The Hunger Games: After arena

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Hunger Games: After arena » Архив игровых тем » fall back into the same patterns


fall back into the same patterns

Сообщений 1 страница 30 из 225

1

WARNING!!!
Данный квест содержит сцены насилия, курения, распития спиртных напитков, употребления наркотиков, сцен секса, нецензурной лексики и прочего грязного контента, который школьники ищут на brazzers. Слабонервным, женщинам и беременным лучше не читать.

http://savepic.ru/6893596m.gifhttp://savepic.ru/6882332m.gif

1. Название: fall back into the same patterns,
2. Фэндом: ГИ
3: Участники: Regina Lucia-Scaevola, Nero Scaevola
4. Место и время: Капитолий, за 10 лет до Революции
5. Краткое описание квеста: молодость нужна для того, чтобы ее прожигать. И эти двое определенно спецы в разжигании огня, столь разрушительного, который сжигает всех и все на своем пути, не жалея даже хозяев. А все, что хотелось - это развлекаться и вдыхать полную шума и света ночь. Вдохнули, бля...
6. Очередность постов: Nero Scaevola, Regina Lucia-Scaevola

It's like I'm huffing pain
And I love her, the more I suffer,
I suffocate and right before I'm about to drown,
She resuscitates me,
She fucking hates me
And I love it, wait!
Where you going? I'm leaving you...
no you ain't, come back,
We're running right back, here we go again,
It's so insane © 

Отредактировано Regina Lucia-Scaevola (2015-05-02 20:21:15)

+1

2

+ dance, bitch

http://s017.radikal.ru/i438/1504/ad/9736fc4fec66.jpg
http://s020.radikal.ru/i712/1504/46/0c210dfe9a36.jpg

Ебучее похмелье. Мы вчера знатно дернули текилы, рома и абсента, так что сегодня башка моя захламлена как говносвалка, и сам я на какой-то свалке, не могу пошевелиться. Я будто дерьмо жрал, так погано на языке, которые едва ворочается. Скидываю с себя чью-то руку с красным лаком, и, сука, какой яркий цвет. Я не узнаю ни одну из этих блядей, пристроившихся друг за другом, отлячивших свои задницы и боромучих что-то. Первая вроде как пытается продрать глаза, а вторая дрыхнет, разинув рот. О да, рот она разевать умеет.

Перебираюсь ближе к столику, но так, чтобы лишний раз не трясти головой. Щедро сыплю порошок, разгребая на две дорожки, сажусь и затягиваюсь по очереди. Кайф. Трескотню в висках вышибает как взрывом, и хочется жрать. Но эти руки с красным лаком обнимают меня, хриплый голос просит поделиться, и девка догоняется остатками пыли, растекаясь у меня на коленях и расплываясь в довольной улыбке. Она толкает меня на спину, усаживась сверху, и мы трахаемся, пока вторая дрыхнет беспробудным сном. Я кончаю, стряхивая с себя эту блядь, которая тут же засыпает, и бреду в душ. Часы показывают начало одиннадцатого, и я в памяти не ебу, утра или вечера, потому что шторы задернуты, а дрыхнуть я могу сутками напролет, тем более что мы в Четвертом почти неделю, и дня три я точно головы к подушке не прикладывал.
Зато кто-то приложил ко мне свой кулак, и под глазом у меня растекся фингал. Вот же блядь.

Германик влетает в ванную и звонко щелкает меня по голой заднице, пока я, обтекая после душа, пялюсь на себя в зеркале. Пидор грязный, еще и ржет.

- Проснись и пой, брат! Нас ждет вечерина в Трюме. Все горячие телочки сегодня там!
Сука, мы празднуем открытие курортного июльского сезона несколько дней к ряду, не просыхая, так что мне плевать, как называется клуб. Мы идем и точка. Только сначала надо одеться. Вытереться и одеться.

Германика ничуть не смущают мои лесбийские бляди, которые от его громкого смеха  проснулись и лижутся, пыхнув травой. Чую по запаху.
- Давай шустрее, трубы горят.
- Ебись конем, - натягиваю джинсы и футболку, и, когда Германик идет на выход, я уже настолько бодр и свеж, что наскакиваю к нему на спину, веля нести меня. Этот хер головы на три выше меня и ржет как конь, так что не переломится. Ну а наша компания уже в клубе, и я валюсь на кожаный диван между незнакомыми телками, готовый к приключениям.
- Три шота!

love me, babe

http://s04.radikal.ru/i177/1504/95/cbe14d7a8cf6.jpg

+1

3

- Только не пей много. Завтра у тебя сессия на пляже. Ты должна быть свеженькой.
- Хочешь, чтобы я была свеженькой? Перестань загонять меня по ночам.
Мужчина смеется, но я вижу как довольно блестят его глаза от такой неприкрытой лести. Кто сказал, что только женщины любят ушами? Вероятно, мужчина. А в то же самое время каждый нормальный мужик с комплексами обожает, когда девушка поет ему сладкие речи словно серена, рассказывает ему какой он зверь в постели и любовно готовит ему супчики. С последним у нас конечно не сложилось и не сложится. Хотя бы потому что ищу себе клиента по богаче.
Валентин – перевалочная база, моя менеджер с хорошими связями, проталкивающий в меня не только свой член, но и меня лично в массы. И сплю я с ним потому что это а) выгодно б) весело в) а почему бы и да? Мы удовлетворяем друг друга во всех сферах нашей жизни.
- Мы идем с девчонками в клуб на всююю ночь.
- Найдешь кого – маякни. Я пробью по нему инфу.
Я подмигиваю в ответ своему гениальному менеджеру, который прекрасно понимает, что ищу себе папика по богаче в это дыре под названием Четвертый. Мне не хватает Капитолия, его пафосного блеска и ярких огней. Эти вечерние тусовки с местными дамочками, чей зад сверкает по чище самого отполированного дорого авто. Я хочу быть там, хочу быть такой же, указывать мелким сучкам на их место. И у меня все это будет. Валентин обещал мне ошеломляющую карьеру. Почему я ему верила? Потому что я знаю, насколько я хороша. Во всем. Именно поэтому мой менеджер так довольно вытягивает на кровати свое апполоновское тело и смотрит на меня голодными глазами. Готова поспорить он никуда бы меня не отпустил, если бы не понимал, как важно для меня светиться на тусовках. И этим Валентин мне тоже нравился. Каким бы горячим между нами не был секс, он никогда не поставит личные отношения выше работы. Потому что именно хорошая работа обеспечивает ему секс с молодыми кошечками. И кошечек у него было много.
- Только не увлекайся с этими дамочками. Они уже много лет в бизнесе.
Я посылаю ему воздушный поцелуй и скрываю свою подтянутую задницу в шортах за дверью. Как будто я сама не знаю, чего ожидать от этих куриц. Сучки давно почуяли во мне потенциал, угрозу и теперь будут усиленно вставлять палки в колеса. Изнанка индустрии моды была гораздо менее прекрасна, чем все думали. И если кому-то капитолийское общество казалось ужасным и аморальным, то тусовки молодых моделей были куда большим серпентарием, чем кто-либо мог представить. Это неплохо воспитывало характер и натачивало зубы, чтобы кусаться. Больно кусаться.
Я забегаю к себе в номер, принимаю душ и переодеваюсь в платье. Каблуки, макияж и этот день наш. Бля, тупая песня, только бы в голове не застряла.
- Сегодня на вечеринке будет Сцевола.
- О, наконец-то повезло его выловить.
- Да, может кому-то сегодня сладкого перепадет.
О Сцеволе я была наслышана весьма недвусмысленно. Какой-то великий меценат, чьи подаяния ограничивались исключительно спермой. И всех дамочек это вполне устраивало. Первый парень на деревне, бля. Вокруг столько рыбы, а мои дамочки обсуждают Сцеволу и его свиту.
- Мы тебя познакомим с ним сегодня.
Девчонки хихикают и переглядываются. Я улыбаюсь в ответ, отпивая шампанское в лимузине, но умом понимаю, что эти стервы задумали что-то не самое приятное для меня. Самое время вспомнить совет Валентина. А может это просто обряд посвящения? Как в универчике, который я не заканчивала, потому что меня выгнали с первого курса за поведение, как раз на этом посвящении. Типа: переспи со Сцеволой и стань полноправной моделью. Ну щаз!
Меня подводят к большой компании неадекватов, чьи глаза горят лихорадочным блеском так, что за километр видно. Блядские наркоманы. Я не люблю наркоманов, хотя сама от косячка никогда не отказывалась. Это весело! И фан ловишь такой, что на всю ночь хватает.
- Регина – это все, все – это Регина. Наша молодая, начинающая модель.
- О, девочки, вы привели свежее мясо. – восклицает здоровый холеный паренек, улыбаясь во все свои 40 акульих зуба. - Что бы я без вас делал?
- Зубенки не пообломай. – улыбаюсь я так мило, как только возможно. – Я весьма костлява.
- Я бы так не сказал. – парень окидывает меня недвусмысленным взглядом и облизывает губы, хмыкая на мою фразу.
- Германик, не обижай Реджи. Она новенькая. – мило хихикают дамочки и одна из них забирается на колени к этому Германику. Вторая перебирается к другому парню, который выглядит не так внушительно, но зато взгляд у него более хищный чем у кого-либо. – А это Нерон, дорогуша. Нерон, как тебе наша девочка? Присаживайся, Реджи.
Сомнительно мне хочется присоединяться к этой компании, которую я окидываю оценивающим взглядом, но в итоге я падаю на большой диван.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Regina Lucia-Scaevola (2015-04-26 17:39:40)

+1

4

Я люблю всех этих молоденьких или не очень капитолийских потаскушек, которые тут как лисицы в индюшатнике рыскают в поисках добычи посытнее да помясистей. И все они ждут чего-то или кого-то стоящего, а в итоге довольствуются малым. Мне нравится заводить среди них подружек на несколько дней или, может, недель. Ровно на столько меня хватает, столько длится моя необременительная любовь до гроба. У меня жизней больше, чем у кошки, ага.

Германик не обманул. Парни уже разжились телками, подцепив их на танцполе, потому что девчонки влажные и раскрасневшиеся. А может это от коктейлей. Или секса в туалете. Да какая разница? Главное, что они разогреты и не прочь повысить градус этого вечера.

Германик ржет, что своей популярности я обязан своей фамилии и ранней кончине папаши-ублюдка, который взял этот город за яйца, прибрав к рукам энергетику и превратив бизнес в империю. Но лично я считаю, что помимо прочего я просто невъебенно очарователен, хули. И мало кто жаловался. Может я и не писаный красавец как Германик, а на его фоне и вовсе кажусь как килька рядом с касаткой, но бабы меня любили. И, думаю, не только за деньги, потому что спали они не с ними. Ну или они брали курсы актёрского мастерства по имитации оргазма, что, если по чесноку, по херу. Главное, я получал свое. А я всегда получаю свое.

Официант приносит шоты, и я быстро закидываю одну стопку за другой, веля принести чего-нибудь пожрать. Всю хуйню, что у них тут подается. Я сука голоден как волк, а из жратвы на столе только фрукты. Я, бля, козел что ли траву жрать? Официант срывается, а на его месте возникают три телочки. Кажется, я их видел, хотя хуй разберешь, они тут все на одно лицо, а еще мне надо сфокусироваться и хотя бы отцепить от себя какую-то присосавшуюся шмару. Кажется, я пропускаю тот момент, когда проходит процедура знакомства, хотя смысл, если на завтра я и лиц могу не вспомнить?

Брюнетка заскакивает на Германика, а беленькая, оттесняя от меня другую прошмандовку, усаживается со мной, представляя свою третью подружку. Девчонка падает на диван, задрав нос, хотя лучше бы свой короткий подол. По крайней мере, было бы к месту.

Как она мне?

- Нужен тест-драйв, - отзываюсь я, прогоняя сучку, оказавшуюся между нами, так что теперь я между двух подружек, так кстати присоединившихся к нам.

Реджи хороша. Чертовски. Юбка смелого и как раз для этого вечера платья ушла вверх, и я могу сказать, что ножки у телки просто смерть. Смерть готов встретить, лишь бы между ними. И ничто не сводит с ума так, как упавшая с плеча бретелька. Облизываю пересохшие губы, скалясь. Черт, Реджи очень и очень хороша. Люблю, когда смотрят с вызовом. И что за взгляд! Блядский, наглый. Она мне нравится. Сегодня я хочу ее, потому что никого интересного больше нет, а мне весело, мне кайфово, мне ударило по мозгам, и эта красотка должна уйти со мной. 

- Чем тебя угостить, детка? - подаюсь к ней, хотя ее подружка висит на моих плечах.
- И не скупись на угощение, Нерон. Реджи знает себе цену.
- Сколько? - усмехаюсь, глядя на зеленоглазую дрянь. Ну же, детка, что ты какая королева? Будь проще. В самом деле, все эти молоденькие модельки до смешного наивны. Не вы называете цену, вам ее называют. И это даже не метафора.

+1

5

Вокруг какой-то хаос и мне нравится. Мне хочется туда, на танцпол, где жарко, громко, где будет много чужих рук, где будут поцелуи с незнакомцами, холодные коктейли и горячие прикосновения. И музыка что надо. Самое оно, чтобы прижаться к кому-то спиной и отдаться танцу, не ведая что творишь.
Но я сижу здесь, среди этой непонятной мне компании, в которую меня притащили две престарелые курицы. И ради чего? Ради вот этого заморыша, который смотрит сейчас на своих подружек влажным горящим взглядом, скользя ладонью по бедру той, что водрузила на него свой зад. И отпускает при этом комментарии в мою сторону. Я тут же фыркаю.
- Смотри только, чтобы поршень не подвел, гонщик.
Хамство. Нет, я привыкла разговаривать с такими. Их было много и разных, симпатичных, страшных, пьяных и трезвых, высоких и короткий. Но с последними мне видимо везет. Карма всегда должна была меня настигнуть. Поэтому, чтобы хоть как-то предаться праздничному веселью, я подзываю официанта и заказываю виски. Сразу и без разогрева. У меня просто нет времени на то, чтобы потом догоняться каким-нибудь коктейлем. У меня всегда мало времени и я не могу тратить его напрасно. В конце концов, папика всегда проще искать с хорошим напитком в руке.
Паренек скидывает мою курочку с колен и мы оказываемся ближе, чем я предполагала. Во всяком случае, я надеялась, что скинет он ее как раз с моей стороны, словно якорь. Не повезло. Мне вообще сегодня по ходу не везет, но я улыбаюсь, получив свой стакан в руки и отпивая, кивая головой в такт музыке. В то время как между парнишей и моей подружкой, которая повисла на нем, словно та веревка, на которой бы ему и повеситься, заходит премиленький разговор обо мне. Угощение, цена.
Да, цену я себе и правда знаю, в отличие от этих дешевых блядей, которые называют себя великими моделями и кидаются в объятия наркоманам. Цену я себе знаю, но глядя на Сцеволу, я полагаю, что и он в курсе моего прайс-листа. Как жаль, что ценовая политика у нас не совпадает. И когда он наклоняется ко мне, я отклоняюсь в сторону от него, притворно опасливо глядя на нового знакомого.
- Урсула, милая, - кричу я напуганным тоном, но в глазах только насмешка, – я думала мы говорили о взрослом муд…мужчине… мальчик, ты потерялся? – участливо спрашиваю я, стараясь скрыть эту ухмылку с губ. – Поищи мамочку с другой стороны. Как раз по возрасту.
Урсула, конечно, оскорбится такому «комплименту». Но что поделать, ей 24, мне 20. Все честно. Я молодая и красивая, она – старая и пользованная. Пожалуй, мы вполне можем претендовать на сравнение с кобылками, которое так любят употреблять мужчины. Кому нужна хромая кляча, пусть и с наградами, если есть необъезженная и норовистая? Безусловно, так я могу рассуждать только про себя, потому что знаю всю изнанку этого мира, потому что готова была к тому, что меня сейчас окружает. А вот Урсула совсем не готова встретить старость.
Тем временем тот самый клыкастый-зубастый Германик пересаживается поближе ко мне и я оказываюсь между Нероном и его дружком. Тем дружком, который по больше. И пожалуй, больше уточнений не нужно. Да что ж мне так везет сегодня? Необычайная популярность.
- Кажется ты заскучала, малышка. Хочешь я проведу для тебя экскурсию? – его рука ложится мне на колено.
Ну вау, ты прям ловелас и такой большой оригинал, стой, подожди, я сейчас только трусы спущу! Один такой оригинал получил вилкой в руку, когда слишком увлекся флиртом, которого я не хотела. Обидно было. Оказалось, что он безгранично богат. Упустила, черт.
- Проведи ее себе сам. Уверена у тебя большой опыт. – улыбаюсь я и в свою очередь сбрасываю руку Германика со своего колена, ставя туда стакан с виски. А что делать? Если надеваешь короткое платье, готовься к тактильной проверке. Впрочем, я же как раз для этого его и надела.
- Нерон, кто это тебя так? – возникает Урсула и я поворачиваю свою голову в сторону Сцеволы, которого так бережно осматривают на предмет синяков. – Ты опять ввязался в какую-то драку. Чью честь ты на этот раз защищал? – смеется дамочка, но что-то мне подсказывает, что про честь она явно загнула.
- О, так это боевая рана. А я уже подумала, что мальчик с макияжем перебрал. Испугалась конкуренции.
- Реджи, зачем ты так с нашим Нероном? – недовольно говорит Урсула, прижимая Нерона к себе. Ну точно мамочка. Капец. И на это девчонки ведутся? И не чувствуют себя педофилками?
Я ахаю от испуга, касаясь щеки Сцеволы и виновато смотрю на него.
- Я задела твои нежные чувства? Мне так жаль! – и, конечно нихрена мне не жаль. Боги, это смешно, как эти девочки защищают его. Я полагаю, что моя реакция на Нерона не совсем такая как они предполагали. Думаю им хотелось, чтобы я влюбилась с первого взгляда и увидела, как он обращает внимание на них, но не на меня. Фу, мерзость какая. Ревность? К нему? Да никогда! Для этого я должна его захотеть. А что в нем такого? Разве что глаза, большие и голубые, открытые, чистые. Но цвет спрятан за огромны черным зрачком, расширенным от дозы. А что толку от небесных глаз, если их не видно? Но это забавно. Столь ангельские глаза у такого черта.

+1

6

Сучка зубастенькая, и язычок у нее заточен. Мне нравится, как она фыркает на мою реплику о тест-драйве, она ведется.
- Детка, не беспокойся за мой поршень, позаботься о том, чтобы твой кожаный салон не подвел при напоре, - расплываюсь в ухмылке, гляди того, что лицо треснет. - Люблю, чтобы было удобно и уютно. Иногда на полной скорости приходится буквально врезаться... в салон.

Урсула прыскает, ударяя меня кулачком в плечо. Кто это тут у нас такой нежный и строит из себя гребаную кокетку? Но мне на нее насрать. Мне она не интересна, мне интересна эта чертова краля в смелом платье, которое похоже на фантазийную сорочку. И очень хочется его снять к черту. Особенно когда она отстраняется от меня и ломает комедию. Эти модельки всегда помешаны на возрасте. Больная тема. Глаза готовы друг другу выцарапать за лишний накинутый год. Однако в этот раз достается и мне. Гостья решила посмеяться и указать мне, что я для нее не интересен? Ну-ну.
- А ты ищешь папика? - ну конечно, кого еще ищут такие проблядушки, которые, встав раком, землю готовы рыть в поисках состоятельного статусного покровителя. - Пансионат для стариков дальше по берегу, рядом есть ларек с пластмассовыми пенисами. Собери себе комплект по вкусу.

К нам пересаживается Германик, решив попробовать счастье и даже по-свойски кладет руку на ее коленку, правда, тут же изгоняется с захваченной территории. Девочка решила догнаться виски? Неужто так истосковалась, что даже не разгонится на каком-нибудь лонге? Воу, да кто-то решил пуститься во все тяжкие? Смело.

А между тем эта Урсула решила проявить заботу. Бля, я и забыл о фонаре. И я бы отшил эту псевдозаботливую дуру, если бы не Реджи. Ненавижу уменьшительно-ласкательные имена. Как ее там? Регина? Она мелет какую-то чушь про макияж и про то, что она мол-де меня обидела...
- Скажи, это прокатывает? - спрашиваю напрямую и полностью забивая на Урсулу, отбрасывая от себя ее руки. - Дурацкие шуточки насчет "ведешь себя как девчонка"? - я вижу, как внимательно она смотрит в мои глаза. Да неужели моя скромная персона заинтересовала эту королевну? И она продолжает свой дешевый спектакль, участливо трепля меня по щеке. - Потому что если ты считаешь, что ты тут знаешь себе цену, то черта с два. Ты глупая миленькая шлюшка, которая приторговывает собой на фотках, считая, что чем-то лучше остальных и добьешься большего, чем остальные, но все равно ищешь себе старика, который будет лизать тебя и оплачивать подтяжки на лице, а ты взамен отсасывать ему по расписанию и полоскать рот. Один клиент вместо многих, а суть одна. Я задел твои нежные чувства? Мне так жаль!

+1

7

Я сдерживаю себя, когда этот комментатор, язык которого слишком длинный и используется не для тех целей, отпускает пошлость и хамство в мою сторону. Кстати не за это ли его побили? Мне кажется влетает ему часто. Если припомнить новостные заголовки светской хроники, то имя Сцеволы встречалось мне довольно часто, чуть ли не чаще всех. Он был, так сказать, постоянным героем статей и порой мне казалось, что вся газета рассказывает только о Нероне.
Популярный, богатый, громкий блядун. В Капитолии как будто не было ни одной юбки под которую бы он не залез. Словно то морское чудовище, к которому отправляют всех девственниц, а он их трахает, но не съедает. Если бы последний фактор имел место быть, то едва ли в столице бы осталась хоть одна приличная шалава.
И что девки только в нем находили? Он не красавец, не Апполон, как мой менеджер. Даже менеджер выигрывает на фоне Сцеволы. Никакой культуры речи, никаких манер, ну если такое еще кому-то нравится в нашем городе, пережитки прошлого, романтика, ваниль, ужин при свечах, все дела. А меня передергивает от этой мысли. Кому нужны нежности, когда тело просит огня? Эти наивные девочки просто не умеют жить как надо, развлекаться как надо. А вот Сцевола очень даже умеет, судя по тому, как он распустил свой язык. Чувак ловит кайф от своих причудливых фраз, которые направлены на то, чтобы меня задеть. И у него это получается, даже очень хорошо. Но только я сцепив зубы, присасываюсь к стакану с виски и наблюдаю, как тщетно Урсула пытается привлечь к себе внимание своего ненаглядного Нерона. Блядь, это ж надо так изощрятся и стелиться перед этим гавнюком. Да что в нем такого, что все девки к нему так и липнут.
А потом я понимаю. Но впрочем очень сомневаюсь, что именно это разжигало в моих курицах страсть. А вот мне становится интересно. И чем дальше заходит его речь, тем больше внутри зарождается огня. Ты смотри какой сердобольный. За мой оргазм беспокоится. И сколько страсти в этой речи, сколько желания убедить меня, что я такая же блядь как и другие. Может и так, но я блядь, которая с ним еще ни разу не спала и наверно в этом я немного выигрываю у той же Урсулы, которая несмотря на то, что Нерон ее отталкивает, все равно вновь вешается на него.
О да, Сцевола, я глупая миленькая шлюшка и тебе на меня насрать, и именно поэтому ты сейчас так отчаянно высказываешь мне, чтобы втоптать меня в грязь. За все время нашего прекрасного недолго вечера ты не сказал Урсуле не слово, а меня наградил таким количеством внимания, что я вся горю, прям вот сейчас расплавлюсь на месте от такой чести, тварь недалекая. Он не смеет говорить со мной в таком тоне, никто не смел.
Но все-таки я понимаю, что девкам так нравится в нем. Может, в этой ошибке природы море обаяния. Но я вот вижу, что он первый среди многих моих настырных поклонников высказывает такую душещипательную речь. Правдивую, без прикрас, без комплиментов. Я – шлюха, я ищу папика, чтобы сосать ему за деньги. Разве кто-нибудь мне такое говорил прежде? Нет. Были только бесконечные предложения экскурсий.
Я внимательно смотрю в его глаза, удерживая этот зрительный контакт. Внутри все кипит и хочется так сильно ударить его, чтобы сломать ему челюсть. Я даже готова пожертвовать собственной рукой, лишь бы он прикусил язык. И настолько же насколько меня он раздражает…
Я приближаюсь к нему, облизывая свои губы и опускаясь взглядом на его. Моя рука, прежде находящаяся на его щеке опускается на его колено, скользя вверх по бедру.
- Так может, тогда ты скажешь мне цену? – шепчу ему в губы. – Глаз у тебя наметан, как я вижу. – я ухмыляюсь, намекая на его милый фонарик под глазом, сияющий ярче, чем мои тени. - А ты бы оказал мне большую услугу, потому что я бы тогда знала, насколько богатого и старого папика мне искать. И как не разориться на пласстмаске.
- Нерончик, ну зачем ты так грубо с нашей Реджи? – вклинивается в разговор Урсула и я прыскаю.
Нерончик? И она это серьезно? Я перевожу взгляд со Сцеволы на нее, а потом снова на Сцеволу, закусывая губу, чтобы не засмеяться в голос.
- Не думала, что ты – фанат таких нежностей, Нерончик. Может тогда и вся эта речь была направлена в защиту чистой и невинной любви?
- Нерон, я хочу танцевать! – капризничает Урсула. Боги, ей 24, а она ведет себя как малолетняя блядь. Даже забавно. Но я хватаюсь за этот момент, чтобы наконец разорвать этот зрительный контакт с Нероном, который я  кажется не смогу удерживать вечно не просто потому что это отвратительно, а потому что мне кажется, расстояние обязательно исчезнем без следа, едва я потеряю контроль над ситуацией.
- И правда. Я тоже хочу танцевать. – я поднимаюсь, залпом осушая стакан с виски и выбираясь из-за стола мимо Нерона и Урсулы, не стесняясь чуть приподнятого короткого подола платья. – Идешь? Нерончик… - я снова прыскаю и скрываюсь в толпе. Толпа разогреет меня. Я хочу сгореть.

+1

8

Ее задевает, я это вижу. Это читается в том, как меняется ее взгляд, как блестят глаза, как вздрагивают ресницы. Она наклоняется ко мне, и ее движения, ее рука на моем бедре - не больше, чем попытка удержаться на плаву, сохранить мину при плохой игре. И меня это заводит. Мне это нравится. Она больше не смотрит на меня как на ровное место, я ее... раздражаю, как минимум. Это не может не вызвать улыбку.

- Для начала мне нужно провести... оценку, - я отмачиваю самые грязные комментарии, и по ее глазам ясно, что она прекрасно понимает весь смысл. Понятливая девочка.

Всовывается Урсула-херсула, и от нее уже порядком тошнит. Особенно от ее "Нерончик". Что ты за тварь такая, что позволяешь себе такое? Претендуешь на особый статус? Или - что еще хуже - демонстрируешь его? Так поблагодари свою подругу, что она вообще напомнила твое имя, проблядушка. Впрочем, по хер на нее. Тест-драйв с нею уже однажды был, все вроде было ништяк, только мне уже не интересно.
- Сдается мне, ты не знаешь, что такое чистая и невинная любовь, так что не набивай себе цену говоря о том, чего не знаешь, - отзываюсь в ответ, накрывая ее ладонь на моем бедре своею и направляя к моему члену. - Говоря тому, кто тоже ничего в этом не смыслит. Детка.

И снова эта сучка Урсула мне мешает. Она хочет танцевать?
- Так танцуй отсюда! - срываюсь на нее, потому что Регина срывается с места. Она поддерживает эту идею с танцами, протискиваясь мимо меня, глядя на меня сверху вниз и сверкая своими крутыми бедрами перед моим лицом. Хочу отмотать этот момент назад и усадить ее на себя. Очень хочу.
- Чувак, какая телка, - цокает языком Германик.
- Моя.

Я догоняюсь еще двумя рюмками из шота и иду следом вниз, на танцпол, протискиваясь между танцующими и не отпуская Регину из вида. Она пьянеет, уж в этом у меня глаз точно наметан. Оба два. И я тоже пьян. Во мне порошок и ром. И я тоже хочу танцевать.
Здесь продолжать наши упражнения в обтачивании языков невозможно, зато... Мои руки скользят под ее подол, ложатся на талию. Бессовестно задираю ее платье, потому что да кто тут поразится такой наглости? Прижимаю ее задницу к себе. И, о черт, на ней каблуки, и она выше меня. И это мне тоже нравится.
Музыка стучит по голове, отдается битами внутри, до дрожи в грудной клетке. Вспышки неоновых огней превращают все вокруг в фотоснимки. Чьи-то лица, чьи-то руки. Мои руки. Ее лицо.

Накрывает.

Отредактировано Nero Scaevola (2015-04-26 23:15:56)

+1

9

А парниша зря времени не теряет. И застать врасплох его не так просто, потому что он сразу забирает мою фальшивую инициативу себе в руки. Практически в прямом смысле, потому что направляет мою ладонь к его ширинке. Я с трудом сдерживаюсь, чтобы не вырвать руку и не влепить ему леща или стаканом виски, который у меня в руке.
Но моя ненаглядная Урсула так удачно меня спасает. И по большому счету, осушаю свой стакан только для того, чтобы избавиться от этого чувства тошноты и отвращения. И этим дешевым шлюхам нравится такое? Впрочем, сама виновата. Я уже давно была наслышана о Сцеволе. Надо быть умнее. Я надеялась меня минует его лестное внимание, за которое так борется Урсула. Она-то рассчитывала, что этот худосочный секс-символ пошлет меня подальше и моя самооценка сдуется как воздушный шарик. А в итоге, он игнорирует саму Урсулу. И не только игнорирует, а посылает ее мягко ко всем чертям. На этот раз мягко, а что будет дальше? Потому что по ходу, сколько бы Сцевола ее не посылал, она не упустит свое. А она уверена, что Нерон – ее. Слепая вера старушки, какая печаль.
Но стоит мне оказаться на танцполе и поддаться ритму танца, как весь окружающий мир теряет значение. Чьи-то руки касаются моих бедер и поднимаются вверх к талии, задирая подол так бессовестно и бесстыдно. Но мне так круто и я даже не удивляюсь, когда поворачиваю голову в сторону своего партнера и вижу нахальное лицо Сцеволы. Его глаза блестят в полумраке и вспыхивают всякий раз вместе со вспышкой света. 
Его прикосновения обжигают и мне это нравится, потому что я сразу тону в этих ощущениях, отдаваясь им с головой. И мое тело отвечает его действиям. Я ничуть не противлюсь, и ничего не говорю, продолжая тереться о него и зарываясь пальцами в его волосы. Наши губы очень близко, но я не отрываю взгляда от его глаз, бешеных, горящих желанием. И я уверена, что в моих сейчас тоже самое.
Притягиваю его за шею к себе и целую, страстно, пошло, закусывая его нижнюю губу и смеясь от этого непередаваемого чувства кайфа. Нерон очень горячий и пожалуй, такие мне еще не попадались. Такие, к которым тянет так сильно, что не можешь разорвать контакт. И никто из нас его не разрывает. Я только разворачиваюсь к нему лицом и скольжу руками по его телу и волосам, продолжая целовать и подаваясь вперед.
И можно зависнуть в этом моменте навечно, ловить дыхание короткими вдохами, срывающимися на стон, когда его руки становятся более требовательными. Но каждый из нас хочет большего, хочет продлить это веселье. Углубить.
- Давай найдем место по тише. – говорю ему на ухо, закусывая мочку и смеясь.
И Нерон, конечно, соглашается, потому что хочет так же сильно как и я. Черт, это и правда такое жгучее ощущение, словно все тело в огне и потушить этот пожар могут только чужие прикосновения. Его прикосновения.
Мы находим небольшую кладовку. Тесно и это прекрасно. Чем меньше пространства, тем ближе мы будем друг к другу. Черт, как сильно хочется! И что в этом парне такого? Он же обычный богатый мудак и ничего лишнего, но факт в том, что он был прав. От папиков мне нужны только деньги. А вот от Сцеволы… что мне нужно от Сцеволы? Сам он. Во мне, сейчас.
И меня прижимают к стенке, не разрывая поцелуя. Я быстро освобождаюсь от трусов, параллельно освобождая его от ремня и забираясь рукой в его брюки. Отклоняюсь от его поцелуев и шепчу в темноту.
- Допустим, я хочу получить оценку прямо сейчас. Какие критерии оценивания? Боюсь, что в универе я завалила парочку экзаменов. – моя рука обхватывает его член и я улыбаюсь нагло и голодно, когда движения этого обдолбыша становятся резкими и рваными.
Мы снова целуемся, пока взгляд не начинает фокусироваться, а мозг начинает адекватно догонять ситуацию. И пока меня не торкнуло от этого блядства я вновь отрываюсь от Сцеволы.
- Погоди. Мне нужно догнаться. Я еще не настолько пьяна. Пойду схожу за выпивкой. – но эта идея совсем не нравится моему недавнему другу. – Одна минута.
Я с трудом вырываюсь из его объятий, хотя потерять эту чувство было весьма неприятно. Я бы продолжила. Поэтому, чтобы не терять зря времени, я с порога кладовки зову официанта и останавливаю паренька с двумя рюмками водки. Заливаю в себя сначала одну, потом вторую. И с моих губ уже почти срывается опасная для меня в перспективе речь, но тут меня перехватывает Урсула.
- Где он, Реджи? Не думай, что ты его как-то зацепила. Его не интересуют такие дешевки, как ты.
На секунду в голове возникает недоумение, а потом я понимаю. Я все, сука, понимаю.
- Он в кладовке, что чуть дальше. Сказал, чтобы я тебя позвала. Он ждет тебя со спиртным. Захвати по крепче, ему надо догнаться.
И Урсула ускакивает в сторону кладовки с горящими глазами и двумя стаканами водки в руках, пока на мои губы ползет улыбка. И я добрым взглядом провожаю эту бестолковую дурочку.
- Кажется, оценку ему придется проводить без меня. – смеюсь я в голос и разворачиваюсь к выходу, скользя между танцующими людьми.
На улице ловлю такси и еду в следующий клуб, где компания была более знакомая и приятная. Сегодня пусть не перепадет мне папик, но один мой хороший знакомый точно будет среди гостей. А с ним всегда можно хорошо развлечься. А что до Нерона, то ему я предоставила предел его мечтаний. И Урсуле оказала большую услугу, ведь она так яро добивалась внимания этого странного и возбуждающего мужчины.

+1

10

Девочка принимает меня, не строит королеву. Она наоборот подыгрывает мне, и я вижу как меняется ее взгляд. Каким он становится горящим, безумным. Она будто только и ждала, когда мы окажемся наедине. Толпа не в счет. Именно в толпе проще всего затеряться, и до нас никому нет дела, даже если бы мы трахались прямо здесь, на ходу. Но мы только целуемся, и я завожусь от ее жадных губ. Ром, дурь, красивая девка, от вида которой член уже шевелится... Что еще надо для этого вечера? Он уже стоил того, что я вылез из-под двух лесбийских шлюшек.

Сквозь музыку я не разбираю, что она мне там чешет на ухо, но зато очень хорошо ощущаю ее влажное дыхание на моей шее и то, как она покусывает меня за ухо. Иногда меня тошнит от таких телячьих нежностей, но сейчас... Я представляю, что она еще может вытворять своим язычком. И она ведет меня за собой, а я согласен на все.

Мы оказываемся в какой-то подсобке или че это такое, я не разбираю, да тут и темно, а те всполохи перед глазами, что я вижу, нисколько не дают света. Дверь захлопывается, и только стены все равно дрожат от битов музыки, да и меня трясет. Целуемся, впечатываю ее в стену, снова забираясь под платье, но Регина уворачивается, правда, для того лишь, чтобы быстро нагнуться и снять трусы. Затем щелкает пряжка моего ремня, и я чувствую, как моя горячая детка забирается рукой в мои джинсы.
- Разгоняешься ты быстро, - шепчу, затыкая ее поцелуем и двигаясь в ее руке. Черт, только сухо. Хочу. Услуга за услугу, моя рука между ее ног, накрываю ладонью ее киску и ощущаю, что она влажная. - Какую скорость ты можешь выжать?

Но сучка городит что-то про то, что ей надо догнаться, и мне не нравится эта отговорка, очень не нравится. Хочу остановить ее, но Регина уворачивается и оставляет меня с торчащим членом. Вот блядь.

...Не знаю, где ее носят черти, но только вместо крошки Регины, которую я готов отыметь во всех позах без остановки и до самого утра, появляется эта белобрысая прошмандовка Урсула, и, честно, я бы убил ее на месте, не будь у нее две рюмки водки, которые я залпом выпиваю, начхав на ее причитания, что я совсем ей ничего не оставил. Она что-то там еще щебечет, целуя меня, но я ставлю ее на колени и затыкаю.
Я люблю минет в двух случаях. Когда мне невмоготу слушать телку и ее надо приставить к делу, либо когда рот нахален настолько, что заводит меня от одного взгляда. С Урсулой - первый случай. С Региной был бы второй. Будет второй. Потому что я найду эту суку и выдеру.
Кончаю быстро и сильно, Регина хорошо меня разогрела. И, конечно, в клубе ее нет, а искать... Смеетесь? По побережью десяток таких вечерин, а я хочу еще дури и наконец пожрать.
На ходу подбираю с пола трусы Регины и сую в карман. Эта сучка ходит где-то без них. Блядь. Взгрела и нагрела.

+1

11

Ночь выдается жаркой и я возвращаюсь в номер только под утро, босая, растрепанная, без трусов, которые даже не помню, где потеряла. Я падаю на кровать и засыпаю мертвецким сном, ровно до того момента, пока Валентин не заходит в мой номер и не шлепает меня по хозяйски по заднице, которая торчит из-под одеяла.
- Я же просил тебя не напиваться.
Я лениво приоткрываю глаза, глядя на моего менеджера и сладко потягиваюсь, выбираясь наконец из платья, в котором и уснула.
- А я и не напивалась. – довольно мурлычу я, пытаясь припомнить события ночи, но все как в туманном сне.
Помню начало вечера, помню эту дурную компанию наркоманов, помню Сцеволу и его наглость, а вот потом все довольно размыто. Чье-то руки, язык, скользящий по шее, всполохи света, танцы до упаду, пока один из каких-то моих новых знакомых на усадил меня на себя и мы отдались уже своему танцу на одном из клубных диванов. Горяч мальчик. Не помню, правда, ни его лица, ни его имени. Но у меня всегда была девичья память на такие вещи. Особенно после виски и водки.
- Подрывай свой зад, Регина. Съемка через пару часов. А тебе еще с фотографом надо бы познакомиться. Я едва выбил этот сет.
Я улыбаюсь, поднимая из одеял свое бренное идеальное тело и обнимаю менеджера прямо не стесняясь наготы. Он меня видел разной.
- Мммм, ты у меня самый лучший на свете менеджер. – шепчу я ему в ухо, оставляя поцелуи на его шее. Видно, что мужчине необходима похвала.
- Только менеджер? – смеется он, но его руки обвивают мою талию.
- А мужчину ты мне сейчас покажешь.
Я пытаюсь утащить его в постель, но Валентин непреклонен и велит мне идти в ванную. Как я и говорила, он никогда не поставит личное выше профессионального. Все-таки он мне нравился. Он проведет меня в нужные круги общества.
Через полтора часа я уже стою на пляже, горячий песок обжигает ноги, солнце не щадит сил, чтобы сжечь заживо нерадивых отдыхающих, которые не запаслись нужным кремом для загара. На мне бикини, волосы распущены. Под съемку отгородили отдельный кусок пляжа, чтобы толстенные прохожие мужчины и целюлитные шлюхи не попади в кадр. И в этом пожалуй, преимущество моей работы, что я автоматически оказываюсь в стороне от всяких отбросов, которых может занести в эту сторону. Хотя любимчиков поглазеть издалека хватало. Учитывая, что на мне минимум одежды и я молода и красива, даже некоторые отпетые, тюнинговые капитолийские дамочки проигрывали мне. Поэтому их богатые муженьки, охотливые до молодых сучек и ломали сейчас шею, глядя на меня.
Мы делаем пару пробных снимков и фотограф выставляет нужные функции на камере. Я знаю все режимы фотосъемки вдоль и поперек, но черт, эти пафосные и великие фотографы обожали, когда девочка проявляет интерес к его работе, спрашивая про все эти штучки, про огромный объектив, который, оказывается, может увеличиться в размерах, если знать, где покрутить. Даааа, мужчинам лишь бы покрутить, женщинам – открутить. Большая разница.
Я промачиваю ноги и тело морской водой. На берегу возле воды совсем хорошо. Свежий ветер, может и не до конца освежает, но играет очень на руку, покрывающемуся испариной телу и моим волосам. Макияж естественный, только глаза немного подведены, но стоит отдать должное визажистам, они сделали эффект гармоничным. Водостойкий макияж, продержится до вечера, значит, после сета можно будет снова махнуть на вечеринку.
- Регина, о чем ты думаешь? – орет на меня Валентин, недовольный моей работой. – Пляж, море, бикини. Где секс, Регина, где он? Или ты растратила весь запал прошлой ночью?
А вот в этом мой менеджер мне никогда не нравился. Он не скупился на слова, чтобы меня завести. И сейчас секса я ему конечно не дам, и вечером я ему тоже не дам, а вот злость во мне вспыхивает. Этого эффекта оказывается достаточно на пару снимков, ведь глаза заблестели. Но Валентин все равно не доволен. И сейчас он высказывает мне все, что думает о моем настроении и неработоспособности, пока мой взгляд выхватывает знакомую мужскую фигуру, которую я смутно помню со вчерашней ночи. Вот черт, я не рассчитывала его встретить. А главное, что я не помню, что было после того, как мы начали танцевать. Но почему мне кажется, что я забыла что-то очень важное?

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Regina Lucia-Scaevola (2015-04-27 21:08:37)

+1

12

Просыпаюсь разбитый, но мне не привыкать. Один. А вот это уже новость. А может какая шмара уже умотала. Да, бывали доходчивые телки, которые не ждали, что их выпнут по пробуждению, и собирали манатки до того, как я продеру глаза. Честное слово, хоть цветы им посылай за сообразительность, но, бля, посчитают же, что я типа запал. Короче, мысленный тебе привет, кто бы ты ни была, а ты была, иначе откуда на столике два фантика от резинок? Смахиваю весь этот мусор на пол и с утра чищу нос порошком. Чутка. На один вдох. Тупо чтобы втащиться и проснуться. Душ доделывает остальное, и я в сознании не ебу, на кой хер проснулся такую рань. Едва за полдень, а я как старикан с энурезом уже на ногах. Че за нах-то?

С полчаса валяюсь, пялясь в потолок, и ни хуя не засыпаю. Ночка накануне выдалась жаркая, а я огурцом. Ну, насколько это возможно.
В номер прикатывают жратву. Много бекона и яиц, два литра апельсинового сока и аспирин. Джентельменский набор, твою мать. И надо же, я даже чувствую вкус.
До Германика не дозвониться, эта сука только меня горазда будить, а его и пушки не растолкают. Вчера он свалил с близняшками, а я... Нет, не помню. Помню только... Фак, да... Регина.
Свешиваюсь с кровати, роюсь во вчерашних джинсах и достаю из кармана кружевные трусы телесного цвета. Золушка, бля. От мысли, что теперь, мне видимо, чтобы найти ее, придется примерять на ее первую встречную и поперечную, начинаю ржать. Это первый приход, и я даю себе провалиться в него на четверть часа.

... А потом соскребаю себя с кровати, всовываю в шорты и футболку, прячу лицо под козырьком кепки, а глаза за очками, потому что, сука, ярко, а зрачки у меня размером с блюдца. Башка и без того потрескивает, чтобы еще прожаривать ее на солнце. И я тащусь на пляж. Может, окунусь.
На ходу покупаю ледяное темное пиво и цежу. Зубы аж трещат от холода, и это такой кайф, мама.

Теряю тапки еще на тротуаре, и иду по горячему песку босиком. Народу у моря тьма, но все разбежались под шатры и дремлют. Жарко, но свежий бриз щекочет ноздри, и я чувствую послевкусия пыли в носу. Пробирает до кишок. Класс.

Мне плевать, что часть пляжа огорожена, я иду так, как хочу, и обходить не собираюсь. И это, сука, судьба.
Под навесом суетятся какие-то разукрашенные пидоры неопределенного пола с кисточками-опахалами, какими-то хреновинами, и это не что иное. как очередная заебистая фотосессия, на которою потом можно будет подрочить насухую в туалете. И, мля, я вижу свою вчерашнюю стерву, которая нагрела меня, сорвавшись с члена как рыба с крючка. Хороша. Еще лучше, чем вчера. Сумасшедшие ноги, тело... Купальник из трех тряпочек, и, черт, заводит.

- Да, где секс, Регина? - перешагиваю через ленту ограждения и становлюсь рядом с конем, который сверкает тут своими зубами и руководит процессом. Кто такой, не знаю, да и по хер. Какой-то капитолийский пидарас, они все на одно лицо. Зато узнаю фотографа. Хороший парень, наш человек.

- Меня мучает тот же вопрос, - скалюсь, попивая пиво.

yeah, come love me

http://s018.radikal.ru/i520/1504/bf/0fa49ea99550.jpg

Отредактировано Nero Scaevola (2015-04-27 21:56:21)

+1

13

Вот блядь. То есть мало мне вчерашнего невезения, так еще и сегодня не фартит. Я с трудом отмазалась от той компашки, в которую завела меня Урсула. А сегодня эта компашка сама меня находит. Но черт, как же я все-таки отмазалась? Воспоминания такие мутные. Надо вспомнить, очень надо.
Сцевола потоптан, слегка, хотя у него такая вальяжная походка, что с первого взгляда и не заметишь. А у меня такое ощущение, что я этого мудака знаю вдоль и поперек и уже даже за километр смогу учуять. Как его только угораздило сюда сунуться сутра пораньше? Он же гребанный Дракула или что-то типа этого. Выползает только ночью, глаза синюшные, сосет кровь из девственниц. Так схерали он не изжарился под палящим солнцем? Или пивас помогает? Пивас… Опохмел мучает, мальчик?
И Нерон цепляется к этой дурацкой фразе Валентина про секс. При чем здесь, мать его, секс? Я б с тобой, отброс, никогда не перес… оу… Чеееерт, вот теперь я вспомнила! И недоумение на моем лице сменяется искрами понимания и удовольствия в глазах. Точно! Я же прокидала его, подсунув ему внезапно появившуюся Урсулу, которая скалилась будто той терьер и заявляла, что Сцеволу во мне ничего не интересует. И я в принципе готова была принять эту жестокую правду. нас обоих интересовал хороший секс. Люблю хороший секс. Но Урсула так некстати подвернулась, и я так удачно отправила ее к Нерону вместо себя. Некстати - для Нерона, удачно – для меня.
- Ты знакома с мистером Сцеволой, Регина? – задает вопрос Валентин, прерывая наше многозначительное, впрочем, только для нас двоих с Нероном, молчание.
Какой он к черту мистер Сцевола? Он – Нерончииик, бляяя. Я закусываю губу, чтобы не заржать в голос.
- Не особо. – говорю я, складывая руки на груди. – Мы стартовали в одном месте, но… финишировали в разных. Да, Нерончик?
- Регина! – отдергивает меня менеджер, но я не обращаю на него внимания, не сводя взгляда с Нерона.
О да, стартовали мы громко и не менее громко я финишировала, но уже на другом мужчине. Интересно, досталось ли сладенькое Урсуле, как она хотела. Впрочем, почему нет? Этому обдолбышу все равно в какую задницу цепляться.
- Надеюсь, вы не обидели Урсулу. – любезно интересуюсь я, хотя мне до этой шмары вообще дела нет. – Мистер Сцевола. – добавляю я, будто опомнившись и возвращая на губы усмешку.
- Забыл представиться, я - Валентин.  Менеджер Регины. – мужчина протягивает руку в знак приветствия. Но мне почему-то кажется, что Нерону как-то насрать на моего менеджера. Может потому что в данный момент и мне насрать? – Мистер Сцевола, а вы не хотели бы принять участие в съемке?
Что? Что? ЧТО? Я поворачиваю голову в сторону Валентина и вижу как блестят его глаза. Сука, он что-то задумал и мне это нихрена не нравится. И я буквально испепеляю его взглядом, пока он с интересом ждет реакции Нерона.
- Знаете, это была бы очень большая честь для Регины.
Что, блядь? В какие степи тебя несет, Валентин? Ты охренел? Ты меня спросил? Какая к черту честь, я лишилась ее еще в 15! Что за лизожопство? Пиариться за счет этого наглого блядуна? Да идет он лесом!
Но вслух я смеюсь.
- Не говори глупостей, Валентин. Мистер Сцевола такой ерундой не занимается.
- Мне кажется, эта затея будет полезна для всех. – многозначительно говорит мужчина и бросает взгляд на меня. Весьма неодобрительный. Да мне похуй, что я зарублю весь фотосет, если откажусь. Я. Не. Буду. С ним. Фотографироваться.
- Ты издеваешься? Мы работаем для мужского журнала, а не для газеты юных натуралистов, к которой прилагают лупу. Мистер Сцевола привык сверкать гениталиями. Одежда – не его профиль.
Я стараюсь звучать нагло и самоуверенно. Но черт, вот только этого мудака мне не хватало на моей территории.

+1

14

Мистер Сцевола, бля. О да, это я, и как бы тут некоторые не плевались уменьшительно-ласкательными кличками, у этих некоторых в жопе не кругло что-то против меня сделать. Тем более, что этот конь прям-таки растекается при моем появлении.
- А ты все-таки финишировала? По-моему, у тебя свечи перегорели недалеко от старта, Реджи, - широко улыбаюсь этой красотке, которая гляди того ядом начнет брызгать. И, конечно, я возвращаю ей ее имя. И вижу, как ее перекашивает, хотя, куда уж больше? И эта подколка с Урсулой... Ах, какая же ты сука.

И черт, мне мешает этот конь. Трясет тут своей гривой, сует копыто, но я игнорю его, так что рука повисает в воздухе, в отличие от озвученного предложения. Принять участие? Что-то новенькое.
- На благотворительных началах для обеспечения периодикой туалетов банков спермы? - интересуюсь, скалясь, конечно, Регине, потому что она глаз с меня не сводит, и я вижу, как бесит ее предприимчивость ее менеджера, который решил привлечь меня. Видать, для секса, хотя городит он о какой-то выгоде. Не знаю, какая тут для меня выгода кроме как подопекать эту кралю в кукольном купальнике.

- Обрати внимание, без трусов от меня вчера ушла ты, так что кто бы говорил про сверкать, - плюхаюсь и вытягиваюсь в каком-то кресле, убирая очки на макушку. И да, у меня прошел лиловый фингал, потому что одно из воспоминаний прошлой ночи связано с тем, что Германику никак не давал покоя мой фонарь и он даже метнулся к себе, чтобы принести какую-то баланду, которой щедро меня обляпал. Зато ни следа синевы. Смотрю на часы. Ну для меня раннее утро, и раз уж я на ногах и ничем не занят... Закуриваю и гляжу на Валентина-хулентина.
- Меня надо гримировать или я и так неотразим? - да, я согласен. Еще бы! И чем сильнее бесится Регина, тем острее я чувствую в себе талант модели. - Кстати, лупу можно не прикладывать, думаю, той, что идет в комплекте к твоим фоткам, уже достаточно. Ведь как-то же на твои титьки любуются.

И она тащит Валентина-хулентина в сторону и они о чем-то шипят друг друга, но, видимо, это какой-то очень хороший менеджер, раз не только во мне рассмотрел потенциал, так еще и эту строптивую сучку в нем убедил, потому что она возвращается, нахохлившись, и молча сносит распоряжения о том, что меня надо переодеть. Бля, у них тут все на подхвате, что ли? Потому что с меня быстро сдергивают майку и шорты, заставляют надеть джинсы, в которых, сука, жарко вообще-то, и которые висят у меня на бедрах на честном слове. Закатываю штанины до колен и готов к труду и обороне. Какие-то девахи тычут мне в лицо тампонами или че это за хуйня, как будто бы даже причесывают...

- Иди ко мне, детка, - подмигиваю своей... партнерше? Как тут они друг друга называют? - Дадим твоему папаше сексу.
Хули, мне даже не надо говорить "Мотор!" или типа того, потому что я тяну звезду глянцевых журналов к себе и целую. Фотографа не нужно окликать, я слышу, как он щелкает, делая один за другим снимки.
- Регина, работай!
Смеюсь, привлекая ее к себе за бедра, поддевая пальцами тесемки, поддерживающие плавки бикини.
- Работай, Регина... - ну что за огонь в глазах!
- Твое лицо сейчас треснет. Не застывай!
О да, про "застыть" это я чувствую, когда провожу руками по ее спине, сжимаю задницу, целую шею, плечи... Отрываюсь, подмигивая коню:
- Слышь, как тебя там. Если я выйду лучше, можете отправить снимки в женский журнал. Процент, так и быть, оставьте себе.

Отредактировано Nero Scaevola (2015-04-27 23:48:18)

+1

15

- Да, ты оказываешь такое влияние на женщин. Собственно поэтому я и прислала вместо себя Урсулу.
Хамло недоразвитое. Сквозь очки я не вижу его глаза, но его тон уже выбешивает меня настолько, что готова закопать его в песок заживо прямо на этом месте. Какое чертово право он имеет приходить на мой сет и еще и хамить мне? На моей работе? А ниче что я тут в образе? Работа фотомодели – это тонкая организация души и хрупкое моральное равновесие. А это хренов наркоман мне сейчас поломал всю систему к херам! О каком равновесии вообще может идти речь, если вот навешать как раз хочется этому убогому созданию с хамским оскалом.
Ааааа, так это я у него трусы потеряла? Ну это не страшно, главное, что я с ним так и не трахнулась. Зато повезло тому мальчику из третьего клуба. Снимать с меня ничего не надо было, это иногда чертовски удобно. Вот уж бедный Сцевола. Я словно сбежавшая невеста, оставившая его без брачной ночи, но продемонстрировавшая шикарный комплект белья.
И меня бесит как он называет меня сокращенным именем. В мире вообще ни одна тварь не имеет права меня так называть, потому что терпеть не могу это имя. И он, сука, это знает. Так же как и знает, что я очень недовольна перспективой позировать с ним на камеру. Валентин хочет секса, а я хочу крови! Можно мне оторвать этому обдолбышу голову?
Нельзя. Меня одергивают и ставят на место, когда Нерон соглашается на подработку. И у меня даже слов нет, точнее слова-то есть и очень много и все они нецензурные, но нет времени, чтобы их озвучить, потому что я отвожу Валентина в сторону и начинаю на него наезжать.
- Ты с ума сошел? Схерали его в кадр? Это моя фотосессия!
- Увы, но ты одна не можешь дать мне то, что надо.
- Ох, неужели. Почему по утрам я слышу совсем другие речи?
- Регина, держи себя в руках. Это твоя работа! Не со всеми будешь ладить, с кем придется работать тесно.
- Тесно? Ты, блядь, понимаешь о ком мы говорим?
- Он обеспечит тебе пиар. Верхушка проглотит наживку. Тебя заметят, дура! Как ты этого не понимаешь?
- В округе полно других богачей и по выше и по красивше, но ты выбрал его!
- Потому что он – мудак, Регина. Деньги любят мудаков. И тебе придется его полюбить, если хочешь стать той, кем мечтала.
Я поджимаю губы. Херня какая-то. Мне все равно не нравится эта затея и я планировала быть от Сцеволы как можно дальше, особенно после вчерашнего. Нет, не потому что я боюсь его расплаты за то что прокидала, а потому что он мерзкий, отвратительный, богатый гавнюк, глазеющий на меня откровенно похотливым взглядом, так что дыхание перехватывает. Гремучая смесь. Я никогда не любила тихонь.
- Мне плевать, что вы трахнулись с ним…
- Мы не трахались. – огрызаюсь я в ответ.
- Тогда тебе же хуже, а ему – интереснее. Пользуйся моментом.
Валентин отходит от меня, оставляя с роем мыслей в моей голове, который не могу остановить. Это полный бред и как выкрутиться из этой ситуации я понятия не имею. Что мне делать? Спрятать голову в песок и отставить зад? Чтобы меня поимели, но я этого не увидела? Не мой метод, я от боя не бегу, я удивительным образом нарываюсь на него, создавая себе проблемы. Впрочем, кто знал, что моя невинная шалость обернется таким ужасом. Клубов в этой деревне так много, так много мальчиков. До Нерона просто не должна была дойти очередь, потому что он не просто в конце списка, он вообще далеко за бортом.
А пока я обдумываю варианты своих дальнейших действий я и не догадываюсь, что мой менеджер подошел к Сцеволе с предложение благодарности.
- Я понимаю, Нерон, деньги вас не волнуют. А выгода какая-то для вас должна быть. В силу моей работы у меня есть много номеров других успешных моделей.
И Валентин даже не успевает понять, что употребил «других», исключая меня из списка, который может быть предоставлен Нерону.
Мне поправляют макияж и я неохотно волочу ноги в сторону этой гребаной ошибки природы, который довольно лыбится и всем своим видом обещает мне муки Ада. Наверно поэтому на мое лицо ползет выражение отвращения, хотя я еще не дошла до Сцеволы. И перед тем как быть захваченной в крепкие руки, я бросаю на Валентина полный ненависти взгляд. Жаль что в этот момент я еще не понимаю, что ненависти во мне не так много, как после поцелуя, которым Сцевола удостаивает меня без моего разрешения. И мне кажется, что я во второй раз лишилась девственности.
- Ну да, - тут же выпаливаю я, пытаясь его оттолкнуть, но парень слишком сильно сжал меня в своих руках. Ты смотри, какой сильный, а не скажешь, - вчера то тебе так и не перепало. А сегодня хоть имитацию получишь.
Фотограф орет на меня, потому что я все не могу смириться с обстановкой и с компанией, чьи руки так нагло скользят по телу, разжигая огонь, с которым даже палящее полуденное солнце не сравнится.
- Сейчас чье-то другое лицо треснет. – шепчу зло я, глядя в глаза Нерона и облизывая губы. Невольно! Я даже не понимаю, не успеваю ухватить тот момент, когда тумблер в моей голове переключается.
Они хотят секса, с ним? Окей. Я не малолетняя девка, чтобы ставить личную неприязнь выше работы.  Поэтому я сейчас возьму себя в руки и либо все сделаю великолепно, либо эта камера окажется в заднице одного из присутствующих мужиков.
Я перехватываю лицо Нерона, хватая его за челюсть.
- Я с огромным удовольствием запихну тебе эти проценты в глотку своим собственным языком.
И я абстрагируюсь, нахожу дзен-позицию, при которой Сцевола не тот хам, который пытался меня вчера отыметь, а обычный парень, один среди многих, с кем я гуляла, спала, целовалась. Он – такой же как все и почему я должна выказывать ему особое внимание? Не потому ли, что его поведение меня так раздражает, но прикосновения разжигают такое желание, что окружающая обстановка меркнет, сливаясь в одно мутное пятно?
- Регина, двигайся. Мне нужна страсть! Нерон – не профессионал, но даже он круче тебя.
Твою маааать…
Я обвиваю его шею руками, проводя ими по волосам, цепляясь в них и отклоняя голову. Прижимаюсь к Сцеволе всем телом, наклоняясь к его губам и целуя.
- Вот так, девочка. Это уже тянет на мужской журнал.
Да плевать мне на что это тянет! Кто-нибудь вообще понимает в насколько опасной я ситуации?
Я разворачиваюсь к Нерону спиной, позволяя его рукам скользить по животу, а сама прижимаюсь к нему тазом, точь-в-точь повторяя движения нашего танца и возрождая воспоминания тела. Я опускаюсь на колени и отклоняю голову назад, чтобы сверху вниз взглянуть на своего партнера. Он просто партнер, ничего больше.
- Сядьте.
И хотя нам отдают команды, словно дрессированным псам, но почему мне кажется, что двигаемся мы сами, подчиняясь своим собственным законам тела? Я усаживаюсь на Сцеволу, вновь отклоняя его голову и заглядывая в его глаза. Темно, ни лучика света в них не вижу, сплошная глухая мутная тьма, не смотря на то, что радужка глаза все же видна и понемногу отвоевывает свои права у зрачка.
Я направляю его руки к завязкам на лифе купальника и уже через пару секунд я освобождаюсь от него.
- Хорошо, Регина. Только помни, что никакой обнаженки. Наши клиенты любят фантазировать.
Его клиенты может и любят, зато вот Нерону фантазировать ничего не надо.
- Есть претензии к моей груди? Вчера вроде ты был доволен. – шепчу сбившимся шепотом, прижимаясь к нему так, чтобы на снимке не было ничего лишнего.
- Переодевайся.
Я с некоторой заторможенностью отрываюсь от Нерона и закрывая грудь рукой, бреду в палатку, чтобы меня переодели. Теперь на мне легкая летящая туника, которую обильно смачивают водой, чтобы она повторяла контуры тела, от чего тряпочка становится практически прозрачной.
- Теперь давайте лежа, детки. И посыпьте их песком!
Я лежу под Сцеволой не говоря ни слова, пока наши мокрые тела посыпают песком, а ощущение будто последняя горсть земли брошена на мою могилу. Я тону прямо здесь и прямо сейчас. Все очень, очень плохо. И едва фотограф дает команду о начале, как я обхватываю ногами бедра Сцеволы и притягиваю его к себе, проводя руками по его спине и ягодицам.
- А что, тебе должна понравится эта работа, Нерончик. Смена поз, дешевый пафос. Все, как ты любишь. – ухмыляюсь я, выгибаясь к нему, почти забывая о фотках.
Нерон кажется тоже немного теряет связь с реальность, потому что ощущения немного другие, более личные. И нет игры на камеру. Нет ее даже когда я оказываюсь на Нероне и моя фраза звучит вовсе не для разогрева.
- Моя любимая поза. Вид шикарный. Но я бы много отдала за то чтобы увидеть твою растерянную мордаху вчера в подсобке, когда ты меня так и не дождался. – наклоняюсь к нему, скользя губами по его шее.
- Все, детки. На сегодня это все.
Но я не двигаюсь с места, не обращая внимания на окружающий, не сводя глаз со своего псевдопартнера.
- Купальник казенный, но думаю, для тебя сделают исключение и ты сможешь уйти отсюда с очередными трусами. А если подождешь, то и моделька какая нагрянет.
- Регина, ты идешь? – голос Валентина звучит где-то очень далеко, но в конце концов выводит меня из транса и я отклоняюсь от Нерона.
Точно, я иду. Валентин определенно утащит меня в номер. Спорю от такого зрелища и он возбудился и я даже согласна простить ему его грехи, только если он поможет мне сбежать, как вчера.

Отредактировано Regina Lucia-Scaevola (2015-04-28 14:15:29)

+1

16

Фыркаю в ответ на щедрое предложение отблагодарить меня номерами "успешных моделей". Чувак, ты серьезно? Считаешь, что владеешь каким-то интересным для меня богатством? Эти бляди такие же бляди как и остальные, менее успешные, так что их номера можно пробить по... борделям или службам эскорта. Германик в этом сечет, так что связей у него даже почище, чем у этого менеджера.
- Думаю, это они заинтересованы в моем номере, - смеюсь, туша сигарету. - Так что просто останься моим должником.

Регина злая как фурия, и обладай она телекинезом, телепортнула бы меня куда-нибудь в ебеня, честное слово. По крайней мере, взгляд у нее именно такой, и еще больше ее бесит, когда неожиданно меня хвалят за мою невъебенную естественность, а ее заставляют напрячь задницу и хорошенько потрудиться.
Нами командуют, но, по ходу, мы лучше знаем, что и как делать, потому что по моему чутью все идет очень даже... органично. Мы обжимаемся, целуясь горячо, с языком. Как взрослые, твою мать. И, честное слово, это очень похоже на прелюдию, дальше - только трахнуться прямо на песке. Так что смена поз, как выражается Реджи, в ее пользу. Я хотя бы перевожу дыхание.
- Я люблю маленькие сиськи, - целую ее, запуская руки в ее волосы, оттягивая за них, скольжу языком по шее вниз, и ее кожа солоноватая от испарины. Здесь жарко, и, скажите, на хуя эти софиты, если и без них ярко, как на самом солнце?
Как это никакой обнаженки? Про какой мужской журнал они городят? Для парней от трех до тринадцати лет? Впрочем, какая хер разница? Фотограф же уберет самое... непотребное, да? Поэтому держу ее на коленях, целуя ее грудь, а потом Регина целует меня, прижимаясь ко мне своими сладкими сиськами.

- Вот поэтому люблю маленькие, - шепчу в ответ. - Полный контакт...
Регина хороша что в купальнике, что в этой тряпке, которая открывает больше, чем скрывает, и мне нравится зарываться руками в горячий песок по обе стороны от ее головы, пока она сама обнимает меня ногами, и мы движемся так естественно. И, прошу заметить, совершенно невинно!

Оказываюсь под ней, и мне тоже нравится этот шикарный вид.
- Тебе стоило вернуться, твоя подружка мастер по части отсоса. Может, узнала бы что-то новое... - ловлю ее за волосы, удерживая ее так, чтобы она меня совершенно точно расслышала. - Хотя, знаешь, я тоже неплохо играю языком.
И черт, неужели это все? А как же запоротые дубли? Сцена три, дубль четыреста? Или это из другой оперы?

Регина продолжает глумиться насчет того, как кинула меня. Хм, а может ее заводит больше, чем меня?
- Хочу тебя и без купальника.
- Давай, детка, - вскакиваю следом за ней и щелкаю по заднице напоследок. - Отлично поработали!

И мне кайфово, хотя веселье и закончилось. Этот Валентин уже волокет Регину куда-то дальше, а мы с фотографом раскуриваем косяк, прежде, чем я переоденусь обратно, и он показывает мне фото. А че, ништяк. И трава ништяк, и фото. Парень знает толк и в первом, и во втором, так что я доволен. А потом меня находит Германик и парни с девчонками, и до ланча (да, бля, у нас еще остается время на ланч), мы торчим на пляже, играя, сука, в мяч. У меня энергетическая компания, и все лампочки Капитолия в кулаке, а я гоняю в волейбол и меня тащит.

То ли я перегрелся, то ли пережрал, но до самого вечера я дрыхну как убитый, а просыпаюсь потный и вонючий, и отмыкаю с полчаса под контрастным душем. Я перебрал травы, наверное, потому что не особо ее люблю, и по мне порошок мой лучший друг, но на разу пробрало знатно, так кто же думал о последствиях?
А вечером открывается фестиваль музыки под открытым небом и, конечно, как такое пропустить? Секс, наркотики, музло... Собственно, ради этого мы все тут и тремся.

Правда, собственно открытие я, конечно, проебываю. В прямом смысле. С какой-то новенькой подружкой в компании, но зато потом я огурцом и толкаюсь в самом эпицентре вип-зоны. Здесь все запросто. Где упал - там и лежи, где сел, там и сиди. Люблю такое. И сцену видно отменно, и огни прожекторов над головой. И еще спасительная прохлада, которая потянула с моря после ливня.
Тупокайф.

venue

http://s017.radikal.ru/i408/1504/21/adac5e760104.jpg

do you wanna fuck me?

http://s017.radikal.ru/i401/1504/2a/4e7572f78239.jpg

Отредактировано Nero Scaevola (2015-04-28 17:27:51)

+1

17

А ему все в кайф. Эта ситуация, обстановка, пляж, купальники, съемка. Этот гавнюк умудряется получать удовольствие от любой ситуации. И только мне по ходу единственной тут хочется закопаться или закопать. А хотя и правда, чего этому отбросу горевать? Перед ним расстилается мой менеджер, предлагая принять участие в модельной работе, да еще и с полуголой девахой. Кто бы отказался от такого десерта? Херня.
И че он там несет? Он меня хочет? Я тут же фыркаю, отклоняясь от него.
- Обойдешься.
Хотя, черт, мне бы сейчас не помешала разрядка. Жаль, конечно, что я слишком обижена на Валентина, чтобы перепихнуться. Не надо было меня так подставлять, чертов спец по созданию неловких ситуаций. И неловкой эта ситуация была только не для меня. Хотя не столько неловкой, сколько выводящей из себя. Такое количество эмоций я никогда не испытывала, от ненависти до горячего возбуждения. Или это солнце просто так распалило меня? Или все же мужские руки, проводящие по телу? Хочется верить, что второе.
Подрываюсь на ноги и шикаю от удара по заднице.
- Ушлепок. Я б на твоем месте за ручонки начала беспокоиться.
Я оскорбленно удаляюсь в палатку, где меня переодевают и мы с Валентином отправляемся в гостиницу. Вечером намечено открытие музыкального фестиваля, так что мне нужно выглядеть как можно лучше. Сегодня мы идем с менеджером вдвоем. Но безусловно не как пара, а как наставник и подопечная. Валентин никогда не выставлял отношения со своими протеже напоказ. 
И когда мы возвращаемся в номер, к моему удивлению мужчина не напрашивается на благодарственный секс, а оставляет меня одну и уматывает куда-то по своим особо важным делам. Даже не сообщая по каким. Девку что ли очередную хочет окучить? За ним иногда такое водилось, как за творческой личностью. Увидел нимфу, влюбился, переспал, расслабился.
В общем оставляют меня одну и мне даже стресс не на ком снять. Сволочи. Вот когда не надо, так руки распускают, а когда трубы горят, так блин не дозовешься. Ну за что мне это? И мне остается только грустно и лениво брести в ванну, чтобы смыть с себя остатки песка, соленой воды и ощущений, что Сцевола все еще ко мне прикасается. Вот же хрен языкастый. Понарассказал чепухи про свой язык, а мне теперь жить с этим. А лучше б жить с его языком, да.
Вечером, мы выбираемся в свет, проходя в vip-зону без особых проблем и меня уже приятно штормит от запаха влажной земли и грозы, прошедшей совсем недавно. Погода в Четвертом не к черту, но зато она отлично описывает смену моего настроения за пару часов. Я уже на релаксе. Мне весело, куча людей, все пьяные, яркие, голые и не очень. Народ разгулялся не на шутку. Валентин знакомит меня с парочкой интересных людей, которых я отмечаю в памяти галочкой. Менеджер просто так бы знакомить не стал, чувак знает нужных.
Мы сидим с ним у стойки бара. Несмотря на то, насколько открыто мое платье, я не чувствую прохлады, ведь сок с водкой горячит кровь и туманит разум, но впрочем не настолько сильно, чтобы сходу пуститься во все тяжкие. Я смеюсь, когда Валентин рассказывает мне очередную сплетню и оглядываю зал. И только сейчас замечаю косые взгляды некоторых групп товарищей. Я вполне ожидала внимания из-за платья, но вот это уже странно. Я поворачиваюсь к валентину, но он только коварно улыбается.
- Я чего-то не знаю?
- О чем ты?
- Ты выглядишь довольным.
- Я не могу быть довольным просто так?
Я качаю головой и щурусь. У меня такое ощущение, что меня где-то сильно наебали и мне это не понравится. Пока в мысли мои не врезается писклявый визг.
- Какого черта, Реджи?
Урсула. Несется ко мне на всех парах с планшетом в руке.
- Ты что о себе возомнила, дрянь? Не зазнавайся!
Я настолько в ахуе, что даже сказать ничего не могу. И поэтому она протягивает мне планшет, в который я тупо пялюсь и вижу снимки сегодняшнего дня, где я и Нерон. Вот мы обнимаемся и целуемся, здесь мы лежим, а на третьей… вау, это ж надо было так поймать, что я улыбаюсь Нерону, да и он улыбается мне в ответ. Нет, это далеко не улыбки искренней любви, наверняка, кто-то из нас отмачивал какую-то пошлость и скорее всего он, но с первого взгляда и не скажешь, что я хочу задушить его лямками купальника. Под фотками громкий заголовок о курортном романе.
Я перевожу взгляд на Валентина, но он только пожимает плечами, все так же улыбаясь. Все понятно, хитрый черт. Это он слил фотки. Чертов гений.
- Я говорила тебе, Регина…
- Я помню, ты вчера мне довольно доходчиво объяснила кто я и кто Сцевола. Это просто фотосет, Урсула. Ради бога, не еби мне мозги такой чухой и своей ревностью.
- Ты не понимаешь! – взрывается Урсула. – Думаешь ты такая крутая теперь, что можешь меня послать? Но ты для него – ничто!
- Тогда херли ты сюда пришла? Чего ты хочешь?
- Я… Ты – дешевка!
Понятно. По ходу Урсула немного напилась и теперь не понимает, чего она на меня орет. Я перевожу вновь взгляд на Валентина, но он качает головой, мол справляйся сама.
- Ладно, лапушка. Пойдем, узнаем, что скажет сам Нерон.
Мне срочно нужно перевести эти стрелки на Сцеволу. Кто виноват, что этот обдолбыш не может разобраться со своими брошенными блядями? Ну уж точно я с ними разбираться не буду.
И мы находим Нерона быстро. Он валяется на диване, откинув голову на спинку и закрыв глаза. Он че, обдолбался что ли опять? На его губах легкая улыбка, а голова слегка качается в такт музыке. А ведь еще не самый разгар вечеринки. Точно обдолбался, наркоман чертов.
Я падаю на диван рядом с ним и кладу голову на спинку стула, копируя его позу и находясь совсем близко.
- Расслабляетесь, мистер Сцевола? – ухмыляюсь я. – И не знаете, что наши фотки уже слили в сеть. – я бросаю ему на колени планшет, чтобы он глянул плоды своего труда и пролистываю пару фоток вперед. – Мне нравится вот эта. – показываю ту, где мы лежим на песке, наши ноги утопают в приливе и я выгнута навстречу губам Нерона. – По-моему ничего так. – Урсула громко зовет меня по имени, выражая недовольство моей темой беседы. А мне на нее насрать, она и так вывела меня из себя своими капризами. – Собственно да, - будто вспоминаю я, - ваша подружка обеспокоена ситуацией. А я говорю ей: «Не переживай! Разве может быть между мной и мистером Сцевола что-то подобное?» Уж слишком фотки горячи. – смеюсь я, не спуская взгляда с фотки, где мы целуемся сидя. – Так вот, заберите свою блядь себе, мистер Сцевола. Она явно хочет чего-то подобного.
Я оставляю планшет у бывшего партнера по снимкам и уже поднимаю задницу, чтобы покинуть место.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Regina Lucia-Scaevola (2015-04-28 20:10:05)

+1

18

Мне чертовски тут нравится. Я валюсь на диван, протягивая ноги и закуривая подряд несколько сигарет. Германик и компания зависают где-то у одного из баров, которых в вип-зоне понатыкано как грибов. Мы, мать его, сливки общества, нас нужно взбивать, чтобы не закисли.
Я не ебу, кто там сейчас играет, но у чувака отличный голос и дельные тексты, и я ловлю кайф от его музыки. Гремит на весь пляж, и звук чистый как бриз с моря, он будто даже звонче в этом разряженном после грозы воздухе. Да, иногда я становлюсь гребаным ценителем музыки. Внезапно. Меломан херов. Вообще, я люблю музло в голове, но все же как-то за себя спокойнее в минуты просветления, что сейчас все реально, а не мимокрокодил от дозы.
Надо эту мелодию записать на подкорку, пусть вспомнится как-нибудь, когда загонюсь особенно крепко.

И тут мой сеанс музицирования наглым образом обрывают. Что-то бросают мне на колени, и, прежде, чем я разлеплю глаза, понимаю, что это, к счастью, не ребенок, которого я пригулял. А что, с Германиком один раз такое было. Прям в клуб принесли и водрузили в руки.
Подымаю веки как долбаный крот и втыкаю, что передо мной Урсула, а рядом Регина, а на коленях - планшет. Чувствую, что планшет определенный лишний угол в нашей геометрической фигуре, но именно гвоздь программы. Аж вздыхаю разочарованно. Между тем Регина скользит по дисплею своим наманикюренным пальчиком, на который я залипаю, и демонстрирует фото. А ну да, Германик что-то начинал говорить на этот счет. Что-то типа: "Ай-яй ты охуел! И без меня!" Но я ответил, что мои фото с ним и на сотую долю не вышли бы такими горячими. Ответил навскидку и сейчас вижу, что угадал.

Из бравады Регины понимаю, что меня, по ходу, приревновали. Не, бабы, вы же в этом бизнесе, неужто не отличаете постановку от съемок папарацци? Но видать, нет. Пока Регина вещает, Урсула вякает что-то. Подружка, бля.
Смотрю на Регину и не даю ей уйти, когда она поднимает свой прелестный зад. Коаду обе руки на ее талию и возвращаю обратно, оставляю ладонь на бедре. Между делом. Я бы даже сказал, деликатно. Мамочки-мамочки, какая красотка. Честно, редко обращаю внимание, что на ком надето или недонадето, а тут... Очередное смелое платьице, и, вот черт, короткая юбчонка просто меркнет перед... как называется эта часть, которая титьки закрывает? Вернее, не то чтобы закрывает... Я прям вижу ее прелестную грудь. Фаак. Так и хочется положить ее на ладони.

- Блядь, - и так сразу и не поймешь, то ли это оборот речи, то ли я соглашаюсь с Региной, что Урсула - блядь. Или и то, и другое. А может это одобрение фоток. - Детка, - смотрю на Урсулу. Отсос она, конечно, делает знатно, но... Это не уникальное умение, скажу как эксперт, так что... - Вали-ка ты, а.
Бля, девочки, мне даже не хочется слушать эту лабуду. Одна на меня разинула рот, вторая пришла гордо доказывать, что все не так, демонстрируя самые крутые фото.
- Если не будет женской драки, то и говорить не о чем, - скалюсь, по-прежнему держа руку на бедре Регины. - Ты еще здесь? - смотрю на Урсулу, хотя мне и не надо ждать, пока она свалит, я просто перестаю обращать на нее внимание. Переключаюсь на Регину, хотя... Я всегда на нее включен, че врать-то. - На что ты рассчитывала? Признайся, ты просто соскучилась по мне, малыш, - целую оголенное плечико. Дай мне волю, сейчас замутим вторую серию фот.

+1

19

Несостоявшийся дружок Урсулы выплывает из своего залипательного состояния и обозревает нас взглядом доброго волшебника, не меньше. Он посылает Урсулу далеко, а впрочем, если подумать не так далеко, как я рассчитывала. Я надеялась эта старая шмара больше не сунется ко мне разбираться со своими несбывшимися надеждами на парня. Боги, это всего лишь рядовой наркоман богач. Да что в нем такого? Да, с ним не скучно, признаю. Да, это его неприкрытое хамство, совершенно откровенное, не скрывающееся за маской вежливости в стиле: мадам, ваши глаза сияют, как звезды, позвольте я залезу к вам в трусы. В общем, это придавало некую… откровенность. Вот уж с кем невозможно было играть в игры, так это с Нероном. Он удивительным образом вытаскивал из меня мое к нему зверское отношение еще и умудрялся этим наслаждаться. Извращенец, не иначе.
Я закатываю глаза, будто устав от ситуации, когда он возвращает меня обратно на диван, усаживая рядом с собой, и оставляя руку на моем бедре. Вот уж черт хитрожопый. Значит, как наедине, так на заднице живого места не остается, а как при подружке бывшей, так целомудренные поглаживания. Его хрен поймешь. Хотя он и правда до безобразия расслаблен. Обдолбался до одури, боги. И че мне так везет на парней?
Я легко веду плечом, когда его губы скользят по коже и смеюсь в ответ на его слова.
- Ты такой дурак, Сцевола. Схерали я должна разгребаться с твоими бывшими подружками, с которыми даже не спала? – по большому счету моя реплика имеет некоторый смысл.
Было у меня пару вполне удачных опытов с девушками. Было интересно, но не так круто. Но, черт, молодость – время экспериментов, так почему бы и нет? И не было никакой женской драки. Разошлись по хорошему и никто никого ни в чем не обвинял. Казусы с мальчиками… да, случались. Особенно с теми молодыми фанатами, которые затирают ручонку до мозолей, как только в журнале появляется свежее, неоприходованное личико. И если один заставал меня в объятиях с другим, то я не оставалась на спектакль. Я просто находила нового и укатывала с ним на другую вечеринку. Благо, в Капитолии такого дерьма хватало.
- А че это ты такой расслабленный? – я разворачиваюсь к нему, хитро глядя на Нерона. – Ты все-таки послушался моего совета и дождался модельку на пляже, да? Мальчик доволен. – я треплю его за щеку и смеюсь. Вот уж да, с таким Сцеволой не поймешь, то ли не хочешь кусаться, то ли хочешь укусить по больнее.
Я бросаю взгляд на скудный стол, на котором всего пара рюмок, которыми видимо мальчики зарядились с вечера. Как-то грустно. Я не за этим приходила сюда.
- Так мы будем веселиться? – я наклоняюсь вперед, касаясь рукой колена Нерона и подзываю официанта. – Давай-ка нам шоты, водки и еды, родной. – безгласый убегает исполнять мой приказ, а я возвращаюсь к Нерону, глядя на него горящим в предвкушении взглядом. – Не хочешь прикупить пару фотографий и повесить их над кроватью в спальне?
Теперь я понимаю, почему Валентин был таким радостным. Фотки очень удачны и наделают много шума. Кто бы мог подумать?
- Твое блядство сделает эти фотографии мега популярными. Так что поторопился бы пока можешь скупить их по дешевке. А то потом, когда захочется вспомнить уже и взглянуть-то не на что будет.
Я улыбаюсь, глядя на то как официант приносит нам выпивку и тут же закидываюсь парочкой шотов. Хочу веселиться, хочу опьянеть до упаду. И ничто меня не остановит.

+1

20

Я и правда расслаблен. Мне все по кайфу. Вот прямо-таки все.

- Могу сказать, с какими стоит попробовать, - отвечаю ей насчет подружек, с которыми она не спала, и чувствую себя котом. Я скольжу губами по ее плечу, и от нее так вкусно пахнет какой-то из тех примочек, что так любят девушки. Миндаль, нет? Впрочем, мои мозги сейчас так полощутся, что я вряд ли точно угадаю даже запах водки.
- Я берегу себя для тебя, - смотрю на нее, и ее лицо то приближается, то удаляется, и за ее плечами всполохи неона. Что за трава? Германик подогнал, и она явно лучше той, что я дернул на пляже.

Мне хорошо. Мне нравится Регина, и она, между прочим, остается, окидывая критическим взглядом наш стол. Очевидно, набор ей не нравится, и она ловит официанта, отправляя за шотами покрепче и жратвой. Кстати, тут есть чего пожевать. Хотя бы сэндвичами можно закинуться.

У меня обострены все чувства, и, когда Регина подается вперед, чтобы прокричать безгласому заказ и опирается на мое колено, моя рука ложится на ее обнаженную спину. Ладонь движется от шеи  и вниз между лопаток по позвоночнику, и я как будто существую отдельно от нее, но все чувствую. Какая гладкая у нее кожа, прохладная от этого влажного вечера.
Регина смеется насчет фоток, и я вижу, что она, как бы не кочевряжилась на съемке, довольна результатом и тем эффектом, что произведен. Как бы ей было начхать на моих блядей, ей не может не льстить возможность встать им поперек горла. Одной Урсулы достаточно, чтобы прочувствовать всю прелесть своей невъебенности.

- Они уже посланы мне домой… С пылу и жару, - скалюсь, убирая ладонь с ее спины, но только для того, чтобы достать косячок. Кто-то хочет повеселиться? Раскуриваю его как раз когда приносят заказ. По набору шотов на нос. Это по-нашему.
- Понеслась.

Запрокидываю в себя все четыре рюмки и закусываю какими-то ягодами. Клубника, нет?
- Будешь? – протягиваю Регине косяк, и она не отказывается, затягиваясь.

Трава крепкая, тащит сразу после первой затяжки. А я считай уже готовый, так что для меня эффект только усиливается.
Кажется, приходит кто-то из наших, кажется, мы танцуем. Все танцуем и пьем по очереди из горла виски, потому что в стаканы уже тупо не попадаем и льем мимо. Я передаю бутылку Регине и поддерживаю, пока она надирается. Мы целуемся. Мы зависаем в этом ощущении. От эйфории и неуемного веселья до ленивых объятий на границе полудремы. И это круто. Любой спад как заправка перед драйвом. А музыка все гремит, и она будет до рассвета. И мы точно отсюда раньше и не выползем. Правда, внезапно Германик предлагает пойти на пляж купаться. Девки тут же пьяно жмутся, что они без купальников, только кто поверит тому, что их это правда беспокоит? Туфли-то они свои уже поснимали, а это, считай, все. Попрощаться с платьем вообще ничего не стоит.
Германик тянет нас с Региной, пока мы лижемся на диване, повалившись после очередного пика.
- Эй, голубки, пойдемте купаться. Вода теплая! Нерон, твою мать!

+1

21

Как только приносят алкоголь, то вечер начинает приобретать более приятный оборот. Нерон тоже закидывается шотами и прекрасно вписывает в мое понятие веселья косячок между делом, затягиваясь и снова залипая в пространство. Я не отказываюсь, принимая травку и делая затяг. Трава не слабая и поэтому одного ранда мне хватает надолго. Я удерживаю дым, пропуская его в легкие и позволяя задымить всю мою молодую голову. Следом в желудок отправляются еще два шота. И, боги, теперь я готова на что угодно.
Энергии вдруг высвобождается такое количество, что я не теряю зря времени и присасываюсь к Нерону, чувствуя на его губах вкус ягод. Мы и не замечаем, когда подваливает остальная часть его компании, но определенно включаемся в толпу когда дело доходит до танцев. В голове всполохи то ли от света, то ли от музыки, но меня всю трясет, будто от приступа эпилепсии, но гораздо круче. И весь круг путешествий моих губ зацикливается на Нероне и бутылке. И, черт возьми, это все, что мне нужно этим вечером. Во всяком случае пока что.
Мы никогда точно не знаем насколько силен в нас дух жизни. И когда кажется, что руки уже опущены и сил двигаться уже нет, все меняет она. Трава! Весь вечер и всю ночь мы делим косяк на двоих. Один, потом второй. И останавливаемся только тогда, когда уже невозможно сдерживать это желание раздеть друг друга и перестать ограничиваться только поцелуями. Хотя про раздеть, это я погорячилась, потому что моем платье вообще фиг что прикрывает. А в данном случае, пока мы валяемся на диване, меня прикрывает вообще только Нерон.
Германику вздумалось потащить зад на море. Тоже мне ихтиандр, блядь. Нерона тоже кажется не очень устраивает эта идея. Не удивлена. Ничего, что мы немного заняты? Хотя как показывает практика нам в общем-то вообще все равно где валяться, главное, чтоб никто не отвлекал. А сейчас Германик лезет очень не вовремя и, конечно, я не удивлена, потому что он не понравился мне с первого взгляда.
Меня плющит, перед глазами все плывет, поэтому я стараюсь их не открывать и только шепчу Нерону в губы:
- Я знаю место по теплее. Может не такой мокрое как море, но тебе понравится.
- Никто не запрещает вам сочетать приятное с полезным. – тут же парирует Германик.
Я отправляю его нахер, скорее мыча эту фразу, чем выговаривая членораздельно. Но паренек и сам видит, что с места мы не сдвинемся. И ретируется с девками. Наконец-то.
Басы ударяют по воздуху, сотрясают землю и диван под нами. Я еще вроде не успела потерять трусы, но честно говоря, это меня мало волнует. Или не мало? Потому что по ходу нам с Нероном уже хватит тормозить процесс. Но эти ленивые движения, поцелуи, черт, мне и так все нравится. Или не нравится? Не знаю, меня так вставило от травки, что теперь даже не могу понять, что нравится, а что – нет. Наверно поэтому я сейчас иду вопреки всем своим прежним словам.
- А пойдем на море? Мне кажется, мы там как раз кое-что не завершили.
И мы вдвоем тащимся на пляж, поочередно присасываясь к бутылке виски, которую я захватила перед уходом и горланя какие-то песни. И путь наш занимает довольно много времени, хотя до пляжа всего 7 минут. Но тормозим мы только потому что то и дело Сцевола прижимает меня к какой-нибудь стенке или забору, чтобы запустить руку под юбку. И я не противлюсь, порой даже сама его утаскиваю, будто устав от пьяной ходьбы и требуя остановку.
И кажется снова начинает идти дождь, а только нам абсолютно по барабану, потому что мы наконец добираемся до моря, сбрасываем с себя одежду и погружаемся в воду. Я моментально запрыгиваю на Сцеволу и целую, обхватывая его плечи руками, зарываясь в волосы и проводя пальчиками по татуировкам. И мы уже вполне себе занимаемся сексом, когда стая громких девиц в компании таких же громких и шустрых парней проплывает мимо нас обдавая брызгами и убивая весь блядско-романтический настрой. Пляжная романтика, мать ее. Мы не одни такие умный поперлись на море, остудиться или наоборот разогреться, хер знает. Но только по всему пляжу полно таких же умников, стонущий под пирсом или прямо на пляже.
Я не могу заниматься пьяным сексом в таких условиях!
- К тебе. Прямо сейчас. – выдаю я сердитым тоном, потому что если мне еще хоть кто-нибудь собьет херов романтический настрой, я порублю пол пляжа на куски.
И мы едем к Нерону, не отрываясь друг от друга ни в машине, ни в лифте. И добираясь наконец до постели, мы можем уже нормально сбросить с себя одежду, раскидывая ее по комнате. Мы еще мокрые после моря, но это нас ничуть не смущает. И рассвет я встречаю с громкими стонами под Нероном, на Нероне, но главное, с Нероном.  И, черт, мне кажется, что все, что было до этого между нами, было неплохой прелюдией перед столько бомбовой ночью, в которую нам умудрялись мешать. Наверно, поэтому мы двигаемся быстро, без остановки, ловя один оргазм за другим, но не позволяя себе взять долгую паузу. И у нас настолько рвет крышу, что даже не замечаем, как Германик заваливается с двумя шмарами и топает на второй этаж. Устроили тут бордель, мать вашу. Но и это не занимает сейчас мой ум, а то, как быстро и сильно двигается во мне Нерон, скользя языком по моей шее, в то время, как я цепляюсь в его задницу, подталкивая и требуя большего.
И в то время, когда нормальные люди уже во всю пашут на работке, мы с Нероном только засыпаем, абсолютно обессиленные.
Я лежу на животе, свесив руку с кровати. Открываю глаза и вижу голую мужскую задницу, путешествующую по комнате. Отлично начало нового дня.
- Я ослепла. – недовольно говорю я и Германик делает самое худшее, что только можно сделать в этой ситуации. Он поворачивается ко мне передом, к лесу задом, сукааа. – Блядь. Уйди с глаз моих, тело.
Парень ржет.
- Ты не успеешь привыкнуть. – хмыкает он и смотрит поверх меня. Видимо на Нерона. Ох уж эти мне намеки. – Если че, я наверху. Заходи. У меня еще много интересного есть.
Я прыскаю от смеха, разворачиваюсь на другой бок и закрываю глаза. Мне бы еще немного поспать. Я тяну руки вперед и нащупываю бренное тело. Теплое, мужское. И я пододвигаюсь к этому мужчине и закидываю на него ногу. Кто бы ты ни был, на тебя очень удобно закидывать ноги. Ах да, точно, это же Нерон. Гадство, вот это я залетела, конечно. И ведь поздно пить боржоми, когда почти отвалились. Ну подумаешь, переспала с тем, кого терпеть не могу и сейчас на автомате провожу дорожку поцелуев от его плеча к шее. Он пахнет морем и мной. Мне нравится этот запах, поэтому мне так не хочется останавливаться. Но надо, ибо такие затяжные нежности по утрам – совсем не мое. Ладно, пора тормозить и поэтому разворачиваюсь обратно на живот, а потом и вовсе сажусь.
Который час? Надо вообще сваливать отсюда. Валентин, наверно, будет недоволен, что я зависла так надолго. Он не любит, когда я пропадаю из виду резко и без предупреждения. Сука, голова болит, как после запоя. Штормит.

Отредактировано Regina Lucia-Scaevola (2015-04-30 12:14:03)

+1

22

Нечленораздельно мычу, что согласен с Региной, и мне в лом куда-то двигаться, кроме как с нею и на ней. Мы неплохо проводим время, целуясь, и, конечно, поцелуи, особенно такие как у нас, это кайф, однако постепенно обоим этого становится мало, и я давно уже рукою не только под подолом, но и между ног Регины, лаская ее сквозь тонкую ткань ее очередных трусиков, которые мало что прикрывают - одно название. Мы догоняемся то косячком, то выпивкой, и нам хорошо, и нам на хер не сдалось море, особенно мне после того, как Регина предлагает перебраться в местечко потеплее. Это она про себя? Потому что я уже готов перебраться в нее. Но мы снова залипаем друг на друге, а потом Регину пробирает таки потащиться к морю, и звучит ее предложение как авторская идея. Она будто забыла, что нас уже приглашали, потому что думает о своем. О том, как мы веселились сегодня на берегу, только, помнится, кто-то хотел мне горло перекусить?

Прибираем с собой бутылку и плетемся по песку к морю, благо идти тут недалеко, но мы постоянно тормозимся, чтобы пообжиматься и и заправить бак. Как мы вообще на ногах-то еще стоим? Вот она, капитолийская закваска. Принимается идти дождь, и где-то вдалеке то ли всполохи зарниц приближающейся грозы, то ли это на горизонте отсвечивают всполохи прожекторов. И может не гром вовсе раздается, а это музыка тут так отзывается...
Кидаем одежду на песок, идя в воду, заходя по грудь и ныряя. Германик не соврал, вода просто как парное молоко... Регина тут же берет меня в оборот, и мой член уже нестерпимо хочет попробовать ее. И она не может не ощущать этого, приподнимаясь в воде, опираясь на мои плечи, и я помогаю себе рукой, когда она опускается на меня с протяжным стоном, впиваясь в мои губы. И мы качаемся на волнах, Регина - на мне, я - в ней, и это просто улет. Регина постанывает, а я думаю о том, что небо и земля переворачиваются, и как только я умудряюсь оставаться на ногах?

...И нам мешают какие-то идиоты. Только сейчас замечаю, что мы вообще-то не одни, и на пляже, вообще-то, до хуя народу. Это как пробуждение посреди прекрасного сна, и я, суку, зол. Регина, как и я, теряет запал для этого места, и тянет меня прочь. О да, я тоже хочу продолжить, и мы едем ко мне.
Мой водитель ждет меня, и, конечно, не одного. Он открывает нам заднюю дверцу, и мы с Региной валимся на сидение, продолжая наши упражнения и не в силах уже дотерпеть до кровати. Не удивлюсь, если она потеряла свои трусы, потому что на ней их нет, и у меня тоже. На ней только ее платьице и моя рубашка поверх.
- Ты мне сразу понравилась, детка, - шепчу, пробираясь к ее титькам, сжимая пальцами затвердевшие соски, которые так хочется попробовать губами...

Мы делим апартаменты в лучшем из отелей в Четвертом с Германиком. О нет, не из соображений экономии, потому что плачу все равно я, а из экономии времени на сборы на очередную попойку и просто потому, что бухаем мы вместе. Я обитаю на первом этаже, он на втором, но, когда мы вваливаемся, конечно, моего приятеля еще нет.

Не понимаю, че трещит. То ли платьишко Регины, то ли моя футболка, когда я в ней путаюсь. То ли остатки нашего терпения, потому что наконец мы вдвоем.
Постель прохладная, свежая и даже хрустящая от белизны. Регина падает на спину и разводит ноги, а мне не нужно другого приглашения. Я уже готов, я на взводе, и я ищу было гондон, но моя подружка торопливо шепчет, что она на таблетках, и не хуй мне тянуть себя за яйца, потому что она уже не может ждать. Вхожу в нее как нож в масло. Она мокрая, горячая и такая сладкая... мы трахаемся как заведенные, в голос. И наши баки заполнены, нам не до дури, не до виски. Их уже в нас предостаточно.

И мы наслаждаемся друг другом сполна. Регина такая красотка, что с ума сойти. Мне нравится ее дикая красота, эти кошачьи глаза, эти острые скулы. И я целую их, толкаясь как заведенный, потому что от одного этого зеленого мутного взгляда я всякий раз заряжаюсь...
- Какая ты жаркая... - шепчу, чувствуя, что снова готов кончить.
И нам плевать, когда появляется Германик, и появляется не один. Но я слышу пьяный смех и женские визги, когда они поднимаются по лестнице. и все это я слышу сквозь стоны Регины, которая выгибается в постели дугой, цепляясь на кованое изголовье кровати, пока я вылизываю ее, трахая то языком, то пальцами.
И так до утра. Мы и рассвет встречаем так, пока наконец батарейки не садятся, и мы не проваливаемся в сон.

...Солнечный свет бьет в глаза. Я слышу голоса, Регина что-то бормочет, и я, к собственному удивлению, ее узнаю... Не открываю глаз, чувствую, как ее нога оказывается на мне, но, видимо, окончательно взбираться на меня она передумывает, и ограничивается поцелуями. Кажется, я улыбаюсь. При таком сильном похмелье даже от улыбки лицо трещит... Но вот нога с меня спадает. Матрас проминается. Из всех сил подымаю веки.
Регина сидит, втыкая перед собой. Волосы всклокочены, глаза мутные... Утро в деревне узкоглазых. Не глядя, рукой нашариваю кнопку вызова персонала. Пусть принесут пожрать и аспирина, а сам сползаю с подушек, подбираюсь к Регине, целуя ее колени и движусь вверх по бедру... Мне кажется, я снова засыпаю, но просыпаюсь почему-то под душем и под кажущийся таким громким в гудящей от набата голове скрип ладоней Регины о стекло душевой. Мы по-быстрому перепихиваемся. Чем не опохмел после такой ночки? И я оставляю ее доделывать всякие женские штучки, а сам шлепаю обратно. Завтрак уже принесли, и он дымится на столике, а я сажусь у прикроватного столика и по привычке достаю порошок. Нож для колки льда - и вот две белых дорожки. Раздумываю некоторое время и добавляю еще чутка, а потом затягиваюсь. Вздрагиваю уже после первого вдоха и с десяток секунд раскачиваюсь перед вторым.

Класс.

Оборачиваюсь на ее шаги, все еще шмыгая носом.
- Сегодня в ночь уходим на яхте в море. Со мной?
Потому что я хочу. И меня нисколько не напрягает, что я проснулся не один. С нею я готов просыпаться. И, сука, засыпать. После наших парных упражнений спится просто отменно.

+1

23

Воспоминания прошедшего вечера очень мутные. Ну просто ооочень мутные. Я растерянно хлопаю глазами, пытаясь вообще оценить окружающую обстановку и понять где.  То есть, я прекрасно вроде бы знаю, где я, ведь помню, как мы вчера с Нероном завалились к нему. И по ходу только это и помню. Потом все размыто, но оооочень круто. Помню, что ощущения были просто фантастическими. Жаркими, ненасытными. И от одних воспоминаний, дыхание становится более глубоким, а внутри начинает приятно теплеть там, где вчера так умело орудовал язык Сцеволы. Гаденыш не соврал. Хотя с чего бы ему врать? Практику небось наработал нехилую к своим-то годам и с тем количеством баб, с которыми был.
Я как-то отстраненно наблюдаю за движениями Нерона, который проснулся и уже во всю возобновляет события сегодняшней ночи… утра… Да, похеру. Потому что я поддаюсь, даже без лишних слов или гадостей, которыми вполне могла бы сопроводить наши действия. Но сил на то чтобы говорить вообще нет. Их по большому счету и на секс не особо хватает, поэтому мы какие-то ленивые и даже стоны с моих губ срываются тихие, приглушенные. Нам просто надо проснуться. Поэтому тащу его в душ, ведь башка моя трещит по швам, а тело требует горячей воды, чтобы расслабить мышцы.
И душ мы принимаем вместе. И не понимаю, что бодрит меня больше, вода или Сцевола, двигающийся во мне с удивительным пылом, на который казалось никто из нас не был способен. Боги, откуда у него только силы берутся? Неудивительно, что девки за ним потом стадом бегают. ты смотри сколько внимания даме уделяет и вечером в клубе угостить, и ночью перепихнуться, и утренний секс. Прям мечта, а не мужчина. Такой затрахает до поросячьего визга, а блядям это нравится. Мне это нравится, потому что с ним хорошо, с ним секс не односторонний. И мы чувствовали друг друга. Не в плане эмоциональных переживаний, когда слезки от счастья катятся. А в том, как двигаться, где целовать. И нас можно было бы назвать идеальными партнерами по сексу, но к чему останавливаться на достигнутом?
Я мою голову и стираю с себя соленую воду. Горячая воды – дар богов. Просто великолепные ощущения. И голова тут же проходит. Должно быть от усердного физического труда сосуды расширились. И это великолепно.
Впрочем, как у меня расширились сосуды, так у Сцеволы расширились зрачки. Парень времени не терял. И думаю, это его ежедневный ритуал. Наркоман чертов. Мне не нравится в нем эта черта. Я не люблю наркоманов и мне в голову не приходит, что трава – это тот же наркотик. Но порошок – это совсем другое. От этих торчков никогда не знаешь, что ожидать. И в этом все говно. Мне именно это и нравится в Нероне.
Он предлагает мне отправиться с ним на прогулку на яхте. Сцевола, приглашающий на второе «свидание»? Что-то новенькое, о таком я не слышала. У этого чудака не было ни с кем длительных отношений и я это даже очень хорошо понимала. Некогда растрачиваться на высокие чувства и романтические вечера. Это просто не наш стиль. Будь с кем-то пока тебе с ним хорошо, расходитесь, как только дела принимают опасный оборот. Все логично и я сама придерживалась такого же мнения.
Я отбрасываю полотенце, которым я вытирала волосы. Больше на мне ничего нет. И я подбираюсь к Нерону со спины и обнимаю его руками, целуя плечи, покрытые веснушками, шею, кусая за ухо и в конце концов привлекая его губы к своим, чтобы утро совершенно точно началось с приятного.
- А слухи не врали. Ты и правда прекрасный любовник на одну ночь, как мне говорили мои дамочки. – смеюсь я ему в губы. – Не потому ли всего на одну, что ты не удостаивал их второй?
Снова целую, но уже более настойчиво, прижимаясь грудью и животом к его спине. Отрываясь от него, я убираю остатки пыли с его носа. Мда, что-то со мной явно не так, если я спокойно отношусь к его употреблению. Может потому что в голове выстроилась четкая иллюзия, что наркотики нихрена его не меняют.
- Не знаю. – я тянусь за ломтиком бекона, предлагая Нерону откусить с другой стороны. Могу себе позволить, я столько калорий потеряла за ночь, что и страшно подумать. – Мне надо узнать у Валентина. Если нет никаких съемок…
Во мне просыпается аппетит и я довольно уплетаю тост с маслом, водрузив на него клубнику. Это просто божественно, особенно учитывая, что я так и не отрываюсь от Сцеволы, каждый раз целуя его, когда тянусь за едой. А потом и вовсе разворачиваюсь к нему лицом и сажусь на него.
- А вообще, я бы с удовольствием осталась здесь на пару недель. – говорю я, доедая клубнику и обвивая шею мужчины руками. – Если бы твой друг не светил своей атлетической задницей.
- Спасибо, детка! – звенит голос Германика со второго этажа, а я закатываю глаза, демонстрируя Нерону лицо в стиле: Видишь о чем я?
- Надо идти. Валентин будет недоволен. Сегодня вторник. – а по вторникам мы всегда занимаемся сексом. Да, вот такая странная традиция была у моего менеджера. Как и та, что он берет под свою опеку только зеленоглазых. Тоже странный фетиш, но в кои-то веки мне подфартило. Я срываюсь с несвоего мужика и брожу по комнате в поисках своего платья. Туфли найти не рассчитываю. Но и где с ними попрощалась, тоже не помню. Напяливаю платье и подхожу к Сцеволе, который уплетает завтрак за обе щеки и в последний момент выхватываю последний кусочек бекона. – Сказала бы, чтобы ты меня не ждал. Но ты ведь и так не будешь.
Я смеюсь и ухожу из номера, игриво виляя бедрами. Настроение просто превосходное!
И я была не права. Валентин не так уж и расстроен, тем более он нашел неплохую замену на эту ночь. И он разрешает мне отправиться со Сцеволой на прогулку, ведь это подбросит дров в костер  темы, что мы встречаемся. Но я убеждаю его, что ничего между нами особого нет. Просто секс и ничего больше. Валентину плевать. Он будет за любые отношения, пока это приносит выгоду моей карьере.
А вечером, заходя на яхту и поднимаясь на открытую площадку, я конечно застаю Нерона с чужой телкой на коленях. На другое я и не надеялась. Эту блядину ничего не изменит. Но, впрочем, это не мешает мне усадить свой зад рядом с Нероном и девка, которая смотрит на меня с вызовом внезапно отправляется на хер. На чужой. А я с присущей мне наглостью водружаю свои ноги на колени этого чертового бабника и заказываю себе выпить.
- Бережешь себя, значит? Не чужая ли задница служит оберегом? Попросил бы тогда своего друга. У него-то по крепче будет, чем у этой. – хмыкаю я, словно недовольно, но на самом деле мне по барабану.
Вечер только начинается и обещает море азарта, секса и выпивки. Это очень хорошо. Это то, как я люблю проводить время. И мне абсолютно срать, напишут ли завтра папарацци, что Нерон Сцевола завел роман с молодой моделью. Нам хорошо вместе, так почему бы не насладиться тем, что у нас есть.
А меньше чем через неделю, я возвращаюсь в Капитолий с Валентином и публика принимает меня на ура, хотя я и без Сцеволы, который задержался в Четвертом догулять праздники. Легкий перерывчик нам не повредит, учитывая, как тесно мы общались последнюю неделю. А мне пора бы уже заняться делом, раз новая клиентура засветилась, ведь внимания ко мне теперь больше, а соответственно больше потенциальных папиков. И нет, от планов я своих не отказалась. Просто все стало немного… сложнее.
Забавно, но спустя еще пару дней после возвращения Сцеволы с Четвертого, о котором я наслышана, но лично мне этого сообщить конечно никто не потрудился, мы встречаемся на одной из вечеринок, где я составляю компанию одному из холостых политиков весьма молодого возраста. Он старше меня всего на 5 лет. Очень молодой политик, зато папа – очень влиятельная фигура в верхушке правления. Говорят, ходит под самим Сноу.
Так вот, так мы и встречаемся с Нероном, когда я под руку с этим милым, но скучным мальчиком, а Нерон лапает за талию у стойки бара какую-то блондинистую шмару. И че-то как-то мне впервые становится неприятным это зрелище. Ну как неприятным… шею бы свернуть обоим. И по ходу это прекрасно читается по моему лицу, потому что милый юноша встревоженно на меня смотрит и интересует, все ли в порядке.
- Да. Просто ослепла от старых знакомых. – хотя по большому счету, чего мне злиться?

Отредактировано Regina Lucia-Scaevola (2015-04-30 12:15:33)

+1

24

Короче, мы оттягиваемся в всю следующую неделю. После жаркой ночки открытия фестиваля мы тусуем на яхте и, хотя Регина сказала, чтобы ее не ждать, я был на триста процентов уверен, что она поставит свой сладкий зад на каблуки и придет. Ну и еще она была права, я ее не особо ждал, если иметь в виду, что на момент ее появления обжимался с какой-то крошкой. Только это никого не смутило. Стряхиваю девчонку с себя на кого-то из парней, и даю Регине положить на себя свои ножки.

- Не люблю мужские задницы, - провожу пальцем от щиколотки до подола, который очень и очень высоко. - Люблю твою задницу.
- Да у меня такая задница, что орехи можно колоть! - и Германик сжимает руку в кулак. Вот ведь ублюдок. Всегда все слышит! Всегда все знает! Он ловит официантку и просит поколоть льда ему в стакан с виски. Наклоняюсь и подцепляю льда, который стоит в чаше передо мной и щедрой горстью кидаю в его сторону:
- Так поколи себе сам своей крутой задницей!
- А девчонкам нравится! Да, Регина? Хочешь подержаться?
- Я бы после такой рекламы побоялся руку подносить. Вдруг как в мясорубку затащит, - ржу, а эта сука склабится. Чую подвох. И он настает. Германик, скотина, целует меня в засос.
- Фу, бля, пидор!

- Люблю его, не могу! - Германик еще мнет мне плечи, и я отталкиваю его морду, а он гогочет и таки находит более занимательной какую-то деваху, уже надравшуюся, хотя вечер только начался.
Регине нравится спектакль, она попивает свой коктейль и чувствует себя прекрасно. Утром мы расстались весьма... приятно. И это начало нашего курортного романа, в котором полно травы, секса, тусовок. Она спит со мной, у меня, и меня это устраивает. Она мне не надоедает. И уже напару мы не надоедаем паппараци, которые постят наши фото, когда мы обжимаемся, когда мы по пути на тусовку или после нее, когда валяемся на пляже или сосемся в море... Один нескончаемый фотосет. А потом менеджер велит ей паковать чемоданы, и Регина улетает в Капитолий, а мы с компанией остаемся догуливать. И я догуливаю конкретно. Дня два я укуриваюсь в усмерть, а потом тащу свое бренное тело в столицу, где отлеживаюсь, отмыкаю в ванне и готовлюсь, мать вашу, управлять компанией. CEO я или нет, в конце концов?

От Регины ни слуху ни духу, хотя вообще-то она светится в таблоидах. Со мной. Потому что фоты все еще создают шум. Однако мы нигде особо не пересекаемся, и уж тем более не звоним друг другу с предложением пожрать где-нибудь в ресторане при свечах. Поэтому весьма неожиданно наконец встретить ее на этом вечере, да и не одну. Хотя, чему я удивляюсь? Правда, люблю себя на мысли, что если и ожидал ее с кем увидеть, так это с ее как этим... менеджером. Германик мне уже донес, что менеджер полирует свой член в Регине регулярно. Так сказать, держит в тонусе. Хотя, чему я, опять же, удивляюсь? Этот Валентин-хренентин тот еще жеребец, сразу видно, а Регина не монашка. Интересно только, когда мы с нею крутили, на него у нее силы оставались? Сука.

Но между тем Регина не с менеджером, а с Виталием Публием. Завидный женишок всея Панема. Вижу их поверх плеча свой новой знакомой, но имени убей не помню, поэтому даже не прощаюсь, когда, опрокинув рюмку текилы (далеко не первую), иду к парочке.
- Детка, я скучал, - и мне совершенно не мешает, что Регина держит под руку этого своего ухажера или кто он ей там. Целую ее. Горячо. С языком. И мне похер. Я пьян. Я обдолбан. И я хочу эту женщину, которая тут с другим. Не знаю, что во мне срабатывает, или наоборот, не срабатывает... Но что-то со мной не то, если я в принципе реагирую. Германик на этом вечере с одной моей бывшей кралей, и меня это не ебет. А тут... Может, я просто Виталия ненавижу? И будь с ним кто другая, я бы и ее стал целовать? Только, пожалуй, испытывай я к нему ненависть, я бы просто ему въебал сходу. Значит, получается, дело в Регине.

И этот Виталий меня деликатно так рукой отстраняет. И смотрит так... сверху вниз. Высокий, сука. Чувствую себя провинившимся мальцом.
- Что ты себе позволяешь, Сцевола?
Я тебя умоляю...
- Слушай, я целую твою даму взасос. У всех на виду. В морду мне хоть что ли дай! - мне реально ржачно. Текила и порошок рулят. Меня даже пошатывает, но мыслю здраво... Хотя все свидетельствует об обратном.

+1

25

В какую морду, Сцевола, ты вообще какого хера вытворяешь, обдолбыш упоротый?!
Но вернемся к началу. Я стою со своим, надеюсь, если мне понравится, будущим женихом. Если мне сложится удачно под него подстелиться. Тут тоже надо уметь это делать правильно. Мой роман со Сцеволой прогремел, меня заметили. К счастью, этот мальчик без ума от моих глаз, поэтому прощает мне все блядство, которое я вытворяла в Четвертом. А впрочем, все мы не без греха. Мальчишка, говорят, человек тонкой натуры, нежного склада души. А проще говоря, он – гей. В большей степени гей, чем натурал. И именно поэтому моя кандидатура и подходит ему так идеально. Красотка модель, никто ничего и не заподозрит, потому что как можно изменять такой девочке с другими парнями!
Шанс, что этот чувак залезет мне в трусы – минимален, и это мне даже на руку. Удачнее брака не придумаешь, потому что тогда я смогу получать денежки без ущерба для развлечений. И все будет честно и удачно для нас обоих. Сынок успокоит папочку в плане, что он натуральный натурал, продолжит пускать слюни на чужие мужские задницы, а я продолжу свое веселье. Идеально! И все это мне устроил Валентин. И мы знатно отметили эту идейку.
А теперь происходит полная херня! Весь план летит в ебеня, из-за этого придурка, который изображает из себя клоуна и нарывается. Блядь, о каком ударе в морду он говорит? Парень – политик, он только языком горазд молоть. И максимально, о чем я могу переживать по поводу Сцеволы, так это за его задницу, на которую вдруг, да западет мой мальчик. Но я знаю, что не западет, потому что Сцевола не в его вкусе.
Зато очень даже в моем, потому что видят боги, этот поцелуй, как глоток свежего воздуха, после длительного пребывания под водой. Черт, тело не забыло, мозг не забыл, я не забыла, как с ним охуенно. И эти ощущения до сих пор существуют, хотя сколько мы там уже типа не вместе? Да прилично, как для живчиков по части секса, как мы. Но несмотря на перерыв, я отвечаю на его поцелуй сразу же, с не меньшим жаром и настойчивостью. Да вот только моего, надеюсь, если мне понравится, в чем я уже не уверена, будущего жениха, такой поворот событий не устраивает. И Сцеволу отодвигают от меня на расстояние.
Я облизываю губы, будто даже морщусь от неудовольствия, что мне не дали мое любимое лакомство, но тут же цепляю маску оскорбленной невинности на лицо, когда на меня смотрит Виталий. Я вижу, что мальчик растерян, он никогда не дрался, хотя и вид у него весьма грозный. Он всегда очень аккуратен  и убедителен, как истинный гомо, прикрывающий свою ориентацию, о которой знают все, парадоксально кроме его папаши. Перехватываю инициативу в свои руки.
- Милый, я сама поговорю с Нероном. – я легко касаюсь его щеки и целую в губы, невинно, по-дружески. Да, такие жесты в нашей паре в ходу. Наверно, поэтому Нерон меня так разгорячил. Я просто соскучилась по нормальному мужику. И дело вовсе ни в чем другом. – А ты, возьми нам шампанского и жди меня за тем столиком. – я указываю на столик, стоящий по соседству со столом с одиноким парнем. А хули, вдруг поладят? – Я скоро приду.
Виталий бросает на меня недоверчивый взгляд, потом свирепый на Сцеволу.
- Я буду рядом. Если понадоблюсь – позови. – легкий поцелуй в щеку и я улыбаясь отпускаю его.
И в этот момент все мое напускное спокойствие летит к чертям и я тащу Нерона за руку в место по тише, где мы сможем поговорить. Но прежде чем я с ним заговариваю, я прижимаю его к стене и целую, так же, как и он меня, но нас ведь так грубо прервали. А я не люблю незаконченные дела. Особенно когда не законченно с Нероном. Черт, этот засранец подсадил меня на конец… в смысле… да похеру! Будем называть вещи своими именами. И вот как раз в тот момент, когда руки скользят по его плечам, я сильнее прижимаю его к стене, отрываясь от него.
- Ты че, Сцевола, ориентацию сменил? Значит, это между тобой и Германиком не просто шутки, да? – шиплю я, перехватывая о официанта бокал с мартины. Выпиваю залпом и тут же плююсь. Гадость, я никогда не любила мартини. Но одного шампанского, которое я заказала Виталию будет мне явно мало. Даже не знаю, смогу ли я выдержать такой режим откровенной скуки, пока он сделает мне предложение.
- Какого хера, Нерон? У меня такой брак намечается! Не ты ли одобрял мои поиски папика? – или не одобрял? Я вообще с трудом помню его пламенную речь про отсос за деньги. А тут даже делать ничего не надо будет. Наверно. Черт, а если он в какой-то момент переключится на женщин и захочет поиметь меня? А если он захочет поиметь меня в зад?! Гадость. Надо срочно ему какого-нибудь паренька привлечь. – Иди лучше к своей, как там ее, новенькой. Не отвлекайся, а то вдруг что интересное пропустишь и она с другим убежит. А в мой перспективный брак не лезь.
- Регина. – появляется внезапно Виталий. Черт, как он нас нашел и какого хера вообще приперся? – Я принес шампанское.
- Я же сказала меня ждать! – я не отхожу от Нерона ни на шаг, но оборачиваюсь к Виталию.
- Я подумал тебе нужна помощь. – он переводит взгляд на Нерона. Глаза блестят будто грозно, но в то же время в них будто оценка. Пиздец, ну что за день такой!

+1

26

Она мне отвечает. Отвечает, черт подери! И моя дурацкая выходка без определенной цели внезапно принимает интересный оборот. Только этот холеный хмырь, весь такой лощеный и ухоженный, скрипит что-то невразумительное. "Милый", блядь. И они обмениваются поцелуями, и я весьма выразительно чешу задницу, а когда этот выхухоль на меня смотрит взглядом, полным осуждения, поясняю:
- Жопа слиплась. Вы такие сладкие.
И Регина прекрасно понимает, что Виталий не тот, кто сможет дать мне в морду и тем самым меня заткнуть, и, видимо, ей его жалко, потому что она внезапно решает его отослать восвояси. И, конечно,  поддакиваю ее словам о том, что она со мной сама поговорит. Пока Регина смотрит на него, я за ее спиной показываю ему весьма характерный жест большим пальцем в рот, намекая, чем может быть занят ее рот при разговоре. По крайней мере, что я на это надеюсь. И глаза Публия вспыхивают, и я даже вдруг решаю ,что может в морду мне прилетит, но Регина действует на него как удав на кролика... И он соглашается.

Будет рядом, он, ага. Позовет, конечно. Только обычно она мое имя кричит.

И Регина тащит меня за собой, зажимая в углу.
- Чувствую себя целкой наедине со старшеклассником, - смеюсь, обнимая ее за бедра и прижимаю к себе. - Какая прыткая.

Она городит что-то про меня и Германика, и, конечно, это шуточки о нашей ориентации. Ха-ха. А потом запрокидывает в себя стакан с каким-то пойлом, ловя официанта.
И дальше тирада о том, что она собралась замуж. Перспективно. По расчету. За Публия? Так он же типа как из этих... тыловиков. По крайней мере, слушки ходили. Он то с телками болтался, то поговаривали, что и не с ними... Да похуй. Кто бы с нею ни был, мне не важно.
- Менеджер подкинул идейку? - интересуюсь между делом. - График уже составили? Ну, когда ты с ним трахаешься, когда - твой перспективный муженек. Или вы сразу втроем?

Только какое мне, в самом деле, дело? Че я вообще заговорил про ее пидарасов обоих двух? Но я че-т злой. Наверное, мне нужно дури шмальнуть и пойти оттягиваться дальше. А Регина пусть милуется.
Черт. А вот и перспективный муж приплыл. С бутылкой шампанского. И Регина явно не довольна его появлением. Даже не оборачивается к нему.
- Мы заняты, - кидаю ему и снова перевожу взгляд на нее. И мы очень заняты. И все однозначно, потому что так близко известно какие отношения выясняют.

А у нас отношения? Ну, если безумная неделька в Четвертом в счет, то да, вполне себе отношения. Плотские, однозначные. Бутылка одна двоих, косяк один на двоих... Чумовые сутки, где ночи перемешивались с днями, и я ловил кайф от этих горящих зеленых глаз. Я узнаю этот взгляд. Она меня хочет. До одури. Как и я - ее.

И черт, мне, кажется, все же достаточно дури, потому что я несу что-то не то.
- Для чего тебе перспективный брак? Шмотки, тюнинг, бассейн шампанского? - я говорю с нею так, что совершенно игнорю присутствие Публия. - Так давай поженимся, хули! Или тебе непременно папик нужен? С брюхом, с лысиной? - скалюсь. - Потому что в обмен на тебя... - и голос садится, но Регина слышит меня, точно слышит, - я готов раскошелиться на шмотки, тюнинг, шампанское. Только про менеджера своего тебе придется забыть, я не люблю делиться.
И ведь, сука, я реально хоть сейчас готов жениться. Если это все, что нужно Регине. А что, она получит свой замужний статус, я - ее. На законных основаниях. И можем тусить в свое удовольствие. Я думаю обо всем этом между делом. Брак ценностью для меня не был никогда, поэтому я и размышляю о нем так, будто это пустяк, формальность.

Я просто не хочу лишаться Регины так рано. Че ее приперло замуж-то?

И че это меня проперло от ее охоты за муженьком? У меня таких блядей может быть сколько угодно.

Но каких угодно я не хочу. Я хочу Регину. Вот все, что я сейчас знаю.

+1

27

Сука. Скалится как животинка, еще и прознал, что я с Валентином сплю. Черт возьми, конечно, я с ним сплю! Это – моя работа! Как будто работа модели только и заключается в том, чтобы жопой на камеру вертеть. Нет уж. Там подай, там принеси, там улыбнись, там отсоси, боги! Это адский труд! И мне просто чертовски повезло, что моим менеджером стал Валентин, который так шикарно выглядит и не обделен мужской харизмой. Спать с ним очень даже весело, он весьма изобретателен. Конечно, у меня нет к нему такой тяги как к Сцеволе. Но могло быть и хуже.
- Не смей. Это не твое собачье дело, с кем я трахаюсь. Ты-то свой член в штанах тоже удержать не можешь. – огрызаюсь я и в общем-то меня не должны коробить его шлюхи, и мой послужной список, конечно, не такой огромный, как у Нерона, но все же меня бесит, как он предъявляет мне претензии по поводу того, с кем я сплю. Схерали это его вообще беспокоит?
Наш секс был великолепным. Каждый раз. Каждый. Чертов. Раз. И удивительным образом нам не надоедало, напротив, мы хотели еще и больше, и чаще. Не отлипать друг от друга в постели, в клубах, на пляже, в море. Это было чертовски странно, это притяжение, сводящее с ума. Не было ни романтических взглядом, ни невинных поцелуев, как с Виталием, не было красивый фраз о вечном. Травка, алкоголь, секс, секс, секс. И так до потери сознания, когда вырубалась уже прямо на нем, едва он кончал. И проснуться мы могли вот так же, когда я лежала на нем и тут же вновь пускаясь в наши игры. Накрывало будто цунами и столько эмоций, что, черт, я хотела его каждую секунду, что он был со мной.
А как только я покинула Четвертый, ведь новостные колонки не перестали рассказывать о походах Сцеволы по клубам и барам. А я в свою очередь продолжила сниматься для журналов, появляться на публике с другими мужчинами, хотя пресса и мусолила наш с Нероном роман. Какой к черту роман? Роман у тех, кто испытывает друг к другу что-то. Разве мы испытываем? Не поэтому ли мы сейчас выясняем ситуацию, не поэтому ли Нерон с цепи сорвался на ни в чем неповинного Виталия? Какого хрена происходит?
И тут Сцевола ставит меня вообще в ахуевертительное положение. Прости, что? Замуж меня позвал? Сначала вторая свиданка, теперь брак. Нерона плющит второй раз за месяц, а получаю по голове я. Ну ладно-то тогда, он был свеженький, только с дозы, с душа. Мы еще не потеряли друг к другу интерес. Мы и сейчас по ходу его не потеряли, судя по тому, как мои руки скользят под его рубашку. Но сейчас…
Налакался, сволочь. Обдолбан до такого состояния, что даже не соображает, что говорит. Это ж блядь, надо, первый раз замуж позвали и то по пьяни. Просто феерическое везение. И кто? Главный бунтарь и наркоман столицы, блядь. Жених, твою мать нашелся.
И в какой-то степени я раздражаюсь. От всего. От его предложения, от пустого предложения, от его фразы про тюнинг, про плату. Он покупает меня, так откровенно, так нагло, еще и запрещает мне спать с менеджером. А с другой стороны, не спроста его так плющит, если он даже свадебку предложил. Что-то в этом не так. И еще больше не так в том, что я теряюсь в ответе. Так не должно быть. Я же вижу в каком он состоянии, вижу, что он не серьезен, но все равно на языке вертится гребанное «я согласна».
- В тебе умер романтик, Сцевола. Так изящно купить женщину. – фыркаю я, возвращаясь руками к его шее и зарываясь пальцами в волосы. – Не порть все веселье. Ты несешь херню! Я не хочу быть твоей женой и никогда ею не буду. – глупости, что за бред? Мне нужен нормальный мужик, который будет нормально зарабатывать, адекватно вести себя на публике, любить меня до безумия или не любить, это уже дело десятое. Но главное, чтобы мне было удобно. А тут… Нерон говорит о том, что если я выйду за него замуж, то мне придется попрощаться с Валентином. Логично предположить, что если не будет свадьбы – будет продолжаться секс с менеджером, у меня будет работа. А я все-таки в первую очередь модель, а потом – жена. Не жена. Не будет этого. И я знаю, что нероновское предложение руки и сердца продиктовано глупым собственничеством. А мне важно иметь свободу в действиях. – Мне нужен муж, которому я буду изменять. – улыбаюсь, приближая свое лицо к Нерону и шепчу ему в губы. – Например, с тобой. От тебя мне не нужно ничего, кроме тебя самого, Сцевола. Прямо сейчас хочу.
На Виталия уже давно никто не обращает внимания, и он ретируется, понимая, что лишний на этом празднике жизни. А тему Валентина я больше не поднимаю, потому что там ничего не изменится. Это – моя работа, спать с моим работодателем. И это тоже приносит мне удовольствие.
Нерон Сцевола - не тот мужчина, за которого выходят замуж. Он тот, с кем развлекаются до утра. Понимает он это или нет, понятия не имею, но предполагаю, что ему так же похер, как и мне. Когда мы вдвоем, мы не заглядываем в завтрашний день, потому что живем моментом. Моментом, когда я забираюсь на него, пока он сидит на диване, в окружении других девиц, но глаза его направлены только на меня. Моментом, когда мы вваливаемся в его лофт, в котором я никогда не была, но наслышана о том траходроме, который он здесь часто устраивал.
- Я надеюсь, здесь Германика уже не будет. – шепчу я ему в губы, прерывая поцелуй и стягивая с себя платье, прямо на пороге лофта.
На заднем плане мелькает прислуга. Безгласая. Но тут же исчезает, как только понимает, что хозяин занят. Прислуга, это не страшно. Главное, чтобы не было его дружков, светящих гениталиями.
На сколько мы залипаем друг на друге? Трудно сказать. Но время идет быстро, практически летит, превращая окружающую обстановку в сплошное яркое мутно пятно. Мы все так же раскуриваем косяк на двоих, так же собственнически я водружаю свои ноги на колени Нерона в любом из клубов, которые мы посещаем вместе. Периодически я ночую у него.Пару раз, когда утром я убегала на съемки, Нерон мог проснуться с моими повязанными трусиками на его руке. Но это было так, баловство. Я даже не знаю, куда он девал потом этот хлам. Большую часть я ночую у него, если только мы встречаемся в клубе, то ночь обязательно продолжается в его лофте. Нерон в этом плане довольно постоянен. Даже странно. Пресса называет нас самой громкой парой месяца. Но разве мы – пара? Понятия не имею. Все, что меня интересует в Нероне даже не его деньги, а его тело, его руки и губы. И глаза, не сводящие с меня похотливого взгляда, полного желания. И я полностью отдаюсь ему в любой момент, когда он хочет и как он хочет. Потому что мне нравится быть с Нероном, он мне нравится. С ним весело, с ним жизнь искрит, как больше ни с кем. Это дорогого стоит. И хотя я вслух этого не сказала, но ему не нужно звать меня замуж, чтобы я была с ним. Ему достаточно оставаться таким, каким он мне нравится. И пока он мне нравится.
Одна из ночей в пригороде Капитолия. Где длинные, извилистые трассы, горячий асфальт и шикарный вид на город с холма, на котором собирается элитная братия гонщиков и вообще любителей хороших авто. Здесь собран полный комплект от классики до последних моделей, которых еще даже в продаже нет. Разноцветный дым поднимается в небо, феерверки, питарды, напитки, девчонки в коротких юбках и майках, практически ничего не прикрывающих.
Я не уступаю им ни в чем. Фотограф уже давно следует за мной по пятам, делая снимки у машин. Это был длительный фотосет, но горячий. На теле блестит масло, голый живот, длинный каблук, короткая юбка.
Я прибыла сюда раньше других. Во всяком случае раньше Нерона. И когда он подъезжает на импровизированную парковку, я подхожу к его окну со стороны водителя и наклоняюсь к Сцеволе, оголяя декольте.
- Привет, незнакомец. Есть свободное место в салоне? Я бы прокатилась на таком жеребце.
Я смеюсь, глядя на Нерона нахально и похотливо. Он вообще понимает, как я его сейчас хочу? Не то чтобы я имела какую-то слабость к машинам, но, когда за рулем красивого, дорогого авто сидит тот, кто по ночам не дает тебе покоя, это как бы, да, очень заводит. Кстати о заводит…
- Поршень проверил?
Это гонки, а на гонках надо догоняться. И у меня большие планы на одного их гонщиков.

0

28

Мое предложение со смехом отвергнуто. Ну конечно, какой из меня муж? Я уж скорее выступил покупателем, да это мне и привычнее. Хотя, по сути, если капитолийские браки по сути сделки о купле-продаже, то я не так уж и отличился. Разве что я покупаю не статус и поддержку чьей-то семьи, а тупо эту красотку и свой с нею секс. Между прочим, жест широкой души! Так-то мы трахаемся без прибыли для нее или меня, а тут могла бы порядочно нажиться. Но да ладно, я ржу. Ржу над ее возмущенным требованием не совать нос в то, с кем она спит. Ржу над тем, что она говорит о том, какой муж ей нужен. Просто меня прет.

Регина все так же обнимает меня, проводит ладонями по шее, запускает пальцы в мои волосы, рассматривая меня своими бесстыжими зелеными глазами. И я завожусь. В самом деле, какая мне разница, что за пня она себе найдет? Разве кольцо на ее пальце как-то охладит мое желание забраться к ней под юбку всякий раз, как я вижу ее, сумасшедшую, наглую, яркую? Нет.
- Тогда возьми меня, детка. Грубо.
Шепчу ей в ответ, скользя ладонями по ее затянутой в вечернее платье заднице. Ох, как эта девчонка хороша, я балдею. Мне нравятся такие. Дерзкие, бессовестные, но с норовом, который нужно не то что укрощать, а тупо тащиться от него. Я не хочу объезжать эту кобылку, я хочу чтобы она меня объездила.

Я в душе не ебу, куда девается Публий, но он куда-то угарцовывает, потрясая своими кустистыми рогами, потому что я, сука, совратил его неудавшуюся невесту у него на глазах. Но если он би, то, может ему обидно только на его мужскую половину?

Мы недолго задерживаемся на вечере, пропускаем пару стаканчиков и едем ко мне. Мой лофт расположен на самой верхушке одного из самых высоких небоскребов Капитолия, так что в ненастную паршивую погоду облака оказываются ниже меня  почти на десяток этажей. Кайфую от этого. Ни хера не видно кроме соседних макушек, тупо космос.
...Поэтому мы едем в лифте очень и очень долго. По крайней мере, нам так кажется, и Регина начинает терять терпение, так что в лофт я вваливаюсь уже без рубашки и с расстегнутым ремнем. С этого замечательного вечера Регина моя частая гостья. Порой мы днями могли не вылазить из постели, выбираясь разве что до душа. Это были отвязные уикэнды на двоих с дурью. Регина дымила косячками, летая, а мне было мало, и я догонялся порошком. Разделить понюшку со мной Регина отказывалась, называя меня гребаным наркоманом и обдолбышем, но зато научилась курить в настоящий затяг и только самый забористый продукт. Еще бы! Кто учитель!

И, блядь, мы были самодостаточны. Нам даже компании не нужно было.  Конечно, я не сомневался, что менеджер ее так и пялит, но ведь и я верность не хранил... Но все равно я что-то терпеть не мог этого суслорылого лизоблюда, и, думая о том, как Регина терлась под ним, брал ее жестче и сильнее, так что она кричала и царапала меня. Но я не модель, мне не болезненно. А в остальном... О нашем громком романе голосили не менее громко. Нашу пару обожали. Еще бы! Столько новостных поводов!

Такие отношения нас устраивали совершенно определенно. Я мог забрать Регину с любой вечеринки и увезти к себе, часто мы доезжали не сразу, и некоторое время раскачивали тачку на парковке. Регина могла вытащить меня из-за покерного стола на каком-нибудь вечере и предложить прогуляться по парку... До ближайшей скамейки.
Иногда на утро она оставляла на моей руке свои трусики, а затем слала мне свои фото в рисковых юбчонках. Вообще-то здорово сбивает с мысли, когда слушаешь финансовых директоров. Даже от кристальной дури мозг не чистится, когда представляешь эту сучку с блядскими глазами. Наоборот.

И мне кажется, я на нее подсаживаюсь.

...Этот зад я узнаю из тысячи. Я вижу свою бесстыжую сучку издалека, с нею трется фотограф, а хуесоса менеджера не видать.
Торможу в общем ряду свою новенькую малышку. Новенькая девочка, протюнингованная по моему заказу и вставшая мне в приличный счет. Черная, аккуратная, легкая. Скорость до 193 за три секунды, а максимум обещается быть 494,04. В деле я ее еще не обкатывал, я планирую это сделать сегодня в заезде. Мы так развлекаемся, когда после телок и дури бабок остается не мерено. Мы покупаем тачки и гоняем на высокие ставки. Последнее просто мелочь в карман, а кайф безумный. Кровь растворяется в адреналине. Гоняем как безумные, до сблева после финиша или дрожи в ногах.

Моя пташка приземляется у окна, сверкая сиськами, которые я прекрасно вижу, и устраивает дешевый наигранный подкат. И мне нравится.
- Это девчонка, - глажу малышку по обделанному кожей рулю. - Но мы не против тройничка, детка.
Играю бровями.
- Поршень? Может, посмотришь? - о да, детка, ты смотришь, куда нужно. Честное слово, у меня сейчас встанет, если я снова подумаю, как ты смотришься со стороны, склоняясь ко мне в тачку.

Но тут со стороны пассажира просовывает голову мой давний приятель по гонкам, который на них действительно зарабатывает.
- Вот это кобылка - присвистывает Ливий. - Дашь прокатиться?
- Член от напряжения не погнется, когда будешь выжимать газ? - и я рад тебя видеть, брат.

- Я не о тачке.
И склабится, блестя своими глазищами.
- Так и я не о ней.
Выхожу, чтобы поцеловать и прижать мою пташку, пока Ливий обходит тачку.  Он тут же меня обнимает, обмениваемся скабрезностями по ритуалу.
- Мой приятель Ливий, жалкий импотент. Коллекционирует насосы. Без них не заводится.
А сам лапаю Регину пониже спины, потому что она крутая. Фак, Ливий, шел бы ты, а?

Отредактировано Nero Scaevola (2015-05-01 14:43:07)

+1

29

Сцевола под дозой и я очень хорошо это вижу по его взгляду. За все время, что мы как бы вместе, хотя трудно назвать парой людей, которые трахаются не только друг с другом, но еще и с другими и прекрасно об этом знают, я научилась хорошо понимать насколько сильно мозг Нерона забит порошком. Сейчас в нем было ровно столько, чтобы чисто мыслить. И будь я умнее, я бы возможно попробовала сказать ему о том, что вождение в таком состоянии может убить его. Но я не умна. И мне как-то пофиг на самом деле в каком состоянии Сцевола, когда он будет гнать со скоростью под 300. И дело не в том, что я за него переживаю. А в том, что мне это даже в голову не приходит, что с Нероном может что-то случиться. Эта сволочь фартовая до безумия. И в конце концов, у нас еще весь вечер впереди, так что вообще как-то не задумываешься о чем-то по-настоящему хреновом, когда в голове планы, как мы будем развлекаться на заднем сидении его машины. Или на кузове. По барабану где, главное, что с ним.
-Я не автомеханик. Может, мне позвать того мускулистого чувака, у которого гаечный ключ на члене выбит? – отвечаю я на его пошлую шутку, впрочем принимая ее. Между нами всегда будет что-то особенное, что-то, что связывает нас, что-то общее, как поршень и обивка, как мои трусы на его руке, как один косяк на двоих. Сдохните романтики, вот они – настоящие, мать их, отношения.
С другой стороны машину напротив меня вырисовывается какой-то тип и мы встречаемся глазами. У него черные глаза. Во всяком случае в темноте они такими и кажутся. Нахальная улыбка и похотливый взгляд. И он одет во все черное. Мальчик выбрал себе таинственный стиль? Что ж, отдаю должное, ему идет. И он чертовски привлекателен. И я даже немного им интересуют и посылаю ему улыбку в ответ, пока Сцевола не вытаскивает меня из параллельной вселенной и не целует, прижимая к себе. Да, это определенно то, что надо.
Ливий. Что-то я про него помню. Он – частый гость гонок, почти постоянный клиент, как мне успели рассказать. На самом деле публика здесь довольно однообразная. У капитолийских детишек создался уже такой определенный круг людей, которые посещают из раза в раз одно и то же мероприятие. Это был тот случай. Редко когда на гонках появлялись новички. А старожилы славились своим мастерством и победами. Насколько я узнала несомненным лидером заездов был Ливий. Он был постоянным участником. Сынок, живущий на папино содержание.  Отец и не думает приставляться и Ливия это очень бесит. При этом папашка-то еще и ограничивает в некоторых ресурсах. Поэтому гоняет Ливий свою тачку по серьезному, на деньги. Это для таких баловней судьбы, как Сцевола, гонки были своеобразным развлечение, когда и дурь не особо уже действует и нужны эмоции по острее и появлялся Нерон здесь не так часто, как Ливий. А вот последний жил гонками и на призовых деньгах. Я так поняла, что Сцевола и Ливий были основными соперниками, но понимаю, что это нихрена не мешает им дружить. Два обаятельных гада. Что там Нерон про тройничек болтал?..
- Наслышана. – улыбаюсь я холодно, забираясь рукой Нерону под футболку и скользя пальцами по заживающим ранам от моих ногтей. С моим недопарнем в последнее время творилось, что-то странно, но что бы это ни было, секс от этого стал только лучше, поэтому я особо не парилась.
- Как и я. Благодаря Нерону ты в последняя время популярная цыпа. – отвечает Ливий, проходясь по мне взглядом и оценивая товар. И по ходу его даже не смущают руки Сцеволы на моей заднице, которые так и скользят под юбку, но его отдергиваю, потому что мне скоро уже бежать на следующий сет.
- Нерону? – я фыркаю. – Уж скорее благодаря моим ногам. – между которых Нерон всякий раз так удачно паркуется.
И по ходу сценария Ливий видимо непроизвольно соглашается со мной вслух.
- Ох и ебет же тебя кто-то, детка. - Лиивй кидает одобрительный взгляд в сторону Нерона, как будто поддерживая его выбор такой красотки.
Вот это уже хамство.
- Тоже хочешь? – сладко спрашиваю я, глядя с улыбкой на Ливия, при этом не отходя от Сцеволы.
- Я б не отказался. – хмыкает парень, похотливо улыбаясь и скользя взглядом по моему животу. Вот же черт. Он и правда сексуален. Но зря он старается, такие оскорбления, какие нанес мне Нерон, никто не сможет повторить. Именно поэтому Сцевола навсегда в моем сердце, засранец наркоманский.
- Так он и тебя выебет. – и я в общем-то не могу даже сказать о ком толком говорю, о Нероне или Валентине. Потому что Валентин то все-таки по крепче Нерона будет. И вмазать может со своим ростом. Хотя Ливий не особо-то высок. Может на пару сантиметров выше Нерона. Этакие братья неблизнецы. Так че там с тройничком, Нерончик?
- Брат, - обращается Ливий к Сцеволе, смеясь, но я вижу опасный блеск в глазах, - ты бы воспитал ее разок хорошенько. Телки после такого прям шелковыми становятся.
Вот мерзость-то! И Нерон с таким водится? Мелкотня какая-то меня еще и отчитывать будет.
- А ты всех своих телок воспитываешь?
- А ты со всеми трахаешься, кто тебя за задницу хватает? – намек явно на руки Нерона и в общем-то я бы и могла промолчать. Но это же я и тем более, я уже успела скурить немного травки.
- Ауч, опасный. Только что-то я не вижу толпу текущих и шелковых вокруг тебя. Или они отказываются воспитываться даже за деньги твоего папочки? – я откровенно скалюсь не отрывая взгляда с меняющегося лица Ливия. Ему эта фраза явно не понравилась. А нехуй меня воспитывать, гнида. Никто не смеет. – А я сплю только с победителями. – я целую Нерона, скользя рукой к его ширинке и сжимая его член через ткань джинс. – А если бы не твой жалкий импотент, заднее сидение твоей девочки было бы уже опробовано.
Меня зовет фотограф на второй сеанс фоток. Я открывала гонку с шелковым платком, который был повязан на моей ноге. Этакая традиция для тех, кто командует гонщиками приготовиться.
- Не облажайся на старте. А я буду ждать тебя на финише.
И я покидаю мальчиков, прощаясь с Ливием, помахав ему ручкой. И пока меня фотографируют то на одной машине, то на другой, я и не догадываюсь, что в этот момент Ливий решает предложить Нерону поднять ставку до… меня, в качестве главного приза победителю. Конечно, условие распространяется только на них двоих. Просто Ливию поперек горла встала моя фраза про отца. А я не могла смолчать и наверно, слишком долго общаюсь с Нероном, который всегда бьет по точным целям. И теперь конечно, ему не терпелось меня воспитать.
Шесть машин, шесть гонщиков. Одна кольцевая трасса. Я стою напротив машин, выстроившихся в два ряда по три машины в каждом. Ровно посередине. Наклоняюсь чтобы снять платок с бедра и кидаю взгляд на машину Нерона. Стекла тонированные, я не могу видеть его лица, но я абсолютно уверена, что он видит мое. Ох, черт, жаль я не смогу быть с ним в машине, потому что я бы явно нашла чем занять его поршень. Я улыбаюсь, платок летит из моих рук, но до земли так и не долетает, потому что тачки срываются с места, поднимая клубы пыли, на которых ткань описывает замысловатые виражи. Все машины до единой пролетают мимо меня в сантиметрах и я слышу как оглушительно стучит мое сердце. Вот это драйв, это круче травки. Я хочу почувствовать это еще раз. И Нерон знает как.
Гонка началась.

Отредактировано Regina Lucia-Scaevola (2015-05-01 02:13:59)

+1

30

Моя девочка скалится в ответ на подкаты Ливия, и он, я это вижу, заводится. Регина себя обиду не даст, это точно, и я даже не вмешиваюсь в эти взаимные пикировки, кайфуя от ее прикосновений к моей коже под футболкой. Я под дозой, и мне кажется, все мои чувства обострены, так что ее коготки я ощущаю очень и очень хорошо. Между тем я забираюсь под ее юбку, и тут же получаю по рукам. Вы посмотрите на нее! Недотрога, блядь.

Кажется, я что-то теряю из виду, и включаюсь, когда глаза Ливия горят на фразе, что мне следовало бы заняться воспитанием моей подружки, а то она, видите ли, не шелковая. Только собираюсь ответить, что из шелка в отношении ее меня устраивает только ее белье, а в остальном я доволен, как Регина сама парирует реплику, и я ржу. И этот приступ не оставляет меня, пока моя пташка заклевывает бедолагу Ливия. То-то же. Рыцарь из меня никакой, барышню свою я не защищаю. Я люблю барышень, который умеют защищаться сами, и от меня в том числе. Это меня заводит.

- Я люблю несговорчивых, ты знаешь, брат, - и целую Регину, увлекаясь, а когда наконец отрываюсь, добавляю насчет шелковых: – Монашки меня не интересуют, только если они не отбиваются от меня.

А Регина еще и поддала травы, я это вижу по ее глазам, они всегда чуть подергиваются дымкой, когда она покурит. Покурила без меня сегодня? Вот потаскуха, и где только взяла? Заработала мимоходом, обтираясь перед камерой у тачек? Короче, ее не остановить, а я и не пытаюсь, и Ливию приходится жарко, потому что мою детку и так несет как тачку на трестах милях по горному перевалу. О да, тема папаши больная для него. Старикан никак не хотел отходить в мир иной, и херушки Ливию было заполучить его статус в наследство. Этот старпер был тем еще диктатором, так что сынку приходилось туго. Я вел дела с ним, так что знаю, о чем говорю. Честно, удивляюсь, как Ливий еще не помог папаше увидеть праотцов.

Регина глумится над парнем, раззадоривая, и да, у нее получается. Правда, заодно и мне перепадает, и она заводит и меня, но не злостью, а другими мыслями. Сучка говорит про победу и трет мой член сквозь ткань джинс, неся чушь насчет того, что мы проебали возможность по-быстрому опробовать мою тачку. А вдобавок еще и вертит своей упругой задницей, прощаясь и желая мне быть на финише первым. О, тот редкий случай, когда она хочет, чтобы первым финишировал я, а не она.

- Держи крепче юбку, когда будешь давать старт! – кричу в след и перевожу взгляд на Ливия. Тот склабится ей в след, и пусть я буду жалким импотентом, если ошибаюсь в том, какими глазами он смотрит на Регину. Он ее хочет.

- Ретивая кобылка, только языкастая, - сплевывает он. Ну конечно, про папашу он не забудет. Даже жаль его. Думаю, он мне завидует по части моей успешности на этот счет. Он на три года старше меня, а я уже семь лет CEO фамильной компании, живу в свое удовольствия, проебывая все прибыли, ни перед кем не отчитываясь, а он в свои двадцать семь под строгим контролем отца. Серьезно, у него есть месячное содержание, блядь! И оно явно не покрывает амбиций Ливия, поэтому он и резвится тут, нагревая конкурентов на приличные бабки. Меня тоже нагревал по первости, пока я не втянулся и не начал всерьез раскошеливаться на тачки. Я тут бываю относительно редко, но бывает так растащит на жажду скорости, что просто чума. Как ломка или типа того. А сегодня так и вовсе забойный заезд. Я знаю всех, кто строится на старте. Наши парни, тронутые на тачках и скоростях.

- Никогда не узнаешь, насколько языкастая, - ржу, закуривая. Есть десяток минут на затяг хорошим забористым табаком. Регина маячит среди пестрой толпы со своим фотографом, и Ливий следит за нею вместе со мной.
- Давай заключим пари. Если я выиграю, ты уступишь мне ее на эту ночь. Она же спит с победителями.
Как порядочный, я бы должен был оскорбиться от такого предложения, но я не порядочный, и спорить на сучку мне не в первой, но я задумываюсь. Нет, не над решением, а над условием.
- А когда выиграю я?
Ливий смотрит на меня своими лупами.
- Деньгами тебя не купишь?
- У тебя их столько нет.
- На желание.

О, вот это интересно. На желание всегда круто, ведь по этой части фантазия моя безгранична, и меня золотом не осыпай, а дай кого-нибудь унизить… Но все же… Смотрю на тачки, раздумывая, и тут внезапно приходит мысль.
- На твою тачку.

О, у него чудная победная ласточка. Ярко-красная, молниеносная. Все свои бабосы с побед он вбухивает в нее, чтобы нашпиговать всеми возможными примочками.
- Ха, - ржет Ливий, отрицательно качая головой. – Ты слишком дорого оцениваешь свою потаскушку.
- Ты сомневаешься в своей победе? – интересуюсь между делом, дымя. Я знаю, как взять его на понт. Очень хорошо.
Ливий медлит, а затем произносит:
- Идет.
- Одно условие. Независимо от того, кто придет первым из шестерых, мы заключаем пари на нас двоих.
- Ты не уверен в своей победе? – Ливий возвращает мне мою же шутку, обмусолив.
- Я не уверен в твоей, - сплевываю, туша сигарету о ботинок.
- По рукам.

Распорядитель объявляет о двухминутной готовности, и мы расходимся по тачкам. Я второй в левом ряду, Ливий – третий в правом. Трасса огромная, шикарная, гладкая как стекло. Еще бы, мы же на нее потратились для себя любимых. Никогда в Панеме такого полотна не найдешь, какой мы постелили под свои золотые тачки, чтобы резвиться в минуты особой столичной скуки. Ее протяженность большая, поэтому кольцо нашпиговано камерами, выводящими изображение на большие экраны перед собравшейся публикой. Город лежит где-то внизу, а самая тусовка сейчас здесь.

Вижу как Регина становится на полосе старта, как развязывает платок на своем бедре и берет его в пальцы, оглядываясь и находя глазами меня. О да, на нее сейчас смотрят все. Моя девочка.
Мотор рычит под капотом, я готов. Какой это кайф – ловить дрожание железной малышки под своими ладонями, крепко вцепившимися в руль. Я прогибаюсь в кресле, буквально срастаясь с ним, хотя, едва выжму газ, мне втащит в кресло еще сильнее.
Регина разворачивается, поднимает руку с ярким платком и взмахивает.

Я трогаюсь одновременно с передней машиной, и не слышу ни рева покрышек, ни взрыва толпы. Это как скачок в параллельную реальность. Пейзаж за бортом меня не интересует, все сливается в одну бесконечную светящуюся неоном полосу, и только желтые сигнальные и разделительные полосы трассы имеют смысл.

Спидометр показывает 150, а через секунду на мой глазах уже 190, и я думаю о том, где, на хуй, обещанные 193? Я вижу задние огни передних тачек, их две, и вжимаю педаль газа в пол, заходя на вираж и по большому радиусу вписываясь в поворот, едва не чиркая по корпусу желтого кара. Я не вижу красной ласточки Ливия, потому что мне откровенно по хуй. Я хочу оставить позади всех остальных, потому что моя малышка рвется из-под меня, и я чувствую себя наездником на лошади, которая несется вскачь, а я почему-то стою на месте, и поводья в руках натягиваются как струны.

234. Выкручиваю руль, чтобы меня не унесло. Скорость падает, и я матерюсь, снова вжимая педаль газа и выводя детку на трассу. Мы идем плотно, и мне это не нравится. Пидор впереди перекрывает мне ход, а я могу больше. Сука блядская. И я снова на повороте ухожу на вираж, там, где справа от трассы идет борт как канва гигантской тарелки. Вряд ли он предназначен для таких фортелей, только я, не раздумывая, выдержит ли и смогу ли я,  вхожу в него, и трасса оказывается для меня под углом, я вижу ее сверху и прибавляю газу на этом коротком отрезке. Мне нужно сойти отсюда так, чтобы не приземлиться себе на шею.
Это как замедленная съемка, и голова кружится, когда я оказываюсь в плоскости, и впереди меня никого нет. В зеркале заднего вида исчезают передние фары мои сотоварищей.  Не понимаю, что произошло.

- Да, сука! – ору, ударяя по рулю и тут же матерясь, потеряв два километра.

Только радоваться мне недолго, потому что Ливий раскидал щенков и, чуя финиш, включился в гонку. Он любил высиживаться.
325. Трасса вот-вот выйдет напрямую. Ливий рядом, и я пропустил этот гребаный момент, когда он вынырнул так близко. Он жмет меня к внутреннему радиусу, потому что здесь на моей скорости меньше места для маневра, и он так же знает, что я буду прижиматься, ведь даже мой укуренный мозг понимает, чем грозит мне угроза даже легкого мимолетного поцелуя нашими девочками. И Ливий понимает. Сука.
Ливий понимает.

Последний поворот перед выходом на прямую. И я вжимаю газ как одурелый, выхватывая заветные пару метров форы, а потом… Я не поворачиваю, я иду по прямой, пересекая трассу и вылетая на внешний радиус. Меня крутит, и я едва не улетаю к чертям. Но только шалость удалась… Я выскочил перед Ливием как кролик, и он, уходя от столкновения, которое поломало бы обоих, жмет по тормозам. Его тащит, разворачивает, но он остается на колесах. А я уже выкручиваю руль в обратку и гоню дальше.
Дорога будто вытягивается, а я плетусь как улитка. Медленно, сука, чертовски медленно, а потом ощущение скорости внезапно включается. Я вижу спидометр.

470. Я перелетаю через финиш на 470, оставляя за собой разлетевшуюся по сторонам толпу и тормозя, вижжа покрышками. Я уже стою, но чувствую дрожь в ладонях, будто все еще выжимаю скорость, и она ревет подо мной. Еще немного… В зеркале заднего вида вижу, как финиширует красная ласточка Ливия, как за ним подтягиваются остальные.
Даю обратный ход, возвращаюсь.

Подлетает кто-то из автомехаников, говоря, что я стер подметки на задних колесах. Похер. Новые поставим. Выпишите счет.
Открываю дверь и буквально вываливаюсь. Ливий таращится на меня своими зенками, и я скалюсь, протягивая руку:
- Ты мне должен, братишка.
А Регина сбивает меня с ног.

Отредактировано Nero Scaevola (2015-05-01 16:18:52)

+1


Вы здесь » The Hunger Games: After arena » Архив игровых тем » fall back into the same patterns


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC

#pun-title table tbody tr .title-logo-tdr {position: absolute; z-index: 1; left:50px; top:310px }