы, которыми она устранила мешавшихся ей акционеров, далеки от законных или хотя бы честных... Много всего накопилось в анамнезе. Но если она сделает то, от чего оставалась в стороне столько времени - поможет кому-то, может, часть потерянного внутреннего покоя к ней вернётся? А в жизни какого-нибудь ребёнка откроется новая страница.

-Ты большой молодец, что занялся этим вопросом - девушка проходит в детскую и озирается по сторонам, нерешительно замерев в центре комнаты. Всё такое хорошенькое, а одежда - крошечная... Слишком крошечная, даже страшно. Кроватки оформлены в цвет пола малышей, эта идея ей тоже нравится. И обилие света, и полог над кроватками. И торшер, который можно оставлять гореть на ночь.

-Когда выставка? Мы готовим к выходу новую коллекцию, может, получится представить что-то из неё, заодно будет неплохая реклама. И ещё... Мне скоро будет сложнее выбираться из Капитолия, но по телефону и факсу я всегда доступна, а с решением срочных вопросов тебе наверняка поможет Диадема, я с ней договорюсь... Малыши нормально спят одни в комнате? - Кашмира задумчиво покручивает кольцо на пальце, резко переключаясь между рабочей и личной темами, потому что ей в голову только что пришло, что гостевая спальня, в которой они планируют оборудовать детскую, всё же не совсем по соседству от их комнаты. Девушка осторожно проводит ладонью по спинке ближайшей к ней кроватки с розовым полотенцем, но услышав слова Айдана о брате, вздрагивает и безотчетным жестом обвивает рукой живот.

-Блеск много работает. Он... Не совсем ещё обрёл себя в мирной жизни. Думаю, ему просто нужно больше времени, чтобы найти то, что делает его счастливым - отзывается она обтекаемо, стараясь, чтобы голос не дрогнул. Счастливым Блеска делала сестра, их отношения, ради которых они когда-то столько всего прошли, но... Кашмира выбрала другой путь, казавшийся невозможным в эпоху власти прошлого Капитолия. Да, ей до сих пор больно за брата и очень страшит тот факт, что Блеск оттолкнёт своего племянника или племянницу, потому что ребёнок от Марка. В Капитолии об этом удаётся забыть, а в Первом, в родительском доме, среди мыслей об их крепкой семье, страхи настойчиво лезут в голову. "Зато у малыша будет лучший в мире отец" глядя на маленькие кроватки, успокаивает себя Кашмира.

Отредактировано Cashmere Lane (2015-04-04 13:17:55)

+2

7

В этой комнате сосредоточение моей жизни. Мы проводим здесь больше времени, чем в любой другой комнате. Дети - это благо. Не знаю, за что судьба сделала мне такой подарок, но я благодарен. Никто не верил, не думал. И не мне винить или осуждать людей, главное, что сейчас в моей жизни все в порядке.
- На самом деле, не так хлопотно, - задумчиво отвечаю на ее восклицание. - В это быстро втягиваешься, а потом как по расписанию. Стоит ребенку заплакать, как срабатывают внутренние часы. Это классное ощущение. Тебе бы понравилось.
Подмигиваю ей с видом, будто на само деле ничего такого не имел в виду. Кашмира не выглядела изменившейся, определенно похорошевшей - да. Но я списал это на отдых в Капитолии и на супружескую жизнь. Клятвы меняют людей. Если раньше было нормально думать только о себе, то надевая кольцо на палец другому человеку, ты впускаешь его в свою жизнь. И ты делишь с ним не только радости, но и горести. Больше нет места для эгоизма. А когда в семье появляются дети....
Смотрю на Кашмиру, чуть задумчиво. Своим упоминанием о Блеске, я явно поставил ее в неудобное положение. И мне даже стало немного стыдно. В конце концов, если бы мне было так любопытно, я бы мог узнать от Блеска. что на самом деле происходит, а не задавать эти вопросы девушке, которой разговор не очень-то приятен. Возвращаюсь к разговору о выставке.
- В конце следующего месяца. Думаю, к тому моменту я успею собрать все необходимое. Если ваш дом предоставит нам украшение, я предоставлю парочку от своего. Я договорился еще с двумя представителями Капитолия: Лоуренс согласился предоставить несколько картин и фотографий. Кроме того, мне удалось добиться того, что эту выставку будет освещать центральное телевидение, - чуть щурюсь. Я пытаюсь не забыть важное, что должен ей сказать, но выдаю информацию порционно, чтобы не забивать ее голову пустой болтовней.
И все же от моего взгляда не укрывается легкий и чуть отчаянный жест Кашмиры. Она обнимает себя за живот, будто пытается что-то защитить, и в какой-то момент, я понимаю, что не что-то а кого-то. Мои брови ползут вверх, и я едва удерживаюсь от восклицания. С другой стороны, это не мое дело. О том, что Блеск и Кашмира больше не вместе, я знал, и надеялся, что они оба смогут найти счастье, перестав зависеть друг от друга. Кашмира оказалась первой. Мои губы трогает улыбка.
- В мою голову закрадывается одна интересная мысль, - зеленые глаза смотрят на ее руки, и у нее не должно остаться сомнений, что именно я имею в виду. - Как отреагировал мистер Метел?
Мне всегда нравилось, когда вокруг меня много людей. Дело даже не в том, что я любил быть в центре внимания, а в том, что люди могут многому научить, многое рассказать. Мне всегда было интересно общение. Я достаточно легко схожусь с людьми, они надолго остаются в моей памяти, и я могу сорваться посреди ночи, чтобы приехать к своим друзьям, если им нужна помощь, или даже просто так. Кашмира относится к их числу, пусть мы и не виделись каждый день и не проводили вместе бессонные ночи за разговорами.
- Рад за вас, - улыбаюсь. - Вы будете хорошими родителями.
Я немного растерян. У меня было еще одно предложение очаровательной блондинке, но известие о ее беременности вогнало меня в ступор. Мне самому сложно сочетать свою работу и обязанности быть отцом. Политика занимает много времени и сил. Но я только начал сколачивать команду вокруг себя. И был бы рад увидеть в ее рядах Кашмиру. С другой стороны, за спрос не бьют, и я могу поинтересоваться у нее планами на будущее.
- Так чем вы занимаетесь в Капитолии? В Первом ты совсем редкий гость. Я вижу здесь разве что Диадему.

+1

8

В такте Айдану не откажешь и услышав напряженные нотки в голосе Кашмиры, он возвращает разговор в рабочее русло, намного более приятное сейчас для девушки. Конец следующего месяца... Плюс восемь недель соответственно... Девушка задумчиво накручивает на палец локон. Значит, к выставке она будет уже на серединной отметке беременности. Не такой срок, который помешал бы приехать, но...

-Украшения обещаю, насчет своего присутствия пока не уверена, сориентируюсь по ситуации - Кашмира хорошо себя знает и почти уверена в том, что когда живот станет заметным - она скорее всего начнёт всё глубже уходить в их с Марком мир, чураясь посторонних и создавая идеальное гнёздышко для ребёнка. Она не из тех светских мамочек, которые подогревают интерес к себе, появляясь на публике чуть ли не до самых родов. Хотя на сей раз повод действительно важный и прозвучавшее знакомое имя заставляет удивлённо вздёрнуть брови:

-Лоуренс Тринсби? Забавно было бы снова с ним увидеться - и посмотреть на то, как изменилось после революции его творчество. С одной стороны встреча была бы неловкой... Всё же бывший покупатель, отношения с которым сложились не только платонические. С другой - всё это в прошлом, а Лоуренс - милый мальчик, несомненно талантливый, редкий пример покупателя с человеческим лицом. Кашмира почти уверена, что даже сейчас, всё равно будет воспринимать Тринсби, как большого ребёнка... Но он всегда отличался от других капитолийцев, в нём были доброта и незамутнённое столичной призмой видение мира. Девушка не удивлена тем, что Лоуренс хочет помочь в благотворительном начинании. Занятая мыслями, Кашмира даже не замечает внимания Айдана, прикованного к её невербальным жестам - язык тела наблюдательному человеку действительно может сказать очень многое. Услышав вопрос, она улыбается и щеки вспыхивают краской:

-Догадался? Да... Мы тоже готовимся стать родителями, через шесть месяцев - не хочется отпираться здесь, в этой хорошенькой комнате, полной детских вещей, под тёплым взглядом Айдана, искренне радующегося за неё. Наверное даже более искренне, чем смог бы порадоваться Блеск... Кашмира не сомневается в том, что родители известили брата об его грядущем статусе дяди, но он никак это не обозначил, и девушка не была уверена в положительных эмоциях Блеска на сей счет. Может, ещё одна из причин для скрытности в Первом - не хочется, чтобы это обсуждали на каждом углу, всё же в дистрикте их многие знают.

-Рассчитываю на твоё умение хранить секреты, мистер наблюдательный мэр. Мы не планировали... Но оба счастливы и для нас обоих малыш будет первенцем. Марк старше меня, он был совсем одинок - только работа. Это волшебное ощущение - понимать, что даришь кому-то самое ценное. Семью. Смотри, ещё достану тебя обращениями за родительским опытом... Об украшениях я знаю больше, чем о материнстве - смущенно смеётся девушка. Впереди ещё много волнений, но когда Кашмира говорит о Марке и их будущем ребёнке, её сапфировые глаза светятся мягким счастливым светом, какой редко можно было увидеть в них раньше.

-В Капитолии... У меня есть работа и там. Продвигаю наши украшения на капитолийский рынок, в новые магазины. Сейчас подумываем запустить в столице рекламу и этим вопросом тоже занимаюсь я, пока Диадема держит руку на пульсе здесь. А в свободное время хожу по магазинам, готовлю ужины и жду мужа из рейсов. Вот теперь на повестке дня реогранизация гостевой спальни в детскую - непривычно теперь называть Марка мужем, но ощущение греющего в груди солнца от этого слова непередаваемо сладкое. Свободного времени сейчас, конечно, меньше, чем было до беременности, но оно есть и вместо попыток приучить Астрид к шопингу вполне можно было бы занять его чем-то ещё.

Отредактировано Cashmere Lane (2015-04-06 20:15:20)

+1

9

У каждого, кто участвовал в революции были свои планы на будущее. Во многом, все хотели избавиться от гнета, которому подвергались Победители. Вроде бы и так прошли все круги ада, но все равно, после победы не получали долгожданной победы. Неудивительно, что на стороне Сноу оказалось так мало Победителей. У большинства просто не осталось тех, кем можно было пугать. Ради светлого будущего, ради чистого неба над головой многие отдали свои жизни, превратив начинающуюся революцию в кровопролитную войну. Еще повезло, что война не длилась так долго.
Но даже такой короткий срок уничтожил все то, что строилось годами. В руках выживших желание и стремление сделать новый мир лучше. Панем не будет прежним, пока люди помнят о том, ради чего они боролись и от чего хотели избавиться. Они начинают новую жизнь. Кашмира вышла замуж, скоро станет мамой. То, к чему стремятся многие молодые девушки. И она будет растить своего ребенка в мирное время.
Я тоже думал об этом, когда знакомился с Хевенсби. Не то, чтобы я к своим годам не мечтал о семье и детях, напротив, очень даже мечтал, но не хотел, чтобы мной можно было манипулировать. Я был один, а значит, никому нельзя было приставить пистолет к виску, и заставить меня что-то сделать. Но я хотел другой участи. И именно поэтому совершил таинство никому не сказав. Зато теперь, когда все закончилось, оглядывая назад, я рад, что прошел рука об руку с этой женщиной. А после она подарила мне двоих детей, как венец того счастья, которое мы оба испытали.
- Это хорошо, что ты нашла свое место. Панем теперь для всех. Границы открыты, Капитолий более радушен к тем, кто в него приезжает. Я начинаю думать, что все, что мы сделали было не зря. Одно дело идти за идеей, другое дело ее воплощать. Но пока все идет так, как хотели люди, - не все, надо полагать. Новая власть пытается учитывать пожелания всех, но это невозможно. Да и не будет возможным. - Знаешь, теперь в Капитолии есть представители от всех Дистриктов. Своеобразный парламент. Первый пока в затруднении, кого делегировать на такую ответственную должность.
Смотрю на нее, и в моих зеленых глазах есть блеск задора. Я прошел войну, был в плену, почти умер, подвешенный к потолку на цепях, но во мне осталась вера в лучшее, во мне остался смех и задор. Я почти не изменился, хотя внутри, думаю, все далеко не так. Война должна была меня закалить, что и произошло. Оглядываясь назад, с точностью могу сказать, что ничего не хоте лбы менять.
- В любом случае, я буду рад тебя видеть, - улыбаюсь. - И Диадему. Люблю во всеуслышание повторять, что если бы не она, то меня бы здесь не было.
я навсегда останусь в долгу перед Диадемой, Цинной и Астрид. Пока дышу, не смогу расплатиться с ними, да и на том свете вряд ли сумею. Я безгранично благодарен им. И прекрасно понимаю, что в какой-то степени Диадема стала такой благодаря Блеску и Кашмире, и поэтому я так же признателен брату и сестре за свое возможное будущее.
- Я могила, - жестом застегиваю рот на молнию, закрываю на ключик и выбрасываю его. Мне уже далеко за сорок, но я все еще остаюсь ребенком в душе. - Но с тебя фотография малыша.

+3

10

-Конечно, не зря. Свобода - это настоящая драгоценность. И над нашими детьми больше не будет висеть угроза Жатвы. Всё остальное приложится - задумчиво отвечает Кашмира. Проблемы отстройки зданий и прочие бытовые аспекты кажутся полной ерундой по сравнению с тем, что дистрикты больше не будут ежегодно отправлять свою молодежь на бойню, а победители свободны от торговли своим телом. До сих пор порой было трудно поверить в то, что всё это - правда. Можно ехать куда захочется, делать, что хочешь, проводить время с кем-то только по собственному желанию, не опасаясь за своих близких... А главное - после такого прошлого нашелся замечательный человек, который захотел создать с ней семью. Жизни не хватит, чтобы выказать Марку всю любовь и благодарность, которых он заслуживает.

-О... - услышав информацию о парламенте, Кашмира, честно говоря, растерялась. Сложно неверно истолковать задор, которым сверкают глаза Айдана - конечно, кто может позаботиться об интересах родного дистрикта лучше, чем некогда готовые умереть за его честь профи? Но девушка не уверена, что готова взвалить на себя подобную ответственность и снова подписаться на неизбежную публичность, сопровождающую любую политическую активность. Слишком много новых неизвестных забот обещало прийти вскоре в её жизнь и Кашмире хочется уделять своей новообразовавшейся семье как можно больше времени.

-Это так лестно, Айдан. Но ты ведь знаешь, я никогда не рвалась к управлению... Мне кажется, Блеск был бы идеальной кандидатурой в парламент. Он ответственный и заняться чем-то новым ему будет полезно, только... Не проболтайся, что обсуждал это со мной, ладно? - с неохотой добавляет Кашмира. Некоторые вещи не меняются, её забота о брате - одна из них, какие бы отношения ни были между ними на данный момент. Девушка действительно считает, что брату пошла бы на пользу подобная работа... Впрочем, как всегда не без мыслей о собственной пользе. Если Блеск чаще будет бывать в Капитолии - может, чем-то им это поможет? Плюс работа поможет ему отвлечься от грустных мыслей и больше привяжет к дому - Кашмира волновалась за частые отлучки брата.

-А у нас не было бы такого замечательного мэра, так что ещё вопрос, кто перед кем в долгу - смеётся девушка. Уж кто-кто, а она отлично понимает, каково быть обязанным кому-то жизнью... Блеску Кашмира обязано дважды. За арену и за тот вечер, когда вколола себе морфлинг. Едва ли брат представлял себе её благодарность именно так, но в конце концов, они оба получили шанс построить свою жизнь счастливо. И подарить жизнь кому-то ещё.

-Обязательно. Думаю, мама всё равно завалит фотографиями весь дистрикт, когда малыш родится. Если я могу сделать что-то полезное для выставки в Капитолии - не стесняйся. Астрид наверняка тоже понравится эта идея - Пейлор высказывала равный интерес и к детям и к помощи дистриктам. Вспомнив, как рыжая гоняла мяч с ребятами в парке, Кашмира улыбается своим мыслям. Кто бы мог подумать, что из них двоих первой в ряды матерей впишется победительница, никогда особо не задумывавшаяся об этом статусе... У жизни определённо есть чувство юмора.

+1

11

Лесть - мой конек. В свое время мне это помогало. Необходимость улыбаться нужным людям, покорять их своей улыбкой и говорить то, что они хотят услышать. За годы я оттачивал свое мастерство. Все начиналось так же банально, как у всех победителей. С покупок. Плюс ко всему я обладал смазливой внешностью и показался многим покупателям не способным отстаивать собственное мнение. Мне некем было угрожать, хотя какое-то время все еще боялся, что они доберутся до моей матери, хоть и был обижен. Но я был окружен людьми и нес ответственность за каждое свое действие. Это я понимал даже в свои шестнадцать.
Но вскоре я стал искать свою выгоду в каждой покупке, в каждом разговоре с тем или иным капитолийцем, я учился впитывал в себя всю ложь и грязь, коих немерено в столице. Хевенсби нашел способ, как направить мои способности в нужное русло. Нужное исключительно ему. Уже позже я стал понимать, что оно так же было нужно и мне. Порой я возвращался к этим дням и осознавал, что меня используют, но все же я был рад оказаться полезным Плутарху.
Но в случае с Кашмирой лести было минимально. Они с Блеском классические представители Первого Дистрикта. Оба красивы, оба умны, физически подготовлены. И кроме всего этого они ровно стояли на ногах. В них была какая-то уверенность в собственном "Я", что привлекало внимание, что заставляло раз за разом думать о них.
- Знаешь, это не совсем управление, - не хочу, чтобы со стороны это выглядело так, будто я пытаюсь что-то объяснить девушке-блондинке. - Член парламента - это голос Дистрикта. его представитель. Человек, которому не все равно, что будет происходить дальше. Человек, который хочет, чтобы его Дистрикт был услышан. Конечно, столь "громкая" персона больше нужна отдаленным Дистриктам, до которым Капитолия никогда не было дела, но все равно....В уравнении пострадаем мы все. Ты была бы идеальной кандидаткой. Но Блеск тоже хороший вариант, я свяжусь с ним...Использую свои мэрские связи и найду его.
Вполне вероятно, что именно так я и поступлю. Полагаю, Блеску, действительно, нужно время, и он хочет спрятаться от всего мира, но от меня сложно спрятаться. Наученный Капитолием и вербовкой агентов для революции, я могу достать людей даже из-под земли, и этот процесс доставляет мне море удовольствия.
Получаю ответный комплимент и расплываюсь в улыбке. Меня довольно легко расположить к себе в разговоре, однако потом я могу сделать совершенно иные выводы. С Кашмирой до этого мы общались мало. Не думаю, что она одобряла мой образ жизни и поведения в Капитолии, но тем не менее никогда не высказывалась негативно. Возможно, все дело в Блеске, а может в том, что мы никак не могли узнать друг друга лучше. А потом все случилось само собой. Я переживал за Блеска, как за своего младшего брата, и конечно, переживал за Кашмиру, воспринимая их, как единой целое.
- Думаю,можно сделать пару фотографий. Нас любят, понимаешь? Мы, по-прежнему, победители. Люди, которыми гордится Дистрикт. Мы прошли Голодные Игры, в революции были на стороне Дистриктов и до сих пор продолжаем бороться за них. Революция показала, что Панем может быть единым. Я бы хотел украсить нашими лицами несколько баннеров. Жаль, что в Двенадцатом выбор не большой и не всегда трезвый. - закатываю глаза. Хотя должен признать, этот рефлекс стал проявляться значительно реже. Мир изменился, и мы не исключение. - Может быть, твой муж мог бы пригласить своих знакомых из Тринадцатого? Хочется как-то и их задействовать. Я связался с некоторыми, но может...
Растеряно тереблю волосы на затылке. Я не часто обращаюсь за помощью, а еще реже прошу об услугах через третьих лиц.

+1

12

-Блеск больше проводит времени здесь - с извиняющейся улыбкой придерживается своей линии Кашмира. Управление или нет... Пожалуй, лучше говорить от имени дистрикта тому, кто в нём хотя бы живёт. Девушка не сомневалась в том, что брат вернётся в Первый, как только поезд унесёт её в Капитолий - ну плюс/минус пара дней. Родители на отсутствие внимания со стороны Блеска вроде бы не жаловались... Но на случай, если брат решил плотно уйти в бега, советует Айдану:

-Он наверняка в Третьем, занимается всякой техникой для огранки... Скоро вернётся и, думаю, не откажется пообщаться с тобой - не то чтобы ей наплевать на Первый, девушка любила его всем сердцем. Но ей сейчас есть на что отвлекаться помимо работы, и жизнь наконец заиграла всеми красками, а Блеску будет важно почувствовать себя вновь нужным и сильным. Это лучше, чем в компании пса-переродка бегать по дистриктам, заваливая себя любыми попадающимися под руку делами. Зато пофотографироваться она вполне может - камеры Кашмиру любят и пара часов на съёмку бреши в графике не пробьют. Опять же дополнительный плюс к рекламе их изделий, которую она планирует вскоре запустить в столице. Фотографии, баннеры, представители разных дистриктов... В мыслях определённо начинают роиться какие-то образы.

-Если фотографировать будет Лоуренс - я согласна. Думаю, его и модель от Двенадцатого не испугает. Давай вернёмся к чаю? У меня заработало вдохновение - смеётся Кашмира в ответ на красноречивое выражение лица Айдана. Она окидывает детскую пристальным взглядом, старательно запоминая интересующие мелочи, и вновь идёт вниз, к их оставленному чаепитию, додумывая по пути свою идею. Требующую больших усилий, но определённо обещающую окупиться. Когда они с Айданом опускаются на диван, Кашмира с шаловливой ноткой в голосе замечает:

-Между прочим, у меня очень фотогеничный муж, а если ещё и в форме... Я поговорю с Марком. Найдёт ещё парочку таких же друзей - и популярность Тринадцатого здорово вырастет, но по-моему я успела снять все сливки - вряд ли сам Метелл грезил о карьере модели для баннера благотворительной выставки, но идея ведь правда замечательная. Есть в этом что-то концептуальное... Дистрикты от Первого до Тринадцатого поднимаются на помощь детям. Семейный союз между ближайшим к столице и самым отдалённым, долгое время потерянным дистриктом - весьма символично. Не говоря уже о том, что внешность у Марка действительно идеальная для подобных мероприятий - идеал офицера. И конечно не откажет супруге в такой малости. Можно даже привлечь столичных жителей, чтобы показать, что новый Капитолий не остаётся в стороне. Цинна ведь не будет против? Ему уж точно не привыкать к съёмкам.

-Как ты смотришь на то, чтобы несколько расширить географию выставки? Провести её в Капитолии тоже. Украшения там всегда в цене, денег у капитолийцев гораздо больше... Думаю, Астрид и Лоуренс с радостью помогли бы и с поиском площадки и с организационными моментами, а с меня - фотографии, украшения и подъём старых связей. Тебе не придётся сильно загружаться - сапфировые глаза искрятся воодушевлённым огнём, мысленным взором Кашмира уже видит, как всё это должно выглядеть... И им ли с Айданом не знать, как можно подоить столичных жителей на солидные суммы? В этом она, пожалуй, была профи не меньше, чем в метании ножей. Странно сознавать, что в Капитолии у неё появилась своя небольшая команда... Но девушка уверена и в Пейлор и в Лоуренсе, хотя последнего давно не видела. Два месяца - достаточно солидный срок, даже с учетом ювелирных и бытовых дел, вполне реально всё успеть. Включая обработку потенциальных моделей.

+1

13

Смелое заявление, что Хеймитч Эбернати со своим скверным характером может понравиться утонченному Лоуренсу. С Тринсби я был знаком шапочно, в основном через третьих лиц и не имел счастья общаться с ним лично, хотя, помнится, мы все же были представлены друг другу. Я рассылал приглашения творческим людям, готовым делиться своим искусством с теми, кто в нем нуждается особенно в этот момент. Музыка, фотография, живопись, поэзия и проза - то, что помогает человеку идти дальше. В любом направлении можно найти что-то для себя.
- Я постоянно в разъездах последнее время, - словно извиняюсь перед Кашмирой и присутствующим здесь ментально Блеском. Мне надо было сразу обратиться к нему, но что-то меня останавливало, и первой место я предложил именно Кашмире. - Кроме того, если для него сейчас проблема бывать в Капитолии, даже не знаю.
Но точно поговорю с ним об этом. Если Блеск откажется, то мне будет интересно послушать, какую кандидатуру предложит мне друг. В любом случае, нам придется решить этот вопрос, но позицию Кашмиры я понял и принял.
- Я обратился к нескольким фотографам, но я не очень сведущ в этом вопросе. Не все они фотографируют людей, некоторые только пейзажи. Капитолий выделил немного средств, чтобы они могли проехать Панем и сделать фотографии Дистриктов, - это хорошая идея. Возможно, ее изначально стоило реализовывать в столице, но этим занимался я, а мне сподручнее было в родном Дистрикте. Да и чего уж таить, я был заинтересован в развитии своей земли. И так и не смог отучить себя от всеобщего внимания. Это привлечет средства, которые будут распределены между приютами, а так же толику внимания моей далеко не самой скромной персоне. - Если его это заинтересует, я буду только рад. Кроме того, это повод познакомиться поближе.
Открыто улыбаюсь. Я люблю знакомиться и заводить отношения с людьми. Прошли годы, но ничего не изменилось. Мне по-прежнему катастрофически необходимо общение и люди вокруг меня. Конечно, границы теперь открыты, и в любой момент можно вскочить в планолет и прилететь к тому или иному человеку, но чем больше, тем лучше.
Мы спускаемся вниз, и я прошу домоправительницу обновить нам чай. Немного беспокоюсь, что супруги так долго нет, но полагаю, она просто изматывает детей на свежем воздухе, чтобы мы могли отдохнуть и провести время вместе. Когда горячий чай снова оказался на столе, мы возвращаемся к беседе.
- Ты пытаешься украсть у меня идею? - с деланным возмущением смотрю на нее. Взмах рукой и я чуть не опрокинул на себя чашку с горячим чаем, но во время сдержался и поставил ее на стол, немного расплескав на брюки. Салфеткой вытираю брюки, уже не сдерживая смеха. - Я подумаю над твоим предложением. Но хочется сначала реализовать идею в рамках Первого Дистрикта прежде, чем выходить на уровень столицы. Если выставка пройдет успешно, я серьезно задумаюсь над тем, чтобы провести ее не только в Капитолии, но и в других Дистриктах для того, чтобы помочь им в развитии.
Иногда в моей голове рождаются такие планы, будто я не мэр Первого, а представитель имперской власти. Словом, если я задумаюсь о карьерном росте, то самая дорога мне в Капитолии под крылышко Примаверы Руччелаи.

+1

14

Бывать в Капитолии для Блеска проблемой не было... Проблема состояла в другом - видеться там с сестрой. Но это Кашмира вслух не озвучивает, только в синих глазах на секунду пробегает грустная тень. Конечно, она не станет возникать на пути у брата, выкручивая ему руки просьбами о встрече... По крайней мере, пока. Слишком мало времени прошло, чтобы Блеск смирился с её замужеством и грядущим статусом дяди, но у Кашмиры упрямства не меньше, чем у брата, и легко она не отступится. Просто иногда мудрее выждать. С рассеянным видом поглядев в чашку, девушка вновь возвращается к вопросам выставки:

-Лоуренс фотографировал меня когда-то давно, ещё до революции... И как бы ни банально звучало, в его работах есть душа. И в пейзажах и в портретах. Уверена, что он заинтересуется - в чем девушке не откажешь, так это в самоуверенности. Кашмира ничуть не сомневается в том, что Лоуренс обязательно согласится поучаствовать, если узнает, что она в деле, даже через столько лет, прошедших со дня их последней встречи. На секунду Метелл задумывается, сказать ли Айдану, что "познакомиться поближе" в исполнении Тринсби может оказаться весьма специфичным... Ну а что, мэр у них ещё мужчина хоть куда, к тому же фотограф не ровно дышит к победителям. Но в итоге лишь прыскает со смеху в чай.

-О, как можно. Скорее просто развить - Айдан взмахивает рукой, задев кружку, но в последний момент удерживает её и последствия оказываются минимальными - немного чая на брюках. Кашмира смеётся вместе с ним, думая, что именно такие забавные моменты добавляют общению уют и доверие. Метелл не сомневается, что выставка пройдёт отлично и идея расширения на столичный уровень вскоре станет актуальной. Потому что проблема осиротевших детей не высосана из пальца, и война ещё не ушла настолько далеко, чтобы люди стали равнодушными.

-Если надумаешь - рада помочь. В Капитолии можно собрать куда больше денег, чем в дистриктах, а я ещё не забыла, как это делается - кто бы мог подумать, что когда-то она сможет говорить об этом с юмором. Что из статуса одной из самых популярных в Капитолии игрушек перейдёт в статус жены и будущей матери, сможет сделать кого-то счастливым... Айдан тоже многое пережил, но смотрит в будущее с оптимизмом и Кашмире это нравится.

-Айдан, а с кем из малышей больше хлопот? С мальчиком или с девочкой? - вдруг спрашивает она, снова "переключаясь". Конечно, мысли так или иначе постоянно возвращались к ребёнку. Кашмире уже не терпится узнать, кто будет у них с Марком... Не то чтобы этот вопрос имел принципиальное значение, но определённо добавил бы ситуации некой реалистичности. Пока она ещё не чувствует малыша и иногда кажется, будто грядущее материнство - странный сон.

+1

15

Отец часто бросался чашками. Помню в доме был целый сервиз для подобных случаев. Мы никогда не ставили его на стол, им развлекался только отец. Уж, не знаю насколько персон он был и сколько предметов в нем было, но каждый раз, когда эмоции зашкаливали, Эзекель молча подходил к коробке, доставал от туда предмет и бросал его в стену. Я плохо знаю историю своей семьи. У родственников отца был стабильный доход от ювелирный лавки, которую они передавали по наследству. Следующим владельцем должен был стать Руби. Хотя отец закатывал глаза, когда приходилось заниматься с моим братом делами лавки. В этом плане я был более сговорчив, постоянно что-то рисовал и предлагал, но оказался всего на шестнадцать минут младше Руби. Мать хотела, чтобы я занимался связью с копями и шахтами. Странно, но в нашем доме мало, кого волновало мнение матери, но мы все равно молча подчинялись ее диктатуре. Должно быть, ей хватил удар, когда из всех мужчин дома среди выживших оказался только я. И она ушла. Просто ушла в неизвестном мне направлении и сделала так, чтобы я ее никогда не нашел. А я...а я и не искал. Сейчас со стыдом оборачиваюсь и сморю назад. Она моя мать, и сейчас ее место как не кстати было бы возле люлек малышей, ее внуков. Но ошибки прошлого исправить очень сложно, иногда даже невозможно. Если бы я мог ее найти, я бы попросил прощения, но я даже не уверен, что она жива.
Для своих детей я не хотел такой участи, которая ожидала меня. У них должна быть совсем другая жизнь, лучшая. А моя задача дать им это. Отодвинув от себя чашку, от греха подальше, салфеткой несколько раз протираю капельки чая на брюках. Перед прогулкой точно придется переодеться.
- Дело даже не деньгах, Кашмира, а в том, что Капитолий всегда стоял над другими Дистриктами. Вспомни, что говорил Сноу: Капитолий - сердце Панема, а Дистрикты - его органы. Так вот, о многих органах даже не вспоминают и понятия не имеют, что там происходит. Ты знала, что в Одиннадцатом режим миротворцев был просто ужасен? Они расстреливали жителей только за остатки семян в карманах. Дистрикты должны подняться с колен и показать себя. Именно поэтому, для меня перво очередно провести подобные мероприятия именно в Дистриктах, заручившись поддержкой Капитолия. А уже потом, как подведение итогов, оказаться в Капитолии, - пытаюсь доходчиво объяснить свою идею девушке, зная, что она меня может не понять. Не потому, что глупа, а потому что рожденные в Первом Дистрикте слабо понимали, что происходит в других районах, да и не хотели. Какое-то время я сам был таким, но время меняет людей. И верю, что Кашмира, как и Блеск, тоже изменились. Лейн вышла замуж за летчика из Тринадцатого, это уже большой шаг к тому, что нет не только границ, но и предубеждений. - Все же , я позволю себе сослаться на твое имя, если того потребуется.
Именно поэтому мне было комфортно среди тех, кого капитолийцы покупали как игрушки, я находил полезные связи, закреплял наши отношения, и в последствие мог пользоваться этим. Ничего не изменилось, я по-прежнему завожу полезные знакомства, даже если полезности в мелочах.
- Ты знаешь...они оба...Ведь стоит только одному заплакать, как тут же подключается второй или вторая. Если в твоей семье нет таких генов, тебе очень повезло. С одним ребенком не так уж сложно справиться, если правильно распределить время, - тактично умалчиваю, что первые пару недель мне едва ли не выли на луну, используя весь доступный человеческий ресурс нам в помощь. Не хватало времени поспать, поесть, но я хотя бы мог это сделать на работе, а вот супруга...В общем, не знаю, как она пережила первые недели, а потом мы втянулись. Жизнь вошла в свое русло, и мы уже не испытывали никаких проблем в заботе о наших детях. Даже научились выделять время для себя. - Когда маленькие ручки сожмут твой палец, ты поймешь, что все остальное неважно. Не важно, сколько он будет плакать и как громко, не важно, что ему ему будет не уснуть ночью или он проснется еще до рассвета. Все отступит на второй план, потому что...
Не могу подобрать подходящего слова, чтобы объяснить, что именно, но думаю, Кашмира меня прекрасно поняла.

+1

16

-Нет... Не знала - передёргивая плечами, чтобы отогнать нарисованные в мыслях образы, отзывается Кашмира. Первый всегда стоял особняком среди других дистриктов - приближенные к столице, имеющие дело с предметами роскоши, а не грубым физическим трудом. Сытые, достаточно обеспеченные, чтобы обучать детей в Академии и давать им преимущество на арене... Сложно представить, что где-то жизнь и смерть измерялись горсткой семян. И не удивительно, что прошедшая арену и революцию девушка так мало интересовалась порядками в других дистриктах. От общения с трибутами когда-то давно её огораживал Блеск, в революции они тоже участвовали ради друг друга... У Кашмиры по сравнению с другими повстанцами и друзей-то после Тринадцатого почти не осталось, просто потому, что она их не искала. Общество брата до сравнительно недавнего времени оставалось единственным, её интересовавшим.

-Да, пожалуй, ты прав... Дистриктам важно почувствовать свою независимость. Хотя и подведение итогов в таком случае будет важно. Не хотелось бы, чтобы эта политика сердца и органов сохранялась, а перестроиться людям будет сложно. Психологически в первую очередь... Ссылайся, конечно - как ни странно, Тринадцатому в какой-то мере даже легче... Существование под землёй было ужасным и у Кашмиры сердце кровью обливается, когда она представляет, сколько лет так прожил Марк. Но подземный дистрикт не сталкивался с Капитолием лоб в лоб, наблюдая, как детей уводят на жатву, не страдал от надзора миротворцев. Выбравшись из-под земли, жители Тринадцатого могли более трезвым взглядом оценивать новую столицу. Впрочем, время не стоит на месте - уже рождаются дети, которые не будут знать иного уклада жизни кроме мирного. Малыши Айдана и Златы, их с Марком будущий ребёнок... Настоящее чудо.

-Ох, вы просто герои. Мне бы с одним справиться. До сих пор, кажется, не до конца сознаю - революция была всего лишь два года назад, но слишком много событий произошло за этот небольшой отрезок. Может, так и должно быть после того, как твою жизнь долгое время сдерживали наложенные режимом рамки. Попытка суицида после казни Сноу, семейная жизнь и ссора с братом, встреча с Марком, "вливание" в работу завода, помолвка, автомобильная авария, беременность и замужество... Любая голова пойдёт кругом, даже более стабильная, чем когда-либо была у Кашмиры. Девушка ни в коей мере не жалела ни об дном из своих решений и повторила бы весь этот путь снова, если бы он был единственным, ведущим к нынешнему счастью. Но порой ей хотелось нажать на паузу и отдышаться.

-Я приезжала в Первый месяц назад, познакомить Марка с семьёй. И когда показывала ему дистрикт - заходила в Академию, Карат провёл нам экскурсию. Знаешь, я до сих ощущаю... Причастие? Чувствую себя профи, победительницей, солдатом... Да кем угодно. Это всё было намного понятнее, чем жена и мать. На том поприще я была лучшей, а теперь боюсь не справиться - обстановка располагает. Айдан - один из победителей, он точно поймёт, что именно Кашмира пытается сказать. Кроме него девушка решилась бы обсудить этот страх разве что с Блеском... Но ведь брата у неё теперь нет, как и у будущего ребёнка - дяди. Она обещала Марку стать самой лучшей женой, другой он не заслуживает. Хочется думать, что материнские инстинкты положены и бывшим убийцам. В конце концов, она уже любит этого малыша.

+1


Вы здесь » The Hunger Games: After arena » Архив игровых тем » No one has ever become poor by giving


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC

#pun-title table tbody tr .title-logo-tdr {position: absolute; z-index: 1; left:50px; top:310px }