The Hunger Games: After arena

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Hunger Games: After arena » Архив игровых тем » Старая любовь никогда не ржавеет...


Старая любовь никогда не ржавеет...

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1. Название: Старая любовь никогда не ржавеет...
2. Фэндом: Игры Престолов
3: Участники: Деалла - Кейтилин Старк, Астрид - "Мизинец" Пейтир Бейлиш
4. Место и время: Время Неда Старка, как Десницы Короля. Королевская Гавань.
5. Краткое описание квеста: Любовь никогда не умирает. Но, пройдя испытание временем, сможет ли она пройти испытание властью. Особенно если любит только один из пары? Как встреться приятели детства и чем закончится их встреча?
6. Очередность постов: Деалла - Астрид.
http://sg.uploads.ru/t/aw72h.jpghttp://sh.uploads.ru/t/DW1q6.png

Отредактировано Astrid Paylor (2015-05-05 21:28:06)

+1

2

На праздничном пиру в Великом зале Кейтилин было неспокойно.
Письмо Лизы было предельно ясным: Джон Аррен погублен не кем иным, как Ланнистерами. Каждый раз когда леди Старк встречалась взглядом с глазами королевы цвета холодной листвы, она всё больше уверялась в том, что сестра могла быть права.
Да и зачем ей врать? Шифровать письмо, с тем чтоб прочесть его могла лишь её старшая сестра? Зачем сниматься с места, и, не сказав никому ни слова, отправляться в Орлиное Гнездо - если бывший десница умер естественной смертью?
Сгорел в лихорадке за две недели... Кейтилин долго обговаривала с Лювином, могло ли такое случиться. Он отвечал утвердительно, но можно было сказать наверняка: мейстер был озадачен. Строил различные теории, говорил о всевозможных болезнях рода человеческого. Но Джон жил не где-нибудь, а в Красном Замке, сердце Вестероса. Какую же заразу он мог подцепить, если именно здесь безопасность короля и его приближённых оберегается превыше всего?
Леди отставила бокал с тёплым летним вином. Она сделала правильный выбор, убедив Неда принять предложение его старинного друга. Отказав, он бы нанёс оскорбление короне, и уж те самые Ланнистеры, с которыми он слишком близок через жену, позаботились бы, чтобы очернить Старка в его глазах. Став второй рукой короля и оказавшись при дворе, они могли бы противопоставить хоть что-то их влиянию. Если Лиза права, в нынешних обстоятельствах нельзя упускать из виду семью королевы. Кейтилин прекрасно понимала - власть притягательна. Не все, как её собственная семья, довольствуются имеющимся. Львы уже являются Хранителями Запада, и Нед говорил, что у короля в планах отдать им во владение и восток - ведь Аррен-старший умер, а его наследнику всего шесть лет. Даже она, не вполне сведущая в политических делах, могла предположить, что именно с этой целью и был устранён предыдущий десница.
Но Семеро, если всё именно так, все они - а Эддард в первую очередь - в опасности.
Она не хотела, чтобы муж остался один в этом змеином логове, тем более что иногда он бывал несдержан в речах и люто ненавидел Ланнистеров. Милорду нужна была поддержка, человек, на которого он мог бы положиться. Сама Кейтилин была не в восторге от этой поездки. Если опустить её личные страхи по поводу смены мест и неопределённости будущего, её не покидало ощущение, что оставлять Винтерфелл на плечах четырнадцатилетнего сына являлось не лучшим решением. Все надежды были на верных людей: мейстера, сира Касселя... К тому же, из Чёрного Дозора был вызван Бенджен Старк, чтобы под его руководством Робб научился правлению землями. Рано или поздно он станет Хранителем Севера, и эти знания, реализованные на практике, несомненно ему пригодятся.
У урождённой Талли до сих пор болело сердце за её мальчиков, Робба и Рикона. Боль от разлуки смягчало одно обстоятельство: те были в безопасности. Родные стены Винтерфелла и преданные люди не дадут случиться беде.
Еда была великолепной. Король не поскупился, спеша ответить на гостеприимство Старков, считанные недели назад принявших его со свитой у себя. В честь нового десницы было устроено великолепное пиршество, вслед за которым в скором времени должен был последовать турнир. Всё это делалось с тем, чтобы Старки чувствовали, что им здесь рады, но ни муж, ни сама Кейтилин не обманывались по этому поводу. Сомневаться в искренности Роберта Баратеона приходилось едва ли, но кроме него, при дворе присутствовало слишком много людей. Подо всеми взглядами членов королевской семьи, свиты, челяди, женщина чувствовала себя неуютно. Стараясь это скрыть, она тем не менее искала поддержки мужа, сидевшего рядом. Каждый раз, когда она глядела на него, в сердце вливалась частичка уверенности, которой ей так не хватало сейчас.
Попеременно она смотрела и на детей. Казалось, лишь одна Санса наслаждалась событием в полной мере - что ж, это было ожидаемо. Она всю жизнь мечтала о настоящем обществе, и теперь, фактически помолвленная с кронпринцем, была в приподнятом настроении. Арья еле-еле ковырялась в тарелке, гоняя искусно прожаренные кусочки мяса во все стороны. "Наверняка думает, как бы скорее удрать," - Кейтилин едва заметно улыбнулась. Она не осуждала её сейчас, скорее наоборот: их мысли совпадали. Это было открытием, так как всё же её младшая дочь в основном расстраивала её в плане поведения, привычек и отсутствия должного усердия. Санса же была истинной юной леди. В обычных обстоятельствах Старк всегда гордилась ею, но теперь к чувству гордости примешивалось и беспокойство. Всё же ей было всего одиннадцать лет, Джоффри - ненамного старше. Всё же она бы предпочла, чтоб их встреча состоялась на пару лет позже.
Бран... она не могла его разглядеть должным образом, так как вся их семья вкупе с королевской занимала центральный стол и сидела в одну линию. Но судя по работе вилке и ножа, аппетит у сына был отменный.
Она старалась не смотреть направо. Совсем недалеко от короля, за другим столом находился её старый друг, нынешний мастер над монетой. Буквально ощущая пронзительный взор серо-зелёных глаз, она всеми силами старалась не встречаться с ним. Прошло пятнадцать лет со времени их последней встречи, и леди Старк не могла не винить себя в полученном им, ещё мальчиком, ранении. Нельзя было предполагать, что сейчас он думает по поводу происходящего. И как ей ни было интересно разузнать хоть что-нибудь про жизнь человека, которого она считала почти что братом - про то, как он стал мастером над монетой и возвысился, в частности, - исподволь Кейтилин надеялась, что им не придётся говорить друг с другом. Слишком много недосказанного.

<***>На следующий день с самого раннего утра она направилась в богорощу. Не для того, чтобы очиститься - то единственное, что она не смогла до конца разделить с мужем, так это веру в Старых Богов. Семеро сопровождали её по жизни и не оставляли без своего благоволения. Однако лики чардрев, вселяя тот же сердечный трепет, смешанный с беспричинным страхом, тем не менее напоминали ей о доме. О Винтерфелле, ставшем ей родным - даже с бесконечными снегами в окрестностях.
Кейтилин сложила перед собою руки и погрузилась в непрошеные воспоминания.

Отредактировано Dealla Reyden (2015-05-09 19:55:05)

+1

3

Извиняшки

Сорь за долгий ответ - было много дел )

Когда ты юный подросток - жизнь выглядит иначе. Более острой, более яркой, более насыщенной и наполненной различными резкими гранями. Мир не черно-белый, но красный выглядит пурпурным, желтый - солнечно-золотым, голубой - небесно синим, а первая любовь, кажется, никогда не закончится.
Но когда ты лорд, вернее лорденок всего нескольких акров... камней и твой титул существует исключительно на бумаге, что может тебе светить в жизни? Какие блага? И даже любимый воспитатель, как бы сильно не был привязан к тебе, никогда не выдаст свою дочь за такого голодранца. Какая прибыль может быть от камней? Только эти же самые камни.
Никто не может заподозрить и разгадать в худеньком неказистом подростке человека, который в будущем будет доставать деньги почти в буквальном смысле "из воздуха". Будущее закрыто ото всех. На то оно и будущее, чтобы узнать о нем лишь когда оно случится. И только сам Петир будет знать, какие части своей души он продал за свои способности. Ведь невозможно меняться, ничего не отдавая взамен.

Но пока ты молод и юн и любовь цветет пушным цветом в твоем сердце, все кажется возможным! Даже бросить вызов жениху любимой девушки. Пусть и разница в возрасте велика, и тот знатнее, сильнее и опытнее. Если бы она только увидела, что и Петир способен за неё постоять и её защитить! Если бы она только обратила на него внимание, взглянула другими глазами, под другим углом и перестала видеть в друге детства всего лишь приятеля по детским играм и забавам, а увидела, разглядела в нем настоящего мужчину!
Кейтилин.. одно только имя, произнесенное даже не вслух, а только губами, могло вскружить голову, сделать кровь горячей, заставить сердце биться бешено и скакать галопом. Но красавица любезна и учтива, и влюбленному юному созданию весьма сложно угадать, продиктовано её отношение только лишь вежливостью или она и впрямь чуть более, чем благосклонно относится к своему поклоннику.

Но даже отказ Кейтилин не способен уничтожить любовь, живущую в юном сердце. Хотя, казалось бы, что может быть хуже и унизительнее отказать при всем честном народе прямо на пиру, где Питер оказался под прицельными взглядами глаз всех, кто живет в Долине...
Бой с Брандоном Старком мог бы окончиться победой и стать тем самым переломным моментом, который бы все исправил.
Хотя.. к чему себя обманывать, к чему тешиться напрасными надеждами? Петир никогда бы не победил мощного, хорошо обученного воина с Севера.
Наверное именно тогда, лежа после поединка с ранами на теле и на сердце, невозможно страдая от разочарования и собственного бессилия, напрасно ожидая каждое мгновение, что любимая придет хотя бы проведать егои хотя бы пожалеть, Бейлиш понял, что его сила - вовсе не в мышцах... и если уж чего не дано от природы, то нужно использовать другие свои способности. Пытливый ум, угриную изворотливость, смекалку и сообразительность. Пусть северяне все завоевывают грубой силой, Петир умеет ждать... то, что нельзя взять силой, всегда можно купить за деньги. И пусть продажная любовь имеет не всегда приятный аромат, даже продажная или купленная, она остается любовью... хотя бы в названии.

*   *   *

Пятнадцать лет достаточно долгий срок, чтобы забыть и перестать ждать. но не для Питера Бейлиша. О том, что Кейтилин вместе с мужем приедет в Королевскую Гавань, Мастер Монеты узнал одним из первых и едва сдерживал предвкушение, стремясь приблизить и одновременно оттянуть момент встречи. Как в былые времена он, словно подросток, едва не считал дни в календаре и не зачеркивал часы зарубками на стене.

О! Она была по-прежнему прекрасна! Пятнадцать лет в суровом северном климате, безусловно, не прошли для неё даром, но не сделали хуже. Наоборот, придали чертам поистине королевское благородство и стать. Конечно, рядом с Петиром она бы выглядела куда великолепнее и он подобрал бы для неё другое более праздничное и дорогое платье, чем эти серые северные тряпки и нанял бы лучшего парикмахера, чтобы уложить её шикарные волосы в великолепную прическу. Но это все было лишь мишурой. Красоту невозможно скрыть, её можно лишь подчеркнуть, сделать более выразительной и ослепительной.
Бейлиш, не таясь, смотрел на Кейтилин весь званый ужин, пытаясь поймать любимый взгляд знакомых глаз, но уже известная ему вежливость была непреклонна. Она смотрела на детей, на мужа, на королевскую чету и совсем мало по сторонам, словно смущаясь или чувствуя себя неловко.

И Петир не мог бы сказать, что у леди Старк нет повода для беспокойства. Её муж чем-то даже симпатизировал Бейлишу. Своими устаревшими понятиями о благородстве, например. Но они хороши только в красивых романах. Этот идиот даже не представляет, куда он ввязался и в какое гнездо змей попал.

Петир задержал взгляд на старшей дочери Кейтилин, которая, в отличии от матери смотрела на придворных во все глаза и улыбнулся девушке, когда они встретились глазами. Удивительно, как она все-таки была похожа на мать. Но оригинал, бесспорно, лучше!

*   *   *

Если Кейтилин Старк думала, что её действия могут хоть для кого-то стать загадкой, она ужасно ошибалась. Что она ела на завтрак, какой лентой подвязывала волосы, какую колыбельную пела сыну, даже в какой позе занималась с мужем любовью - все это почти сразе же становилось доступной информацией. Столица кишела шпионам. Здесь все следили друг за другом. Пташки Вариса за людьми Бейлиша, за языкастыми придворными королевы, а, значит и самого лорда Тайвина, хотя там были и люди, о которых королева и ведать не ведала. Множество переплетающихся паучьих сетей обтягивали столицу плотным невидимым коконом и тенули свои нити далеко за пределы Королевской Гавани.. туда, куда даже не доставал человеческий взгляд.
Среди них лишь не было людей нового десницы. И это весьма беспокоило Мастера над монетой. Не из-за Десницы, конечно, ему было на него плевать! Из-за его жены!

Петир поджидал Кейтилин стоя на выходе из Богорощи, прислонившись спиной к шершавой стене и сложив ладони перед собой палец к пальцу, не мешая даме в тонком и интимном деле произношения молитвы.

0


Вы здесь » The Hunger Games: After arena » Архив игровых тем » Старая любовь никогда не ржавеет...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC

#pun-title table tbody tr .title-logo-tdr {position: absolute; z-index: 1; left:50px; top:310px }